13:46 

Романчик Анастасия


Прощенные



Краткая аннотация: В открытых мирах существует легенда о том, что темный вампир может встать на сторону света и измениться. Таких вампиров называли прощенными. Но может легенда та, не выдумка и не вымысел? И вот однажды легенда оживает... Зы: Обложка выполнена Natali-K

От автора:
В этой книге я постаралась показать титаническую волю. Человек способен свернуть горы, но как бороться с невидимкой? С самим собой. Люди опускают руки перед проблемой, добровольно отказываются от жизни. А что если человек не сдастся, стиснет зубы, будет идти вперед вопреки всему. За спиной кричат: "Ты не сможешь! Ты слишком слаб! Невозможно покорить свою судьбу!" А он все равно идет. Именно такие главные герои этой книги. Они стремятся к своей цели и не опускают рук, даже когда сама судьба поворачивается к ним спиной.

Все мои произведения можно найти на страничке самиздата zhurnal.lib.ru/r/romanchik_a_w/
запись создана: 01.05.2011 в 17:23

@темы: Прощенные

URL
Комментарии
2011-05-01 в 17:45 

Романчик Анастасия
Часть первая
«Укус и то, что за ним последовало»
Пролог

Бежать. Бежать. Не останавливаться. Бежать. Тяжёлая ноша мешала ему, но он не мог бросить её. Только не сейчас, когда они так близко! Ужасная бледность любимой, заставляла рычать от ярости, кипящей внутри. Они пустили по их следу «псов». Он опоздал, не успел помешать. Твари пришли в дом и укусили женщину. Она превращалась, но убить ее выше его сил. Он чувствовал, как создания тьмы преследуют их, наступают на пятки. Двоих, особенно смелых, мужчина отправил обратно в ад. Туда им и дорога, убийцы. Он не знал этого раскаленного черного от пепла мира. Ему пришлось прыгнуть в открытое окно портала, лишь бы уйти от них. Лучше сразиться с рабами, чем с их хозяевами. Ему нечего противопоставить им – слишком сильны неожиданные враги. Одна надежда на быстрые ноги, доставшиеся от ночного хищника, и на выносливость. Долго петлял между скалами, пока не выбежал на открытое пространство и остановился. Препятствие. Впереди – гигантский обрыв, в глубине которого кипела лава. Сердце оглушающе ударило в груди, в душу закрался страх. На другую сторону не перебраться, а назад нельзя. С ношей так далеко не прыгнуть, к тому же его ранили. Придется драться или…
- Ну что, попался? – спросили ласково сзади.
Все-таки догнали. К нему приближалось двое высоких мужчин, скрытых от чужих глаз темным туманом. Они не желали, чтобы жертва знала, кто же ее палачи. Держась на расстоянии, скалили зубы «псы». Выследили.
- Что вам от меня надо?! – прорычал беглец. – Я никому не переходил дороги, почему вы преследуете нас?! Моя жена… вы… сволочи! За что?!
- Ты живое свидетельство, поэтому ты должен умереть, – прохрипел второй. – Все те, кто знал о том, что с тобой произошло, мертвы. Остался последний штрих.
На молодое лицо легла тень. Он все понял.
- Слишком поздно! Охотники знают!
- Им никто не поверит, им никогда никто не верит, – рассмеялся «Ласковый».
- Радуйся, ваши дети живы, благодаря тому, что ты скрыл от них свою тайну. Знание – сила, неведенье – жизнь.
- Я вам не верю, – убито произнес он.
Оба мерзко захихикали.
- Ваша чокнутая принцесса закрыла все ваши миры, кроме столицы. Радуйся, для нас туда дорога закрыта. Как хочешь расстаться с жизнью? А? Как видишь, мы очень добрые, – и снова мерзкий смех.
Мужчина закрыл глаза, по грязным от сажи щекам катились слезы. Он не долго думал. Поцеловав в холодный лоб жену, вместе с ней прыгнул в кипящую лаву. Палачи проводили его прыжок взглядом, дабы убедиться, что их проблема сгорела в огне.
- Дурак, а еще светлый, – фыркнул обладатель хриплого голоса.
- Нет, не дурак, – не согласился компаньон. – Он пожертвовал собой, дабы его тело не досталось нам.
- Сволочь! А я как-то забыл о нашей цели! – со злости палач пнул «пса», и тот, визжа, полетел вслед за погибшими супругами. – Ну ничего, не его, так другого на лоскутки порежем! Времени у нас много…
Тишина была ему ответом. И ни одного свидетеля. Никто не сможет рассказать о произошедшей в мертвом мире трагедии. Камни же не умеют говорить…

URL
2011-05-01 в 17:52 

Романчик Анастасия
Глава 1.

Резко раскрываются большие серые глаза. Будильник мерзко звенит и не дает сосредоточиться. Понимание, что ей приснился всего лишь кошмар, еще один ужасный кошмар, приходит через минуту.
- Лима, выключи этот треклятый будильник, дай поспать! – доносится из-под подушки голос младшей сестры Вики.
Олимпиада проводит рукой по слегка вытянутому немного костлявому лицу. После ужасного сна трудно прийти в себя, сознание еще помнит липкий страх. Медленно встает и выключает будильник, заново заводит. Вике еще в школу к третьему уроку, вроде бы у нее отменили два первых. А вот пойдет ли она или решит прогулять – это ее дело.
В трехкомнатной квартире они жили втроем. Мама, она и сестра. Так как в одной из комнат шел ремонт, младшую переселили к ней. Не сказать, что девушка находилась в восторге от соседства с сестренкой, но перечить матери не стала. У мамы и так жизнь не сахар.
В небольшой ванной, куда направилась Лима, над раковиной висело зеркало. Его приобрел еще отец, когда жил с ними. С тех пор прошло лет восемь. Стеклянный уголок откололся и от него шел некрасивый зигзаг. Стены давно просили ремонта, краны текли, раковина протекала, и потому под ней стояло ведро. На белом потолке черное пятно – следы плесени, а заодно и доброго отношения соседей. Они затапливали их с завидной регулярностью.
Девушка заскрипела зубами. Часто порывалась вызвать мастера, но у мамы свои причины не приглашать его в дом. Стеснялась. Лучше пускай краны текут, нежели люди будут знать, как бедно они живут. Да и чем расплачиваться за его услуги? Отсутствие мужчины в доме сказывалось не только на сантехнике. На кухне дверца отломалась. Духовка работает через раз, и ее лучше не включать, дабы ничего не взорвать. Тараканы и те померли от ужаса, когда заглянули в холодильник. И это еще не считая того, что творилось в комнатах.
На полных губах Лимы остались следы зубов. Кричать во сне сложно, а вот покусать или поцарапать себя, почему бы нет? И как она выйдет на улицу в таком ужасном виде?
Переодевшись в джинсы и кофту, расчесала шикарные густые светло-русые волосы. Завязав внушительную косу, Олимпиада соорудила на голове пучок. Взяв сумку, проверила, не забыла ли чего, главное чтобы лежало лекарство…
Пришлось немного потрястись в метро. Их пятиэтажка недалеко от него находилась, всего пять минут ходьбы. Одинаковые сонные лица сменяли друг друга, пахло подземельем вперемешку с дорогими и дешевыми духами. Один плюс метрополитена – воздух не испортит какой-нибудь алкаш. Лима не понимала таких людей, губивших жизнь ради зеленого змия. По ее скромному разумению за жизнь нужно бороться, чтобы не случилось.
В библиотеке девушка хотела скачать несколько файлов из Интернета. Книги брать с собой нельзя, зато час посидеть в «нете» бесплатно – без проблем. Летом здесь пустынно, пару человек всего сидело в читальном зале. Жажда чтения у Лимы постоянна, вот и приходилось читать на старом доисторическом компьютере. Книги в доме появлялись в том случае, если их кто-нибудь дарил. У мамы не хватало средств даже на пропитание, а что тут говорить об остальных благах цивилизации.
Один раз, часов в тринадцать, позвонила мама. Ее встревоженный голос резанул слух, девушка скривилась.
- С тобой все в порядке?
- Да, мама, а в чем дело?
- Ну… нашу маленькую иконку в твоей комнате, помнишь?
- Разумеется.
- Она кровоточит! Я не знаю, что думать. Мне показалось, что с тобой что-то случилось.
- Нет, мам, все в порядке.
- А ты где?
- В библиотеке.
- Точно все в порядке? – ее голос дрожал.
- Мам, не делай из мухи слона, тебе просто показалось.
- Хорошо, но ты, если что, звони.
- Да мам, все, пока, – отключила простой без всяких новомодных штучек мобильник.
Не так давно отшумел выпускной, наступил шумный и жаркий июль. И выпорхнувшие школьники мчались подавать документы в университеты, институты, колледжи и другие учебные заведения. Олимпиада тоже решила испытать судьбу. Подала документы в один из университетов, не слишком надеясь на удачу. Сдала тестирование не так хорошо, как хотелось бы. Чтобы гарантировать стопроцентное поступление, нужен балл гораздо выше. Но надежда все-таки теплилась в молодом сердце: а вдруг удастся, поступит. Все спешили, бегали, она же никуда не торопилась.
В красной большой сумке снова зазвонил телефон. Порывшись в вещах, лежащих в полном беспорядке, Лима извлекла его на свет.
- Алло.
- Лимка, здорово, ну что, подала документы? – донеся голос лучшей подруги, Маринки.
- Ага, – протянула девушка, вспоминая вчерашний день, приемную комиссию и то, как ее документы не хотели брать из-за болезни. Хорошо, что мать с ней поехала, во все кабинеты заглянула, пока не добилась желаемого. Благодаря ее стараниям Лима значилась в списках.
- А че такое грустное «ага»? – подозрительно осведомилась Марина.
- Да так, настроения как-то нет, слишком много за последнее время накопилось.
- О-о-о, ну тогда дуй ко мне, у меня новый фильмец появился! Закачаешься! Ну ладно, пока! Денег совсем не осталось!
Олимпиада усмехнулась и положила мобильник обратно в сумку. Села в подъехавший автобус, показала надоедливой кондукторше проездной. И молча, осталась стоять в трясущемся общественном транспорте. Рядом хихикали незнакомые раскрашенные в боевую окраску девушки примерно восемнадцати лет – ровесницы Лимы. Они весело подмигивали парням, сидевшим напротив. Их хихиканье так раздражало, что хотелось выпрыгнуть в окно. Как же бесило глупое кокетство и ради кого? Пары крокодилов!
С заметным облегчением Лима вышла из автобуса и по рельсам направилась к подруге. С Мариной они дружили давно, если не сказать всю жизнь. Прошли и огонь, и воду.
- О, привет, – чмок в щечку. – Давай закатывай!
- Кстати, я скачала пару книжек.
Маринка скривила красивый носик.
- Ты же знаешь, я не люблю читать книжки на компьютере. Глаза болят. Это ты поглощаешь книги в любом виде!
Они вошли и закрылись в комнате. Компьютер уже работал.
- Вот смотри! Последний фильм!
- С твоей любимой актрисой или без нее?
- Я еще сама не смотрела!
- Откуда знаешь, что фильм классный?
Подруга загадочно улыбнулась, обнажая ряды белых зубов. Сдула прядь волнистых черных волос. Изогнулась пластично и потянулась, что позволяла ее точеная фигурка в зеленном халатике.
- Не задавай лишних вопросов, – сказала и мышкой включила кино.
Маринка – была самой популярной девушкой в школе. Не найдется парня тайно в нее не влюбленного. Она обладала именно той красотой, которой восхищались многие. Лима же – ее единственная подруга. Не каждой девчонке понравиться дружить с такой красавицей, как Марина. Каждый день ощущать себя второсортной и испытывать лютую зависть к более красивой подружке. А вот Олимпиаде все равно. Она в зеркало смотрелась по необходимости и себя не любила.
Жила Марина в высотке на восьмом этаже в четырехкомнатной квартире. Из окна видна лесопарковая зона. Дома стали строить впритык с деревьями, в связи с запретом на вырубку. Ее родители не из бедных людей, потому могли позволить себе купить и две квартиры, если того пожелают.
Просмотр фильма девушки закончили спустя два часа.
- Ну что, настроение поднялось? – поинтересовалась зеленоглазая.
- Угу, – ответила Лима, – кстати, ты подумала, куда будешь поступать?
- Я пока себе этим мусором не забивала голову, успею еще. Документы давно собранны, поэтому торопится особо некуда. Основная масса людей всегда в последние дни собирается – это все знают.
- Плохая новость, – грустно вздохнула Олимпиада. – Балы снизили, но это не утешает. По телевизору говорят, что очень много тех, кто плохо сдал. Но такое ощущение, что все сдали хорошо.
- Это почему? – изумилась Маринка.
- Ну… я поездила по разным учебным заведениям и получила самый настоящий шок. Ты представляешь? Людей набралось немало и у большинства больше, чем двести пятьдесят баллов! Не хило?
- Эге.
- Вопрос. Если так плохо сдали, что снизили баллы, то откуда взялось столько людей с такими огромными баллами?
- Ой, не знаю, может по блату пошли? Ты же знаешь, что нашим миром правят деньги. Как говорится: «Есть деньги – Иван Петрович, нет денег – Иван сволочь».
Олимпиада засмеялась.
- Давай прогуляемся, хочется как-то на свежем воздухе побыть, а то душно сидеть взаперти.
- Пойдем.
Лима подождала, пока Маринка натянет что-нибудь на себя. Шкаф каждой девушки отдельная тема. Одежды много, одеть нечего. Полчаса потрачено только на то, чтобы выбрать более-менее подходящее. Олимпиада зевала и томно пила кофе, принесенное мамой Марины. Чтобы накраситься и сделать сногсшибательную прическу ушло еще полчаса.
Лимка же не утомляла себя подобными женскими проблемами. У нее все просто – она не красилась. Так удобнее и глаза не чешутся от аллергии. Кошмарное ощущение, когда хочется достать их из глазниц и почесать изнутри. Аллергия же у Лимы абсолютно на все: на косметику, пищу, цветы, животных.
- Ну что, пошли?
- Пошли, – встала со стула Олимпиада, хрустнув всеми позвонками.
Случайно на глаза попалась средних размеров икона. Девушка нахмурилась и остановила подругу вопросом:
- А зачем вы разукрасили икону?
Марина изумленно обернулась.
- Мы не красили, – она подошла и потрогала стекающую вниз красную жидкость. – Что это? Малой, наверное, баловался! – проговорила, оглядываясь на комнату, где смотрела телевизор ее мать. – Если родители увидят, они его точно прибьют! Они эту икону как зеницу око берегут! – взяла тряпочку, осторожно убрала красные следы, сходила на кухню и выкинула в мусорное ведро покрасневшую ткань.
Они вышли из дому. Переговариваясь, медленно шагали по тропинке. Не прошли и десяти минут, как встретили парня Марины. Он их не видел и потому не прятался. Открыто обнимал незнакомую «блондинистую кикимору», смеялся с дружками. В свободной руке держал пиво. Как известно пиво – неотъемлемый атрибут нынешнего поколения.
Маринка, увидев его, побледнела и напряженно следила, как они проходят.

URL
2011-05-01 в 17:53 

Романчик Анастасия

- Возмутительно! – воскликнула Лима и хотела догнать, высказать парню все, что о нем думает.
- Молчи, – остановила подругу.
Олимпиада злобно зашипела и занесла в мысленный блокнотик еще одного козла человеческого рода.
- Как он мог? – горько спросила Маринка.
- Сучка предложила, вот он и согласился. Кто же откажется от халявного секса? – вся перекривилась.
- А как же все то, что он говорил мне?
Олимпиада молчала, с гневом сверля глазами поворот, за которым скрылась компания. У нее на подобное поведение имелось свое нелестное мнение. Ей казалось, будь это существо поблизости, она бы придушила его или сломала бы фотогеничный нос.
У подруги зазвонил телефон.
- Это он, – еще больше побледнела Марина.
- Дай сюда, – протянула руку.
- Ну уж нет! Знаю я тебя, сейчас загавкаешь, а мне потом плохо будет!
Она решительно ответила и сразу же скривилась, как от зубной боли.
- Завтра?.. Давай сегодня!.. Занят?.. Тогда я не могу завтра!.. Почему? Потому! И вообще иди ты знаешь куда!.. – выругалась. – Что?! Это я психую?! Как давно ты спишь с этой уродливой козой?.. А? Какой козой? С той, которой ты сейчас шляешься! Мы встречаемся всего месяц, а ты уже успел завести себе подружку на стороне!.. Я не так подумала?!.. Иди ты в жопу, придурок! – нервно прервала связь, нажав на кнопку.
Маринка сдавливала слезы и не отвечала на звонки, а после и вовсе выключила мобильник.
- Надо номер сменить, – задумчиво и горько сказала. – Не хочу его больше видеть, никогда! Слышите, никогда!
Лима вздохнула.
- Интересно, есть такой мир, где мужики не изменяют?
Марина серьезно посмотрела на нее.
- Наверное, нет, – произнесла, вытирая слезы и всхлипывая.
- Поэтому я ни с кем не встречаюсь, – угрюмо заметила Лима.
- Ты феминистка! А я нет! Я любви хочу, ласки, так чтобы меня любили сильно-сильно, а не смотрели постоянно в разрез моей блузки! Говорили нежные слова не с холодной небрежностью, а с горячностью влюбленного!
Олимпиада не нашлась, что ответить на крик души подруги. Ее собственная душа давно закаменела. И ей все равно будет ли ее любить представитель мужского пола или нет. Так законсервировать может только обида, оставившая незаживающую кровоточащую рану…
По дороге подруги повстречали бывшую одноклассницу. С ней лучше не начинать любезничать и спрашивать как дела. Тем более с этой особой они на ножах. Девчонка считалась «стервой». Разговор проходил всегда с напряжением. Ее ехидные высказывания хотелось запихнуть ей же в глотку. Представительницы прекрасного пола редко устраивали драки, обычно их вражда проходила на «языковых поединках». А это еще хуже. У мужчин все просто. Сказал не то, получи подачу кулаком в лицо.
Обе подруги ограничились холодным приветствием и прошли мимо одноклассницы, любопытно скосившей взгляд в их сторону.
- Что-то день сегодня весь наперекосяк, – заходя в парк, сообщила Олимпиада.
- Это уж точно, – с каменным лицом согласилась Маринка, скрестив руки на груди.
Лима снова вздохнула. Приподнятое настроение тут же улетучилось. Горе подруги не может не тронуть. Но еще хуже становилось от осознания, что ты ничем не можешь помочь, хоть головой об камень бейся. Взгляд блуждал от одного дерева к другому, когда случайно наткнулся на нечто странное… Вот он перекресток, который способен кардинально изменить жизнь!
- Марина, ты это видишь? – поинтересовалась заворожено Лима.
Продолжая молча плакать, подруга посмотрела на нечто.
- Ай, хрень какая-то, пошли дальше!
- Нет, давай посмотрим.
- Зачем? – агрессивно спросила Марина. Но Олимпиада не обиделась, в таком состоянии и она бы огрызалась.
- Тебе что, неинтересно?
Маринка внимательно взглянула на нее, нервно сглотнула и первая подошла к странному предмету. Оно лежало под деревом, и заметить его невооруженным взглядом трудно. Но Лима всегда имела зоркий глаз.
- Что это? – сморщилась.
- Не знаю, – ответила Олимпиада, – смахивает на дохлую жабу, облитую синим раствором кислоты.
- Бе-е-е! – еще больше скривилась. – Идем отсюда, нечего на это безобразие смотреть!
- Подожди! – взяла палку.
- Только не говори, что ты собираешься трогать ее! Зачем беспокоить бедное умершее животное? Даже то, что это жаба не говорит о том, что можно в нее тыкать палкой! – обиженная Маринка взяла подружку за плечо.
- Мне кажется, что она живая.
Палочка казалось, очень медленно приближается к неизвестной вещи. Если бы Лима только знала, что та вещь, бездумно названая ею жабой – портал между мирами. То десять раз подумала, а стоит ли испытывать судьбу? Вдруг мир, куда ее может перенести странный предмет, не столь прекрасен, как представлено в сказке?
Палка коснулась синей жидкости, произошла вспышка, ослепившая девушек. Они завизжали и закрутились в водовороте. Голова кружилась, все вокруг проносилось вихрем, сминая старую картинку и заменяя ее новой. Там же, где лежал портал, ничего больше не было. Он выполнил свое предназначение и исчез туда, откуда взялся.
С диким визгом девушки разлетелись в разные стороны. Марина упала на землю за километр от подруги и потеряла сознание. А Лима свалилась на прогнившую крышу и, обвалив ее, ударилась обо что-то твердое.
- Ух, блин, – застонала и чихнула от пыли, покрывавшей пространство в огромном количестве.
Взгляд медленно привыкал к темноте. Девушка непонимающе осмотрелась. Складывалось впечатление, что она загремела прямиком в склеп. Во что с трудом верилось.
Обтряхнув себя от пыли, Лима встала и посмотрела наверх в дырку, проделанную ее телом. Небо, затянутое темным покрывалом ночи, привело в недоумение. Разве она потеряла сознание? Вроде бы нет, и где Марина?
- Марина, ты где? – в ответ тишина, такая зловещая, что по коже пробежались мурашки. – Марина?
Лима, привыкшим к темноте взглядом, более внимательно огляделась. Странно, но помещение действительно напоминало склеп. Имелся даже большой каменный гроб. Выхода всего два – вся в паутине дверь и дыра в потолке. Имелось окно с решеткой, но до него не добраться. Сжавшись комком нервов, девушка попыталась для начала выбраться через дырку. Ничего из ее затеи путного не вышло. Лима, не обладавшая хорошей координацией движения, едва не сломала руку. Упав с наклонной крышки каменного гроба высотой по ее грудь, подняла столб пыли. Снова чихнула.
- И почему я не волейболистка? – сама себя спросила.
Увы, из-за болезни ей запрещалось даже бегать, не то, что прыгать. Пришлось вдохнуть лекарство. Она страдала постоянными приступами аллергии. Ее заболевание – средняя стадия астмы. До приступа еще не дошло, но если в ближайшее время не успокоиться, то вполне мог начаться. На всякий случай Лима сделала два вздоха, если вдруг придется бежать, а то и скончаться можно. Она сидела до тех пор, пока сердце не прекратило быстро колотиться. Не хватало еще лишиться сознания в неизвестном помещении.
Девушка попыталась позвонить по мобильнику, но телефон не работал, его пришлось спрятать.
- Помогите! Хоть кто-нибудь! Помогите! – закричала изо всех сил.
Но в ответ тишина и какое-то бульканье да рычание доносилось до слуха. От страшных звуков у девушки по коже непроизвольно пробежались мурашки. Разум отказывался понимать происходящее, но реальность нападала слишком яростно, чтобы не верить. Если это не то, что она думает, тогда где люди? Где Марина? Они не отходили далеко от тропинки, а место-то многолюдное. Обязательно кто-то должен услышать, даже если допустить, что на дворе ночь. Где же люди?
- Помогите! Я здесь! Я упала! – крикнула Лима еще громче, облизав пересохшие губы. – Мне плохо! Я не смогу выбраться сама, помогите!
Отчаявшись, она встала и подошла к двери, дернула за ручку. Разрушившаяся за время древесина осталась мелкой крошкой на руках. Тогда девушка поискала взглядом то, что могло помочь справиться с неожиданным препятствием. Все, что сумела найти – серебряный бокал и длинная железная ржавая палка, некогда бывшая частью оконной решетки. Оба предмета девушка взяла с собой. Ей некогда изумляться, откуда здесь мог взяться серебряный бокал и почему его до сих пор не украли. Вставив найденную железку в отверстие проема, Лима методично ломала наполовину сгнившее дерево. Оно хоть и поддавалось, но неохотно. Старый замок все еще держал крепко.
Наконец, со скрипом дверь открылась, пропуская внутрь Лиму.
- Ау? – позвала, осторожно выглядывая.
Вниз вела темная лестница, покрытая многовековой пылью.
- Ау? Есть здесь кто?
Свист ветра и звук падающей воды.
Прежде чем спустится в темноту, девушка порыскала в сумочке и отыскала зажигалку. Она не курила, но иногда ей требовался огонь. Особенно дома, когда спички кончались. Оставлять же зажигалку на полке – опасно, по той причине, что младшая бестолковая сестрица обязательно стащит ее. В сумку к старшей сестре девчонка боялась влезать. Олимпиада спокойна только до поры до времени, но если ее разозлить, то можно домой не приходить. Лима единственная кто готовил пищу, поэтому ей решать, кого кормить, а кого оставить голодным. Мать-кормилица приходила поздно. Ей некогда стоять у плиты, она просто ложилась спать.


URL
2011-05-01 в 17:55 

Романчик Анастасия
Столкновения сестер не являлись редкостью. Они не переваривали друг друга до тошноты. Лима – феминистка, и она этого не скрывала. Сестра – полная противоположность. Олимпиаде на увлечения сестры глубоко плевать, ее просто бесил эгоизм сестры. Вика могла включить громко музыку, пока мать спит. Потребовать у измотанной после работы матери дорогую вещь. И ей все равно, что денег едва хватало на то, чтобы нормально поесть. Закатить истерику, курить при маме и ругаться матом. Привести лохматого парня больше похожего на обезьяну и устроить в своей комнате сексуальную оргию. Ей только шестнадцать, а она успела повстречаться со всеми парнями школы и поваляться в нетрезвом виде во всех кустах. Именно кавалеры младшей сестры чаще всего называли Лиму «Снежной королевой из помойки». Олимпиада искренне не могла понять, чем Вика смогла завоевать уважение школы и настроить всех против старшей сестры. Она каким-то образом располагала к себе людей, несмотря на неформальную внешность. Черные короткие волосы, полные губы, насмешливые серо-зеленые глаза. В отличие от той же Лимы, низкая, полная в бедрах и груди. Лицо разукрашено так ярко и вызывающе, словно сестрица восстала из ада. Одежда – набор из черных и розовых тряпок, побрякушек, черепов и шипов.
Бывали моменты, когда Лиму начинало трясти, как при приступе эпилепсии. Так сильно ей хотелось придушить сестренку. Но мать запрещала наказывать младшую, чтобы та не сделала. А руки так и чесались. Мысль поставить сестру на место становилась навязчивой. Но самое, наверное, худшее для Лимы – Вика приняла сторону папы и предавшего их брата. Отец ушел к другой женщине и забрал старшего сына с собой. Впоследствии у Лимы и Вики появились две сестры, девочки-двойняшки. Илья с удовольствием присоединился к отцу и даже не навещал маму. Вика своим поведением доводила мать до слез. Тогда никто не мог сдержать Лиму и в разные стороны летели черные волосы…
Наконец, Олимпиада нашла зажигалку и сняла со стены факел. Старый. Но вроде бы еще можно использовать по назначению. Огонь разгорелся неохотно и давал не столько света, сколько хотелось бы. Лима сильно жалела, что не купила на всякий пожарный случай фонарик. Но кто мог подумать, что она окажется в такой неприятной ситуации, как сегодняшняя?
Медленно девушка спускалась вниз по хрустящим ступенькам, вглядываясь себе под ноги и в темноту. Становилось темнее. Стоило приблизиться к концу лестницы, как перед Лимой открылось большое сумрачное помещение с высокими каменными столбами. Ноги по щиколотку скрылись в белом тумане.
- Ау? Кто-нибудь есть здесь?
Лима, скривившись, вдохнула. Пахло так, как если бы она попала в морг. Холодом и смертью веяло. По коже пробежали мурашки. Немного согревал огонь от факела, но и его тепла не хватало, чтобы отогнать стужу. Пожав плечами и загнав суеверный страх подальше, Лима усилием воли толкнула себя вперед по направлению к следующей двери. На этот раз все прошло быстро, не пришлось использовать длинную железку. Дверь открылась с легким щелчком. На стенах висели даже не факелы, а нечто похожее на фонари. Света от них исходило немного, но его вполне достаточно, чтобы не сломать себе шею.
- Ау?
Сзади донеся душераздирающий крик и ужасный хохот, заставивший девушку сжаться в стенку коридора. Душа заполнилась страхом, сердце готово покинуть костяную клетку и спрятаться в пятках. Неужели она попала в пристанище сатанистов? Или еще чего хуже – маньяка? Память как раз нашарила парочку заголовков газет, где говорилось о серийном маньяке, которого сотрудники правоохранительных органов никак не могли поймать. Он орудовал где-то рядом с лесопарковой зоной. А не могло ли так случиться, что логово «зверя» здесь, в этом старом забытом всеми склепе?
Хотелось бежать обратно, но это так же бессмысленно, как бежать в тупик. Лима не сможет выбраться через дыру в потолке, а дверь сломана. Спрятаться в гробу? Встреча с разлагающимся покойником не входила в ее планы. Вечно же прятаться нельзя, нужно выбираться и поскорее.
Покрепче сжав железку в руке, девушка, закусив обескровленные губы, осторожно продвигалась дальше. Глаза расширенны от ужаса и сердце с жутким грохотом стучало в груди. Подскочило давление. Сознание мутило. Нет, она должна держаться, пока не найдет выхода отсюда. А вдруг психопат захватил в заложники Марину? Об этом не хотелось думать. Но если это так, Лима не могла бросить подругу в беде.
Каждый шаг давался с трудом, словно девушку парализовало. Ее трясло в ознобе. Гусиная кожа давно покрывало все тело, зубы стучали. Но холод не чувствовался также сильно как страх. Изо рта вырывался пар. В тишине потрескивал факел.
На выходе из коридора нет двери, но там определенно светлее, чем здесь. Аккуратно положив факел на пол, Лима обеими руками покрепче перехватила железку. Ее глаза еще больше расширились от испуга. Она едва не задохнулась. Прикрыла рукой рот, чтобы не заорать.
На полу лежало два трупа молодых девушек одетых на манер средневековых крестьянок. Веки закрыты, лица бледны. Они застыли в разных позах. Испачканная в крови одежда свидетельствовала в пользу того, что незнакомки мертвы.
Олимпиада судорожно закашлялась, захватывая воздух ртом без возможности выдохнуть. Приступ. Как же не вовремя. Трясущиеся руки не сразу отыскали ингалятор. Даже три вдоха не сумели до конца снять одышку.
Бежать. Единственная мысль закралась в голову Лимы, когда она отчетливей осознавала, какая драма произошла в небольшой комнате с огромной колонной и парочкой статуй вдоль стены. Девушкам разорвали шеи. Олимпиада даже представить себе не могла, какой изверг в человеческом обличии мог подобное злодеяние совершить. До того как погибнуть несчастные жертвы подвергались насилию, а уж это точно не сделает ни один зверь на планете, кроме человека.
Ноги не слушались, по щекам катились слезы. Бежать! Бежать! Бежать! Но куда? Куда бежать, если в любом коридоре можно встретить убийцу. Вернуться обратно и все-таки попробовать запрыгнуть на крышу, позвать на помощь?
Но момент упущен. Кто-то шел по коридору и хохотал за спиной. Больше не ожидая ничего хорошего, девушка спряталась за колонной, подхватив впопыхах потухший факел. Она замерла, продолжая закрывать рукой рот. Ее шумное дыхание могло выдать, поэтому Лима практически не дышала. Ей не привыкать.
- Пустите меня! – кричал знакомый до боли тонкий девичий голос.
Олимпиада едва не застонала, узнавая голос Марины. Ее поймали, что же делать?
- Где твоя подружка, красавица? – спросил насмешливый мужской голос. Он казался позаимствованным из фильмов про вампиров. Вампиры? Не может быть!
- Пустите меня, негодяи! Уроды!
- У-у-у, Жданрк, понюхай какая она сладкая, какая у нее нежная кожа! А как трепещет ее сердце! А как бежит по венам ее девственная кровь!
- Дай мне ее попробовать, хоть капельку! – завыл другой.
- Терпение, не только ты желаешь ее. Нужно дождаться хозяина. Он первый должен ее попробовать, а потом и мы перехватим свою долю.
- Пустите!
Они вытащили Марину к трупам двух девушек. Подруга пронзительно завизжала и еще отчаянней попыталась вырваться из цепких рук. С таким же успехом можно бороться со скалой. Результат тот же.
Лима осторожно выглянула и увидела существ мало похожих на людей. Исковерканные лица, бледные, сгорбленные, с клыками во рту, с крыльями. Когтистые лапы держали Марину за локти. Развивающиеся события походили на маскарад, если бы все не казалось таким правдоподобным. Хотелось истерично рассмеяться и крикнуть: «Кончайте цирк!» Их облик вызывал смех, но не ужас. Только смеяться как-то не хотелось. Что стоило психопатам нарядиться в маскарадные костюмы, чтобы их никто не узнал?
- Хозяин идет.
Хозяин не лучше, чем его подчиненные. Марина вновь визгнула. Его наполовину разорванный костюм залит с верху донизу кровью, в уголках рта не засохла красная линия.

URL
2011-05-01 в 17:56 

Романчик Анастасия
- Кто вы такие? – тихо, дрожа всем телом, спросила девушка. Ее полный ужаса взгляд не мог задержаться надолго ни на одном предмете.
- Ты о нас не слышала? – закатил глаза хозяин. – Мы адские вампиры, самые худшие представители вампирской расы и самые сильные.
- Вампиров не существует! Вы чокнутые маньяки!!
Все трое презрительно расхохотались.
- Растяните ее, пусть узнает на деле, существуем ли мы или нет.
Марина громко заорала. Вырваться так и не удалось. Двое исковерканных мужчин повалили ее и растянули на полу за ноги и руки. Девушка заплакала и стала умолять:
- Пожалуйста, не надо, я не сделала вам ничего плохого!
- Правильно, ты ничего не сделала. Ты виновата лишь в том, что мы голодны, а ты так аппетитно пахнешь.
Вампиры не заметили еще одно сердцебиение, прямо за колонной. Лима все еще находилась здесь и с маниакальной целеустремленностью сдирала с чашки серебро прямо на железку. Она сняла с шеи крестик, зажала в руке. Будь что будет, но девушка не позволит прямо на ее глазах убить лучшую подругу.
- Я начну с твоей ручки, моя детка, – прошептал хозяин и взял, даже не прилагая усилия, девушку за руку. От пережитого стресса Марина потеряла сознание.
Он успел ее укусить, когда на него сзади опустилась железка.
- А-х-ры, сука!
Его голова задымилась от попавшего в нее серебра. Мужчина резко, слишком быстро для взгляда человека, повернулся к трясущейся от страха Олимпиаде.
- А вот и подружка!
Вампир схватил ее за волосы и вывернул так, что оголилась беззащитная шея. Лима отчаянно дернулась, и укус пришелся не в шею, а в плечо, что и спасло ей жизнь. Едва его зубы впились в нее, как сверху послышался визг.
- А это еще что за хрень?! – оторвался хозяин от девушки, отбросив ту в сторону колонны.
Лима зажимала кровоточащую рану. Чувствовала, как жар распространяется по телу. Боль пронзила все существо.
- Отруби этой палец, пока она не превратилась! Мы еще с ней не закончили! – показал на Марину хозяин, а после с отвращением повернулся в сторону второй девушки. – А эту добей! У нее кровь похожа на лед! Противная на вкус, как кровь псины!
- Да, хозяин, – ответил один из вампиров, второй же отправился вместе с хозяином верх по лестнице.
Он быстро выхватил тесак и отделил у Марины укушенный палец от руки. Она так и не пришла в сознание, лишь застонала. Лима прижалась к холодному камню, зажимая переставшую кровоточить рану. Жар в теле становился сильнее. Девушка поскуливала и смотрела на оставшегося вампира.
- Зря ты, девочка, злила нашего хозяина, теперь тебе придется умирать долго и мучительно, – с каким-то садистским удовлетворением сказал он, подползая к ней на четвереньках. – Иди к папочке.
Олимпиада старалась отодвинуться от смердящего распахнутого рта. Но он неуклонно приближался к лицу, намереваясь прогрызть в нем дырку. Тут девушка вспомнила, что до сих пор сжимает крестик в руке. Больше не задумываясь и не целясь, она вогнала его прямо вампиру в глаз. Мужчина отпрыгнул и жутко воя скорчился на полу.
- Сучка-а-а! Дря-а-ань! – визжал вампир, дымясь и пытаясь достать смерть из глаза, но было слишком поздно.
Лима отползла от него подальше, наблюдая, как психопат расплавляется на полу плохо пахнущей черной жижей.
- Марина, – позвала подругу, но та не ответила. – Марина, ответь мне. Пожалуйста, ответь мне.
Слезы катились по щекам крупными каплями. Сверху послышались голоса.
- Как же они воняют эти твари! – сказал какой-то мужчина.
- Ты добил их?
- Разумеется! Как же трудно их уничтожить! Нам пришлось их разделить на части, прежде чем бросить в огонь!
- Ищите девушек! Они наш заказ!
- Босс, ты все еще думаешь, что они живы?
- Вряд ли. Их родители заплатили нам за убийство вампиров, похитивших их дочерей. Никто не надеется на возращение девушек живыми. Слишком поздно нас позвали. Этот вид вампиров хуже зверей, они не церемонятся, пока голодны.
- А что будем делать, если они просто укушены?
- Убьем.
Девушка смутно слышала их голоса, но последнее слово четко врезалось в мозг. Они обе укушены, значит, их ждет смерть.
- Марина, умоляю, проснись! Марина! – трясла бледную девушку за плечи. – Марина!
Она схватила подругу и с трудом потянула за собой, с опаской оглядываясь. Девушка затащила Марину за колонну и спряталась вместе с ней в трещине, где стояла разбитая статуя. Тело Лимы жгло, как в огне и знобило от разъедающего изнутри холода. Противоестественно, но именно так казалось. Сидя в маленьком укрытии, она закусила губы, чтобы не заорать, и прижимала к себе Марину. Найденной тут же старой тряпкой девушка укрыла ее и себя, наблюдала из дырявого полотна за спустившимися к ним по лестнице мужчинами.
Лима не смогла разглядеть их фигуры и лица, но отчетливо поняла, что их пятеро и у них в руках оружие с фонарями. Неужели они истребители вампиров? Но ведь этого не может быть! Ничего подобного не может существовать! Она никак не могла объяснить жжения в шее, мутнеющий взгляд и весь ужас, что видела ранее.
- Фу! Что они с ними сделали? – произнес кто-то из незнакомцев.
- Ты что? Не видишь? Изнасиловали и выпили всю их кровь.
- Извращенцы кровопийцы! Ненавижу этих тварей!
- Ты же сам вампир!
- Да, но я пью донорскую кровь, а не людскую. И не насилую каждую встречную.
- А так насилуешь? – ехидно поинтересовались.
- Иди в жопу, Док!!!
- Сожги их, пока они не превратились.
Вспышка яркого света и запах горелой плоти заставил Лиму зажать нос. Если она чихнет, все пропало. От едкого дыма из глаз текли слезы.
- Фу! Как же они воняют!
- Заткнитесь! Здесь чей-то палец, он не принадлежит ни одной из девушек!
- Еще одна жертва?
- Скорее всего, и где она?
- Может они утащили ее куда-то?
- Палец свежий, кровь тоже, понюхай.
- Я не буду! Ты же знаешь, как это на меня действует, тем более, он укушенный! Зачем они вообще его отрубили?
- Наверное, они не успели повеселиться, когда мы заставили их отвлечься.
- И что?
- Таким образом, они замедлили ее превращение.
- Ты вампир, давай нюхай!
- Ладно.
Лима замерла, если он учует их…
- Я не чувствую следов из-за этой гари и запаха этих тварей! Но ты прав, кровь свежая. Она не принадлежит ни одной из этих девушек.
- Она не могла пройти мимо нас.
Из коридора, откуда пришла Лима, и привели Марину, вышли еще двое мужчин.
- Эй, парни, вас это заинтересует.
- Что там?
- Да так, мы нашли старую усыпальницу. Двери сломали недавно, как и крышу. Такое ощущение, что туда свалились.
- Она не могла пройти мимо нас! Если… у нее нет крыльев! – снова повторили озабоченно. – Ищите девушку без пальца! Она скоро превратится в чудовище и тогда у нас прибавится проблем!
- А трупы?
- Заберем после, они уже никуда не убегут.
Мужчины разошлись в разные стороны, и никто не остался в страшном месте. Лима закрыла лицо на плече у подруги, тихо плача. В ушах все еще звучали жуткие слова. Они превратятся в чудовищ. Что же делать? Как быть? Ответов нет, а жжение становилось сильнее.
Олимпиада почувствовала дуновение в спину и, повернувшись, заметила маленькую дырочку в стене. Отпустив подругу, Лима, сдирая ногти, стала копать. Отверстие увеличивалось слишком медленно, а нужно торопиться. Убийцы наверняка вернутся сюда за догорающими остатками и могут обнаружить их. Приложив некоторое усилие, девушка толкнула земляную пробку, пробралась в другое помещение. Вся грязная Лима развернулась и с трудом затащила в отверстие подругу.
- Марина, ну помоги же мне, пожалуйста!
Но девушка не ответила. Даже получив звонкую пощечину, осталась без сознания, жутко бледная и холодная. Пульс бился слабо и внушал маленькую надежду.
Еще один склеп с дверью.
- Ну что? Будем выбивать.
Лима со всей силы ударила дверь плечом. Дерево треснуло, но не сломалось. Плечо пронзила боль. Захотелось все бросить, но чувство самосохранение оказалось сильнее. Закусив губы, Лима продолжала долбить прогнившую дверь. Уже совсем отчаявшись, девушка все-таки проломала ее и упала вперед. Поднялась, вернулась за подругой и потащила в сторону образовавшегося прохода, когда услышала:
- Дрянь, здесь дырка!
Лима увидела изумленное лицо с горящими красными глазами и заторопилась.
- Ребята, быстрее!! Их две!! Они убегают!!
Подруги были на лестнице, когда в них начали стрелять. Лима взвизгнула и еще одним усилием поднялась выше.
- Лима? – донесся слабый голос.
- Марина! Давай! Иди же!
Недоумевая, подруга последовала за паникующей Олимпиадой вверх по ступенькам.
- Лима, что произошло?
- Некогда объяснять, нужно бежать!
Марина упала на четвереньки.
- Марина, ну давай же, вставай! Некогда лежать!
- Мне плохо.
Подругу вырвало, когда Лима обхватила ее за талию и поставила на ноги. Сзади слышались гневные выкрики и шевеление.
- Взрывай!
- Потолок обвалится!

URL
2011-05-01 в 17:57 

Романчик Анастасия
- Тогда быстрее копайте, они не должны уйти! Отрастили задницы, не пролезают! Док, лезь ты!
- Если я самый худой это не значит, что меня можно как мясо кидать вампирам!
- Док!!! Если ты сейчас не полезешь, я тебя туда силой затолкаю!
Оказавшись снаружи, Олимпиада развернулась и, схватив первое попавшее плоское железо, воткнула его в покрытый трещинами потолок.
- Марина, помоги мне! Умоляю, помоги, иначе нас убьют!
Слабыми руками Маринка обхватила железку рядом с Лимой и обе приложили последние силы. Девушки едва успели отскочить прочь, когда потолок обвалился, заваливая полностью лестницу.
- Сучка! На выход, быстро! Перехватите их и прикончите!
- Ну вот, только зря лез! Кто мою форму будет стирать, а? Хулиганы!
- Это не сон! Это не сон! – зарыдала Марина, закрыв ладонями бледное лицо.
- Бежим! Бежим!
Обнявшись как две калеки, побежали через огромное кладбище.
- Откуда здесь кладбище?! Мы же были в лесу!
- Я не знаю! Я не знаю!
Далеко им уйти не дали. Над их головами засвистели пули, кроша камень. Обе громко закричали.
- Почему они в нас стреляют?!
Внезапно перед ними выскочила какая-то тварь. Девушки застыли пораженные. Понюхав воздух, неизвестное существо прошло мимо. И трясущиеся подруги смогли идти вперед, слыша за спиной визг и выстрелы.
- Получи, мразь!
- Не упусти девок! За ними!
Марина поскользнулась и прихватила за собой подругу. Кубарем покатились вниз. Закатившись под мост в воду, Лима закрыла мокрой ладонью рот Маринке, пока та не завизжала. Кругом плавали части разорванных людей.
- Где они?
- Ты видел, куда они побежали?
- Нет.
- А запах чувствуешь?!
- Откуда я что почувствую? Если здесь все смердит, как на помойке?!
- Они не могли далеко уйти! Прочешите местность, но найдите их! Мы так долго выслеживали этих треклятых вампиров!
Когда они ушли, Лима убрала руку с лица Марины.
- Что с твоим плечом? – спросила девушка, заметив следы укусов. От раны расползались черные нити.
- То из-за чего они хотят нас прикончить.
И тут Маринка заметила, что у нее пальца нет, и все вспомнила. Тихо разрыдалась.
- Скажи мне, что это все мне приснилось, пожалуйста.
- Я бы хотела, но не могу.
Сознание все больше мутило, и мучила жажда. Пить. Почему воспоминание о красной крови, так приятно и наполняет рот слюной…. Лима тряхнула головой, гоня от себя дурные мысли. Она не станет чудовищем.
- Идем отсюда, мы должны убирать из этого места.
- Но куда?
- Подальше от кладбища.
Они выбрались тихонько из-под моста и поползли в сторону виднеющегося леса. Оказавшись под защитой деревьев, смогли выпрямиться, шатаясь идти. Девушки долго блуждали. Почти рассвело, когда дорога вывела их на поляну, где они обессиленные упали на траву.
- Пить хочется, сильно, – произнесла Марина тихо.
- Мне тоже, – вымолвила Лима, облизав потрескавшиеся губы.
Поднялось солнце. Они закричали одновременно от боли, корчась под палящими лучами.
- ТЕНЬ!!
- НЕТ!
Лима обняла подругу, не давая ей ползти.
- Больно… – простонала Марина.
- Я знаю… это лучше чем стать… такими же, как они…
Маринка помнила и прокусила до крови нижнюю губу, загребая одной рукой землю, другой – сжимая руку Олимпиады. Они теряли счет времени, а солнце становилось все выше, причиняя невыносимую муку. Жизнь покидала их тела. Даже захоти, они уже не смогли бы сдвинуться с места.
- Я нашел их! Вампирши здесь! – донесся голос из леса.
Послышался топот. К ним приблизились. Но пока никто не стрелял.
- Почему они не отползли в тень?
Мутный взгляд различал нечеткие фигуры. Лима согнулась от боли в спине. Ей будто разрывали кожу и мышцы, ломали кости. Она скорее ощутила, чем увидела, что сзади выросли крылья, у нее и у Марины. Превозмогая боль, Олимпиада еще сильнее сжала руку подруги.
- Почему же ты не стреляешь? Они приговорены! – прозвучал хриплый голос. – Посмотри, крылья кожистые появились.
- Да, Босс, нужно пристрелить их, пока они не пришили никого.
- Вы что, не поняли?
- А что такое?
Через паузу Босс проговорил почти шепотом:
- Они остались умирать. Солнце добьет их. Оно уже убило их. Даже если они выживут, то не смогут уйти и умрут от голода.
- Ты хочешь подождать, и посмотреть, что будет дальше? – с сомнение произнес обладатель хриплого голоса.
- Почему бы нет? Я впервые вижу, чтобы люди, укушенные адскими вампирами, добровольно остались на солнце, ожидая смерти. Посмотри на них. Они давно здесь, но все равно не ползут.
- Убей, – прошептала Марина, бросив полный муки взгляд на мутную фигуру. Ее лицо по какой-то причине не покрылось ожогами. – Больно.
- Они еще способны разговаривать?!
- Скорее всего, да.
В нос ударила жгучая вонь чеснока. Горло обожгло, как если бы пришлось проглотить раскаленные угли.
- Что ты делаешь?! Не лучше ли их просто прикончить?! Они же мучаются! Они все еще люди, как ты можешь быть таким жестоким?!
- Так надежнее. Если не прикончит солнце, их добьет чеснок. Обведи круг, чтобы они не смогли выбраться.
- Ты что, хочешь оставить их здесь? Ты с ума сошел?! Они же вампиры!
- Ты тоже.
- Я другое дело! Меня не убивает солнце и чеснок! И вообще, я не такой сильный, как эти твари! Хотя меня сложнее убить! Они не жильцы, Босс! Я не понимаю, что ты делаешь, зачем?!
- Может, мне хочется верить в то, что произойдет чудо?
- Хватит с меня! Я не отвечаю за этих девок! Я не отвечаю за твою тупость и глупость! Сколько можно жалеть всяких сволочей?! Сколько раз ты подставлял наши задницы из-за своей сентиментальности!
- Ребята, я всю ответственность беру на себя.
- Помяни мое слово! Они придут в селение! Будут убивать!
- Мы будем их ждать. Пойми, никто не знает, что были похищены еще две девушки. О них никто не знает, оставим их здесь. Проведем эксперимент. Дай им шанс, вдруг то, что говорится в легендах, правда?
- Глупость! Белые вампиры придумали все, лишь бы оправдать свое существование! Они никогда не были вампирами! Я никогда в это не поверю! Вампир никогда не может стать другим! Он проклят! Тем более адский! Это противоестественно! Прощенные не могут существовать!
- Но белые вампиры!
- Они все придумали! Ты в это веришь? Что они вышли на солнце и их простили? – говоривший мужчина явно издевался. – Они стали иными и отныне служат свету! Фуфел! Да, я признаю они классные ребята сильные и все такое! Но все их рассказы ничто иное, как вымысел! Вампиры не могут стать другими! Посмотри на меня! Сколько я пытался найти лекарство, но я все равно остался болен! Я все равно пью кровь! Я даже не смог превратиться обратно в человека! Процесс необратим, от вампиризма нет лекарства! А ты говоришь мне о прощенных!
- Ты прав, нельзя повернуть колесо обратно, но, а если можно идти вперед, что если прощение возможно?
- Эволюция?! О чем ты говоришь?! Смешно! Белые вампиры все выдумали! Убьем этих девок и делу конец! Их души улетят в рай или в другое место, мне все равно! Мне платят за то, чтобы я их мочил, и я буду их мочить!
- Послушай. Они все равно сдохнут, так или иначе…
- Я в этом не уверен! Адские вампиры на многое способны! Я видел, как в них кидали чеснок, стреляли серебром и хоть бы хны! Они сильны и неутолимы, если они выживут, нам будет трудно с ними справиться!
- Но вера их убивает?
- Согласен, если облить их водой, заряженной верой света, то они сдохнут!
- Тогда, так и поступим.
- Что?!
Девушки завизжали, когда их облили чем-то. Оно разъедало их кожу подобно кислоте, и причиняла дикую муку.
- Убей… убей…
- Теперь они точно сдохнут.
- Пожалуйста… убей…
Обладатель хриплого голоса громко и нецензурно выругался.
- Босс, может ты тайный садист? Ты все-таки решил их оставить? Неужели у тебя нет милосердия? Они обречены, давай просто их добьем.
Но его никто не слушал.
- Уходим, у нас еще остались незаконченные дела.
Молча и угрюмо они покинули двух извивающихся от боли на земле девушек, что-то недовольно бормоча. Марина попыталась отползти, выскользнув из объятий ослабевшей подруги, но наткнулась на преграду оттолкнувшую ее обратно.
- Больно…
Боль не покидала их истерзанные тела. На шеях висел чеснок, обжигая горло и легкие, а жидкость разъедала кожу, добираясь до костей.
- Почему мы не умираем? – спросила шепотом Маринка.
- Н-не знаю, прости меня. Это я виновата… я втянула тебя к этой… проклятой дохлой лягушке….
- Никто… не знал… больно…
Солнце постепенно садилось. Еще до заката девушек окутало белое сияние, впитываясь в их плоть и исчезая. Олимпиада удивлялась, что не сошла с ума от пережитого. На трясущихся руках Лима приподнялась и обвела уставшим взглядом окружающее их пространство. Все та же поляна, все тот же лес. Боль не ушла, но жажда отступила. Круг все еще закрывал их.

URL
2011-05-01 в 17:57 

Романчик Анастасия
- Ты можешь встать? – спросила Марину подруга.
- Мы все равно не выберемся, круг помешает.
- Давай попробуем.
Поддерживая друг друга, девушки встали и осторожными шажками приближались к границе. Ничто не препятствовало их продвижению.
- Я пить хочу, – просипела Маринка.
- Надо найти ручей.
- Но где? Мы не знаем где он.
- Просто идем.
Подруги вошли в лес, пробираясь сквозь деревья и царапая руки об острые ветви. Животные с шумом разбегались в разные стороны. Но обращать на такую мелочь внимание не было сил. Когда пошел дождь, девушки обрадовались ему, как брату родному. Сложив руки в ладошки, они подставили их под ливень.
- Мы можем пить воду? – поинтересовалась Марина у Лимы, но та уже жадно пила из ладоней.
- Да, – вытерла губы и вновь подставила ладошки.
После того, как жажда ослабла, Лима упала на колени.
- Вставай, нужно идти.
- Куда? Зачем?
- Мы живы!
- А вдруг мы монстры? И они правы и мы будем убивать?
- Мы живы, Лима, а это главное!
- Я не хочу быть монстром, лучше умереть.
- Вставай, мы должны идти!
Теперь настала Маринина очередь поднимать подругу. Обняв Лиму за талию, она заставила идти ее вместе с ней. А дождь все продолжал лить. Девушки промокли до нитки и ощущали холод на поврежденной коже.
- Твой палец, он вырос, – заметила Олимпиада.
- Плевать на палец, я хочу избавиться от этих крыльев! Они только мешают!
- Что это, там впереди?
Марина прищурилась, вглядываясь:
- Вроде бы пещера.
- Укроемся?
Из-за темноты они не разглядели, что проход тот – старый вход в здание. Шлепая кроссовками по мокрой земле, они двигались вглубь кривого коридора, чувствуя тепло. Подруги вышли в огромный старинный зал.
- Где мы?
Возле дальней стены стояло мягкое глубокое кресло, а рядом стол такой же серый, как и все вокруг. В кресле сидел старичок. Перед ним лежал на подушке светящийся шарик. Пожилой мужчина внимательно в него вглядывался.
- Ах, вампиры, ну заходите, заходите, – проскрипел старик.
- Мы не вампиры! – возмутилась Марина, поддерживая подругу.
- Я знаю, кто вы. Меня не обманешь. Я знаю, зачем вы сюда пришли. И почему вы здесь оказались.
- А зачем с нами это сделали? – поинтересовалась Лима.
Старичок хихикнул и облокотился о спинку кресла.
- Есть люди, которые чувствуют в родном доме себя чужими, не своими. Окружающие их не понимают, а они не понимают остального мира. Им нужно уйти, но они не знают куда, ведь везде будет одно и тоже, везде все то же самое.
- И мы такие? – скривилась Маринка.
- А разве нет? Вспомни хотя бы свои отношения с молодыми людьми. Нет такого человека, которого ты могла бы любить в твоем мире. Ты красива, как цветок, и они все равно будут слетаться, как пчелы. Все они будут предавать и не понимать тебя. А ты, Лима, понимаешь, что я прав?
- Да, но только отчасти.
- Вас перенесли сюда, чтобы изменилась ваша судьба. И она изменится, поверьте мне. Я многих, таких как вы, перевидал. Хотя мне не приходилось встречаться с ними лично. Ваша судьба уже поменялась, вы стали иными. Увы, я вижу, как судьба вас разлучит и, прежде чем, вы встретитесь, вам придется пройти много дорог, пережить тяжкие испытания.
- Так что, мы обе не спим? – спросила Марина.
- Да, вмешиваться не стану.
- А зачем вы здесь и кто вы?
- Я тот, кто открывает силу. Я могу раскрыть ваш потенциал раньше времени. Помочь вам обрети свою мощь. Пробудить ваш дар. Или забрать от вас то, что вам не нужно. Вы хотите этого?
Девушки переглянулись. Марина пожала плечами, а Лима, покраснела и решилась.
- Вы сказали, что можете забрать?
- Да.
- А вы можете помочь нам снова стать людьми?
- Нет, это ваша судьба, мне она неподвластна.
- А лишить жажды крови?
- Нет.
- Ну, тогда. Вы знаете… я… мне отвратительны мужчины, чем больше я о них узнаю, тем сильнее они мне противны…
- Ты хочешь, чтобы я забрал страсть, которая тянет тебя к ним?
Марина открыла искореженный рот. Девушка настолько сильно удивленна, что лишалась дара речи. Она не могла поверить, что после того, что с ними произошло, Олимпиада может еще думать, как ей ненавистны мужчины. Насколько же сильна ее неприязнь? Почему, терпя физическую боль, она говорит подобное? Чудо что они живы, могут разговаривать, ходить, наконец, не сошли с ума. А она… она… может Лима действительно лишалась рассудка?
- Да, я этого хочу, – решительно ответила Олимпиада.
- Я не могу полностью забрать твою страсть, – усмехнулся старичок. – Ты не будешь чувствовать ничего ни к одному мужчине. Никто не сможет из них разжечь в тебе огня. Но ты станешь уязвима для одного единственного мужчины во всех мирах.
- Это для кого? – нахмурилась Лима.
- Мужчина и женщина – две половины одного существа. Когда они влюбляются, по-настоящему, их души находят друг друга и поэтому они счастливы. У тебя тоже есть своя половина и именно перед ним ты будешь слаба. Я избавлю тебя от любви земной, но не смогу отобрать любовь небесную. Это не в моих силах и не меня нужно просить об этом. Нельзя влюбиться второй раз, лишь земная любовь дает такой обман, потому что половина только одна, что подходит только тебе.
Марина нахмурилась. Ей все больше казалось, что у старика поехала крыша. Разговаривал он странно, непривычно. Нередко пропускал буквы, и тогда становилось трудно понять, что старец хотел сказать. Иногда нескладно, как ребенок с маленьким словарным запасом.
- Значит, вы заберете, то о чем я попросила? – уточнила Лима.
- Уже забрал, и не будет больше обмана, сердце подскажет, когда ты встретишь его.
- Надеюсь что…
- Не говори этого слова, глупая, только не в моем доме!
- Ну, хорошо.
- А теперь проси дар себе.
Лима задумалась.
- Я не знаю, что просить. Я хочу вернуть себе человеческий облик. Но вы отказали нам. Если я что-то попрошу, то оно может повернуться против меня. Это как плохое желание, которое причиняет вред пожелавшему его человеку. Вдруг я не смогу правильно объяснить того, что хочу? И вы меня не так поймете? Нет, я лучше не буду рисковать, пусть останется все так, как есть.
- Я не даю ничего нового. Я лишь пробуждаю то, что дано тебе с самого начала. Я не всемогущ, как хранители равновесия.
- Все равно, ничего не надо.
Старичок кивнул и повернулся к Марине, которая так и не закрыла рта.
- А ты чего пожелаешь? Может того, что и она?
- Нет, мне этого не надо, – закашлялась девушка, стукнув кулаком себя по груди. – Я не хочу ничего лишаться, я в этом не вижу смысла. И просить ничего не стану, какой мне толк от дара, если я стану вампиром?
- Отлично.
Он хлопнул в ладоши и девушки потеряли сознание. Безвольно опустились на пол. Старичок заскрежетал в смехе.
- Воля твоя сильна. Мужчин-то ты не любишь, – говорил сам себе, – а когда встретишь его, страсть вернется втройне и сопротивляться, лишь ему не сможешь. Я чувствую его ярость, силен твой мужчина, тебе от него не уйти, не сбежать. А все-таки дар я ваш пробужу. Пусть и проклинать вы меня будете за это. Но иначе не могу. Пройдут годы, ваши способности все равно пробудятся, но я ускорю этот процесс.
Старик встал и оперся о серый посох, практически сливавшийся с серым одеянием старца. Подошел к стенке, постучал по ней. Она отъехала, открывая стеллаж с книгами настолько древними, что неизвестно, как они еще не рассыпались.
- Так-так, одна синим огнем дышит, будто кометы пускает, другая кричит, так что стекла лопаются, а стены сносит, словно ураганом. Это интересно, – рассуждал старик, рассматривая книги и перелистывая некоторые из них. – Знаю-знаю вот оно. У той, что огнем дышит синим, пробудится облик, страшен будет, но сильна в нем будет дева. А второй дар – исцеление, к кому не прикоснется дева, излечится больной от любой проказы.
Положил книгу на место и взял другую.
- А вот у той, у которой крик подобен грому, дар еще прекрасней! Коже дракона завидует каждый. Крепче металла, потому что она. Да и силу его любой забрал бы себе. Пусть же дева кожу такую обретет. Надо же! Даже хвост есть! Ну, а второй дар такой – есть волос длинный, есть короткий, у тебя же дева он длинный и будет еще длиннее. Жаль лишиться он цвета, белее снега он станет. Друга не тронет, а врага, словно копьем пронзит. В любую щель залезет и откроет замок. Чем длиннее он будет, тем сильнее станет, а раз цвета белого будет, то пусть морозит любого, кто зла деве пожелает и кого она невзлюбит.
Старичок снова заскрежетал в смехе, прекращая свою странную и нескладную речь с самим собой.
- Кажется, никого не обделили. Лучшего дара никому не давали, и проклятьем такие дары никогда не будут, в опасных делах спасет жизнь не раз и не два…

URL
2011-05-01 в 17:58 

Романчик Анастасия
*****
На утро девушки пробудились сами, дрожа всем телом. Старика и след простыл, словно его и не было никогда. Маг исчез, и ничего не напоминало о его пребывании в старом полуразрушенном здании. С потолка капала вода. Камин давно потух, внутри помещения сыро и холодно. Свет пробивался сквозь мелкие щели.
- Кожа зажила, посмотри, Лима, – внимательно осмотрела себя Марина.
- Да, ты хочешь есть?
В глазах Марины отразился ужас, когда она заметила клыки подруги.
- Мы все-таки стали ими.
- Неважно, нужно выйти отсюда. Жажда-то слабая. Может, мы все-таки не стали ими до конца и сможем сдерживаться?
На дворе светило солнце. Девушки впервые увидели другой мир и пытались понять, где находятся. Какая страна могла породить столь необычные растения? Каждое дерево, словно закрутили в жгут, и оно продолжало неправильно расти. Темно-зеленые листья и те имели непривычную форму маленькой ракушки. Лима неплохо разбилась в ботанике, но ничего подобно припомнить не смогла. На траве «пальчиках» блестела роса. С кривой ветки на такую же кривую ветку прыгали птицы. Оперение птиц черное с зелеными переливами, клюв скрещен, на макушке хохолок с красным кругом, точно такой же и хвост. Среди деревьев видны передвигающиеся мелкие тушки животных с… зеленой шкурой.
Девушки остановились возле выхода в нерешительности. Страшась ярких солнечных лучей, они оставались в тени.
- Снова будет больно? – спросила Марина, закусив губу.
- Не знаю.
Олимпиада первая вышла на солнце, зажмурившись и… с удивлением посмотрела наверх. Ничего не произошло. Она развернулась к подруге и пожала удивленно плечами. Марина присоединилась к ней и вдохнула запах чеснока на шее.
- Странно, не жжет и кажется вполне аппетитным, – проговорила.
- Ты что, будешь кушать чеснок сырым? – расширились покрасневшие глаза Лимы.
- Ну да, есть-то, все равно хочется. А он кажется таким аппетитным.
Оторвав одну головку от переплетения, она почистила зубик и осторожно откусила от него кусочек, прожевала и проглотила.
- Знаешь, может у них чеснок сладкий? Но он очень вкусный.
- Вчера нас обжигал просто запах исходивший от него, как это возможно?
Марина развела в стороны когтистыми руками.
- Но внешне мы не совсем, такие как эти уроды. Может, был смысл в том, что сказал этот босс?
- Ты так считаешь? – оторвала от своей связки головку чеснока Лима и задумчиво прожевала целый зубчик. – Подожди, а разве наши крылья не были черными, как у этих, укусивших нас?
Марина обернулась, уминая вторую головку чеснока. Задумчиво взглянула на зеленые кожистые крылья за спиной, после перевела взгляд на васильковые крылья подруги.
- В темноте не заметили? – предположила она.
- Странно, я чувствую запах ягод, мне очень хочется их попробовать.
Они встали на четвереньки и носом втягивали воздух, пробираясь вперед. Девушки наткнулись через пару метров на целую поляну красных ягод, закрученных в спираль.
- Ты думаешь о том же, о чем и я? – спросила Лима.
Но Марина уже жадно набросилась на ягоды, запихивая их себе в рот вместе с листьями и даже насекомыми. Голод давал о себе знать, никто не следил за приличиями. Они так увлеклись, что не услышали нарастающий женский и мужской смех. Кто-то кого-то щекотал.
- Ты такой сильный! – хохотала молодая женщина, пышногрудая блондинка. Ее прижали к дереву и стали страстно целовать, поднимать юбку.
Оба новообращенных вампира подползали ближе, совершенно ничего не замечая и не соображая. Завизжала девушка, заметив их.
- Ох, твою мать! – выругался мужчина с черными волосами и карими глазами со шрамом во все лицо, глянув на вампиров.
Подруги переглянулись. Они были перепачканы красным соком. Марина на автомате продолжала запихивать себе в рот ягоды. Лима пихнула ее в бок.
- Делаем ноги.
- Они так вкусно пахнут! – взгляд Маринки стал жалобным. Блондинка от ее слов упала в обморок, бесчувственным телом сползла по дереву на землю.
- Следи за базаром!
- А что я такого сказала?!
- Нюхни чеснока! Может, мозги прочистятся! Посмотри на его ствол! Ты, что, не поняла кто он такой?
Похоже, сам мужчина забыл, что у него имеется ружье. Припозднившись, он нацелил грозное оружие на спорящих девушек. Но не спешил стрелять и удивленно их разглядывал.
- Это невозможно, вы не могли пройти круг! Он бы не пустил вас! Ах, проклятый дождь! Нужно было сразу вас прикончить!
- Мы вышли из круга до дождя, ты, сын обезьяны! – возмутилась Лима. – И убери пушку и застегни ширинку, бесстыдник!
Он опешил, опустив взгляд. Этого хватило, чтобы дать Марине время и повалить его на землю. Пока мужчина, ругаясь, поднимался, девушки скоренько дали стрекача.
- Беги в селение, сообщи о том, что здесь случилось! Люди в опасности! – крикнул мужчина испуганной блондинке, приведя ее в чувство. Она, подхватив юбку, тут же кинулась бежать.
Мужчина, зарядив ствол, ринулся через кусты с ягодами следом за вампирами.
- Ну что, сучки дранные, поиграть со мной решили? – выкрикнул он, целясь и стреляя.
Марина завизжала, не переставая скакать козой.
- А-а-а! Этот придурок хочет сделать из нас ситец! – визгнула, перепрыгивая поваленный ствол дерева.
- Шевели булками, пока он действительно этого не сделал!
До их носов дошел приятный запах выпечки. Обе прослезились, остановились, с лицами полными умиления пропищали:
- Еда! – над их головами пронеслась пуля, пробив дерево насквозь. – И придурок!
Их путь вел прямо к селению, сразу за лесом, вниз по крутому склону. Хотя селением увиденное трудно назвать, но все же это был небольшой городок. Двух- и трехэтажные дома с наклонными красными крышами тянулись намного километров вперед. Некоторые дома были ветхими и деревянными, другие – крепкими каменными. Деревянные дома находились на отшибе, а каменные – ближе к лесу и к середине городка. Стояли здания близко друг от друга, нередко на расстоянии вытянутой руки. Дороги выложены неровным серым камнем, о которые можно легко споткнуться. С правой стороны от леса виден обрыв и гигантский водопад с водяной мельницей. Там было меньше всего домов из-за шума, распространявшегося от ревущей воды. Впереди возвышалось светло-коричневое здание на десять-двенадцать этажей, похожее на две ладьи, соединенные вместе. На многочисленных лавках висели вывески с непонятными иероглифами часто изображавшие предлагаемые лавками товары.
Неудивительно, что мужчина с оружием, которого подруги встретили в лесу с блондинкой, принял городок за селение. Для него оно и было селением. По улицам свободно разгуливали куры, ослы, запряженные телегами лошади и другая невиданная животность. Орали продавщицы, стоящие у прилавков с клетками. Запах стоял невообразимый: булочки, масла, навоз, помои, вареные овощи и неизвестно, что преобладало.
Возле спуска к городку стояла группа вооруженных мужчин, весело переговаривающихся.
- А где Терон? Я его чего-то не наблюдаю? – спросил здоровый лысый мужик, лет тридцати – тридцати пяти, почесав волосатое пузо, подтянув деловито штаны. Внешне он походил на бывшего боксера серьезно подсевшего на пиво. Квадратное лицо, плоский большой нос, маленькие заплывшие глазки. Над полными губами редкие усики, видимо, волосы у него выпадали не только из головы. Руки большие, мозолистые, костяшки сбиты и потому перевязаны белой тканью. Огромные бугры мышц висели мешками, от былой силы только и осталось, что пшик. Ростом он немногим больше, чем два высоких гнома.
- Наверное, развлекается с блондинкой, строившей ему весь вчерашний день глазки, – прошипел длинный мужчина, в белом халате. Он напоминал вешалку с отломанными крючками. На тонком остром носе круглые очки. Черты лица костлявые, такие же, как и он сам. В длинных руках держал сумку полную продуктов, из которой кокетливо выглядывал длинный как багет батон.
- Док, не будь таким злобным. Всем надо расслабиться. Терон решил подать нам пример. По-моему хороший повод потискать какую-нибудь местную крестьянку.
- У нас дела есть поважнее, ты со мной согласен, Кларен? – спросил мужчина-вешалка у красноглазого с белыми волосами парня. Через бледную кожу видны вены, губы казались обескровленными, на него часто оглядывались. Ему так и хотелось повесить ярлык: лютый аристократ. Девушки таяли от одного его вида. Они готовы все что угодно отдать, лишь бы этот красавец обратил на них внимание.
- Вообще-то да, – согласился он, чуть приоткрыв глаза.
- И ты туда же! – возмутился здоровяк.
- Конечно! Нечего было оставлять этих кровопийц вчера на поляне! Я предлагаю вернуться и проверить! Если что, добить!
- Остынь, – выдохнул Босс, молодой, высокий, в меру мускулистый и статный с черными волосами, завязанными сзади в длиннющий хвост. Улыбчивый, загорелый парень в самом расцвете лет. Белоснежные клыки во рту заставляли задуматься о его происхождении. Сзади подрагивал черный гладкий хвост с небольшой зазубриной, внутри нее содержался парализующий яд. Обладал молодой мужчина необычным обаянием и шармом, привлекая к себе внимание женского пола. И дело заключалось даже не в его привлекательной внешности, а во взгляде синих с вертикальным зрачком глаз. Он умел смотреть так, что любая женщина почувствует себя самой желанной и дорогой на свете. И неважно, что чувствовал на самом деле соблазнитель. – Солнце давно добило их до тебя. И днем их не стоит ждать, забыл? Как они вчера дымились?
- Это еще ничего не значит! – жарко возразил Кларен. – Я слишком хорошо представляю силу адских тварей, чтобы верить своим глазам! Они могли притворяться, чтобы мы их оставили в живых.
- Кларен, ты преувеличиваешь, нельзя изобразить Это. И рабы не лорды, ты путаешь.
- Иллюзия может все.
- Тебя не переспоришь.
Как раз в разгар их спора выскочили две фигуры и с диким вполне девчачьим воплем покатились вниз со склона. Мужчины стояли в ступоре, пока нарушители покоя скатывали, продолжая кричать. Одежда оборвана, странная, незнакомая, кожистые крылья яркого цвета. Девушки запутались в собственных конечностях и оказались прямо перед вчерашними преследователями верх тормашками.
- Ой, моя голова! – поднялась Лима, убирая кроссовок со своего лица. – Он в меня попал, да?
- Мне почем знать?!– Марина раскрыла очень широко глаза, увидев верх ногами вооруженных мужчин. – Лима, у нас проблемы.
- Вижу.

URL
2011-05-01 в 17:59 

Романчик Анастасия
- Суки!! – выскочил Терон из леса и прицелился из ружья.
- А-а-а!! Этот псих все еще здесь! – подскочила на ноги Марина, но Лима уже среагировала и, схватив подругу за плечи, быстро направилась в сторону людской массы.
- Чего вы стоите?! Это те сучки с поляны! Они нас перехитрили!
Все мужики в боевом азарте бросились в погоню за удирающими вампирами, словно волки за зайцами. Люди в удивлении расступались, провожая взглядами бегущих девушек. Днем никто не боялся. Ни один «супостат» не мог проникнуть сюда, когда ярко светит солнце.
Минуя булочную, Марина остановилась, вдыхая аромат.
- Давай возьмем хоть одну, так есть хочется!
- Бежим, нашла время о булках думать!
Лима потянула ее за плечо, но поскользнулась, ударилась обо что-то твердое ногой и свалилась в фонтан, обрызгав сверху донизу Марину. Девушка вынырнула и выплюнула рыбку.
- А ну стоять!
Подруги замерли, испуганно глядя на красноглазого мужчину.
- Теперь вам конец, твари! Никто вас не пощадит!
Они не услышали выстрела, но он точно был. Марина несколько раз дернулась. Лима повалилась обратно в воду, погружаясь с головой. Прошла минута. Марина приготовилась падать сокрушенная, но как-то не хотелось. Боль присутствовала, но слабая, как при укусе комара.
- Не может быть! – выдохнул стрелок.
Маринка открыла один глаз, потом второй. Она провела руками по животу, где красовались три дырки. Они быстро зарастали не оставляя следа на белоснежной коже.
- Оба на! – выдохнула изумленная девушка, раскрыв рот, и получила еще парочку дырок, пока взбешенная Лима не вынырнула и не закричала.
Красноглазого отнесло звуковой волной. Он врезался в высокую статую местного правителя, оторвав тому верхнюю часть тела, и стремительно полетел вниз головой на родимую землю. Послышались другие выстрелы.
- Ну почему все целятся в меня! – воскликнула Марина и выдохнула три быстрых синих горящих шарика.
- Берегись!
Взрыв. И на площади красуется приличный котлован. Люди удивленно разглядывают его и испуганно оглядываются на вампира.
Благо никто не пострадал, а Маринка застенчиво сложила ручки на ножках.
- Это не я. Я не хотела.
Перед девушками из-за поворота покосившегося здания выскочил длинный и тонкий, как палка мужчина. Он долго что-то искал по карман, скакал нетерпеливо. Но не нашел ничего лучшего, чем выставить вперед подобно шпаге длинный батон.
Вампиры сразу замлели и протянули руки к батону. Док испугано крикнул и дал ходу назад.
- Еда!
- На, подавись, гадина! – оторвал кусок от белой булки он бросил прямо в лицо Олимпиаде. Она поймала часть батона зубами, проглотила как удав.
- А мне?! – обиженно промямлила Марина и потянулась к Доку, как к самому желанному мужчине на свете. Лима не отставала.
- Док, ты гений! – прозвучал чей-то пораженный голос.
- Невозможно!
Решительным шагом стройный парень, называемый Боссом, встал позади девушек. Он подозвал совершенно оторопевшего напарника и приказал тихо:
- Бери одну из них за основания крыльев! И ни в коем случае не касайся кожи и других участков крыльев!
- А почему? – спросил мужчина, но приказ выполнил и взял васильковые крылья за основания и остановил Лиму на одном месте.
- У них кожа была сожжена до костей! – рыкнул черноволосый парень, блеснул синими глазами. – Теперь понял? Они все еще под дурманом, ничего не чувствуют, пока ты не сделаешь специально им больно! Ты хочешь, чтобы тебе снесли голову? Осторожно!
Синеглазый схватил вторую за основание крыльев и поднял над землей. Именно так мужчины и понесли обеих, жующих батон вампирок, под изумленные взгляды окружающих людей. Благо база истребителей нечисти, как они себя называли, находилась неподалеку.
- Двумя вурдалаками меньше! – прорычал парень и выругался, распахнул дверь дома ударом ноги.
На подвижном кресле перед экраном сидел низенький с коротким белым ежиком на голове паренек лет так двадцати – двадцати пяти. Сиреневая кожа слегка фосфоресцировала. Глаза не имели ни зрачка, ни радужки, сплошной оранжевый цвет, как если бы ему в глазницы залили раскаленную лаву. Ногти точно такого же цвета, что и глаза, иногда воспламенялись, будто оттуда собирался вырваться всепоглощающий жар огня. Парень с интересом тыкал в клавиши с быстрой, которой мог позавидовать любой средней руки программист, и наблюдал за бегающими страницами.
- Хак, у нас прибавление!
Паренек раскрыл рот, обнажая ряды белых зубов, без клыков и других отличительных признаков хищника. Он уставился на двух девушек, как если бы увидел сбежавшего из зоопарка тигра.
- Хак, ты меня слышал?! – повторил хмуро хвостатый.
- Ой! – обладатель оранжевых глаз свалился с кресла, потер лоб, – Сейчас-сейчас!
Парень бегал, так быстро, что его образ расплывался. Девушек водрузили аккуратно на столики с аппаратурой. Обе болезненно застонали, бросая на мужчин недоумевающие взгляды.
- Я не понимаю, – тащился позади небольшой компании покалеченный Кларен. – Они не могли выдержать моих пуль.
- Кажется, моя теория оказалась верна? – улыбнулся босс победоносно.
- Прощенные? – изумленно переспросил он. – Босс, невозможно! Я не верю!
Док принялся осматривать девушек.
- Удивительно! Еще ни разу за свою практику не видел прощенных вампиров. Обычно превращенные люди смиряются с тем фактом, что стали порождением ада и стараются привыкнуть к тому, что вынуждены пить кровь.
- Эти девушки не смирились, – сообщил синеглазый командир.
- Невероятно!
- Я же говорил, – тот, кого называли боссом, наклонился к Лиме и вглядывался в нее более пристально. – Охренеть! Укус пришелся в плечо! Она не должна была выкарабкаться!
Но его не слушали. Человек похожий на вешалку хлопотал вокруг, включал всевозможную аппарату для регенерации клеток и вколол каждой снотворное. Ни одна, ни вторая не сопротивлялись.
- Теперь до следующего утра никому их не трогать, пусть набираются сил.
- А может накормить их? Ну, типа, дать крови попить?
- Лом, ты тупица! Им нельзя пить кровь! Если они действительно превратились в белых вампиров! Хотя у меня на этот счет большие сомнения! Но факт остается фактом!
- А разве их крылья не?.. – тупо почесал череп Лом.
- Да-да, – бесцеремонно перебил его Док. – У настоящих чистокровных белых вампиров есть перья и они практически белые. Но ты забываешь, что эти барышни еще совершенно недавно являлись темными вампирами, как и много-много веков назад предки настоящих белых вампиров. Так сказать, самая первоначальная стадия! Мы имеем удовольствие видеть, какими были самые первые предки!
- Сказка! – упрямо заявил Кларен. – Они просто тормозят с превращением в зверей.
- Сомневаюсь.
- Ой, не люблю я этих заумных выскочек. Я не о тебе, Док! – поспешно добавил Лом, смотря, какое грозное выражение лица приобрел человек-вешалка.
- Сейчас белые вампиры чистенькие и благородные, но до того как стать светлыми они были иными. То, что мы можем наблюдать в наше время, совершенно отличается оттого, что было много веков назад! И этим барышням придется пройти тот же путь, и еще неизвестно удастся ли им перестроиться! Понять психологию своих новых сородичей, ведь как ты сказал, они очень заумные, даже для меня! И поверь, для недавнего человека очень трудно перестроиться и притом их крылья по мере их перевоспитания будут… наверное, меняться.
- Круто, а мы можем их использовать?
- Если, конечно, они согласятся. После того, как мы устроили на них охоту и собирались пришить, – задумчиво отозвался Док. – Возможно, они просто попытаются от нас удрать.
- Им повезло, – хмыкнул Босс. – Ведь вампиры, которые тут шастают по силе равны белым вампирам, не хило. Можно сказать, самые сильные разновидности вурдалаков. А ведь прощенный очень уязвим. Он может приобрести только ту силу, что имел темный вампир!
- Темному вампиру нужно убивать, чтобы увеличивать силу! И накапливать возраст! – фыркнул Кларен. – Прощенные потеряли бессмертие! Нет, что я говорю?! Глупость!
- Они все равно приобрели офигительное долголетие, да и силу такую, что можно любому втык дать! – не согласился парень по имени Хак. – Учитывая, что люди, вообще не отличаются продолжительностью жизни, да и силой обделены!
Продолжая разговор, они удалились в другое помещение, откуда робко кто-нибудь выглядывал, посмотреть на новоиспеченных прощеных вампиров.
В команде насчитывалось около двадцати разношерстных мужчин. Специализировались они в основном на нежити. Охотились, выполняли заказы тех, кто мог заплатить за их услуги. Тем и жили. Возглавлял их босс, он же Вулкан. Он набирал обычных парней, отчаянных вояк, забывших, что такое мир. Кларен, Док, Хак все они кого-то потеряли во время буйства темных сил. В мирах шла война не на жизнь, а на смерть. И они тоже воевали, но по-своему. Хотя иногда приходилось брать заказы от темных, что не мешало им отправить очередного упыря в ад.
В мир, куда попали Лима и Марина, команда пришла по просьбе родителей погибших девушек. Вначале в селение явились адские вампиры, видимо, сами лорды. Осталось загадкой, что им понадобилось в безобидном людском поселении. Никто не догадался кто они такие, даже красные глаза и клыки не насторожили. В этом мире никогда не водилось нечисти подобной упырям и вампирам. И то, что случилось далее, стало ужасом всех жителей городка. На глазах у перепуганных зрителей вампиры убили четверых заключенных и бросили их на площади, а потом, жутко рассмеявшись, ушли. Кларен еще удивлялся, как они весь народ не перебили, с них станется. Ничего не подозревающие люди похоронили убитых мужчин на местном кладбище. Мертвые вернулись кошмаром. Они убивали без смысла, без повода, часто просто ради забавы. Обезображенные трупы находили в разных местах. Девушки стали пятнадцатой и шестнадцатой их жертвами. Истребители нечисти убили всех адских вампиров, кроме Лимы и Марины, но следов тех, кто принес заразу так и не нашли.
Вулкан сидел за столом и разглядывал автомат из среднего мира, когда к нему подошел Кларен. Вампир был зол, рычал и от гнева сжимал кулаки.

URL
2011-05-01 в 17:59 

Романчик Анастасия
- Вулкан, я тебя уважаю, но какого хрена ты творишь?! – начал, нервно передвигаясь с одного места на другое. – Признайся, тебе понравилась сучка…
- А тебе нет? – перебил Вулкан, строго посмотрев на члена команды.
- Да, не спорю, она красива, я бы даже сказал, до безумия красива, – не стал отрицать Кларен, – но это не повод терять голову и забывать, зачем мы здесь!
- Кларен, я не могу, вдруг и вправду они стали прощенными?
- Лги им, – кивнул на железные двери, где находились другие члены команды, – но не мне! Конечно, легче тешить себя сказкой и легендой, чем просто посмотреть правде в глаза. Она прикончит тебя, как только у нее будет такая возможность. Ради второй ты даже пальцем бы не пошевелил. Я тебя знаю, ты пустил бы ей пулю в лоб, не задумываясь. А такая красотка грех, чтоб помирала. Поэтому ты зацепился за единственную возможность, за вымысел, за легенду, над которой ты сам же и смеялся.
- Ты же не станешь отрицать, что с ними что-то произошло?
Вампир насмешливо фыркнул.
- Вулкан, ты меня удивляешь. Ты же сам знаешь об отсроченном превращении. Люди приобретают силу, скорость, регенерацию вампиров при этом сохраняя на короткое время человеческую сущность. Но все мы знаем, каков результат.
- Кто-то говорил, что это невозможно, – напомнил командир.
Кларен театрально закатил глаза и сел на краешек стола, отобрал у Вулкана пушку.
- Я удивлен, потому что это нонсенс, чтобы укушенные адскими вампирами люди отсрочили превращение. Яд адского вампира даже рабов действует быстро. Всего суток хватает, чтобы человек стал чудовищем.
Он положил на стол автомат и скрестил руки на груди.
- Мне тоже нравится девчонка, я только среди эльфов видел настоящий красоток, но даже они перед ней бледнеют. Но посмотрим правде в глаза…
- Кларен, давай не будем спешить, – перебил его Вулкан, потерев виски костяшками.
- Ты рискуешь не только собой, но и ребятами. Если бестии сорвутся, ты знаешь, что без жертв не обойдется. Если хоть кто-нибудь погибнет из них, это будет твоя вина. Они доверили тебе свои жизни, а ты идешь на поводу у ширинки.
Вулкан криво улыбнулся.
- Я настаиваю на их умерщвлении, – упорствовал красноглазый мужчина.
- Я учту.
Вампир внимательно посмотрел на Босса, чмокнул губами.
- Сведут тебя когда-нибудь бабы в могилу. Неудивительно, что тебя выгнали из клана. Скольких ты там оприходовал?
- Одну. Я просто отказался от обряда.
- Не поверю.
- Я имею в виду свою расу.
- А ну с этого и надо было начинать, что переспал со всеми местными человечками, а как на своих позарился, так тебя и турнули.
Насвистывая себе что-то под нос, вампир удалился. Вулкан стукнул по столу и зашел в лазарет, где лежали новообращенные вампиры. Он смотрел на девушку, так глубоко запавшую ему в ветреную душу и никак не мог налюбоваться ею. Кларен был прав. Вторую он действительно, не задумываясь, пристрел бы, а эту… рука бы не поднялась.
Мужчина слегка поцеловал ее в губы.
- Спи, завтра будет новой день.
Девушка так и не проснулась. Не слышала она, и как он уходил прочь, громко хлопая дверью. И чем могут грозить ей чувства юного ловеласа, кто знает, кто знает.

URL
2011-05-01 в 18:01 

Романчик Анастасия
Глава 2.

Снился липкий и противный кошмар. Хотелось закричать, но горло не производило ни звука. Жар, холод, боль все пронзало одновременно, причиняя немыслимые страдания.
- Лимка, – позвал чей-то голос, – проснись, прошу тебя, проснись!
Веки едва открылись, возвращая в реальность. Нечто громко тикало и капало, отдаваясь в ушах болью. Множество голосов и даже смех доносились до острого слуха, а еще громкие удары похожие на биение сердца. Яркий свет длинных цилиндрических ламп, висящих на стенах и стоящих на цилиндрических тумбочках стального цвета, резал глаза. Предметы двоились и даже троились, во рту сухость, девушка с трудом сглотнула и облизала пересохшие губы. Она пыталась понять, где находится. Прежней одежды не наблюдалось. Ее заменяло что-то вроде больничного халата. Все тело ломило, как если бы ей после полостной операции забыли вколоть обезболивающее. Лима еле подняла голову и с удивление заметила капельницу, вколотую в вену иглу и разные приборы чем-то напоминающие больничные, но разительно от них отличающиеся. В нос ударил резкий запах медикаментов.
Наконец, взгляд приобрел четкость. Лима изумленно осматривалась. Она видела мельчайшую деталь даже на большом расстоянии, хотя помещение, в котором девушка лежала на небольшой кушетке, напоминало размерами школьный класс. В основном ее окружала аппаратура и причудливые компьютеры, как если бы позаимствованные из фильма про инопланетян. На столе тикал странный прибор, похожий на весы с табличкой с незнакомыми иероглифами. В мозгу сразу образовалось «12 часов», словно невидимый переводчик прошептал девушке на ухо смысл иероглифов. Над Олимпиадой висела сетка с мелкими огоньками.
- М-м-мы в больнице? – спросила Лима, приподнявшись на одном локте, где не стоял катетер.
- Не знаю, – отвечала Марина, лежа справой стороны на такой же кушетке, – эта комната мало похожа на больничную палату или операционную. Ты что-нибудь помнишь? А то мне только и запомнилось, как я упала, как бежали. А остальное все словно в тумане.
В комнату вошел человек настолько худой, высокий и похожий на палку, что обе девушки на некоторое время лишились речи.
- Очень хорошо, очень-очень хорошо! – и ухмыльнулся. – Босс, наши голубки проснулись!
Так называемый босс вышел из той же комнаты и с интересом посмотрел на девушек. Глаза глубокого синего цвета слегка прищурены, а черные волосы заплетены в тугую косу. Хвост беспокойно подергивался. Одежда парня состояла из синих штанов, рубашки и куртки, на руках дутые серебряные браслеты в виде переплетения змей. За ним выскочило еще некоторое количество любопытных. В том числе красноглазый мужчина, которого Лима узнала и интуитивно отодвинулась.
- Ну что ж, с первым пробуждением!
- Где мы? – спросила Марина, первая пришедшая в себя от потрясения. – Что мы тут делаем и кто вы такие?
- Вы, наверное, живете где-то на окраине? Откуда вас похитили? – затараторил быстро Хак, поражая девушек нереальным для человека обликом. Он был в шортах и просторной серой рубашке. – Обычно рабы адские вампиры сселятся возле человеческого поселения на кладбище, чтобы иметь поблизости пищу. Но мы опросили всех местных, никто не знает вас и нигде не пропадали еще две девушки. А второе поселение людей далековато будет отсюда.
- Кладбище?! – воскликнула Марина и уставилась в пол. – Где мы теперь, вашу мать?! Какое к хрену кладбище?! Да от нашего дома кладбище за милю! Мы в парке гуляли! Откуда там кладбище взялось, черт подери!
Олимпиада сама затряслась, увидев выдвинувшиеся у подруги клыки, и заорала, посмотрев на свои руки с когтями.
- Спокойно-спокойно, – подскочил к расплакавшейся девушке Док, хотя держался от нее на почтительном расстоянии. Он вколол нечто в капельницу, и Лима почувствовала себя намного лучше, хотя взгляд снова стал двоиться. – Все нормально.
- Мы превратились в этих тварей, – отчетливо сказала она, усердно моргая.
- Что-о-о?! – взревела Марина. Лопнула какая-то банка, – Где мои вещи?! Я хочу позвонить своему козлу! Если он не приедет меня забрать, я его закопаю вместе с его дурой!
Она вскочила, вырвала катетер и полезла к сумке, чудом не потерявшейся. Мужчины ее нашли и подобрали в подземелье. Марина достала мобильник и заорала еще громче:
- Вне зоны доступа?! Мы в городе, твою мать!
- Девушка, успокойтесь! – слегка неуверенно начал Хак.
- Как я могу быть спокойна?! Мне отрубили палец! Меня чуть не изнасиловали! Оставили подыхать на солнце, запихнув в глотку чеснока! Облили кислотой! Потом какой-то дедок сообщил нам, что мы вампиры! Финиш! Очуметь, как я счастлива! Оттого что я вампир! Мои родители покрутят мне у виска пальцем, если я к ним заявлюсь и скажу: «Мама, папа, меня укусил вампир, поэтому я не могу с вами больше жить, потому что я могу вас прикончить!»
- Марина! – прошептала Лима. – У тебя истерика!
- Заткнись! Да, у меня истерика! Твоя Вика будет счастлива! Она специально шейку подставит, чтобы ты ее укусила, эту дуру!
- Я не собираюсь кусать сестру! И что ты к ней прицепилась?! У меня с ней проблемы, а не у тебя!
- Она переспала с моим парнем!
- Они все кабели!
Наступила тишина.
- Они из закрытого, – констатировал босс.
- Откуда?! – взвизгнула Марина.
- Вы сейчас находитесь в открытых мирах, – терпеливо пояснил мужчина.
Изумленная девушка осела на стул.
- Тогда где мы? – более спокойно спросила она.
- Эм… вообще у нас очень много миров, этот же называется просто «Старое копыто».
- Много миров? – переспросила Лима. – Это означает…
- Что вы не дома.
- И теперь мы кровососы? – захныкала. – И никогда не сможем вернуться домой?!
- Вернуть человеческий облик вы никогда не сможете. Вы стали иными, и ваш дом, увы, недосягаем ни для кого из нас, – холодно произнес Кларен.
- Кем мы стали? Вампирами? – очнулась Марина.
- Пока неизвестно, – добавил от себя Вулкан под суровым взглядом красных глаз. – Но мы подозреваем, что вы трансформировались в белых вампиров.
- А… чем они отличаются от обычных вампиров?
Босс хохотнул и потряс головой.
- Док, расскажи ты, а то я не умею.
Человек вешалка поправил воротник.
- Белые вампиры – светлая разновидность вампиров, практически единственная в своем роде. Когда-то давно, очень давно бывшие темные, но прощенные небесами и ставшие на путь света. Они не пьют кровь, не убивают, не боятся света, серебра, резких запахов и святых предметов. Имеют силу равным тем вампирам, из которых вышли. Они прощены для борьбы со злом. Многие полезные качества вампиров у них остались и клыки не исключение.
- А как мы стали ими? – потрясенная Марина села на свое ложе.
- Я не знаю, может, дело в вашей вере?
Марина повернулась к Лиме и вспомнила одну мелочь.
- Как мы оттуда выбрались? Я потеряла сознание, когда та сволочь меня укусила, и как ты туда попала?
Олимпиада пощупала шею, где когда-то висел крестик, и стала припоминать подробности злосчастной ночи.
- Я упала и провалилась в склеп, выломала дверь, спустилась по лестнице и нашла трупы девушек. Я спряталась за колонну, когда услышала посторонние звуки. Тут приносят тебя. Я была напугана и ударила их хозяина железной палкой, накрошив на нее серебра.
- Не помогло? – догадался Кларен с противной ухмылкой.
- Да, – кивнула девушка, – он прокусил мое плечо, но отвлекся на вас, и я чудом осталась в сознании. Он сказал, что моя кровь… холодна и… отвратительна, как у псины, поэтому приказал третьему…
- Был третий вампир и куда он делся? – заволновался босс.
- Я засунула крестик ему в глаз, и он растворился.
- Предмет, заряженный верой, – хмыкнул красноглазый. – А потом ты спряталась? Но почему?
- Я поняла, что нам не ждать от вас помощи. Вы намеревались убить девушек, если они живы, но укушены.
- Неужели ты не понимала, во что вы превратитесь? – строго сощурился вампир. – Что лекарства нет, и вы станете чудовищами, будите пить кровь и убивать невинных людей? О чем ты только думала?
Лима закусила губы и ответила:
- Надежда умирает последней, а я хотела жить.
Кларен покачал головой и отвернулся.
- Крылья, – отупело, повторила Марина, посмотрев на спину и не заметив их.
- Да, у вампиров есть крылья. Они у вас остались только немного видоизменились, – ответил Док.
- Кстати, девушки, а как вас зовут? Меня Хак!
- Действительно, мы так и не знаем ваших имен, – улыбнулся ободряюще босс.

URL
2011-05-01 в 18:02 

Романчик Анастасия
- Олимпиада.
- Марина.
Их имена настолько непривычно прозвучали, что обе поняли. Их новые знакомые не говорят на русском, но их слова неким образом переводятся на местное наречие.
- Ма-ара, тьфу, язык сломаешь! – ругнулся Док. – Вот эльфы, какой хошь язык выговорят.
- И то, правда! – согласился командир, смеясь. – Не возражаете, дамы, если мы вам другие имена дадим, более подходящие для нас?
- Валяйте, – отрешенно согласилась Марина, а Лима только кивнула.
- Ребят, какие можно имена дать двум симпатичным вампиркам? – обернулся он к мужскому коллективу.
Идей оказалось много, но все как-то не то. Лиме от гвалта и невыносимого шума в ушах захотелось закричать, и она закричала. Но странно не целенаправленно, и разбила голосом кувшины. Опять повисла тишина, один Док ничему не удивился.
- Хорошо, что ты владеешь способностью, которой часто наделены хранители. Только не советую с ними соревноваться. Им равных нет! Их голоса железобетонные стены сносили! А мы думали, чем ты так шарахнула Кларена!
- Ну, кажется, мы с именами определились, пусть ты будешь, – босс показал на Марину. – Комета, – повернулся к Лиме, – а ты Крик.
- Больше похоже на мужское имя, – нахмурилась Лима, она же Крик.
- У нас многих женщин называют не по-женски и именно их бояться больше, потому что вначале думают, что это мужики.
- Дискриминация.
Все заржали.
- Люблю бывших людей с чувством юмора!
- Бывших, – эхом отозвались девушки.
- Да вы не горюйте, все не так плохо. Вы же не стали исчадиями ада, радуйтесь. Скоро вы поймете, сколько плюсов в вашем новом облике! Кстати, Док, дай им новую одежду. Думаю, они будут рады остаться среди истребителей нечисти, костоломов номер один!
Одежду, выданную девушкам, с натяжкой можно назвать женской. Скорее всего, кто-то из мужчин поделился гардеробом. Марина долго смотрелась в зеркало, принесенное мужчинами. Отражения сто процентов были. Девушка долго вертелась, и на ее лице было написано полное недоумение. Глаза красного цвета, когти черные, кожа бледная. Лицо стала намного краше.
- Лимка, ты не помнишь, куда делся мой лишний вес? – спросила весело.
- Ты лучше скажи, куда делся мой животик? – постаралась поддержать ее Лима.
Наблюдавший за ними Док хихикнул.
- В отличие от темных вампиров белые вампиры не могут быть с недостатками. Их внешний облик делается намного лучше, чем он должен был быть. Среди них нет вообще полных, кривых или как по-другому говорят поломанных.
- А почему? – спросила Олимпиада.
- Не знаю, свет все-таки, – пожал плечами. – Темные погрязли в собственных страстях, светлые же наоборот выбираются из них, загребая всем, чем только можно. Я не помню, чтобы среди белых вампиров встречались лицемеры, жадины, самовлюбленные болваны, вряд ли они вообще на себя в зеркало смотрят. Хотя адские вампиры лорды очень красивые твари, но их второй облик лучше не видеть слабонервному.
- А чем отличаются лорды от рабов? – заинтересовалась Лима. – Я уже несколько раз слышу от вас о рабах и лордах.
- Лорды – хозяева, сильные, хитрые, живучие. Они создают себе рабов через укус, такие вампиры будут беспрекословно подчиняться лорду. У них три вида ядов. Действие одного вы видели на примере укусивших вас чудил. А вот как действует второй и третий, я не имею представления. Если они захотят создать еще одного лорда, то должны поделиться кровью.
- Мне нравится моя фигура! – обрадовано сообщила Марина, не обращая внимания на их разговоры. – Впервые за сегодняшний день мне не жаль, что я не дома!
Комета восхищалась собственной внешностью. Ей нравилась миловидность, приобретенная благодаря трансформации. Если бы не яркие красные глаза, то можно сказать, что она само совершенство. Лима тоже изменилась в лучшую сторону, стала, что ли, аппетитнее, полнее. Нет в лице прежней напряженной костлявости. Ее можно назвать даже красивой или стервозной, если долго вглядываться в облик. Девушка искала пульс, но так и застыла.
- Почему так медленно сердце бьется? – спросила испуганно Олимпиада.
Марина перестала крутиться и тоже прислушалась к пульсу, сразу же побледнела. Хотя куда уж больше? И так в лице не осталось розовых красок.
- Скажите спасибо, что вообще бьется! – серьезно заметил Док. – У темных вампиров только желудок и работает. Сердце, хорошо, если в час произведет один удар!
Лима взяла нож, дабы сделать порез на руке.
- Не надо себя калечить! Я и так все могу пояснить! – фыркнул человек-вешалка, забирая у нее нож. – У вас два облика, человеческий и вампирский. В первом случае у вас обычная кровь человека, насыщенная железом и другими микроэлементами. В другом же случае, голубая кровь белого вампира вместо черной, насыщенная другим элементом, который и придает вашей крови такой цвет.
- Как у осьминога, – пробормотала Лима.
- Не заворачивайтесь на пустяках, идемте, нас ждут.
Они вышли в другое помещение. На стенах висели на специальных крючках оружие, освещенные цилиндрическими лампами. За длинными столами сидела около двадцати совершенно разных мужчин и ни одной женщины. Поэтому неудивительно, что больше десятка глаз обратились к ним.
- Ну что ж, кто не знает, познакомьтесь это Крик и Комета, прощеные вампиры. Девушки, не стойте, мы не кусаемся, садитесь, – пригласил босс, улыбнувшись, и первым сел за стол к ребятам.
Подруги поспешно сели. Олимпиаде захотелось спрятаться под стол, чтобы не замечать жадных взглядов присутствующих мужчин. Они слишком ярко говорили о том, что желают эти самцы.
- Итак, новичкам мы помогаем, если они попали в трудную ситуацию. У нас есть трое с крыльями – они научат вас летать.
- Чего?! – хором воскликнули девушки, повернувшись к улыбающемуся Вулкану.
- У вас есть крылья, и вы должны летать. Обычно белые вампиры учатся парить в небе детьми. Но вы не чистокровные, поэтому придется учиться сейчас.
- Прямо сегодня? – всполошилась Марина.
- Наша жизнь тяжела и грохнуть могут из любого угла. Так что, чтобы выжить, вы должны научиться всему. Наши миры жестоки к новичкам, сладкая жизнь может только присниться.
Девушки в беспокойстве переглянулись. О том, что им придется учиться летать, никто не задумывался. Крылья исчезли в спине, но они не пропали навсегда.
Дальше девушки практически не прислушивались к разговору мужчин о том, кого нужно замочить и кому, сколько пуль всадить. Из того мало услышанного подруги поняли, что им тоже придется бороться вместе с мужчинами с нечистью. Они не имели даже малейшего представления о том, как сражаться с чудищами.
Что могут сделать среднестатистические девушки против зубатых монстров? Завизжать и обрызгать из баллончика? А что делать с мечом? Бросить его в противника, затем продолжать бомбардировку туфлями и другими предметами женского гардероба, пока монстр не помрет от смеха?
После совещания «старики» потащили за собой новобранцев. Окружающие люди, напуганные до мокрых штанов, в ужасе отскакивали от идущей компании. Особенно пристально всматривались в девушек. В сознании людей не изгладился суеверный ужас перед вампирами и неважно кому они служат. Народ интуитивно чувствовал хищников, и поэтому люди боялись темноты и вызывающих подозрение личностей с красными глазами.
Вулкан уверенно вел команду через людские массы, с грациозностью кошки обходя возникающие препятствия. Оказалось, что поселение или город, смотря с какой стороны посмотреть, заканчивался неглубоким обвалом. Внутри него располагалось довольно широкое озеро. В темной воде едва виднелось дно.
- Итак, девоньки, надеюсь, вы плавать умеете?
«Девоньки» промолчали.
- Здесь будет ваше тренировочное место. Коготь, Зубоскал и Зырк – ваши преподаватели.
«Преподаватели» умильно скалились, постепенно обнажая крылья.
Коготь с кожистыми крыльями смахивал на горгулью. Лицо у него красивое и правильное для древнего каменного монстра, немного хищное. Глаза горели лиловым, белые волосы торчали во все стороны, серовато-голубая кожа блестела на солнце. И камнем он точно в ближайшее время не собирался становиться. А вот с его лапами сводить знакомство не хотелось. Имя мужчины оправдывало агрегаты на руках и ногах, напоминающие разделочную машину.
«Симпатяжка» Зубоскал имел обычные руки и ноги, красноватую кожу, красные волосы и яркие бирюзовые глаза с вертикальным зрачком. Неисчислимое количество зубов-игл во рту заставляло нервно сглотнуть. Его крылья раскрылись, как две кровавые раны.
А вот Зырк, очень много вертел головой и его желтые очи не могли сосредоточиться на одном предмете. Стрекозиные крылья постоянно двигались. Он странно дергался. Иногда взгляд крылатого останавливался на одной из девушек, и тогда его тело еще сильнее сотрясалось в конвульсии.
Босс подозрительно посмотрел на Зырка, прищурив один глаз.
- Нет, сегодня у вас только два учителя, Зырк не в форме.
Все заржали, кроме девушек.
- А я бы предпочла Зырка, этим двоим, – шепнула Лима подруге.
Если бы она знала, насколько сильно оказалась права, то никогда бы не согласилась прийти сюда. Таких жестких учителей они не забудут никогда. То сколько раз девушки падали ничто по сравнению с тем потоком брани, вылитой на них в доли одной минуты. Вулкан с ржущими подчиненными наблюдал с улыбкой на устах как юные вампиры, визжа, булькают в воду.
- Что скажешь? – поинтересовался командир у Дока.
- Что я могу сказать?! – возмутился человек-вешалка. – В воздух пустили двух хромых уток!
- Это же первый день!
- Надеюсь, что к следующему дню они будут похожи если не на лебедя, то хотя бы на гусей! Нет, до гусей им далеко!
Босс крякнул, но промолчал, оставаясь при своих мыслях…

URL
2011-05-01 в 18:03 

Романчик Анастасия
Глава 3.

Крахом назвать тот позор, что они устроили, язык не поворачивался. Вконец, и второй учитель Коготь не выдержал. Когда он, ругаясь, вытаскивая Марину из озера, то случайно стянул с нее кофту и увидел то, что не предназначено для многолюдного просмотра. Сначала он застыл, пока она, визжа, прикрывалась волосами. После его еле оттащили от нее, когда крылатый повалил девушку обратно в воду и стал страстно покрывать поцелуями. Босс почесал затылок и сообщил, что на сегодня хватит. Мальчикам надо расслабиться, прежде чем нормально работать вместе с девочками…
Парень вручил девушкам пару монет, чтобы они сходили пообедать в какой-нибудь бар. Щедрость объяснялась просто. Никто еще не забыл про позавчерашний день, и Вулкан пытался загладить вину. На вопрос, почему подруги не могут остаться, он ответил, что распустит команду и никого не будет на базе до завтрашнего дня.
Девушки угрюмо шлепали по улице в новой одежде. Далеко отходить от базы не хотелось. Городок напоминал средневековую Францию, размеры у него соответствующие и можно легко заблудиться. Подруги зашли в ближайшее заведение распития спиртных напитков. Скромное помещение с минимальным количеством мебели в основном деревянной. В углу уныло пищали пьяные музыканты, подыгрывая себе на местном виде гитары. Посетители, в большинстве алкоголики, давно спали на столиках. Храп стоял жуткий, даже стаканы подпрыгивали в такт немелодичному звуку и заглушали писки местных «соловьев». Бармен тоже посапывал, лишь официантка шныряла повсюду шустрой белочкой, такая же рыженькая и смешная. Когда девушки сели она сразу подбежала и поинтересовалась, что принести. Получив заказ, тут же исчезла.
- Как бы мы с тобой подруга не попали в сексуальное рабство, – грустно сообщила Маринка, вспоминая неприятный инцидент с Когтем.
- Будешь каркать, точно попадем.
Подруга не успела ответить. Подбежала официантка с заказом, раскладывая все на столике. Она не забывала с любопытством рассматривать посетительниц.
- Вы случаем не из истребителей?
- Допустим, – нервно ответила Лима.
- Ой, да вы не беспокойтесь! – махнула рукой официантка. – Вы, наверное, из новеньких, потому что среди них только мужчины! О них все знают! Они тут завоевали половину женских сердец!
Подруги переглянулись.
- У нас два вопроса к вам… эм… уважаемая, – начала Марина. – Почему у них одни мужчины?
Официантка, видя, что мало того, что с ней разговаривают, так еще и спрашивают, обрадовалась и присела за их стол с заговорщицким видом, приглушила голос:
- Вы ведь знаете, что мужчины эгоисты, женщин никто не берет на дело, если только в качестве… – она осмотрелась. – Если только в качестве подстилки. Вы не обижайтесь, об этом все знают. Чтобы женщину принимали всерьез, ей надо кого-то самостоятельно обезглавить и то не факт, что мужики ее оценят.
- А белые вампиры?
- О-о-о, – воскликнула девушка. – У нас об этом не любят говорить, понимаете? Белые вампиры сумели вырваться из цепей проклятия, да еще обрести долгую жизнь и силу темных вампиров, если не больше. Их зацапать в свой отряд мечтают не одна команда наемников. Но сразу скажу, вербовка белых вампиров – бесполезное занятие, – она махнула рукой для усиления эффекта. – Белые вампиры, особенно чистокровные, светлые от кончиков ногтей до кончиков волос. Максимум куда эти острозубые идут, так это в охотники. Но охотники не наемники. Без них наш мир погрузился бы в хаос.
- А кто такие охотники? – поинтересовалась Лима крайне заинтересованная.
- Охотники – наш закон, – снова махнула рукой официантка. – А ваши истребители нечисти – банальные наемники, как я уже говорила. Им платят за то, чтобы они исправно выполняли работу. Наемники не любят охотников, они ведь приходят и дают в тык всем нечистикам, не беря с местного населения денег. Им платят прямо из казны мира «Дракона». Да, сейчас много кто в неладах с ними. После гибели хранителей равновесия все пошло кувырком. Нежить из всех дыр повылезала, демоны почувствовали себя хозяевами положения. А раньше, как было! – задала девушка риторический вопрос. – Кто-нибудь нарушал закон, прилетали хранители с охотниками и разбирались со всеми. Никто и вякнуть ничего не мог!
- А вы не знаете, долго ли собираются здесь пробыть истребители?
- Не знаю, вы лучше у своего симпатяги Вулкана спросите… а кстати, вы кто у истребителей?
Посетители почему-то засуетились и стали просыпаться. У многих на лицах написан откровенный ужас. Девушки еще не увидели, кто пришел, как официантка потянула их за руки и стала торопить к кухне.
- Выходите быстрее! – шепнула нервно.
- А что случилось? – спросила тихо Марина.
- Охотники за головами пришли. Противники ваших парней. Они на дух не переваривают тех, кто хоть на каплю похож на истребителей. Они вас убьют просто так, ради собственного удовольствия. Бегите, прошу вас!
- Спасибо, – просунулась в черных ход Лима.
- Не за что, истребители мою мать от вампиров спасли. Прощайте, да сопутствует вам удача!
Она закрыла за ними двери, а девушки поползли по темной узкой трубе.
- Ты не замечаешь, что у нас ну-у-у Очень насыщенные последнее время дни? – спросила, пыхтя, Маринка.
- Замечаю, – ответила Олимпиада и поползла быстрее.
- То нас куда-то засосала, то вампиры покусали, то простили нас, то еще какая фигня происходит.
- Тихо ты, еще услышат!
- И что? – раздраженно огрызнулась подруга.
- А то! Неприятности на свой хвост подцепим!
- По-моему, в большей жопе, чем мы есть уже не будем!
- Не каркай!
- Я не ворона, чтобы каркать… А-а-а!
- Марина!!
Девушка провалилась в прогнившую дырку и выскользнула прямо на двор в ноги лысому здоровому мужику.
- Это кто еще у нас здесь? – гнусаво пробасил.
Марина медленно подняла голову.
- О, смотрите, ребята, вампир привалился, да еще в костюме истребителя!
- Интересно, сколько за нее заплатят? – прогрохотал другой.
- Зачем же такую продавать? С такой хорошенькой девочкой можно и самим немножко повеселится. Держите ее, ребята, я первый буду!
Мужики захохотали и выполнили приказ. Несмотря на приобретенную силу, Марина еще не могла ею пользоваться. Девушка закричала, когда ее схватили за руки и ноги. Но никто не пришел на помощь – все боялись.
Людьми охотников за головами сложно назвать. Как и истребители, они к людям имели такое же отношение как волк к зайцу. Охотники за головами не стеснялись никакой работы. Вплоть до того, что выполняли заказы богачей, желающих убрать мешающего соседа вместе с его ненавистной собакой. Главная их особенность – убивая, они приносили голову убитого, за что и получили прозвище. Истребители же не опускались до убийства живых существ, ограничиваясь потусторонними тварями. Сориться с охотниками они не хотели, да и совесть не позволит.
Только главарь хотел наклониться над беззащитной девушкой, расстегнув штаны, как раздался оглушительный крик, снесший половину бугаев. Оторопевшему насильнику опустился на голову стул. Предмет мебели разлетелся на мелкие щепки, встретившись в страстном поцелуе с лысым черепом. Где его достала Лима в узкой трубе, для Марины осталось загадкой.
Лима потянула подругу за руку, быстренько дала стрекоча, только пятки сверкали. Сзади раздался рев и топот погони.
- Схватить их! Голову на блюдце мне этой сучки!
Девушки бежали, не оборачиваясь, маневрируя в набитых людьми улицах. Марина врезалась в корзину с курицами и отплевывалась от перьев, а Олимпиада перемахнула воз с дынями и угодила прямо в кучу навоза ногами.
- Фу!
- О том, что лужа плохо пахнет, будешь думать потом! – рявкнула Маринка, яростно отплевываясь.
Они завернули за угол, минуя два тупика, к провалу. Пришлось остановиться. Марина в отчаянии посмотрела вниз на виднеющуюся маленькой линией реку, тянувшуюся до конца перевала к единственной горе местности.
- А я и забыла, что город находится на огромном утесе! И везде чертовы обрывы! – завизжала Марина. – И куда теперь бежать?! Вниз?! Ломать шею? Либо к этим олухам, а кстати, вот и они, голубчики!
Мужики, почесывая потные и противно волосатые груди, приближались.
- Ну что попались, девоньки?
Олимпиада не сводила глаз с обрыва и тихо шипела. Марина искала хоть маленькую лазеечку, чтобы смыться.
- Пойдем, – прошипела Олимпиада.
- Куда?
- Доверься мне, я знаю что делаю.
Марина подала руку, Лима резко притянула ее к себе и… кинулась вместе с ней в пропасть.
- Дуры! – проорал им вслед главарь.
- А-а-а!
Они летели вниз с ошеломляющей скоростью.
- Встретимся на берегу, Комета! – впервые произнесла второе имя подруги Лима и раскрыла крылья, падение притормозило, но не до конца.
В пропасти оказалось слишком мало места для огромных васильковых крыльев, одно из них ободрало до кости, вместо него торчал окровавленный обломок. Приближаясь к воде, Лима переломала оба крыла, но продолжала держать их раскрытыми. Она визжала от боли. Марина пыталась закрыть крылья подруги, но ничего не получилось. Они упали в кипящую воду быстротечной реки. Марина оторвалась от Лимы и поплыла по течению. Олимпиада лишалась сознания еще в воздухе, хорошенько приложившись спиной об скалу окончательно доломав себе кости.
- Лима! – девушка заглотнула воды от удара волны. – Лима! – глаза перестали что-либо различать.
Река мотала ее из стороны в сторону, словно листок дерева. Подругу Марина давно потеряла из виду и держалась на плаву лишь чудом. Они минули разветвление реки, и Олимпиаду забросило совсем в противоположную сторону. Маринку несло дальше по прямой линии.
Окончательно обессилевшая Марина почти перестала сопротивляться. Река все-таки вынесла ее к долгожданному берегу. Ослабевшая и уставшая девушка едва подтянула избитое тело по песку подальше от воды. Зубы стучали то ли от холода, то ли от боли. Внезапно ее взяли за шкирку как котенка и подняли. Такого сильного испуга девушка еще никогда не переживала, если не считать укуса вампира. Но все обошлось, перед глазами замаячила не обрюзгшая противная физиономия верзилы, а гладко выбритое лицо Босса. Он обеспокоено вглядывался в ее личико. Сзади топталась незнакомая обнаженная девушка с широко раскрытыми наивными голубыми глазами. Она прикрывалась серым платьем.
- Что произошло? – спросил он.



URL
2011-05-01 в 18:05 

Романчик Анастасия
- На нас напали охотники за головами. Лима… мы упали в пропасть, и она… потерялась.
- Девочки, у вас что, по жизни написано? Влипать в неприятности?
- Я не знаю, мы сидели в баре и общались с официанткой, когда пришли они…
- Ладно, не продолжай, я понял.
- Вы что… голый? – изумилась Марина, разглядывая командира.
Его губы вытянулись в одну линию. Он отобрал у голубоглазой дамочки штаны и быстро надел их.
- Она крылья раскрыла, – решила сменить тему Маринка
Босс удивленно взглянул на нее.
- Ущелье очень узко во всех отношениях. Пропасть сильно извивается, прямо как змея, там даже птица сильно не развернется.
- Она ободрала крылья. Если от них что и осталась, то это будет жалкое подобие на прежнее великолепие. Я пыталась закрыть их, но не сумела.
- Надеюсь, что она выжила, любые вампиры очень живучи. Если не найдем ее в реке, будем искать везде, пока не найдем хотя бы трупа.
Марина прокусила губу.
- А теперь ты не могла бы меня покинуть, – смущенно посмотрел в сторону голубоглазой, – я немного занят…

URL
2011-05-01 в 18:05 

Романчик Анастасия
Глава 4.

Повернуть туда, куда повернула Лима – мало шансов. Туда истребители заглядывать не стали. Но ей удалось свернуть только благодаря крыльям, вернее тому, что от них осталось. Они-то и держали девушки на плаву и не позволяли утонуть. Ее долго несло вниз по течению, пока не выбросило на берег прямо перед старым порталом. Им давно не пользовались, да и забыли о том, что он существует.
Повезло ли девушке или нет, в этот же день из портала вышли странные люди в черных балахонах. Их сопровождали стража и рыбаки, часто ловившие в местной реке рыбу. Из-за сильного течения их улов можно назвать неплохим.
Человек в балахоне указал костлявым пальцем на распростертое тело девушки. Рыбак ответил и намекнул о русалках. Стража, сопровождавшая людей в балахонах, по приказу костлявого человека подхватили Лиму. Ее крылья скрылись в спине. Они затянулись обратно под кожу как израненные, но верные псы, спасшие хозяйке жизнь.
Люди вошли с ношей в портал. Те, что скрывались в балахонах, тихо переговаривались между собой.
- Выжить после такого мог только монстр! Она опасна!
- Вдруг она просто человек?
- Человек давно разбился бы об скалы, а на ней много крови и ни единой царапины! Я говорю! Ее место за решеткой!
- И в какую часть ты предлагаешь ее поместить, мы ведь не знаем какая она?!
- Пока что посадим ее в «В-1», в красной решетке. Пусть посидит там, а после решим по ее поведению, куда ее определить.
Девушку поволокли к страшному и очень большому зданию. Ужасные дома больше похожие на тюрьмы строгого режима. Они располагались далеко друг от друга. Люди если и ходили по улицам, то встречались на пути редко.
Протянув Лиму внутрь, обходя мимо решеток с разными заключенными существами, девушку как мешок с картошкой бросили в клетку. Вначале решетка казалась обычной. Но после того, как человек в балахоне шепнул заклинание, она окрасилась в красный цвет, и перед входом внутрь возник рисунок «В-1». Он напоминал зеленную змею, кусавшую птицу.
Сразу же принесли малосъедобную баланду и плюхнули на пол, разлив половину. Заключенные ловили тарелки и с жадностью пожирали отвратительную похлебку. Не удивительно. Тощие как скелеты они могли съесть даже песок, лишь бы заполнить прилившие к позвоночнику от голода животы.
Лима все еще не пришла в себя, с ней стали происходить перемены. Тело окутало белое свечение. Мокрые волосы теряли цвет и становились белыми. Веки дергались, как если бы ей снился кошмар. Из уголков глаз текли черные слезы, словно освобождая девушку от скверны, таившейся глубоко внутри.
В Олимпиаду стали кидать камушками, стараясь разбудить. Нахмурившись, девушка медленно открыла глаза, уже не ало-красные, а оранжевые. Она осмотрела себя, но ни одной царапины не нашла. Боль все еще пульсировала по коже. Вспомнилось слова Дока, о том, что у них хорошая регенерация. Взгляд приспособился к местному тусклому освещению. На глаза попалась тюремная параша, серые стены, подвесная кровать полная блох, клопов и других милых насекомых. И самая страшная – красная решетка.
Лима, шатаясь, встала и подошла к вертикальным прутьям. В пару метрах от нее такая же решетка синего цвета. Внутри сидел страшный и грязный мужик, тупо смотрящий в пол. Именно он кидал в нее камушки.
- Эй, а где это мы? – спросила у него Олимпиада.
Посмотрев в ее сторону взглядом испуганного кролика, заключенный на всякий случай отполз вглубь камеры.
- Не разговаривай с ним, он боится, – ответил ей мужчина, довольно пожилого возраста, тоже весь заросший. Его прутья имели зеленый цвет. Располагался он напротив, но немного левее. Когти, словно у кота, склонность к волосатости. Мужчина миролюбиво улыбнулся. Блеснули острые зубы.
- А почему? – удивилась Лима.
- Ты в красной клетке.
- А что это означает? – еще больше поразилась.
Мужчина кашлянул.
- Ты не помнишь, за что тебя сюда посадили?
- Нет. Помню, что вместе с подругой упала в реку, потеряла сознание и оказалась здесь.
- Река быстрая?
- Мы упали с пропасти, и река очень быстрая.
- Тогда понятно, почему тебя сюда посадили.
- А я почему-то не понимаю, за что невиновного сажают в тюрьму? Может, я на голову кому упала, но это же не причина сразу бросать за решетку! Я же ничего никому не сделала!
Собеседник высунулся из клетки.
- Здесь в основном все невиновные, просто признанные этими фанатиками опасными. Вот этот псих, тоже фанатик, провинившийся перед их божеством, – он кивнул на притихшего мужика. – Скорее всего, они решили, что человек не может выжить после приключение по быстрой реке, поэтому ты здесь.
- Глупость какая-то, – махнула мокрой головой Лима.
- Я тоже так думаю. Меня посадили, потому что я другой расы и у меня мама наполовину женщина-кошка. Я что виноват, что родился с такими когтями? Нет. Я тоже думаю, что нет. А они считают, что я в этом виноват, справедливо? Нет. Но кому ты пожалуешься? Охотники сюда не заходят. Год сижу и не могу понять за что.
- Вы так и не ответили, почему клетки разного цвета?
- Система простая, – пожал плечами. – Есть три цвета: красный, синий и зеленый. Три основных обозначения: «А», «Б» и «В». И, наконец, десять уровней. Есть еще четвертое обозначение, но здесь их не держат. «Г» в основном ставят животным. Зеленные прутья, как у меня, обозначают, что содержащийся в клетке пленник не очень опасен и не бросается. К нему можно свободно заходить, не опасаясь за свою жизнь. Если конечно у него не стоит обозначение «А-10». Синие прутья, как у этого мудака сбоку, обозначают, что он опасен и не бросается, тоже, если не стоит обозначение «А-10», к нему обычно не заходят. Красные прутья обозначают, что очень опасен и может броситься, но здесь содержатся только обозначения «Б» и «В», а вот «А» содержат в открытом отделе, а «А-10» и вовсе я не знаю где.
- А что обозначения означают? – прислушивалась Лима.
- «Г» - безмозглая тварь, «В» - тупица, «Б» - осмысленный психопат, «А» - хитроумный маньяк, – произнес парень из красной клетки.
- Он грубо выразился, но в принципе все именно так, как он сказал.
- Так что я… тупица? – девушка покраснела и посмотрела на свое обозначение «В-1».
- Они временно тебе поставили «В-1», после поменяют, когда ты себя проявишь. У меня, например, тоже было «В-1», а после стало «Б-4».
- Цифрами они оценивают умственные способности и степень опасности в данном обозначении, «В-1» - самый тупой.
Парень отвернулся, у него самого написано «Б-5».
- А здесь помыться можно? – в отчаянии спросила Лима.
- Вон видишь, возле решетки лейку и шторку?
- Ага.
- Шторку закрути и лей из лейки на себя.
- Прямо сервис люкс, – пробормотала недовольно и только сейчас заметила, что у нее абсолютно белые волосы. Девушка истошно закричала.
- Ты чего это? – удивился парень.
- Я седая! У меня волосы были русыми! А теперь белые!
- Не боись, скоро морщины появятся от той баланды, что нам тут дают! – «успокоили» ее.
Со слезами на глазах Лима задернула круговую шторку, разделась. И только приготовилась вылить на себя ледяную воду, как ее схватили и стали сжимать в объятиях, пытаясь в порыве страсти поднять штору.
- Какая куколка! – произнес пьяный голос.
- Стража! Охранник в опасности! Он зашел в красную клетку! К новенькой! – заорали пискляво.
- Олух, фанатики хреновы! – выкрикнул парень «Б-5».
Лима сопротивлялась. В душе все сжалось, перед глазами заплясали красные пятна. Чужие прикосновения вызывали отвращение, чувство брезгливости и дикую ярость, неукротимую, бесстрашную и… опасную. Никогда еще она не чувствовала ничего подобного, такого же всепоглощающего и лишающего рассудка. Олимпиада ужаснулась. Ей хотелось убивать…
В мгновении ока девушка менялась. Отрасли острые и твердые когти и зубы. Когти с легкостью вспороли ткань шторы и что-то мягкое. Схвативший ее человек заорал.
Выпутавшись, девчонка поняла, что наделала. Вся рука в крови. Она едва не выпустили пьяному мужику кишки, вспорола грудь. Он корчился на полу, зажимая кровавую рану, и обзывал ее отборной бранью. В нос ударил удушливый запах крови. Появились страшные мысли о том, что кровь может быть неплохим дополнением к баланде. В ужасе Лима закрыла нос шторой, подавляя нахлынувшие приступы жажды.
- Я не хотела, – пролепетала, не узнавая свой голос, и посмотрела на ошеломленного мужика в зеленой клетке. И тут ей попался осколок зеркала. Отражение вроде ее, но в тоже время нет. Белая кожа, абсолютно оранжевые глаза без белка с многогранной темно-алой звездочкой вместо зрачка. Голубые губы, из-под которых выглядывали длинные острые клыки. Вот какой он прощеный вампир, но в тоже время им не являющийся.
- Вот, девка, дала! – восхитился парень. – Эй, прикончи его! Все равно не сбежишь, но получишь моральное удовольствие!

URL
2011-05-01 в 18:07 

Романчик Анастасия
Лима его не слушала и с мрачным удовлетворением смотрела на растущую лужу. Тело трясло от желания присосаться к шее поверженного ею мужчины. Темное «я» проснулось и собиралось отобрать у нее контроль, завладеть разумом. Рот наполнился слюной. Может, она не стала прощенной? А просто отсрочила превращение в монстра? Чтобы хоть как-то прийти в себя Олимпиада прокусила себе руку до крови.
Сбежались люди в балахонах. Сразу определив, что случилось, они быстро отдали приказ. Шипящей девушке пульнули нечто в лицо, отчего ее покачнуло, а в глазах помутнело.
- Оденьте ее и переведите в открытый отсек. А этого недоумка в лазарет.
Как ее переносили, Лима помнила смутно. Мелькали камеры разных цветов, испуганные лица, алые прутья открытой клетки, голубое небо. Сознание находилось, словно в дурмане. Отовсюду доносился вой, визг и чей-то голос.
- Эй, подруга, просыпайся, хватит спать! Жратву принесли!
Слипшиеся глаза едва разлепились. Зрение постепенно обретало четкость. Сначала она увидела контур фигуры. Потом то, что это женщина. Чуть погодя, что лысая женщина, остроухая. А после, что вовсе не женщина…
- О, проснулась, я уже думала сдохла.
- Как же, сдохнешь здесь, если только копыта отбросишь и кандалы оденешь.
- Тебе это не грозит, тебе можно отбрасывать только твой противный хвост! – мистический звонкий голос незнакомки пугал.
Лима приподнялась на локтях. В соседней комнате сидела на огромном теле черного паука половинка лысой красивой женщины. Там где по идее должна быть голова паука крепилось туловище. Кожа серая с разными острыми выступами, руки с длинными когтями. О том, что существо именно женщина говорила большая грудь и голос.
- Приветики, за что сюда посадили такую тощую? Да еще с обозначением «А-7»? когда у меня «А-6»! – грозно поставила руки на тонкую талию в твердых наростах.
Лима постучала по голове кулачком. Но галлюцинация не прошла, да еще и улыбалась сквозь прутья теперь уже в клеточку. Глаза у галлюцинации яркие, синие.
- Охраннику… чуть кишки не выпустила, – сдавленно выговорила Олимпиада, стараясь не вспоминать жажду. Ей становилось жутко от осознания того, что она сделала с охранником.
- А почему чуть, я бы выпустила! – надула губки паучиха.
- Он, кажется, был в доспехах.
- Не хило, – кивнула девушка-паук, – каптюры даже мои сломаются. Кстати, меня зовут Экрис, а тебя?
- Крик или Лима, можно еще Олимпиада.
Экрис посмаковала серыми губами.
- Лучше Крик, звучнее как-то. А меня сюда посадили за то, как я выгляжу. Да и вот какую клетку тесную дали, гады! Ни лапу выпрямить, ни пошевелится!
- По-моему здесь ничему нельзя удивляться.
Паучиха захохотала.
- А вон того хвостатого придурка звать Горлун.
Лима развернулась и ей помахала когтистая лапа мохнатого человека. Он смахивал на волка, вставшего на здание ноги, но с человеческим лицом монгольского типа.
- Надеюсь, ты не такая болтунья, как она?
- Не думаю, – медленно повертела головой и поправила белую прядь.
С противоположной стороны раздались глухие стоны. Олимпиаду передернуло. К ней тянулось из прутьев нечто с обвисшей мутно-желтой кожей с большим беззубым ртом. Маленькие, далеко расставленные черные глазки неотрывно следили за каждым ее движением. С очень длинными пальцами, сгорбленное тело, лысая голова с шишками вместо волос.
- Что ЭТО? – спросила испуганная Лима, сморщившись от отвращения. В нос ударила отвратительная вонь. Обоняние заметно стало сильнее.
Экрис развернула голову в сторону страшного существа.
- Вот кто-кто, а эта сучка сидит в тюряге на законном основании, – ответила отнюдь невесело.
- И что это?
- Древний хищник. Видишь? Ей стоит обозначение «Г-10».
- Ну?
- Она тупая и кровожадная. Она только стонет и жрет, стонет и жрет. Единственная ее цель – пожрать живой плоти. Поэтому она и тянется. Пусти ее так она сожрет здесь всех.
- Ты сказала «она»?
- Не удивляйся, но эта чмошница действительно баба. Когда ее сюда поместили, она снесла яйцо. И из него вылупилось подобие ее самой, только без обвисшей груди.
- И что с ним случилось? – спросила Лимка, подняв бровь.
Экрис скривилась, сморщив красивый носик.
- Она его сожрала. Он хотел сбежать, но не получилось, прутья помешали. И успел еще, кстати, с ней спарится. Представляешь? Она потом еще одно яйцо снесла. Оттуда баба вылупилась.
- Тоже съела?
- А то.
- Ужас какой.
- Хи-хи, эта девица еще цветочки по сравнению с тем, что содержится вон там, – Экрис показала когтистым пальцем на закрытый купол.
- А что там? – Лима повернула в ту сторону голову.
- Здесь, в открытом, – заговорил Горлун, – находятся «А-1-7» с красными прутьями, «А-8-10» с синими и зелеными, «Г-9-10», а там же содержатся «А-8-10» с красными прутьями.
- Там чуваки покруче этой чокнутой бабы будут, – добавила Экрис. – Нас скоро поведут на турнир, и там ты их увидишь.
- А что за турнир?
Паучиха хихикнула.
- Есть у них такое развлечение. Короче берутся вот такие монстры, как эта баба. Они жрут много, а пользы от них никакой. И запихивают в арену, закрытую красными прутьями, ну и вывозят восьмерок да десяток. Иногда прихватят еще семерок, типа, тебя.
- И что? – вытаращила глаза Крик.
- За раз избавляются где-то от десятерых, – махнула рукой Экрис. – Они там мешочек приносят и косточки достают, а на них номерочки. Чей номерочек выпадет, тот к твари и спустится.
- К этой твари? – с ужасом кинула взгляд в сторону существа.
- Ага, убить ее нужно, либо она убьет. Одно из двух. Третьего не дано. Поверь уж мне, я всего там навидалась, не первый год сижу.
- Говоришь десять кандидатов?
- Ага, – выдохнула громко. – Последний раз восьмерку-то убили, заменят ее кем-то. Наверное, либо тобой либо еще кем-то из семерок. Там определенное количество участников, меньше нельзя. А такие опасные козлы редко им попадаются. Разве станут они свою шкуру подставлять? Эти и то попались по случайности, ты как попалась?
- Меня река вынесла на берег. Я в сознание пришла уже в клетке.
- Ну, а я о чем говорю? Разве бы ты не убежала, будь у тебя возможность?
- Убежала, конечно! Они же все психи! Фанатики!
- Хм, психи? Жри давай, а то заберут и до обеда голодная будешь!
Лима с трудом запихивала в себя то, что вряд ли можно назвать нормальной едой.
Пока они ели, Экрис говорила и говорила. Она рассказывала и за себя, и за лохматого приятеля, и за фанатиков. Благо для нее слушатель попался благодарный в лице одной несчастной Лимы. Девушка с жадностью ловила новую информацию.
Сама паучиха родом из дальнего мира, под названием «Дурманящая эва». Их расу, Катраклов, нельзя назвать ни темной, ни светлой. Примерно так же, как люди, они непостоянны. Жили в ущельях, огромных городах-паутинах. Их мир не являлся курортом. Разумным существам даже таким сильным как Катраклы приходилось выживать. Экрис всегда была веселого нрава и ей не нравилась жизнь среди сородичей, поэтому она решила покинуть жестокий мир. Ее не хотели отпускать, так как паучиха помолвлена с влиятельным катраклом, но та, несмотря на запреты, сбежала. Экрис не повезло. Она попала в мир фанатиков и сразу же по наивности загремела в тюрьму, где сидит до сих пор.
Горлун появился недавно. Его раненого поймали в местном лесу. О том кто и он откуда никто не знал. Лохматый человек не распространялся о себе. Об Экрис он говорил ласково: «Находка для шпиона». Она не умела молчать и считалась сплетницей номер один. Даже фанатики иногда приходили к ней, чтобы узнать необходимую им информацию. О том, что Экрис им бессовестно лгала, люди не догадывались.
За годы, проведенные в камере, паучиха успела много чего узнать о системе фанатиков. У нее поменялся не один сосед, и все они погибали на арене либо не выдерживали и кончали жизнь самоубийством. В тюрьму попадали не только существа из других миров, но и те, кто был недоволен властью. Они-то и рассказали ей, что за бардак твориться вокруг. Люди этого мира – сектанты. Они поклонялись ожившему божеству, Гезулу. Экрис подозревала, что в этом дурно пахнувшем деле замешаны высшие демоны. Только они играют в божества и пудрят доверчивым дурачкам головы. Но сидя в клетке трудно найти доказательства своей правоты. Гезул требовал беспрекословного подчинения, жестоко наказывал отступников и «грязноверцев». У него имелся свой список законов. Каждый месяц ему приводили трех девушек, которые затем бесследно исчезали. То, что происходило в главной цитадели не передать словами. Экрис поведали о том, что в обители жрецов каждый день льется кровь. Арена – один из способов жертвоприношения. Устраивая кровавые зрелища, фанатики отдавали дань кровожадному божеству. Недовольные системой люди предпочитали молчать, боясь возмездия Гезула.
- Неужели никто не может прикрыть эту шарашку? – Лима с отвращением отодвинула от себя миску.
Экрис пожала плечами.
- Кто ж посмеет? Все боятся, – сказала она.
Прозвучал звон гонга.
- Это что такое? – спросила девушка у Экрис, вдыхая побольше воздуха, чтобы содержимое желудка не вырвалось наружу.
- Турнир начинается, сейчас нас покатят.
Клетки качнуло и по очереди они поехали по рельсам. Медленно продвигались к трибуне. Все остались у края арены, а Лиму покатило дальше.
- О, не повезло тебе, – скривилась Экрис, – а я уже думала, хоть с кем-то поболтаю. Удачи!
У Лимы задрожали коленки. Большое количество людей всегда пугало ее, а теперь и совсем наводило ужас. Разворачивающиеся перед ней события напоминали гладиаторские зрелища древнего Рима. Только экран, показывающий круг арены, где уже паслось некое чудовище, не в тему висел.
Арена – огромная яма с высокими стенами и решетками, прорубленными в них. Вдоль края по секторам располагались заключенные в красных клетках. Заключенные Б В и Г с синими и зеленными прутьями не имели привилегий смотреть на жертвоприношение, устраиваемое сектантами. «Бойцы», в числе которые была и Лима, отделены от других двойной большой клеткой с алыми прутьями. Зрители под защитой решеток находились немного выше заключенных и дальше. Это для них поставлен экран, чтобы лучше видели, что творится на арене. Людей было много и все возбуждено переговаривались, создавая шум.

URL
2011-05-01 в 18:08 

Романчик Анастасия
Лиме вспомнился неприятный момент из детства, когда в образе зайчика она стояла на сцене и не могла выдавить из себя хотя бы слово. Одноклассники ложились от хохота, а ей хотелось провалиться под землю. Но на трибунах нет хохочущих мальчиков, зато сидело огромное количество мужчин и женщин, визжащих подобно возбужденным бабуинам во время брачного периода.
Клетку девушки подвезли к остальным участникам. Ее резко дернуло, и она повалилась на пол. На нее сразу бросилось парочка монстров, но не смогли достать и выругались от досады. На их клетках висели таблички с обозначениями «А-8» или «А-9».
Взгляд Олимпиады остановился на десятке и на том кто сидел в алой клетке. Высокий парень с черной косой, статной белой фигурой и блестящими серыми глазами. Брови острым домиком, нос прямой. Сразу припоминались мужчины с обложек женских журналов. Скрестив руки, он стоял посередине своей клетки. Лицо строгое и красивое ничего не выражало, кроме презрения. Он мельком бросил на нее заинтересованный взгляд, хрустнул шеей, отвернулся. А вот Лима не могла оторвать от него глаз, сердце щемило, а ноги подкашивало. Среди всего смрада она чувствовала его восхитительный запах, сводивший с ума.
Зазвучал громкий голос прямо над ухом. Олимпиада увидела на экране себя и остальных. Захотелось помахать ручкой. Но сдержалась, понимая, насколько глупо будет выглядеть.
- Сейчас судьи определят, кто сразится с монстром!
Судьи с мешочком вышли к клеткам. Один вытащил косточку и показал на всеобщее обозрение, а после указал на восьмерку. Существо, сидевшее в клетке, нечто недовольно пробурчало. Он подъехал ближе к арене. У самого края клетка перевернулась – это так его выпустили, а точнее сказать, выбросили.
То, что девушка увидела, не забудет никогда. Монстры сразу кинулись друг на друга, но победил умнейший. Он через двадцать минут борьбы перегрыз противнику горло и стал пожирать. Лиму вырвало.
Красавец с черной косой хмыкнул, криво ухмыльнувшись, чмокнул губами. Девушке захотелось послать мужчину куда подальше, но мышцы сводило судорогой от его пристального взгляда. Поэтому она ограничилась тем, что показала ему средний палец. Он захохотал и жестами изобразил, что с ней сделают на арене. Лиму передернуло. Девушка демонстративно повернулась к нему задней частью и хлопнула себя по попе.
- Поцелуй, озабоченный извращенец! – одними губами сказала.
Послышали свисты с трибуны.
- Классная попка!
Мужчина высунулся из прутьев, показав верхние и нижние острые белые клыки.
- С удовольствием поцелую и покусаю, если меня к тебе пустят, – услышала его красивый голос.
- Я оторву тебе все выпирающие конечности!
- Буду ждать! – провел языком по верхним зубам.
Восьмерку едва загнали обратно в клетку. Судьи снова подошли к заключенным. Девушка наблюдала за экраном. Выпустили здорового быка. Пасть у существа мало напоминала бычью, скорее уж крокодилью.
Она пропустила момент, когда достали кость, лишь заметила, что поехала клетка мужчины с черной косой. Он не церемонился. Как только бык на него наехал, крокодилья голова свернулась набок, а бычье тело застыло навсегда. Зрители разочарованно загалдели и засвистели, но парню все равно. Плевать он хотел на каких-то там зрителей.
- Он быстро убивает, – раздраженно буркнул судья, – прямо мясник.
При слове «мясник» у Лимы подогнуло еще больше коленки. Чтобы хоть как-то отвлечься, она взглянула на экран, дабы посмотреть, кого же вывели на арену. Захотелось закричать и позвать маму. Обвисшая кожа… Безумная соседка «Г-10» бегала по песку с вытянутыми руками.
- А теперь кому-то придется сражаться целых три раза! С разными существами! В прошлый раз сражалась восьмерка! Если вы помните, ее убил второй монстр!
Лима сглотнула и с испугом посмотрела на мешок в руках у человека. Даже десятки потеряли невозмутимость. Один монстр еще ладно, но трое подряд – смерть. Все понимали, что сейчас судьи выбирали смертника.
У юного вампира закружилась голова. За весь день фанатики столько раз упоминали свои любимые цифры, что ненароком можно забыть собственное имя. Казалось, что Олимпиада спала и видела страшный сон, где все понарошку. И арена залита красным клубничным соком, а не кровью. И зачем она трогала эту треклятую лягушку? Сидела бы дома, поступила бы в университет, училась бы. А теперь что? Жизнь сломана. Дорога домой навсегда закрыта. Мама не узнает, что случилось с дочерью, а Вика будет счастлива. Вампиры погибли, но они оставили страшное наследие, живущее отныне в ее крови. Как бороться против того, что не видишь? Сражаться с тем, что находится внутри тебя и проявляется в минуты слабости?
Клетка дернулась. Судьи извлекли на свет кость и показали зрителям. Девушка не рассмотрела номерок, но и так ясно – выбор пал на нее. От страха перехватило дыхание. Еще сильнее захотелось домой. Проснуться, чтобы все закончилось и никогда не повторялось.
- О, какая новость, новенькая семерочка! Сегодня она только поступила и уже отправила в лазарет охранника! – Лима не сдержалась и показала невидимке кулак. Сидевшие в клетках существа заржали. – Но к счастью наш человек жив и здоров, идет на поправку!
- Давай детка, покрути попкой! – кричали отовсюду.
- Красавица, оторви ей голову!
- Выпусти кишки!
Олимпиада прижалась к стенке клетки, не желая падать прямо на голову к хищнику.
- Смотрите, нам попалась трусиха, сейчас мы ее выкурим!
Под словом «выкурим», подразумевалось «выпалим». Прутья накалились. Не стерпев боли, девушка свалилась на песок. С ошеломляющей скоростью она удрала от длинных пальцев, да так, что позавидовал бы любой марафонец. Зрители засмеялись, наблюдая, как девушка убегает от психопатки.
- Не думаю, что вам будет интересно наблюдать за тем, как она бегает от противника.
Ноги Лимы обвили цепи, только чудо не позволило ей упасть. А тем временем, так называемая «противница», стеная, как сотня мертвецов, приближалась. Девушка поняла, что все потерянно, сейчас ее разорвут. Но тут пробудились сразу оба дара. Ее кожа покрылась белой блестяще-ослепляющей чешуей. Вырос сзади тонкий длинный изящный хвост с копьевидным жалом на конце. Волосы пришли в движение, и все вокруг них покрылось изморозью.
- Офигеть! – чертыхнулась Лима и пошевелила белым хвостом.
Хищница продолжала стенать и рваться вперед, но ее не пускал ледяной капкан. Она слишком близко подошла.
- Ну что, стерва, посмотрим, из чего ты сделана?!
Девушка открыла рот и закричала. Крик похожий на сирену и звон трубы снес чудовище вместе с капканом и с огромной скоростью понес в сторону стены. То, что от нее осталось можно собирать в пробирку. Кожа расползлась вдоль стенки тонким слоем. Как говорится, ее размазало.
Стадион замер. Все молчали даже невидимый диктор.
Лима сплюнула и порвала цепи, хрустнувшие осколками. Они настолько сильно обледенели, что порвать их мог даже ребенок.
- И-и-и, т-так, – заговорил снова диктор, – в-второй про-противник.
Девушка развернулась в сторону поднимавшейся решетки. Оттуда рвалась огромная змееподобная ящерица.
- Фигушки! – Олимпиада по наитию навела жало хвоста и… выстрелила.
Полыхнуло белым. Решетки, стены, чудища больше не существовало. Все уничтожила вспышка.
Вновь повисла тишина, диктор кашлянул в рупор.
- Ну что ж, выпускаем третьего зверя…
- Стой! – взмахнул руками человек в балахоне. – Выпусти мясника, пускай мальчик позабавится.
Он сел обратно на место, пока Лима пыталась сообразить, кого же жрец имел в виду.
- Ну что, детка, все еще жаждешь, чтобы я тебя поцеловал? – знакомый красивый голос заставил ее повернуться.
- Нам незачем драться, – тихо прошептала, рассматривая его стройную фигуру и горящие полностью серые глаза с темной-серой звездой посередине, вместо обычного зрачка.
- Ты так думаешь, темная? – зацокал, мило улыбаясь. – Не люблю вампиров, особенно тех, кто строит из себя добреньких милашек.
- Я не вампир! – горячо возразила Олимпиада.
- Ага, а я дракон с подпиской о невыезде. Охранник превратился в рогатое чудовище и его пристрелили. Они никогда не озвучивают правду до конца. Жажда мучит, девочка? Не так ли? Покусала человечка и думаешь, тебе все сойдет с лап?
- Нет! Я не хотела, чтобы все так получилось!
- Жаль, но действительно мог бы с тобой повеселиться, неплохо провести время… например в одной постели обнаженными пару часиков, но увы, увы, – его взгляд стал жестким. – Я убью тебя.
Его прыжок протяженностью двадцать метров поистине грандиозный заставил ее открыть рот. Она еле успела отскочить от когтей, когда он пролетал мимо нее и опустился в метре от ее фигуры. Мужчина зарычал, как зверь, оскалив белоснежные зубы и расставив руки в стороны.
- Сражайся, адское отродье! Иначе меня обвинят в избиении младенца!
- Я не хочу!
- Как знаешь! – он ударил в землю.
Девушка непроизвольно подскочила, и едва не была нанизана на его руку, как цыпленок гриль. Если бы Лима не зацепилась когтями за остатки цепи, то можно было писать некролог. Она выстрелила из хвоста, но вспышка не причинила ему существенного вреда, лишь разозлила. Олимпиада попробовала блокировать его удар. Но встретилась с такой силищей, что ее отбросило на стену, оставив в ней приличную вмятину. Лима закричала, когда, выставив руку перед собой, почувствовала, как острые зубы вонзаются в плоть, и резкими движениями вырывали из нее куски мяса.
Трибуны взрывались криками. Такого впечатляющего представления они еще не видели за все время существования арены.
Изо всех сил Лима врезала ему по лицу. Он отлетел от удара, пропахав землю в метр глубиной. Тут же вскочил и снова оскалился окровавленными зубами. На его лице остался след от пяти когтей.
- За что ты меня так ненавидишь?!
- За то, что ты существуешь! Адские вампиры должны гореть в бездне, где им самое место! – прорычал парень и бросился на нее с еще большим остервенением.

URL
2011-05-01 в 18:09 

Романчик Анастасия
Девушке удалось вонзить зубки в его плоть, но надолго задержаться не дали. Голову дернуло от звонкой пощечины. Он быстро обхватил Лиму за подбородок, намереваясь сломать позвонки. Она закричала. Звуковая волна отразилась от решетки, защищенной магией, и попала в них двоих. Лима освободилась из захвата, пронеслась кувырком по земле, поднимая столб пыли. Встать на ноги так же быстро, как противник, не удалось. Взгляд мутило, кашель сопровождался кровью.
Лима увидела приближающийся кулак. Мощным ударом «мясник» намеревался проломить ей череп. Пришли в движение ее волосы, хлестнули его, как бичом. Закрутилась метель. Песок покрыл сантиметровым слоем снега.
Смутно девушка слышала, как люди делали ставки. Их крики сводили с ума, а тут еще этот быстрый, как тушканчик, прыгал перед глазами. Поймав парня в поле зрение, она закричала так сильно, насколько смогла. Его закрутило в воздухе. Зацепившись когтями за камень в стене, с омерзительным звуком он проехал вниз. Лима встала на ноги.
- Мне начинает надоедать! – его голос уже не так красив, рычание зверя – иначе не назовешь.
Олимпиада, охрипшая и хромая, отступала. Он приблизился совсем близко. Она в отчаянии разорвала кофту на груди. Мужчина всего на миг застыл от увиденного, но этого хватило, чтобы выстрелить в него из хвоста в упор. Лима надеялась, что он хотя бы потеряет сознание. Как назло ничего подобного не случилось. Парень столкнулся со стеной и от места удара пошла глубокая трещина.
Лима лихорадочно соображала, что же ей делать. Взгляд уткнулся в стену. Единственное, что ее могло спасти – если сражение остановят судьи. Но что сделать? Может поставить под угрозу многочисленную аудиторию?
Прицелившись, она выстрелила. Ее противник удивленно проводил взглядом луч. Трещина прилично расширилась. Послышались испуганные крики людей. Лима разъяренная, как сто ос, молотила хвостом по стене, от которой отлетали приличные куски камня. Среди зрителей началась паника. Они не то, что покинули стадион, а просто повыпрыгивали из него.
- Выпустите меня! Сволочи! – кричала девушка охрипшим голосом, с ужасом наблюдая, как приближается ее смерть в прекрасном образе мужчины с оскалом монстра.
Быстро опустилась клетка, придавив хвост. От боли он исчез. Кожа приобрела обычный облик, слегка бледноватый, но без чешуи. Волосы перестали двигаться.
Рядом раздавалось разочарованное рычание.
- Это еще не конец! Слышишь?! Мерзавка! – проговорил парень с угрозой, взявшись за красные прутья. – Дай мне только выбраться и я убью тебя! Проклятый вампир!
Ее клетка поползла вверх, судьи смотрели на них с неприкрытым испугом.
- Определите ее к десяткам.
- Сменить семерку на десятку?
- На одиннадцать и ему тоже.
У спрашивавшего глаза округлись.
- Вы уверены?
- Да.
- Сволочи, выпустите меня! Я домой хочу! – выкрикнула Лима нормальным голосом. – Я вам ничего не сделала, а вы меня в клетку посадили!
- Уведите, – отмахнулся судья.
- Дайте мне только вырваться! Сволочи!
Лима бессильно опустилась на кровать, на удивление чисто застеленную и без блох с клопами. Она смотрела, как проплывают мимо разноцветные клетки.
- Ничего, Крик, мы тебя еще навестим! – напряженно крикнула Экрис. У нее все еще перед глазами стояла арена. – Мы этим козлам дебош устроим, они нас сами к вам поселят!
Лима грустно улыбнулась и помахала вяло рукой. Ее повезли дальше, среди тех, кто еще казался таким далеким. Она старалась не обращать на них внимания и просто сидеть на кровати. Девушка пропустила момент, когда передвижная тюрьма остановилась. Спертый воздух, темное помещение с железными заслонками. Где-то в углу противно капала вода. Лиме вспомнилось, как люди сходили с ума от звука падающей капли. Девушка грустно улыбнулась. После того, что ей пришлось пережить за последнее время, странно, что она не лишалась рассудка.
Впервые Олимпиада обратила внимания на тот факт, что видит в полной темноте. Живые выглядели желто-оранжевыми пятнами. Затем все менялось и приобретало яркие краски, как если бы кто-то облил мир гуашью. Появились несколько цветов, которым она не могла подобрать названия. Ей всегда казалось, что ночные существа видят мир черно-белым. Но вампир принадлежал иному измерению. Каждый камень имел свою историю и свой цвет. Соседей можно читать, как книгу, и отчетливо видеть каждый поступок совершенный ими. Их мысли теряли секретность. Становились прозрачными и легкодоступными.
Неприкрытой ненавистью горел взгляд проезжавшего мимо ее клетки «мясника». Его раны затянулись. Он не остался среди них, а уехал в неизвестном направлении. Лима была несказанно счастлива, что не будет ощущать на себе его страшного взгляда.
Через час до ее острого слуха донеслись веселые крики – Экрис с Гурлуном подъезжали.
- Приветики, мы же говорили тебе, что приедем! – воскликнула весело Экрис.
- И как вам удалось? – спросила Лима и уткнулась носом в колени.
- Они не любят, когда шумят. Им легче выполнить наши требования, чем терпеть нас. А боль я не чувствую. Вот им и пришлось уступить.
- Ясно.
Экрис с интересом рассматривала цифру одиннадцать.
- Не хило, ты одиннадцать!
Олимпиада разозлилась.
- Мне от этого ни холодно, ни жарко! На волю хочу! Меня едва сегодня не прикончили! Чего мне радоваться?! Что мне поставили одиннадцатый уровень опасности?!
Все замолчали. Но долго грустить Экрис не умела и начала заново тараторить:
- Кстати, я много народу на своем веку повидала, но твою расу так и не определила. Ты кто?
Лима задумалась говорить или не говорить новым знакомым кто она такая.
- Я, наверное, вампир, – вымолвила. – Меня укусил адский вампир, – заплакала. – Я не знаю, что я такое. Я была когда-то человеком.
В соседней клетке мужик поперхнулся. Он ел сухарики и теперь старательно их откашливал. Даже восьмерки вжались в клетки, пораженные услышанной новостью. В их глазах читался страх. Они и подумать не могли, что сидят вместе с представителем самой ужасной разновидности вампиров. Немногие могли позволить себе не бояться тварей бездны. О лордах адских вампирах ходили легенды. Маленьких детей пугали страшными сказками о злодеях, пьющих кровь.
- Не верю, – выговорила Экрис, а рот так и остался открытым.
- Это правда.
- Наверное, я не поняла, кто ты такая. Из-за того, что видела адских вампиров только мужиков. Они же страшные и придурки к тому же. Тебя же раб укусил? Не так ли? А как это случилось?
- На нас напали, меня цапнули в плечо, с тех пор все в моей жизни кувырком.
- А почему ты не пьешь кровь? Ты же вампир, или ты того охранника…
- Я не пила его крови, я вообще в своей жизни ни разу не пила крови! Меня мучит жажда, это правда! Но… я не хочу ставиться тем, чем меня называют! Я не вампир!
- Вон там тоже вурдалак сидит, – попыталась поднять настроение девушке Экрис, кивнув на клетку с бледным мужиком. – Правда, у него другая разновидность вампиризма.
Олимпиада никак не отреагировала на ее слова.
- Тебе че не интересно познакомиться со своими?
- А им интересно? – в ответ поинтересовалась у нее Лима. – Он обычный вампир, а я адский. Улавливаешь разницу?! Посмотри, как он на меня смотрит! Я представляю для него опасность!
- Я вообще не понимаю чего им тебя бояться, адских вампиров вообще-то легко отправить на тот свет.
- Ага, спасибо, утешила.
- Не, я просто так сказала.
Экрис пожала плечами.
- Мрачно как-то здесь, правда?
- Угу, давай спать, я устала.
- Хорошая идея, я об этом думала, знаешь…
Но Лима не слышала. Она провалилась в глубокий без сновидений сон.

URL
2011-05-01 в 18:10 

Романчик Анастасия
Глава 5.

На голову вылили что-то холодное, оказалось воду. Марина протерла глаза и присела на большой простой кровати.
- Ну как, выспалась? – это был Док. Улыбка садиста, прическа «лохмач». Он сидел на стуле напротив девушки на расстоянии вытянутой руки и держал пустой стакан.
- Так себе, – сдула мокрую прядь с лица девчонка, – но было бы нормально, если на меня не вылили водички.
- Ты спала два дня. Должен же я принять хоть какие-то меры?
Марина вспомнила, что случилось.
- А Лима… то есть Крик, вы нашли ее?
Док покачал головой.
- Мы обследовали все уголки. Но ни тела, ни живую ее не нашли. Течение, скорее всего, унесло далеко твою подругу, и дикие звери сожрали ее. Хотя сомневаюсь, что они польстятся ее отравленной плотью.
- Надеюсь, что она спаслась, – попыталась пропустить его слова мимо ушей. – Я видела странный сон…
- Я свои сны вижу, – перебил Док, – мне своих поверь, вот так хватает! – ребром ладони показал на кадык.
- Ясно, а где босс?
- Ай, где-то там, – и неопределенно показал в сторону железной двери.
Девушка осмотрела помещение и, недоумевая, перевела взгляд на мужчину-вешалку. Может, ее слегка и помотала река, но что-то не припоминался момент, когда она ударилась головой. Маринка отчетливо помнила, где они последний раз остановились. И за окном уж точно не стояли массивные гиганты дома высокотехнологического мира. В мире, где девушек покусали вампиры, в окошке можно увидеть курочек и другую домашнюю живность. Такая резка перемена обстановки не могла не удивлять, особенно человека неподготовленного.
- Что ты на меня так смотришь? – с тревогой поинтересовался Док.
- Мы же вроде бы в другом месте были, – испуганно произнесла Маринка.
- Да, ты права, – сразу расслабился человек. – Мы были в другом мире, но там стала жарко. У охотников за головами нашлись крутые дружки, и нам пришлось в срочном порядке ретироваться. Босс у нас мальчик аккуратный, зачем ему связываться с психами? У него мозгов побольше будет, чем у их безмозглого чайника. Боссу не надо лишние трупы за плечами, а без смертей бы потасовка не обошлась. Он и так переживает из-за твоей умалишенной подружки. На хрена ей крылья, если она летать не умеет?!
- Так, где мы? – нахмурилась Марина. Она уже поняла, что если Дока не заткнуть, он обольет грязью всех и вся, при случае и себя не забудет.
- Точно знает только босс и Хак, остальным просто неинтересно. Поверь, когда поездишь по сотням мирам, названия как-то не хочется запоминать, – он потянулся и хрустнул позвонками. – Знаю только, что мы в каком-то высшем. Нас не хотели пускать, типа че вы сами все из среднего претесь в высший да в низший. Это мы были в низшем, – пояснил. – Ну, босс так и сяк. Они все равно рожу кирпичом, не пустим и все тут, а потом тебя увидали и спрашивают: «А это кто такая?» А наш громила так посмотрит, – изобразил, как смотрит Лом, – на тебя и говорит: «Так эта ж прощеная вампирша, из адского трансформировалась в другую тварь». Я на него резко посмотрю строго, – опять скорчил рожу, изображая строгий взгляд, – но что поделаешь, слов обратно не вернуть, – Док замолчал.
- И что? – спросила Марина, напоминая, что он еще не все сказал.
- Я, если честно, не ожидал, что они так отреагируют, – мужчина активно помогал себе руками – резко жестикулируя. – Побелели, ручки ножки затряслись и уже присмиревшие интересуется у нас: «Вы не шутите, она действительно вампирша? И что это с ней?» Ну, босс смекнул, что, скорее всего, белые вампиры тут вес имеют, да и отвечает им: «Она действительно вампирша. Да только ранена она, река слегка тряхнула беднягу». Ты бы видела, как они засуетились, давай проверять твою кровь. Стали белее листа, а после по своим наушникам балакать, экраны вызывать.
- И что дальше? Как мы здесь оказались?
- Так слушай же! – недовольно буркнул Док и стал еще хмурее, чем был. – Вызвали они, короче, чистокровных белых вампиров. Так да сяк, вот лежит прощенная вампирша. Данные зашкаливают, хрен поймешь, что показывают. Я не удивляюсь, почему их боятся все до чертиков. Женщина приехала, волос чернее воронова крыла, глазища голубые. Кожа не то, что у тебя слегка бледноватая, там совсем белая. Так вот, эта женщина проверила твой пульс, потрогала твой лоб и спрашивает своим мистическим голосом: «Какой у нее дар?»
- А босс?
- А хрен его знает, вроде огнем может дышать. Так и ответил, больше никто ж о тебе не знает. Ты, наверное, и сама про себя не знаешь, а нам-то откуда знать?
- Знаете же ведь, что я огнем дышать могу.
- Ты во сне напыхалась, да и котлован еще никто не забыл, – усмехнулся и рукой сделал неопределенный жест.
Девушка поперхнулась, а он машинально уклонился.
- Ты чего? – удивленно посмотрела на него.
- Да мало ли полыхнешь!
- А что дальше-то было? – напомнила Марина.
- Ну что было? Привезли всех нас в госпиталь. Женщина стала расспрашивать нас, кто и когда тебя укусил, где нашли, как произошло превращение. Мы ответили, что пару деньков только ты в шкуре-то вампира. Она кивала и на тебя посматривала строго. Сказала, что пришлет нам сопровождающего, чтобы мы чего тут не натворили лишнего, и добавила, что только благодаря тебе нас терпит.
- И где этот сопровождающий? – поинтересовалась Марина.
- Скоро должен явиться.
Док вышел из помещения, девушка тоже встала и решила пройтись. Команда встретила ее хорошо, хотя половину она так и не запомнила. Но новые лица Маринка определила сразу. Две женщины стояли поодаль. Одна с голубыми волосами постриженная под каре, с раскосыми малиновыми глазами. А другая черноволосая, с интересной прической, похоже, та самая о которой говорил Док. Обе очень красивые. Черноволосая подошла первая и пожала Марине руку. На удивление ладонь незнакомки оказалась теплая. Вторая женщина последовала за ней.
- Приветствую тебя, хотя у нас в народе встречаются по-другому, – улыбнулась. – Я Аркалия, светлый командир охотниц, а это ваша сопровождающая Нуария.
- Она тоже…
- Нет, ее раса не такая, как наша. Нуария давно у нас служит. Она вмешиваться в ваши дела не будет, если они не противоправны. Я разговаривала с вашим боссом на эту тему, и он принял наши условия, надеюсь, и ты их примешь.
Марина вздохнула.
- Мне кажется или Нуария – мой личный сопровождающий?
Аркалия еще шире улыбнулась.
- Ты права, Нуария твой сопровождающий. Обычно за подростками нужен глаз да глаз, а тем более, ты новообращенная и еще не избавилась полностью от яда темного вампира. Мы волнуемся за людей. Вдруг ты не сможешь справиться с жаждой и бросишься на кого-нибудь. Надо исключить любую возможность опасности с твоей стороны. Твоим же коллегам вышлют сопровождающего мужчину.
- А откуда вы знаете, что меня иногда мучит … жажда?
- Ты не скрываешь мысли.
Девушка поправила волосы и удивленно воззрилась вначале на Аркалию, а потом на Нурию.
- А вы читаете мысли?
- Между собой мы обычно разговариваем мысленно. Людям непривычно слышать наш истинный язык.
Вампирша развернулась, оставив Нуарию рядом с Мариной, направилась к боссу. К девушкам подошел Док.
- Босс сказал, что ты можешь прогуляться по городу, так сказать, мозги проветрить.
Не ответив, Марина кивнула и направилась к выходу. За ней, как тень, следовала Нуария. Шаги ее бесшумны. Приходилось постоянно оглядываться, дабы убедится, что охотница идет следом. Выйдя на улицу, Нуария опередила ее, показала на некую странную вытянутую, словно иголку штуку.
- Что это? – поинтересовалась Маринка, кивая на незнакомую штуку и беспокойно осматриваясь. Новый мир вызывал у нее шок. Они стояли на воздушной парковочной стоянке, и она могла снизу верх смотреть на гиганты дома с миллионами зажженных огней. Разница между предыдущим городком и тем, что предстало ее глазам сейчас, была огромной. Марина словно попала в будущее, и могла полюбоваться каким будет ее мир. Теперь она понимала значение «высший мир», таким образом обозначался уровень развития населения.
- У вас в мире это называли автомобилем, – ответила охотница, поправляя черный воротник. Сильный ветер развевал ее волосы, и заставлял щуриться.
Черные брови девушки сами собой ползли вверх.
- А можно мне за руль?
- Не советую, можешь не справиться с управлением, и тогда мы разобьемся.
Управление у местного вида «автомобилей» несложное. Не зря же этот мир прозвали высшим? И скорость ошеломляющая, поэтому охотница так и опасалась за сохранность их жизней. Ездила машина легко и плавно. Что самое странное по воздуху.
- Классно, у вас тут воздушные трассы! – выглянула в окно Маринка.
- Если честно, видеть их каждый день надоедает, – ответила без капли эмоций Нуария, удобнее устроившись в кресле рядом, взялась за руль.
- А я еще пару дней назад и не думала, что буду ездить на летающей машине! – голос полон восторга. – Если бы кто сказал, не поверила!
Разговорить Нуарию оказалось не простым делом. Она отвечала односложно и коротко. В основном болтала Марина. Наконец, ей надоел односторонний диалог, поэтому девушка замолчала. Какой смысл разговаривать с тем, кто практически тебя игнорирует? Да еще и лицо у него словно сделанное из воска, глаза пустые. Маринка как не местная не знала о том, что все охотники ведут себя подобным образом. Они редко показывают чувства постороннему. В бою охотники практически непобедимы, так как всегда сохраняют холодный рассудок.

URL
2011-05-01 в 18:10 

Романчик Анастасия
- Ты слышала? – спросила Марина, прислушавшись.
- Ветер, – снова коротко ответила Нуария.
- Нет, я определенно слышала какой-то вой.
Нуария взглянула на нее и не стала ничего отвечать.
Вдруг машину тряхнуло.
- Я же говорю, что-то слышала!
Сопровождающая развернулась. Впервые на ее лице отразилось хоть какая-то эмоция, а именно изумление.
- Я же убила его!
- Кого?!
- Не твое дело! Не вмешивайся! – ее лицо снова стало не эмоциональным.
Марина со злости резко распахнула дверцу и одной ногой зависла над пропастью.
- Что ты делаешь, ненормальная?! – крикнула охотница.
- Или ты отвечаешь мне либо я выпрыгну! Поймать ты меня не успеешь, твое начальство же будет недовольно! Мне же все равно, что станет с проклятым телом!
- Сумасшедшая!
- Какая разница сгинет моя шкура, взорвавшись либо кто-то ее сожрет! – еще больше накренилась. – Я все равно вампир, и сдохну либо от пули, либо от стрелы! Раньше позже, не имеете никакого значения! Будто я не понимаю того, зачем тебя приставили ко мне!
Нуария застыла и посмотрела назад, закусила губу.
- Хорошо, я отвечу тебе. Мы кажется, оторвались.
Девушка вернулась обратно на сидение и закрыла дверцу.
- Ну, я жду.
- Месяц назад меня послали на задание в древнее хранилище, – начала охотница, – Нужно было набрать пыльцы цветка Акараха, растущего лишь в тех местах.
- И что?
- Меня предупредили, что ни в коем случае нельзя трогать серебряную плиту, а я дотронулась.
- Зачем?
- Не знаю, – пожала плечами, – слабости бывают не только у обычных существ, но и у охотников тоже. Я разбудила чудище. В древности монстра прозвали акулой воздуха. Ее нельзя убить, от нее нельзя убежать. Она погубит того, кто ее разбудил и тех, кто связан с ним. Но вначале она разделается со мной.
- Неужели ее нельзя уничтожить? – спросила Марина, за окном темнело.
- Я не знаю. Я думала, что сама убила ее. Вложила в эту тушу все заряды, а ей хоть бы хны! Вон, целенькая!
- Аркалия знает?
- Нет, не знает. Я боюсь говорить. Провал операции – позор! Она ничего не скажет, но представляешь, каково будет среди своих? Я же первый раз на задании была, а провалить первое задание! Упасть хуже некуда! Первое задание самое важное! – стала несчастной. Удивительно как менялось ее лицо. Марине вообще в новинку наблюдать такие сильные преображения.
- Может, я помогу?
- Чем? Ты же вампир. Тебе бы самой попробовать справиться со своей жаждой. Своими способностями еще не владеешь, чистокровные и то промахи делают.
- Мы все равно в одной лодке.
- Твоя правда. Я остановлюсь здесь, вижу, ты голодная, – показала на высоченное здание, к которому вела полоса шоссе и огромная светящееся стрелка с надписью: «Закусочная», указывала на вход.
- Ты читаешь мысли?
- Немного, поверхностно. По сравнению с настоящими телепатами я недоучка.
- А чудовище? Разве оно отступит?
- У нас есть несколько часов, за это время оно не появится. Я проверяла. Оно появляется всего на час, а затем куда-то исчезает.
Они вышли из автомобиля и направились по трапу к входу. Внутри оказалось не слишком людно, и обстановка напоминала чем-то кафе в Маринином мире. Различия лишь в уровне технологий, а так все то же самое. На голографическом экране шли новости, официантка лениво смотрела их и изредка принимала заказ.
- У нас самообслуживание, – пояснила недоумевающей девушке Нуария, – официантка вроде технаря, на тот случай если что-то сломается. Механика же недолговечна, нужны детали и все такое.
Присели за пустой столик и заказали по электронному меню все что хотели. Электрическая каталка привезла заказ, и девушки сгрузили все на стол.
- Нуария, ты может, хоть что-нибудь знаешь об этих акулах воздуха?
- Только то, что они смертоносны и неутомимы. Они могут преследовать жертву столетиями, так что я попала в большую передрягу. И теперь не знаю, как мне из этого всего выбраться.
Марина нахмурилась.
- Блин, как-никак высший мир по идее тут должны быть огромные картотеки с данными, у нас и то их полно, называется Интернетом.
Нуария вздохнула, теперь она открыто выражала эмоции.
- Понимаешь, об этих тварях ничего неизвестно. Они выполняли свою миссию и испарялись. Есть они, и вот их нет. Поэтому, даже мы охотники не рискуем связываться с акулами воздуха, что тут говорить о простом люде?
- Непобедимых нет, и не может быть, – убежденно пробормотала Марина. – Хоть какой-то способ должен быть, – задумалась. – Сюда бы Лиму, она отчаянная. Козла из болота достанет, упрямая.
- А что с ней случилось?
- Рекой унесло, тела не нашли, ничего, даже одежды. Меня выловили, а ее нет, – грустно ответила девушка.
- Такая же, как ты? – бестолково вертела подобие ложки в руке и бессмысленно рассматривала блюдо.
- Да, она нас обеих вытащила, я ничего не помню.
- Это же больно.
- Терпела, наверное. Она вообще всегда за свет. Представь, как ей не хотелось оставаться темным вампиром, – криво улыбнулась. – Она если и выжила, то крылья потеряла. Лима ими тормозила. Я не верю, что она погибла. Такой человек как она не может погибнуть.
Нуария замолчала и смотрела в окно с иллюстрацией вместо настоящего пейзажа. На улице лил дождь, а в нем показывали солнечную долину, покрытую цветами. Для мечтателя – самый раз. Картинку можно сменить по желанию посетителя.
- А ты можешь меня провести в вашу контору? – вдруг спросила Марина.
- Куда? – не поняла охотница.
- Ну, на вашу базу.
- Да, могу, в качестве, – прищурилась, – ту-рис-та, правильно сказала?
- Скорее посетителя или гостя, хотя я и сама не знаю как правильно, голова не тем занята.
Девушки доели и направились обратно к машине, за руль вновь села Нуария и уверено повела по шоссе на свою базу. Мелькали огни и многочисленные здания с вывесками. На высоте птичьего полета все казалось странным и новым. Встречались парки, находящиеся на крышах зданий поменьше.
- А что, леса нет?
- Ты что! – насмешливо хмыкнула охотница. – Это же высший мир технологий, а не природный. Деревья встречаются только в парковой зоне, а животные в закрытых террариумах. Воздух очищается искусственно машинами. Люди считают, что от этого воздух чище, – в голосе у нее слышался сарказм, она явно презирала подобную тактику. – Ты чувствуешь, как тяжело дышать?
- Угу.
- Вот у вас… ой прости, я забыла, что ты никогда не была на родине белых вампиров. И что ты еще не совсем превратилась в подобное им существо.
- А что, там красиво? – мечтательно спросила Марина.
- Очень, так красиво бывают только у эльфов, да еще у пары рас. Люди редко создают что-то красивое. Обычно они все делают для собственного комфорта, а красоте заботятся вот такие чудаки на крышах, высаживающие лесопарковую зону. Но разве это природа? Так, суррогат.
Когда «автомобиль» приблизился к огромному во всех отношениях зданию, Марина открыла рот от изумления и уткнулась носом в боковое стекло. От серых и однообразных зданий высшего мира база охотниц отличалась не только размерами, но и внешним обликом. Настоящий стеклянный дворец. Множество взлетных площадок пропитанные энергией как губки, потому стекло слегка светилось. База казалась брильянтом, среди груды камней. Вершина стеклянного дворца терялась в облаках. Энергические волны проходили по всему зданию через равные промежутки времени. Как северное сияние база охотниц притягивала любопытный глаз.
Впервые Марина увидела настоящий портал. Он находился в отдалении от базы охотниц, и к нему вела стеклянная лестница. Вход к телепорту закрывал цветной барьер. От портала веяло духом древности, чувствовалось, что его построили еще задолго до появления города. Неизвестный серебристый металл переплетался совершенно немыслимым образом.
- Нуария, а почему вас называют охотниками равновесия? – спросила Марина, когда они припарковались.
- Потому что мы охотимся за нарушителями. Нас трудно назвать борцами за равновесие, просто так называть нас повелось очень давно. Нашу организацию создал хранитель равновесия. На самом деле они были хранителями миров, но об этом мало кто помнит. Они защищали миры от полного уничтожения. Мы помогали им. После их гибели нам перестали доверять и верить. Мы утратили прежнее влияние и едва сдерживаем силы зла. Многие светлые народы втянуты в кровопролитную войну, и мы делаем все, что в наших силах, но нас слишком мало.
- А почему ты решила стать охотницей?
- Мне было пять лет, когда я сюда попала. Мои родители бедные тсуаны. Они не могли позволить содержать седьмого ребенка. Поэтому, когда Аркалия предложила им отдать меня на обучение, они сразу согласились. Всю сознательную жизнь я прожила на базе. Охотницы мне как сестры. Несмотря на то, что у нас есть темное и светлое отделение все мы боремся за правое дело, за дело света.
- Тсуаны твоя раса?
- Да. Идем, не будем задерживаться.
Войдя внутрь базы через стеклянные двери, Марина ощутила себя как дома. Светло, много стекла, цветов, разных аксессуаров. Красивые картины висели на стенах. Жаль наряды у охотниц одинаковые – черные с белыми поясами либо с черными.
- Красиво, – вздохнула девушка.

URL
2011-05-01 в 18:11 

Романчик Анастасия
- Пошли, еще налюбуешься. У тебя жизнь долгая, если ее не укоротят раньше времени, – ухмыльнулась Нуария и повела подопечную по чистому выполированному стеклянному полу. Такому прозрачному, что практически сливался с воздухом. Казалось, что еще шаг и упадешь в пропасть.
Охотницы приветствовали коллегу. Они проходили мимо, спеша по своим делам, не разговаривая между собой. У всех имелась работа и занятие. Одинаковые выражения лиц женщин навевало мысли о восковых фигурах.
- Я думала только у тебя такая выдержка.
- Мы все должны быть такими, – пожала плечами охотница. – Нас специально тренировали. Ты же не слышала, что школа охотников сама жесткая и суровая? Не каждый ее выдержит.
- А как сюда попадают? – полюбопытствовала Марина.
- У нас есть система по поиску необычных детей. Обычно сюда приводят детей лет пяти. Мужчин больше, потому что приходиться еще общаться с родителями и получать их разрешение. Ты же понимаешь, как в других мирах могут относиться к женщине. Иногда к нам приходят разумные существа в зрелом возрасте и если они подходят, их принимают.
- А сколько учатся?
- Если пришел в зрелости то лет пять, если же с детства, то лет одиннадцать или пятнадцать. Эльфы, вероны и белые вампиры вообще столетиями проживают на тренировочных базах. Хотя это еще не предел. Я не могу пересказать тебе название всех имеющихся рас, просто назвала те, что постоянно вертятся на языке.
- Ужас.
- Для них ужас, что мы так мало обучаемся! – нервно захихикала. – Если тебе когда-нибудь придется столкнуться с охотником, принадлежащим одной из трех перечисленных мною рас, беги не оглядывайся.
- Что, так страшно? – усомнилась Маринка.
- Они из тебя котлету сделают за секунду. Я не рискнула бы сталкивать к примеру с вероном. Они, тем более, хищники. У них все шесть инстинктов развиты в совершенстве, и это не считая еще дополнительных.
На стеклянном лифте, вместе с другими охотницами, быстро доехали до сорок второго этажа. Перед глазами раскрылся вход в огромную библиотеку. Марина с трудом сглотнула.
- Вот это громадина!
- Копии. Оригиналы хранятся в другом месте. И то, что ты видишь всего лишь часть имеющихся у нас книг, – Нуария плавно прошлась по лестнице и села. Перед ней появилась голограмма экрана.
Марина приземлилась рядом, отметив про себя, что до грациозности охотницы ей далековато.
- А что за материал использовался при строительстве базы?
- Фленал. Его делают из огня феникса. Он похож на стекло, но намного крепче и способен выдержать даже сильную физическую и магическую атаку.
- Увидеть бы феникса, – завистливо вздохнула.
- Ничего, увидишь когда-нибудь, – успокоила ее Нуария.
- Надеюсь.
Охотница немного покопалась, чертыхнулась и нецензурно ругнулась.
- Я же говорила! Нет ничего! Даже приблизительного описания! Только то, что они могут!
Они помолчали, и тут Марине пришла идея.
- Нуария, ведь если мне не изменяет память, вы говорите на другом языке?
- Ну?
- А тот, на котором мы говорим сейчас общий?
- Вообще-то каждый из нас говорит на своем языке. «Общий язык» не совсем правильное название. Это универсальный переводчик, созданный еще Создателем. Он переводит даже не само слово, а его смысл. От тебя требуется только желание, чтобы тебя понимали.
- Вавилон, – сразу вспомнилось Марине, и она спросила: – Значит, в базе данных ты ищешь на своем родном языке?
- Да.
- Какой народ первым дал описание этим тварям?
- Эльфы, – на лице женщины отразилось удивление.
- А не поискать ли тебе тоже название, но на эльфийском языке?
- Ты гений!
Нуария быстро защелкала пальцами. Радостно улыбнулась.
- Вот нашла, ты эльфийский знаешь?
- Нет! За пару дней вряд ли можно выучить весь эльфийский диалект!
- Ну ладно, – кивнула, – я сама прочитаю, – ее глаза прищурились, углубившись в чтение. – Здесь говорится, что акулу воздуха можно убить только природным оружием, иное ее не возьмет.
- Природное оружие?
- Как тебе объяснить. Например, у тебя есть когти – это природное оружие. Меч, пуля, лазер чудовищу ничего не сделает, а у меня иного оружия нет.
- Зато есть у меня, – глухо сказала Марина, рассматривая красивые иероглифы эльфийского письма.
- А что у тебя есть? Я слышала, что все вампиры наделены уникальными способностями.
- Я могу дышать огнем, но я еще не умею…
Не договорив, девушка прислушалась.
- Быстро идем на крышу.
- Далековато.
- А телепортом?
- Можно.
Несколько мгновений спустя они стояли на крыше соседнего серого здания. Нуария крутила головой и пожимала плечами.
- Зачем мы здесь?
- Я ее слышу, – таинственно ответила Марина.
Охотница замолчала. Она увидела акулу воздуха. Синее существо, не имеющее собственной формы, тяжело переваливалось в их сторону. Марина не тронулась с места. Нуария глазами искала укрытие. Женщина хорошо представляла, на что способно разбуженное ею чудовище. В руке появилось оружие. На короткое время оно сможет остановить монстра.
- Нужно медленно отходить, – шепнула Марине.
- Даже не собираюсь, – грубо ответила та, ее голос поменялся до неузнаваемости.
- Ты с ума сошла! Она убьет нас обеих!
- Не зря же меня прозвали Кометой, ведь так?
Сопровождающая вскрикнула. Прямо на ее глазах вампирша менялась. Кожа покрылась блестящими синими пластинами с выступающими шипами длиной с кисть мужчины. Рост увеличился за счет когтистых ног дракона. Руки удлинились, пальцы видоизменились и приобрели кинжальные блестящие когти. Личико скрылось за страшной уродливой маской. Исчезли губы, зато выросли огненные зубы. Глаза запылали зеленым. Волосы и брови превратились в синий огонь, из позвоночника выступали острые шипы.
- Ничего себе! – выдохнула Нуария.
- Отойди, сейчас будет жарко! – сощурила горящие зеленые глаза Комета.
Охотница отпрыгнула. Акула оскалила постоянно меняющуюся пасть и прыгнула на нового противника. Грохот от столкновения стальных когтей с бетоном стоял страшный. Визг чудовища и воинственный крик вампира разносился намного километров вперед.
- Берегись! – крикнула Нуария и выстрелила в акулу.
Марина и сама видела надвигающиеся щупальца амебы. Перехватив их в воздухе, она перевернулась и силой потянула акулу на себя, насадив ее на спинные шипы. Монстр ревел и пытался изменить форму, достать до синей бронированной шеи девушки. Синий огонь покрыл все тело вампира. Акула вырвалась и разодрала Марине ногу. В оскаленную морду зверя воткнулись сразу пять когтей. Девушка замахнулась и несколько раз приложила чудовище об бетон. Во все стороны полетела каменная крошка.
На крышу выскочило с десяток охотниц. Они изумленно застыли. Лишь девушка-веронка не спасовала. Ее отличали от остальных белые длинные острые ногти и золотистые переливающиеся глаза. Она прыгнула как пантера и зацепилась когтями за спину расплывающегося монстра, методично вырывала куски призрачной плоти. Акула завизжала и скинула с себя веронку. Но девушка не сдавалась. Она вновь бросилась и оторвала монстру переднюю конечность, развернулась, агрессивно зашипела.
Марина, наблюдавшая за тем, как сражается охотница-веронка, вырастила когти до огромных размеров. Горящей лапой она быстро прихлопнуло синюю тварь, и увеличила температуру огня. Бетон заалел. Акула издала последний визг и растворилась.
- Можешь, не боятся, – произнесла страшным голосом Комета, дрожащей Нуарии.
Облик исчез, и девушка-вампир повалилась на бок. Ее подхватила веронка. Марина еще помнила ее золотистые переливающиеся глаза, прежде чем потерять сознание…
В тот момент, когда Марина вместе с Нуарией удалилась, Вулкан общался с Аркалией. По правде говоря, женщине хвостатый красавец не нравился, тогда, как ее девочки «кушали» его глазами.
- Мне интересна причина посещения вами высшего мира, – говорила она, осматривая временную базу Вулкана. – Конечно, это не мое дело, но все же.
- Ответ прост, – обворожительно улыбнулся Босс. – Мы хотел бы закупить местное оружие. Я могу показать разрешение на использование цацек, если вы мне не верите. Мы отстреливаем нечисть только с разрешения совета. Все тип топ, леди.
- Я об этом знаю, – нахмурилась Аркалия. – До меня дошли слухи, что вы выполняете заказы для темных.
- Это допрос?
- Нет.
- Да, у меня были когда-то связи с темными. Не без этого, – пожал плечами. – Но и вы, Аркалия, небезгрешны. Но к чему эти вопросы?
- Зачем вам адский вампир? Неужели ваша любовь к женщинам доходит до такого абсурда?
- А разве не ваша раса твердит о прощении? – ехидно поинтересовался Вулкан.
Она приблизилась к нему совсем близко. При желании он мог подробно рассмотреть ее клыки. Захотелось нервно сглотнуть. О да, эта женщина опасна, играть с ней, как баловаться с термоядерной установкой.
- Да что ты знаешь об этом, суар? – прошипела. – Вместо того, чтобы за юбками бегать учил бы историю, глупый мальчишка! Последний прощенный погиб при загадочных обстоятельствах много тысяч лет назад! Темные не позволят ей жить! Поэтому я и интересуюсь, зачем вам вампир?
- Не ваше дело! – огрызнулся и попытался вырваться, но рука женщины сделана, словно из камня.
- Я хочу забрать вампира, – медленно проговорила, смотря прямо в его синие глаза.
- А вот это ей решать, – начал злится босс. – Захочет, пойдет. А захочет, не пойдет. Все в ее власти.

URL
2011-05-01 в 18:11 

Романчик Анастасия
- Суар, если за девчонкой придут те, о ком я думаю, от вас не останется даже пепла. Мы можем сохранить ей жизнь, а вы избавитесь от проблемы.
Криво улыбнулся.
- Так скажите ей об этом сами, зачем разговариваете со мной на эту тему? Разве я ее папочка?
- Она не послушает меня, а ты можешь уговорить ее.
- Даже не собираюсь.
Развернулся, чтобы уйти.
- Суар! – крикнула охотница. – Подумай вот о чем, если она действительно станет прощенной, на нее объявят охоту! Готов ли ты пожертвовать ради нее своей жизнью или все твои слова пустой звук?
Он выругался, но не остановился. Пусть этой женщине десятки тысяч лет, но какое право она имеет указывать, что делать и как жить? Бред! Девчонка сама решит с кем ей лучше быть.
Вулкана давно никто не называл суаром. Ностальгией пахло от названия его расы. Сколько лет прошло с тех пор как его изгнали из родного клана. Десять, двадцать? Сейчас и не вспомнишь сразу. Но тот день Вулкан помнил, словно он произошел вчера.
У суаров строгие нравы, если мужчина выбирал себе женщину, то он обязан пройти обряд. Вулкан отказался и потому, его изгнали. Да и женщину-то себе не выбирал. Она сама пришла к нему, как влюбленная кошка мурлыча. Да, жаркую ночку она устроила. Ему трудно признаться в том, что он просто испугался. Жало старшей женщины клана могло изменить его, меняться же Вулкану не хотелось. А еще яд взрослой самки причинял дикую боль. Суар считался «личинкой» до тех пор, пока не пройдет обряд. Взрослый суар имел три хвоста и приобретал кислотное дыхание.
Зачем ему вампир? Воспоминания о красавице приятны и многообещающи…
- Когда ты так улыбаешься мне становиться страшно, – прозвучал над ухом хриплый голос Кларена. Он сидел на высоком столе. – Что от тебя хотела эта ведьма?
- Ничего особенного, – не стал распространяться Вулкан. – Как дела на рынке?
- Осталось приобрести пару пушек, и мы на мели. Девочек придется брать бесплатно.
- Охотниц полно.
- Да ну их, – фыркнул вампир, обнажив клыки. – Что эта за баба такая, что мужика завернет и отшлепает.
Вулкан хохотнул.
- Что слышно с заказом? – сменил тему Кларен.
- Заказ имеется, но от темного. Платит много, хватит надолго.
- Что за заказ?
- Помнишь, в мире фей водятся гигантские змеи.
Вампир скривился.
- Я не пойму на хрена им эти твари? Они что, жрут их?
- Я не знаю. Наше дело маленькое. Поймать змею и упаковать.
- А что будем делать сейчас? Сегодня точно никуда не двинем.
- Не знаю, как вы, но я хочу, чтоб меня завернули и отшлепали…

URL
2011-05-01 в 18:12 

Романчик Анастасия
Глава 6.

Лима проснулась среди ночи от жуткой жары. Хотелось пить, а воды не нашлось даже в кружке. Фанатики не позаботились после турнира об ужине – оставили заключенных голодными и так не слишком разбалованных питанием. Пленники спали, предпочитая пережить кризис во сне. От голода сводило желудок. Лима вторые сутки ничего нормального не ела.
Со стороны цитадели доносили заунывные завывания жрецов. Не в ту ли сторону увезли «мясника»? Девушка гнала от себя неприятные мысли. Его оскаленная пасть снилась ей во сне, и она с новой силой пережила весь ужас битвы на арене. Все чаще Лима возвращалась к размышлениям, что же ждет ее в этом Богом забытом месте. Фанатики не оставят в покое. Они убьют ее либо будут использовать для потехи зрителя. От омерзения тело непроизвольно дернулось. Снова сражения, кровь и чужая боль.
От злости хотелось завыть, порвать с остервенением прутья…
- Прутья! – шепнула осененная девушка. Она хорошо помнила, как порвались цепи, когда пробудился дар.
Лима подошла к решетке и сосредоточилась. Пол покрылся изморозью, волосы пришли в движение. Олимпиада с легкостью разбила преграду.
От грохота проснулись остальные заключенные.
- Ты свободна! – тихо воскликнула Экрис и ее глаза заслезились. – Отсюда никто не сбегал!
- Только вперед ногами, – сказал кто-то из десяток. – Твое дело, девчонка, бежать самой либо освобождать еще кого-то. Тебя поймут.
- Я не бессердечна.
Постепенно изморозь покрыла все клетки десяток и обретенных товарищей по несчастью. Экрис разломала решетку, просто выпрямившись.
- Свободна! – громко воскликнула паучиха.
- Тише, ты всех перебудишь! – шикнули на нее.
Во всех отношениях он был прав. Если фанатики узнают, что кто-то из пленных сумел выбраться, они примут меры и тогда ничто не спасет беглецов от расправы. Заключенные могли выйти из тюрьмы незамеченными, если найдут лазейку. Но вот вопрос, где ее искать? Возле портала стража, а еще нужно принимать в расчет огромные ворота, закрывающие тюрьму. В канализацию не стоит соваться. Неизвестно, что можно встретить в подземных переходах и на кого напороться. Не зря же сами фанатики побаивались собственного подземелья. Если же пойти напрямик, на пути может встретиться охранник и тогда…. У девушки похолодело внутри. Конечно, бывшие пленники уничтожат любую угрозу. Значит, прольется кровь. Сможет ли она выдержать и не сорваться?
- Свободу вам дала я, и другим дам! – услышала свой голос будто издалека. – И молчать я не буду! Долой проклятую тюрьму! Я разнесу ее и не оставлю камня на камне!
Экрис подавилась от ее сумасшедшего заявления. А Лима закричала и голосом снесла двери, запиравшие их тюрьму. Хвост, как новенький, белой вспышкой снес парочку крыш у клеток.
- Яху! Ха-ха! Мы бандиты! Мы разбойники! Вперед! – завизжала Экрис и встала на дыбы, с паучьим телом не так-то просто исполнить подобный трюк. – Давай садись, Крик! Нечего предводителям пешком топать! – Лима незамедлительно ухватила за шип на брюхе у паучьего тела.
Экрис понеслась с огромной скоростью.
Десятки смотрели на них как на ненормальных. Нет, чтобы тихо мирно смыться, так они вон что устроили!
- Они что совсем с катушек съехали?! Совсем психанутые? – раздраженно спросил тот самый мужик, что предлагал тихо уйти.
Вампир пожал плечами и первый раз улыбнулся. Желтые глаза светились надеждой.
- А мне эти психопаты нравятся! – он что-то покричал трем другим десяткам и у него за спиной появились крылья. Все четверо взмыли в небо.
Со стороны главной цитадели людей слышались крики полные тихого ужаса. Гезула убили. На свободу вышел «мясник». Он криво улыбался, заходя в закрытое куполом здание. Но улыбка слетела в миг. «Мясник» увидел пустующую клетку девушки. Именно за ее жизнью пришел сюда мужчина. Неизвестно откуда появившийся меч, залит черной кровью. Да, это он убил демона, устроившего в этом мире хаос. «Мясника» специально послали с целью ликвидировать ложное божество. Он знал, что демон не упустит возможности напиться крови светлого, поэтому мужчина не удивился, когда его привезли для жертвоприношения в цитадель. Огромный потный боров являлся всего на всего низшим. Даже стало обидно за людей, насколько они себя не уважают, раз поклоняются такому ничтожеству. Гезул забыл либо не знал, что с такими опасными существами как «мясник» не шутят, с ними легко можно сыграть в ящик. Высший не стал бы рисковать, а Гезул рискнул, за что и поплатился жизнью.
- Вот стерва! – только и сказал, слушая завывания сирены и заключенных.
Он был уверен, что девчонка несет в себе заразу. «Мясник» на своей шкуре испытал силу ее яда. Целый час он корчился на полу от боли, пока жрецы проводили подготовку. Пусть ему не грозит превращение в чудовище, но муку зараза приносила немалую. Укус до сих пор чесался и болел. То, что она обречена, ему стало ясно еще на арене. Он может допустить, что девушка еще не потеряла рассудок. Но как долго она сможет сопротивляться своей страшной сущности? Ее превращение вопрос времени. Искушению трудно противостоять. А она всего лишь девчонка.
За его плечами раскрылись белоснежные крылья, и он взлетел.
Тем временем трое «психанутых» набрали разношерстную армию и сносили все на своем пути. Проснулись охранники. Лима верхом на Экрис стремительно продвигалась вперед, когда выпрыгнул первый испуганный человек с алебардой в руках. Девушка не дала ему поднять оружие. Она заточила мужчину в ледяной капкан. Кто-то хотел пикой проткнуть статую, но Лима разъяренно рявкнула:
- Не тронь! Тому, кто тронет хоть одного охранника, я лично башку оторву!
Она оскалилась, демонстрируя ужасные клыки. С адским вампиром предпочитали не спорить, поэтому охранник остался жив, до поры до времени…
- Вы не прорветесь сквозь ворота! – успел крикнуть мужик в балахоне и стал ледяным изваянием.
Огромную толпу не могли остановить даже местные маги. Заключенных поддерживали свои колдуны, вроде Лимы. На адского вампира практически не действовала магия. Они имели стойкий иммунитет против чужеродного воздействия. В этом девушке пришлось убедиться на собственном опыте. Человек, атаковавший ее различными заклинаниями, страшно ругался матом. Даже Экрис притормозила заслушавшись. Она хотела записать, да пера с бумагой не нашлось, пришлось запоминать. Но ничего сделать вампиру он не сумел, разве что насмешил. Теперь становилось понятно, почему среди истребителей нечисти не использовалась магия, когда Олимпиаду и Марину ловили. Бесполезно бомбить танк руганью, когда для этого существует базука.
Экрис не останавливаясь, повернулась к Лиме.
- Что и вправду будем делать с воротами?! Там же махина!
- Я лично их снесу, меня ничто не остановит! – огрызнулась Лима и у нее за спиной выросли целенькие васильковые крылья. Кое-где на коже возник васильковый пух как у маленького цыпленка. В пылу побега никто не обратил на пух внимания.
Гнев и злость бушевали внутри. Последний раз она летала еще до падения в реку, но на удивление подняться в воздух не составило большого труда. Ее сила заметно возросла. Лима сумела прихватить с собой паучиху и пристроившегося на паучьей спине Горлуна. К воротам плотно прилегал мост, на него-то девушка и поставила товарищей.
- И что теперь? Скоро придет подкрепление! – заметила Экрис.
- Будем ломать!
Девушка с размаха влетела в закрытые створки, не переставая махать крыльями, толкала. Ворота затрещали.
- Ни хрена себе!
Сил девушки было явно недостаточно, чтобы сломать громадину. Заключенные лишь бестолково толпились внизу. Помощь пришла с неожиданной стороны.
- Помочь, красавица? – прошептали над ухом.
Блеснули красные глаза. Лима с удивление заметила рядом с собой парня с иголками зубами. Вампир. Она не помнила его и вряд видела среди заключенных.
- Не знаю, откуда ты такая взялась, но ты мне нравишься, – произнес он и играючи, ногой разбил огромный железный замок. – О, как мясо поперло!
Толпа ринулась к порталу.
Олимпиада со страхом разглядывала незнакомца. Экрис и Горлун замерли стоя на мосту, стараясь не подавать признаков жизни. Они сразу сообразили, что за птица прилетела на пикник.
Блондин, бледная кожа, красные губы, стервозная симпатичная мордашка, курносый небольшой нос. Черно-красный костюм с длинным пальто, перепоясанным огненно-красным поясом, высокие сапоги. На заключенного он мало походил, слишком аккуратно выглядел. Кларен по сравнению с ним «чмо», как сказал бы Лом.
- Ты кто? – осмелилась спросить девушка.
- Не узнаешь своих, лапочка?
- Ты один из заключенных?
- Нет, я прилетел пообедать. Маги хорошая закуска с их магическим потенциалом, – он облизнул губы, на которых остались красные капельки.
- Ты…
- Лапочка, меня разочаровывает твоя плохая память.
Прямо на глазах он менялся. Выросли два тонких закрученных в спираль рога, на острых кончиках горели огоньки. Пропал зрачок и радужка, из глаз к бровям поднимался красный шлейф. Глазные зубы заметно удлинились, как и черные когти на руках. Он сильно отличался от тех вампиров, которых ранее видела девушка. Но кто он такой она поняла только по невидимой смертному ниточке, тянувшейся из красного рисунка на его шее к ней. Она видела рабов, теперь же предстояло познакомиться с хозяином.
- Ну что, освежилась память? – улыбнулся парень, обнажив клыки.
- Адский вампир! – пораженно воскликнула Лима.
- Лорд адский вампир, деточка. Тебе следует знать своего господина в лицо.
- У меня нет господина!!! – разозлилась Олимпиада.
- Правда? – ехидно хмыкнул вампир. – Тогда почему ты помечена меткой моего клана? Я могу владеть любой женщиной с этой меткой. Лети сюда!
Лима с ужасом поняла, что помимо своей воли приближается к нему. Он стоял на стене, поставив одну руку себе на бок, терпеливо ждал.
- Рабыня, – прошептал ей на ухо, обняв за талию. – Такая сладкая душа, сильная воля. Твое место рядом со мной, а не с этими бестолковыми животными.
- НЕТ!
Вырваться не имелось возможности, его руки казались крепче металла. Лима хорошо осознавала, что укусивший ее вампир по сравнению с лордом малый ребенок, шакал.


URL
2011-05-01 в 18:13 

Романчик Анастасия
- Зачем вырываться? Тебе понравится.
Девушка ощутила, как холодные губы поцеловали в шею, а затем острые зубы без препятствий вошли в плоть. На языке кровь из его руки. Он заставлял ее пить свою кровь. Ледяная и сладкая она мутила сознание. Появились жуткие мысли, что стать его любовницей не так уж и плохо.
- Эй, кровопийца, может, прекратишь сосаться со своей сукой и обратишь внимание на меня?!
Блондин зарычал. Он повернулся к неожиданному противнику и сразу получил кулаком в челюсть. Лима упала и отползла подальше от них, старательно выплевывая черные сгустки крови. «Мясник» оскалился не хуже адского вампира.
- Как ты, мерзкая шавка, предатель, смеешь трогать лорда?! – закричал на него в ярости парень.
- Ты лорд? – захохотал. – Какая жалость, а я думал придурок с местного балагана!
- Белый вампир, ты зарываешься! Я тебя разорву!
- Попробуй!
Они столкнулись, как два свирепых хищника.
Лима еще не видела такой ожесточенной борьбы, даже на арене «мясник» не вел себя подобным образом. Ее плеча коснулась лапа паука.
- Крик, улетаем. Лорд смоется, а красавчик нас прибьет.
Лима и сама прекрасно понимала, что ничего хорошего ее не ждет. Победит белый вампир ей однозначно приснится тетушка смерть. Если адский вампир одолеет противника…. Об этом вообще хотелось забыть и не вспоминать никогда. Подхватив друзей в обе лапы, девушка рванула с места быстрее ветра. Она опередила бегущих к порталу заключенных, и первая влетела в открытое окно. Место укуса жгло. Олимпиаде казалось, что ее тело стало центром невидимого сражения света и тьмы. Лес внизу сливался в единое зеленое пятно.
- Емае! Емае! А-а-а! – визжала Экрис.
- Да заткнись ты, надоела! – рявкнул Горлун.
Лима слушала их в пол уха. Усталость давала о себе знать болью в натруженных мышцах. Слишком много ей пришлось за сегодняшний день пережить, да и голод мучил давно. Медленно кружась над поляной, девушка размышляла, как бы не разбиться. Приземляться она не умела. Коготь и Зубоскал не показывали, как правильно складывать крылья при посадке. В воду падать легче, чем на твердую землю. Сбросив вначале балласт в виде кричащих Экрис и Горлуна, Лима с силой грохнулась в траву и кувырком пролетела метров пять. Опять не повезло. Камень от встречи с головой вампира развалился на две половинки. Шатаясь, девушка поднялась. Держалась за пострадавшую часть многострадального тела и плевалась местным видом одуванчиков. Чудо что не переломала руки и ноги, а вот крыло, кажись, сломано.
- А-а-а! Земля! Ура! – продолжала кричать паучиха. Их посадка прошла более удачно, обошлось без серьезных травм.
- Кто-нибудь заткните ее! А ты, чувиха, классно придумала! Освободить всех!
- Я чуть клешни не откинула, пока мы летели! – воскликнула Экрис
- В лес!! Быстро!! – рявкнула Лима, мельком взглянув в небо.
Сразу отброшены все разногласия и споры. Они кинулись прятаться в лесу.
В небе объявилась белая точка. Она плавно приземлилась. Лима сразу узнала парня с косой. Он усердно втягивал воздух носом, рассматривал оставленные беглецами следы, но разочарованно чертыхнулся, посмотрев в сторону леса. Его белоснежные крылья слепили, яркими пятнами светилась серая краска на кончиках перьев.
- Это же…
- Тихо! – огрызнулась Крик.
- Я же говорила, что лорд смоется! Они избегают открытых сражений!
- Да тихо ты!
Она чувствовала острую тревогу. Ведь он белый вампир, почему же приходиться скрываться от него? Почему он так враждебен? Неужели яд адского вампира так силен? Случай же с лордом только усугубил ее положение…
Экрис снова что-то хотела сказать, но застыла с открытым ртом. Лима внезапно скорчилась, стиснув зубы от боли. Старалась не закричать и не застонать, чтобы не выдать себя. Она разорвала кофточку на плече, обнажая шею. Девушка благодарила ветер. Если он поменяет направление, красавец тут же учует ее запах.
Черная рана открылась и дымилась, от нее расползались как вены черные ниточки. Пузырилась сочившаяся кровь, из глаз текла черная жидкость, взгляд застилала красная пелена. Чудовищная жажда одолевала. Экрис и Горлун представлялись неплохим десертом, особенно вкусно пах лохматый. В ушах стучал пульс, чужое сердце гнало сладкую кровь по венам. Она уже видела, как убивает сначала паучиху, а потом вскрывает горло Горлуну и выпивает его жизнь…. Нет! Нет! Чтобы подавить ужасный приступ, девушка вцепилась зубами в кору дерева, жадно глотая выступивший сок.
- Что это с ней?! – прошептала Экрис.
- Я почем знаю?! – зашипел Горлун, трясясь от страха. – Молчи, дура, или хочешь, чтобы он тебя поджарил и скушал твои паучьи лапки на ужин?
Нет, не «мясника» он сейчас боялся, а ту, что рядом грызла древо клыками. Если она не справится с жаждой, Горлун и ломаного гроша не даст за их жизни. Они доверились не обычному вампиру, а адскому. Если Лиме не хватит силы воли, их ждет страшная смерть от ее зубов.
Олимпиада справилась, загнала зверя вглубь своего сознания. Боль уходила. Рана затянулась, оставив небольшое красное пятно, вскоре и оно исчезло. Девушка с опаской обернулась на белого вампира, снимая с зубов остатки коры. Внезапно она поняла, почему он до сих пор их не обнаружил. Фанатики что-то подмешивали в их пищу. Это нечто притупило их чувства. Только оно и помогло ей справиться с приступом. Лима боялась представить, насколько силен был бы запах, если бы не неизвестное лекарство.
Мужчина стоял в центре поляны и кажется, колдовал. Лима не могла точно сказать, зачем он водил руками и что за свет исходил из его глаз. Он призывал своих сородичей. Это стало понятно, когда на его зов прилетело нечто.
Огромный корабль вышел из открытого окна портала, расширившегося до невозможных, казалось бы, размеров. Ни досок, ни гвоздей, цельное дерево. Вокруг огромных ветвей-крыльев кружились то ли бабочки, то ли светлячки. Во всем необычном сооружении путался взгляд и терялся в восхитительных красках. Среди цветов и светлячков мелькали белоснежные крылья белых вампиров.
- Их корабль, – выдохнула Экрис.
Живое судно зависло над лесом великаном, закрывая небеса. Смутное желание тянуло Лиму к ним, к свету, туда, откуда они прилетели. Их дом мог стать ее домом. Но как примут не чистокровную, чужую эти высокомерные люди? Нет… они давно не люди в отличие от нее. Она никогда не сможет стать одной из них. Теперь ей нет места ни среди людей, ни среди белых вампиров и до света никогда не дотянуться. Она темный вампир, чужая. Агрессия мужчины только подтверждало сей факт. Она враг для них и навсегда им останется.
Белый вампир плавно взлетел и скрылся среди ветвей древа-корабля. Судно исчезло так же внезапно, как и появилось. Только после того как оно скрылось вместе с яркой вспышкой, беглецы позволили себе выйти на поляну.
- Ну что, теперь мы на свободе! Как распорядимся ею? – спросила Экрис.
- Как-нибудь распорядимся, – горько ответила Лима, глядя в небо.
- Кстати, а в какой мы мир попали? – спросил Горлун озираясь, вытирая лапой выступивший на лбу пот. – Что-то я не припоминаю местности.
- Какая разница?! – недовольно пробурчала паучиха. – Все равно из нас троих только Крик нормально и выглядит! А мы с тобой уроды и нас расстреляют на каждом посту едва мы приблизимся! Не успеем сказать слова «здрасьте», как получим болт в зад!
- Мы найдем пристанище, – сказала Лима и, утерев нос, заметила что плачет. На душе осталось большой пребольшой камень.
- Знаете, девочки, – хрипло проговорил их мохнатый приятель, – но, кажется мы в родном мире эльфов.
Сказал очень тихо и испуганно. Лима и Экрис повернулись в ту же сторону, что и он. Взгляд встретился с холодными синими глазами светловолосого эльфа. Несколько десятков воинов нацелили в них дальнобойное оружие.
- Жопа, – проговорила Лима, нахмурившись.
- Еще какая, – нервно хихикнула Экрис.

URL
2011-05-01 в 18:13 

Романчик Анастасия
Глава 7.
Марина пришла в себя. Она помнила все, что произошло на крыше. Но не могла до конца осознать, что, же все-таки с ней творилось во время боя с тварью. Откуда взялась агрессия? Почему так сильно хотелось уничтожить существо? Неужели именно так проявляется вампирская сущность? Злобная и страшная. Что будет дальше?
В комнате тепло и светло. На импровизированных подоконниках стояли в горшках живые цветы, не по сезону зацветшие. Все говорило о женской руке. Разве стал бы мужик уделять внимание таким мелочам, как цветы? У него дела есть важнее, к примеру, мир спать.
Девушка присела на кровати, ощущая дрожь во всем теле. Женщину Марина не сразу увидела, пока в единственном темном углу не сверкнули яркие глаза. Аркалия – командир светлого отделения охотниц, да еще к тому же чистокровный белый вампир, неотрывно смотрела на проснувшуюся девушку.
- Здравствуйте, – глухо поздоровалась Марина. А сама с беспокойством думала, как давно Аркалия наблюдает за ней.
- Я здравствую давно, – отозвалась звонко и вышла из тени, присела на краешек стола.
- Это у нас приветствие такое.
- Я знаю, – хмыкнула охотница, – и то откуда ты тоже знаю.
Марину данное обстоятельство не сильно удивило. Многое в ее жизни казалось странным, особенно последнее время.
- Вы пришли что-то сказать мне?
Аркалия прошлась красивым пальчиком по своему носику, задумчиво глядя в окно. Она играла роль. Бездушными казались ее глаза. А ведь она могла внезапно атаковать, не изменив выражения лица.
- За последние… эм… годы люди, превращаясь в темных вампиров, не становились прощенными. Вы с подругой первые за тысячелетний перерыв, – начала издалека.
- Неужели люди не хотели стать другими? – спросила Марина, чувствуя себя неловко находясь рядом с такой могучей личностью, как эта женщина. От нее так и дышало силой и мощью, величием и красотой.
- Может, и хотели, – скривилась охотница. – Но не достаточно сильно. Зачастую они смирялись и искали собственную выгоду в новом обличии. В итоге опускались еще ниже, – закрыла глаза и хрустнула пальцами. – Вампир не бывает хорошим, это доказывает, к сожалению, история. Испробовав человеческой крови, он подпитывает свое ужасное «я».
- А вы?
- Мы давно не вампиры и не пьем кровь, – улыбнулась. – Название осталось. Ты не заметила? – внезапно поинтересовалась она. – Что со времени превращения ты ни разу не солгала?
Марина смутилась. Она не задумывалась и не заостряла внимание на то, что говорит и как делает.
- Мы не можем лгать, – продолжила женщина, не услышав ответа.
- А во спасение?
Наивный вопрос насмешил охотницу. Аркалия весело взглянула на оторопевшую Марину.
- Ложь во спасение?
Девушка кивнула, покраснев, не совсем понимая, что за глупость спорола.
- Лжи во спасение не существует. Ложь одна. Она может принимать разные обличия, но все равно останется искажением истины. Мы можешь в чем-то промолчать, но истина – самое главное в нашей жизни. Поэтому лгать нам не положено. Мы всегда говорим правду и лучше промолчим, чем солжем. Такова наша суть, никто не сможет совратить нас, заставить свернуть с истинного пути. Но если что, даже пытка не заставит нас говорить.
Она подошла и присела на корточки рядом с девушкой.
- Самое худшее для вас – вернуться в прежнее состояние. Белые вампиры очень давно прошли все то, что предстоит пройти вам. Вам дали шанс исправиться, изгнать из своего тела яд. Вы должны забыть о людской жизни.
- И что? – протянула Марина.
- А то, что вам нельзя теперь вести себя как люди и должны чем-то доказать, что достойны шанса, дарованного вам. Вы не можете себе позволить просто сидеть дома и ничего не делать, смотреть телевизор и кушать пончики.
- Стать героями? – не поняла Комета.
Аркалия задумалась.
- Не знаю, все зависит от вас. Чем больше вы будете доказывать, тем светлее будут становиться ваши крылья.
- И что мне делать? Я не знаю, как быть?
- Тебе нужно отправиться с вашим боссом. К нам тебе пока нельзя, немногие любят темных вампиров. И ни каждый из нас распознает в тебе истинную сущность, как сделала я. Для них ты будешь мерзким врагом. Волком скрытым в шкуре овечки. В общем, к тебе будут относиться с опаской, ведь ты в любой момент можешь стать прежней и кого-нибудь убить. Постарайся прислушиваться к своему сердцу, может оно что-нибудь тебе подскажет. А теперь иди. Я не могу сказать тебе больше…
- Потому что я чужая, пока еще не ваша? – закончила за нее Марина.
Вампирша остро посмотрела на нее.
- И это тоже.
Сжав зубы от досады, не оборачиваясь на охотницу, девушка открыла дверь, собираясь выйти.
- Комета, не суди нас строго, – остановила ее Аркалия. – Если тебе понадобится помощь, обращайся. Я не откажу и помогу чем смогу.
- Учту, – сухо бросила.
Марина вышла из комнаты, хлопнув дверью.
- Она бывший человек?
Скрипнула дверца открытого шкафа, скромно стоящего в уголку. Прислонившись к стене, все это время к разговору женщин прислушивался мужчина в черном костюме. Судя по клыкам и белой коже, белый вампир.
- Да, дорогой.
- Тогда неудивительно, почему в ней кипят такие сильные страсти. Не понимаю одного. Аркалия, ты же хотела забрать ее. У тебя имелась прекрасная возможность уговорить девчонку отправиться в наш мир. Почему ты передумала?
- Я не передумала, – подошла к нему охотница и положила на плечи руки. – Я все еще хочу забрать ее. Но понимаешь в чем дело. Наше молодое поколение вспыльчиво. Посмотри на Бериана и Каларина. Они молоды, агрессивны. Стоит прощенной появиться в нашем мире, – тяжко вздохнула, – ее порвут.
- Я могу предупредить наших вампиров, ее никто не тронет.
- Конечно, предупреди. Но мы должны подождать.
- Чего?
- Не знаю, у меня странное предчувствие. Я знаю, кто обратился к услугам Вулкана.
- Темный? Орис был прав! Мы должны вмешаться!
- Нет, рано. Вулкан не знает, для чего заказчику нужна змея. Но я знаю. Война идет и среди темных, в основном за власть. Улей Зруукана пал.
- Ты шутишь! – изумленно застыл мужчина. – Почему я всегда узнаю важные новости самым последним!
- Мне только вчера доложили.
Вампир нахмурился.
- Опять твои штучки с охотницами! Кому на этот раз ты подложила свою сотрудницу?
- Если бы я знала! Они сами ложатся, бестолочи, – фыркнула Аркалия. – Должны же они пользу приносить раз спят с сомнительными личностями!
- О заказе ты узнала тоже от сотрудницы?
- Вулкан падок до женщин. Даже охотницам трудно устоять против его обаяния.
- Но отчитаться тебе они не забывают.
- Они боятся нас с Курглой.
- Курглу сложно не боятся, – насмешливо заметил мужчина и поцеловал охотницу в щеку. – Что тебя тревожит, милая?
Аркалия долго молчала, прежде чем ответить на его вопрос.
- Я боюсь, как бы история не повторилась.
- С тех пор прошло много тысяч лет, – слегка улыбнулся. – Уже пора забыть.
- Я не верю, что столько людей могло одновременно пропасть бесследно. Дарлун, верона убили! Я в этом уверена! И сейчас история может повториться!
- У нас нет доказательств.
- Будут…
Их беседы Марина не услышала. Спускаясь по лестнице стремительным шагом, она кого-то сбила и полетела вместе с ним на пол. Благо ступеньки кончились, иначе падение не было бы таким мягким. Марина открыла глаза и узрела, что лежит на мужской груди.
- Откуда у тебя глаза растут?! Из седалища, переделанного из седла?! – грубо спросил голос рядом, послышалось злобное рычание.
Взгляд уперся в симпатичное личико с гневными зелеными глазами. Пепельный коротковолосый парень, обнажил клыки в оскале. Прямой нос, треугольное лицо, все на своем месте.
- Простите, – Марина поспешно слезла с него и выпрямилась, покраснев.
Мужчина встал рывком. Стало видно насколько он высок и статен, настоящий аполлон. Маринка, глядя на него, чуть не задохнулась от восторга.
- Следующий раз смотри, куда идешь, кровососка! Развяжи ноги из морского узла! – презрительно бросил и быстро поднялся по лестнице.
Девушка проводила его тяжелым взглядом.
- Не обращай на него внимания, он всегда резок, – сказали прямо над ухом.
Она повернулась на голос и увидела бледного мужчину лет тридцати с усиками, в улыбке проглядывались клыки.
- Вижу, ты уже познакомилась с моей дочерью Аркалией. Иногда удивляюсь, как она умеет быть такой эм… злобной.
- Что ж с меня возьмешь? Я все еще темный вампир, – пожала плечами. – Он назвал меня кровосоской, а ведь совершенно не знает.
- Он на всех обзывается, – фыркнул белый вампир. – Бериан – грубиян по жизни, несмотря на то, что он белый вампир. У него такая защитная реакция. Всех покусаю, кто меня кусает. По мне, неправильное поведение. Но разве молодежи что-нибудь вдолбишь в их глупые головы? Ему только недавно семьдесят лет стукнуло, молодой еще!
- Сколько?! – закашлялась пораженно и поперхнулась собственной слюной.
- Ну, если быть точным семьдесят четыре года. По нашим меркам он еще молод, даже жены себе не нашел! Может потому такой и злой? Вот если найдет пару, сразу подобреет. У него, по-моему, есть одна на примете.
- Рада за него, – ревниво ответила и поспешно попрощалась с охотником. Ей не терпелось куда-нибудь уйти лишь бы подальше отсюда.
Из своей команды Марина сумела отыскать только Вулкана. И снова босс проводил время с незнакомой девицей. Опять блондинка. Маринка тяжко вздохнула, разглядывая ее гибкую спину. Босс лежал рядом с обнаженной грудью, на лице довольная улыбка. Он урчал как сытый кот, кончик хвоста во сне поддергивался. Вдоволь полюбовавшись загорелым командиром, девушка все-таки решилась его разбудить.

URL
2011-05-01 в 18:14 

Романчик Анастасия
Он вскочил сразу же после того, как она аккуратно коснулась в меру мускулистой руки. Рассмотрев ее лицо, Босс потянулся и протер синие глаза.
- Хорошо погуляла?
- Угу.
- Без приключений?
- Не сказать.
- А что случилось? – заинтересованно полюбопытствовал, ища одной рукой свою одежду, разбросанную по всей комнате.
Блондинка перевернулась на спину. Марина нервно крякнула.
- Да так, сцепилась с одним монстром.
- Надеюсь, ты его порвала, – увидев направление ее взгляда, босс укрыл молодую женщину одеялом. Его лицо покрыла краска, глаза стали томными.
- Да, порвала, босс. Мы долго пробудем в этом мире?
- Нет, закупим снаряжение и сразу отправимся зарабатывать деньги. А тебе надоело здесь? Ты хотя бы шмотки посмотрела, все-таки высший мир! На диско сходила бы, развлеклась бы. Что тебя не устраивает?
Марина нахмурилась.
- Много белых вампиров.
- А что такое?
- Они… эм… короче я им вроде врага.
Босс хмыкнул на ее слова.
- Чувствуют клыкастые твою кровь, вот и беснуют. Не обращай внимания, у них в крови бороться со всякой нечистью, поэтому можешь и не ожидать от них дружелюбия.
- Но я ведь ничего плохо не сделала! – праведно возмутилась.
- Не факт. Ладно, иди, а я пока… ну, в общем, ты меня поняла.
- Угу.
Девушка вышла из спальни. В коридоре она наткнулась на Кларена. Стоявший возле стены вампир удивленно приподнял брови. В руке он держал небольшой белый наполовину полный стаканчик. В нос сразу ударил удушливый запах крови, живот скрутило, легкие обдало жаром. Марина зарычала. Красноглазый понимающе улыбнулся.
- На, если так плохо, – протянул стаканчик ей.
- Нет, убери его, меня сейчас вырвет, – проговорила она, с трудом закрывая нос рукой.
Вампир залпом опустошил стакан и выбросил его в урну, где тот сразу сгорел в одной вспышке.
- Как долго сможешь себя сдерживать? А ведь ты еще не была в человеческой массе. Их запах сводит с ума. Удары пульса слишком громкие, чтобы их не слышать. Как долго сможешь сопротивляться своей жуткой сущности?
- Сколько смогу, – ответила, приложив лоб к холодной стене.
Он очень быстро оказался возле нее и поцеловал в ухо. От ледяного прикосновения захотелось скрыться в ближайшей комнате. Холодная рука провела по бедру. Слишком хорошо девушка понимала, чего от нее хочет вампир.
- Мы можем неплохо провести время вместе, – прошептал. – Меня ты можешь не бояться укусить. На меня не подействует твой яд, для твоего вируса мой организм не представляет ценности.
- Не хочу, уйди, – с трудом оттолкнула его Марина. Жажда перемешивалась с желанием. Еще немного она сама бросится к нему на шею.
- Как знаешь, я не такой уж плохой любовник.
- Мне не нужен любовник!
Кларен безразлично пожал плечами.
- Не думай, что ты одна такая. Любая женщина с радостью согласится провести со мной ночь, а возможно и день.
- Вот и закончим на этой ноте! – прошипела и ударом ноги выбила дверь, вошла внутрь.
Док поперхнулся лапшой от внезапного появления фурии. Она села прямо перед ним, скрестив руки на груди. Девушку трясло и колбасило, хотелось чем-нибудь запустить и желательно разбить.
- Нет настроения? – догадался он.
- Ага. Расскажи мне что-нибудь, а то я сейчас закиплю!
- Только не кусайся, – отложил в сторону лапшу.
- Не смешно! – прорычала агрессивно.
- Мне тоже, – согласился с ней, вытирая руки полотенцем. – Мне моя кровь еще дорога. Знаешь, пока ты была в отключке, я выяснил, в какой мир мы должны отправиться. У нас есть заказ на одно чудище, обитающее в мире фей. Мы должны поймать его живым. Задачка не из легких, но нам должны хорошо заплатить.
- Скажи мне, Док, почему, как только мужчины видят симпатичную мордашку, то сразу предлагают ей… всякие непристойности.
- Я смог бы ответить, если бы ты была парнем.
- Я вампир, а это почти одно и тоже, – нахмурилась.
- У мужчин такой аппетитной груди нет, если даже Коготь не выдержал, хотя он у нас самый выдержанный.
- Что совсем так туго? – расстроилась девушка. – То есть если бы я тебе предложила покувыркаться, ты бы согласился?
- Да, – не задумываясь, ответил Док.
- А почему?
- Такова природа. Ты красивая, только придурок откажется от предложения с тобой переспать.
- Ой, давай не будем про природу, – закатила глаза. – Просто ответь мне, почему?
Он не успел ничего ей ответить. Вбежал босс, застегивающий рубашку. Глаза горели азартом.
- Я был на крыше. Впечатлен.
- Спасибо, – вымученно ответила Комета, догадываясь на какой именно крыше успел побывать Вулкан.
- Если ты сумеешь контролировать свой супер облик, это будет классно!
- Заманчивая перспектива, – саркастически улыбнулась Марина, – учитывая, что мне каждый раз при столкновении с человеком хочется порвать ему глотку! И я до конца не понимаю, как действует вся эта хрень! Мне сносит башню, и я перестаю что-либо соображать!
Босс глухо и нервно засмеялся.
- Брось, ничего страшного не произошло.
- Босс, скажи мне, если я превращусь в адского вампира, ты будешь первым, кто выпустит в меня всю обойму? Только честно.
- Я не хочу отвечать на этот вопрос, – нахмурился.
- Значит, выпустишь, – хмыкнула Марина. – Так зачем ты сюда влетел? Только затем чтобы сказать, как классно я разрушила крышу ближайшего здания от базы охотниц?
- Нет, наверняка Док уже сообщил тебе, на какое задание мы отправляемся.
- Да.
- Поэтому я попрошу о немногом. Быстроненько собрать свои манатки и топать за нами.
- Так точно.
Он вышел. Но его голова снова появилась в проеме двери.
- И кстати, совет на будущее, поменьше демонстрируй нашим парням, что ты женщина. А то сильно зарвались. Пора их опустить на землю, так чтобы носом пропахали землю.
Док оскорблено запыхтел на своем месте.
- Док, не дыши так, ты меня нервируешь. Нашим парням давно не надирал никто задницу, и если это будет женщина, то я не против.
Маринка заскрипела зубами, пробурчав что-то нелестное в сторону команды. Она встала и направилась вслед за Боссом. Все мужики собрались в просторном зале. На столах развалено вооружение. На многочисленных лицах играла улыбка.
- И так, парни…
- И девушки, – добавив со смешком Хак.
- Парни, – не согласился с ним Вулкан и продолжил: – сегодня мы отправляемся в страну фей. Поэтому заранее прошу смотреть себе под ноги, потому, что одна раздавленная фея – еще ладно, но сотня разъяренных бестий – это вам не шуточки. Монстра, которого мы должны поймать, вы видите на своих экранах.
- Эй, Босс, а может, поучим Комету стрелять? – предложил, сально улыбаясь, здоровяк, бросив взгляд в сторону Марины.
Кларен захохотал, наблюдая, как поменялся в лице Лом, когда безобидная на вид девушка продемонстрировала ему вампирские клыки.
- Комета, конечно, будет учиться стрелять из огнестрельного оружия, но не сейчас, – напряженно сказал босс, тревожно посмотрев на девушку. – Девонька и сама управится, если потребуется. Я сам займусь ее обучение, но не сейчас. У нас на это нет времени.
- Финансы поют романсы, – фыркнула Маринка, прекрасно понимая, почему истребители так торопятся с выполнением заказа, учитывая то, какие у них расходы.
- Кто бы сомневался, хорошая фраза надо запомнить, – хмыкнул вампир.
- И так, все готовы?
- Да, босс.
- Хорошо, тогда отправляемся!
Собирать особо нечего, в основном оружие. Возле портала Марина последний раз бросила взгляд на базу охотниц. Интересно, наказали Нуарию или нет? Хотелось надеяться, что все у нее сложилось хорошо.
За их уходом следила Аркалия и взгляд ее по-прежнему холоден…

URL
2011-05-01 в 18:15 

Романчик Анастасия
Глава 8.
- Напомни, чтобы я обложила их матом, – шепнула на ухо Лиме Экрис.
Олимпиада улыбнулась уголком рта.
Они целые сутки просидели в деревянной магической камере лесных эльфов. Остроухи «злодеи» не захотели выслушать их. Они чувствовали зло в ее крови и не собирались рисковать. На душе остался неприятный осадок. Экрис и Горлуна, скорее всего, отправят домой, а вот ее…
Хотелось плакать. Что она совершила такого в своей грешной жизни, что должна расплачиваться за все такой горькой ценой? Эльфы решали: казнить ее или миловать. О том, какое решение они приняли, Лима узнает в скором времени. Девушка не сомневалась, что смертный час близок. Остроухие не пощадят. Достаточно взглянуть в их глаза, чтобы увидеть ответ и свой приговор. Она столько раз бежала от смерти, но проклятая все равно настигала, наступала на пятки и старалась подставить подножку. Ее спасало только чудо, но в теперешнем положении его сложно ожидать. Она проклята, заражена неизлечимой заразой, а противоядия не существует.
Из соседнего помещения слышны их гневные мелодичные голоса. Их магия настолько сильна, что не оставила путей отступления. Лима не могла сбежать. Как вырваться из капкана древней магии лесных жителей? Силы-то у нее много, но у них за плечами тысячелетия жизни. А она на свете не прожила и жалких двадцати лет. И каков конец? Смертная казнь?
Прекрасные остроухие мужчины вошли целой делегацией. Их легкие одеяния развевались от малейшего прикосновения ветра.
- Вы свободны и можете отправиться домой, кроме тебя, вампир, – указал на Лиму. – Ты приговорена к смерти. Мы бы хотели обойтись без столь жесткой меры, но твоя сущность требует именно такого наказания. Твоя душа чиста, и обретет покой.
- Эй, вы!
- Экрис, не надо, – обреченно положила на лапу паучихи руку Олимпиада. – Я согласна с приговором, мне нечего возразить против него.
- Но как же так? – недоуменно уставилась на нее Экрис.
- Я вампир. Как долго я смогу сдерживать жажду, кто знает? Так не лучше ли закончить все бесполезные попытки вернуться к прежней жизни?
- Но это неправильно, несправедливо!
- Жизнь вообще несправедливая штука, – горько хмыкнула Лима. – Иди, ты обрела свободу.
Она встала, глубоко вздохнув.
- Я готова принять ваш приговор.
- Крик, не надо! – закричала Экрис. – Хрен с ней свободой! Это не стоит твоей жизни! Несправедливо! Эй, вы! Вы что, не понимаете, что творите?! Она же всей душей вам верна и вашему хренову свету! Она верила в него! Верила в прощение! Чтобы ее простили! Неужели вы не видите, что она хочет этого?!
Но слова не достигли цели. Лица эльфов остались бесстрастны. Лима, прежде чем Экрис сумела ее остановить, встала в центр круга из мужчин, словно не замечая их презрительных полных недоверия взглядов.
- Крик!
- Стой, мы ей ничем не поможем, – тихо шепнул Горлун.
- Если это свет, то я отказываюсь от него!
Олимпиада обернулась и встретилась взглядом с синими глазами Экрис, укоризненно покачала головой.
- Так правильно, – сказала и отвернулась.
- Кри-ик!
Эльфы не разомкнули круга, пока они шли к месту казни по длинным дорогам из огромных ветвей. Множество глаз провожали ее как осужденную, как носительницу скверны. Лима не в обиде на них, их обвинение справедливы. Она монстр и подобное существование ей самой претило. Если суждено умереть в этом полном красок мире, что ж, она готова к этому.
Место казни – идеальный зеленый круг. По центру находились два столбика с цепями, рядом с ними стоял бледный эльф с белыми волосами. Лицо – суровая маска. В руках он держал посох, заканчивающийся ветвистой и цветущей веткой, скрывающей светящийся кристалл ослепительной белизны.
Лиму поставили на колени и приковали цепями к столбикам. Эльфы разошлись в разные стороны. Наблюдателей хватало. Они все ждали, когда заговорит старший. Девушка прислушивалась к биению собственного сердца. Но слишком медленные для человека удары неразличимы даже в такой глубокой тишине.
По щекам катились крупные слезы. Ни стонов, ни криков истерики. Истинная боль никогда не сопровождается громкими звуками. Она проходит в молчании. Воспоминания катились назад в прошлое. В счастливое детство. Во времена, когда папа и мама вместе и ничего не предвещает беду. Сестра маленькая лежит в коляске, брат не такая сволочь и все, все хорошо.
- Ты согласна с приговором, вампир? – спросил сурово эльф у Лимы.
Она ответила настолько твердо, насколько позволяло ее состояние:
- Да, согласна.
- С тем, что твое темное существование требует прерывания?
- Да, согласна.
- Согласна с тем, что ты носительница зла?
- Да, согласна.
Он на миг замолчал, удивленный услышанными ответами. Оглянулся на эльфов. Они не менее поражены, чем он. Старый эльф кинул взгляд в сторону еще одного зрителя, но тот стоял непреклонный, словно гора, лишь глаза меняли время от времени цвет.
Обычно темные пререкались, огрызались, ругались и даже плевались. Они смеялись в лицо суда эльфов. Неважно кем они являлись в прошлой жизни. Приговоренные к смерти люди никогда не соглашались с приговором. Как делала это Экрис. Они не вникали в саму суть, им важнее собственная никчемная жизнь. Но эльфам еще никогда не встречалась подобная покорность судьбе.
- Ты понимаешь, что ты сегодня умрешь, вампир? Что ты прекратишь сегодня свое существование? Ты это понимаешь?
- Да, понимаю.
- Можешь объяснить, как ты это понимаешь? Время еще есть, мы никуда не торопимся.
Лима всхлипнула, по щекам снова покатились крупные слезы.
- Я угроза, – начала. – Я понимаю, что у меня мало шансов победить зло внутри себя. Что вместе с укусом мне передалась и темная сущность адского вампира. Я хочу жить, но не за счет чужой жизни. И если у меня есть выбор между жизнью вампира и смертью. Я выбираю смерть. Я не имею права отбирать у других их жизнь. И лучше будет, если здесь и сейчас исполнится ваш смертный приговор.
Он кивнул удовлетворенный ее ответом.
- Да будет так.
Эльф уже собирался опустить посох на девушку и уничтожить ее раз и навсегда, когда раздался громовой голос:
- СТОЙ!
Лима с замиранием сердца смотрела на вышедшую вперед женщину. Ее коричневый волос настолько длинен, что казался нереальным. Он двигался вслед за прекрасной фигурой незнакомки. Лицо женщины невозможно запечатлеть. Оно имело и одновременно не имело формы. Высокая и величественная в эльфийсоком одеянии она подошла к седому эльфу. Женщина не являлась эльфом, но все-таки ее облик заставлял задуматься над тем, кто она такая.
- Зачем ты меня остановила, Многоликая? Разве ты не согласна с нашим приговором? – в голосе слышались почтительные нотки.
- Нет, мудрейший, ваш приговор не имеет изъянов, – ее голос очень громкий, хотя заметно, что она говорит шепотом.
- Тогда в чем же дело?
- Ваш приговор касается порождений тьмы, но не этой девушки.
У эльфа изумлено раскрылся рот больше, чем того требовали законы приличия.
- И?
- Она могла много раз умереть, – выдохнула женщина, – но судьба отводила от нее руки смерти. Я чувствую, ее час еще не наступил, и ни вам и ни мне решать, когда ей умереть. Ей даровали шанс стать другой, избавиться от тьмы и встать на сторону света. Мы не имеем права отнимать у нее этого права. Ее покорность нам только доказывает это.
- Но это риск.
- Риск существует всегда. Ей дали шанс, Маранаэль. Вслушайся, у нее бьется сердце. Укус пришелся в плечо. Смеешь ли ты отрицать, что после подобного, так долго не держат человеческий облик? Второй раз ее укусили за шею и напоили темной кровью. Чудовище выходит наружу сразу, и никто не может остановить его кровожадности. Именно против такого существа действует ваш приговор.

URL
2011-05-01 в 18:15 

Романчик Анастасия
- Что ты предлагаешь? Я не могу оставить ее здесь, даже, несмотря на твои слова. Я не хочу рисковать эльфами.
- Отдай ее мне. Я смогу сдерживать ее и если что, исполнить ваш приговор и отправить ее душу в иной мир.
- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Многоликая. Ее жизнь отныне в твоих руках.
- Спасибо, Маранаэль. Я знала, что ты так ответишь.
Он кивнул и отошел в сторону, пока девушку освобождали от оков. Лима, растерев руки, встала напротив странной женщины. Душа содрогалась от ее взгляда. Еще никогда Олимпиада не встречалась с такой могучей личностью. Кто она? Кто эта незнакомка, спасшая ее жизнь? Почему даже гордые эльфы относятся к ней с должным уважением?
- Идем, Крик, нам еще предстоит пройти много дорог, – сказала женщина громким голосом и развернулась к спутнице спиной.
Они приблизились к порталу, и незнакомка подала ей тяжелую сумку.
- А мои друзья? – спросила Лима, оборачиваясь.
- Забудь на время о них, вы встретитесь позже. Твоя душа требует, чтобы ее подлатали. Именно с этого мы и начнем.
- Спасибо вам.
- Не спеши меня благодарить, я жесткая как черствый хлеб. Возможно, ты вскоре будешь проклинать тот день, когда повстречала меня.
Лима опустила взгляд. Ей трудно смотреть в эти страшные и холодные как скальпель глаза. Портал открылся, пропуская их внутрь. Олимпиада оглянулась на прекрасный мир эльфов. Если бы у нее только имелась возможность прогуляться по дивным местам. Но, увы, она не имела права находиться на священной земле. Понурив голову, девушка вошла вслед за спасительницей.
В лицо ударила ледяная стужа. Яркое солнце едва не ослепило желтые глаза юного вампира. Женщина стояла так и не согнувшись, не щурясь, смотря на открытое небо, вдыхая свежий прохладный воздух.
- Идем.
Лима повиновалась. С каждым шагом девушка понимала как далеко ей до силы женщины. Она шла так, словно и нет никакой преграды, ветра дувшего прямо в лицо, снега, в который они утопали, чуть ли не по грудь. Олимпиаде стало стыдно. У нее никогда не имелось достаточно силы воли, чтобы противостоять слабости.
Они вышли к еловому лесу, где их дожидался казавшийся издали черным мужчина. Загорелая кожа, волосы черные, одежда черная и страшная маска тоже черная. Он точил огромную желтую косу.
Лима застыла как вкопанная, глядя на его орудие. Мысли проскакивали разные, в основном связанные со смертью…
Женщина, почувствовав ее состояние, обернулась и улыбнулась мягкой улыбкой.
- Не бойся, он не кусается, хотя и любит излишне попугать. Тебе нечего бояться.
- Я так и не узнала вашего имени.
Она надолго задумалась, пока не пожала плечами и не произнесла:
- Эльфы называют меня Многоликой, гномы – Не имеющей облика, люди – Бестией, темные эльфы – Смертельный клинок. Но своего истинного имени я не помню, как и собственного прошлого, поэтому зови меня просто Сирена.
- Сирена, хорошо, не сложно запомнить, – попыталась улыбнуться. Получилось, но смазано и криво.
Женщина расхохоталась и строго пригрозила ей пальцем. Она-то сразу распознала двойное дно в обычной фразе и уселась прямо на снег, жестом руки приглашая Лиму присесть рядом.
- Ну что ж, Крик, ты моя первая ученица, – скатала шарик из снега Сирена и укусила его как яблоко, когда Олимпиада присела на свои ноги согнутые в колени.
- Ученица, это хорошо.
Внезапно девушку дернул кто-то за волосы. Она удивленно обернулась и встретилась с чистыми синими глазами, как будто стеклянные шарики, залитые блестящей краской. Эльф, маленький, совсем ребенок. Он разительно отличался от тех, что ее пленили. Белая кожа и бесцветные губки, брови черные. Волосы такого белого оттенка, что их разве что можно сравнить с белизной снега. У Лимы все-таки не такие белоснежные косы.
- Знакомься, Иль, мой приемный сын. Снежный эльф, потерявший родителей.
- Очень приятно, – протянула руку Олимпиада, но он хихикнул и убежал со скоростью ветра. – Красивый ребенок.
- Прекрасный, – поправила Сирена. – Ты, наверное, голодна?
- Я об этом как-то забыла, столько всего случилось.
- Не обессудь, но я не ем мяса, поэтому тебе придется довольствоваться овощами и фруктами.
- Мне все равно. Все же лучше, чем та снедь, которую давали нам в тюрьме.
Освобождая пищу из сумки, женщина хмурилась. Лима с благодарностью приняла из ее рук сушеные овощи и фрукты. Царская еда. Когда девушка немного отвлеклась, Сирена взяла ее кисть и заговорила, глядя прямо в глаза:
- Не думай, что тебе удаться его забыть. Он напомнит тебе о себе рано или поздно. И ваша вражда вновь вспыхнет с тем же жаром, что и страсть в ваших сердцах. Готовься, грядут тяжелые времена, и закончится они не скоро.
Женщина замолчала и встала, дабы углубиться в чащу леса. Лима с напиханным ртом, медленно осознавала, что имеет дело с предсказанием. Но она представления не имела, как им распорядиться и воспринимать ли всерьез слова Сирены?
- И кстати, теперь ты точно похожа на Снежную королеву, – донеся голос воительницы.
Лима поперхнулась едой, а желтоглазый спутник захохотал в голос…

URL
2011-05-01 в 18:18 

Романчик Анастасия
Глава 9.

- Не люблю лес, не люблю цветы, не люблю комаров, не люблю змей.
- Док, может, заткнешься, наконец? – перебил недовольное бормотание Дока Лом.
- Почему мы вечно должны шастать по этим вонючим… апчхи!.. мирам?! У меня аллергия на цветочную пыль!... апчхи!..
Босс тихо захихикал. Вот уже час как они переправились в мир фей, и сразу всех об их пребывании в мире «Фей» оповестил громкий чих Дока. Сколько они пробирались по длинной траве столько человек-вешалка чихал, подпрыгивая на одном месте и сморкался в огромный платок больше смахивающий на простыню для гиганта. За плечами они несли оборудование и внешне напоминали туристов, если бы не оружие, вдоволь висевшее у них на поясах.
- Скоро выйдем к горной местности, сможешь расслабиться, – пообещал Кларен. – Ведь так, Коготь?
- Я не ошибаюсь в своих подсчетах! – буркнул крылатый развернувшись. Его не впечатляло путешествие пешком. Но взлететь с тяжеловесными котомками не представлялось возможным.
- Прежде чем… апчхи!... мы доберемся… апчхи!.. до скалистой местности… апчхи! Апчхи! Апчхи!... я скончаюсь здесь!.. апчхи!
- Бедный Док, у тебя положение еще хуже, чем было у Лимы, – посочувствовала Марина, идущая позади него.
- У нее тоже аллергия? – заинтересовался босс.
- Да, она астматик.
- В смысле?
- Задыхалась… апчхи!… лучше ж аллергия… апчхи!… чем эта дрянь… апчхи! – пропищал Док.
- А ну заткнитесь! – рыкнул Кларен.
Все замерли, никто не двигался. Вампир прислушивался и принюхивался. Где-то неподалеку послышалось шипение.
- А вот и наш заказ, – хмуро заметил Вулкан, вытаскивая из-за спины внушительную лазерную пушку. Посмотрел на маленький экран, проверяя, сколько в крошке зарядов. – Держитесь поляны мальчики… и девочки. Змея не выползет из травы, пока мы не ступим на ее охотничьи угодья. Наша цель поймать ее живой. Не испортите ей шкуру, не оторвите хвост, не повредите глаза. У нее их четыре, так же шесть коротких лап и столько же щупалец с плавниками. Стреляйте только в том случае, если вашей жизни будет угрожать опасность.
- Зубы выбить можно? – недовольно спросила Марина. Ей настоящего оружия не доверили. Ограничились тем, что вручили нож с таким видом, будто делают огромное одолжение. Да еще поставили посередине, будто она ребенок и за ней присмотр нужен.
Босс прыснул и развернулся к ней, весело прищурив синие глаза.
- Выбивай, только помни, что у нее их тысяча, не задолбайся выбивать.
- Мясорубка настоящая, – нахмурился Лом. – А чего она не вылезет из травки?
- Мы на территории фей. Этот маленький народец не такой безобидный, как тебе может показаться. Хищники боятся их до мурашек в одном месте. Одна фея положит нас всех и глазом не моргнет. Из-за их мелкости и мелковредности в них чудовищно трудно попасть. Даже я не смогу сделать этого с первого раза. Поэтому я настоятельно прошу, не наступайте на светящихся светлячков. Они запросто могут оказаться феями. А эти маленькие букашки мстительны. От нас не останется не то, что рогов, в кулечек нечего будет собрать.
Мужики находились в подавленном настроении и разбирали оборудование, пока змея оглушительно шипела. Хищник все больше приближался к состоянию бешенства. Док отошел в сторону и едва не задел светящуюся желтым цветом точку. Он поспешно, не переставая чихать, отстранился. Точка приблизилась к его носу, и человек-вешалка разглядел длинноволосую блондинку с крылышками. Прекрасная фея с двумя зеленными огоньками глаз грозила ему маленьким кулачком и что-то пищала.
- Босс!! – истерично завизжал Док, заглатывая воздух. – Ф-ф-фея!
- Блин! Я думал их хотя бы ночью не будет! – рыкнул Вулкан, медленно приближаясь.
- И что нам делать с этой стрекозой? – буркнул Лом, почесывая затылок.
- Заткнись! Она тебя прекрасно слышит и на «стрекозу» может превратить тебя в жабу! – предупредил Коготь.
Лом скрылся от глаз подальше.
- Госпожа фея, – обратился к точке Кларен. – Настоятельно прошу вас улететь отсюда. Пока вас не раздавили. Мы очень беспокоимся за вашу драгоценную жизнь.
Она со всего маха врезалась в его щеку, осыпав пыльцой.
- Маленькая, а сердитая, – протер глаз вампир. У него появилось желание схватить ее за крыло и посадить в банку. Но с этими феями такой номер не пройдет. От банки не останется даже осколков от вампира, в общем, тоже.
- Объясните этой дамочке, что с нами находиться опасно! – обернулся к ребятам Коготь.
Желающих объясняться с феей не нашлось.
- Мужики, – хмыкнула Марина и рявкнула: – Дамочка, кем вы там, блин, не были! Мне плевать фея вы или кикимора, убирайтесь отсюда, пока я не разозлилась и начала стрелять по летающим целям!
- Нам каюк, – высунул нос из палатки Лом.
Но фея оказалась на редкость упрямая. В Марину полетел огненный шар, обжегший ей половину лица. Девушка зарычала. Маленькая блондинка торжествующе запищала.
- Ну, сука, ты меня достала! Хавайтесь хлопцы в бульбу, ща будет жарко!
- Комета, отставить, это приказ!
- Плевать я на него хотела! Чтобы мне какая-то малолетняя болонка правила ставила! Ща! Разбежалась!
Она изменила облик и оскалилась. На этот раз атака феи не произвела должного эффекта.
- Комета, отставить! Отставить! – орал Вулкан, махая усердно руками.
Змея жалобно зашипела и не знала, куда скрыться от двух разъяренных фурий. Две бабы-истерички – слишком даже для ее чешуйчатой шкуры.
Магия фей славилась силой. Но адский вампир не за один день создавался. Фея не сумела пробить синей брони Марины. Маленькая площадка осветилась как днем от концентрации энергии и гнева. Маринка в основном дышала огнем. А вот в нее, что только не летало. У феи оказалась богатая фантазия.
- Комета, оставить! Прекрати!
- Ребята, змея! Она уползает! Наш заказ, твою мать! – завизжал Лом по девичьи тонко. Расширенными глазами он наблюдал как две бабы, девушками их язык не поворачивался назвать, одна очень страшная, а другая очень мелкая, вырывали из земли скалы и обрушивали друг на друга.
В момент, когда Лом крикнул, Марина успела остыть и вспомнить, зачем они здесь. Змея и вправду показалась во всей своей красоте и стремительно уползала от места событий.
- Не уйдешь! – прорычала девушка и в три прыжка настигла «змеюку», зацепилась стальным когтями за ее зубы и повалила на бок.
Марина даже не запыхалась и крепко пригвоздила монстра к земле. Но одной ей змею точно не удержать, несмотря на всю обретенную силу.
Опешившая фея остановилась и наблюдала за сражением. Она тяжело дышала. Обеспокоено осмотревшись, крылатая девушка залезла в одну из многочисленных сумок. Ей не хотелось, чтобы кто-нибудь из сородичей увидел ее ночью среди чужаков.
- Вяжи ее! – кричал Док. Он забыл, что у него аллергия. Мужчина возбужденно подпрыгивал на месте, размахивая веревкой.
Наемники знали свое дело. Пока Марина, вцепившись мертвой хваткой в челюсть твари, удерживала ее на месте, они успели обмотать дрыгающееся тело стальными тросами.
- Комета, отпускай! – закричал Босс.
Девушка резко отскочила. В ней клокотала жажда. Из пасти змеи текла кровь. Марина медленно превращалась обратно в человека, задыхаясь и еле сдерживая себя на месте. К ней подбежал Вулкан.
- Ты в своем уме?! Злить фею полное сумасшествие! – прокричал яростно.
- Ударь меня!!!
- ЧТО?!
- Ударь меня! Со всей силы!
Пока Босс соображал, что от него хотят, к девушке подскочил Лом и дубинкой приложился к ее голове. Послышался глухой удар и треск, как если бы мужик ударил каменную стену. Его орудие разломалось на две половинки. Но одного удара хватило, чтобы повалить Марину.
- И что ты сделал? – спросил Вулкан, пораженно подняв брови.
- Она сказала, ударь, я и ударил, – пожал плечами здоровяк.
- Ты как? – осторожно наклонился над ней босс.
- Отойди, я еще не пришла в себя, чтобы контролировать жажду достаточно хорошо и не вцепиться тебе в глотку.
- Где фея? – заорал Кларен.
- А хрен ее знает, – фыркнул кто-то. – Делаем ноги, парни, пока нам не надрали задницу и не оторвали яйца!
- Поднимай змею! Заказчик ждет нас на скалистой местности. Там фей точно не будет. Шевелите ногами, пока я добрый! А ты, – босс повернулся к девушке, – в следующий раз держи эмоции при себе, нам башку оттяпать могли, а ты истерики закатываешь! Вставай, нужно помочь ребятам эту хреновину в воздух поднять!...

URL
2011-05-01 в 18:19 

Романчик Анастасия
Глава 10.

Жарко как в пекле, кожу жжет огнем. Жажда мучит сильно, горло пересохло. Мышцы сводит судорога. Хочется умереть лишь бы не чувствовать муки, не видеть жутких видений. Она с красными глазами потрошит каких-то несчастных и с наслаждением пьет их кровь.
- НЕТ!! – кричит что есть силы, но изо рта не издается ни звука.
- Тише, тише сейчас все пройдет, тебе станет легче, – говорит чей-то мягкий громкий голос.
На лоб кладут нечто прохладное. Видение с болью отступает. Зрение проясняется, девушка видит лицо Сирены. Женщина улыбается, гладит ее по волосам.
- Лучше? – спрашивает.
- Немного, – отвечает Лима и пытается привстать.
- Не вставай, ты еще слаба, – останавливает ее.
- Что со мной? Откуда эта боль? Откуда видения? – шепчет, принимая кружку с травами из рук спутницы.
- Яд белого вампира, плюс яд адского. Жуткая смесь.
Олимпиада поперхнулась и округлившимися глазами смотрит на молодую женщину, спокойно попивающую горячий чай.
- Почему вы так решили? Я не говорила о том, что встречалась с белым вампиром и тем более то, что он меня кусал.
- Мало, какой яд, может действительно причинить даже новорожденному адскому вампиру вред. Дракон тебя вряд ли кусал, от тебя и кусочка-то не осталось бы. В темных мирах ты не была, в лесах смертоносных эльфов тоже. У них стрелы тебя с одного удара свалили бы, и ты бы не выкарабкалась. Вероны? Не-а, у этих ребят нюх на такие вещи, они сначала думают, а потом палят. Остальных не стоит даже перечислять, мы слишком далеко от тех мест находимся. Кода ты не знаешь, поэтому исключено. До тех миров как минимум без кода год пути. Остается только одно – молодой белый вампир.
- Почему молодой? – не поняла Лима.
- Да потому, – нахмурилась. – Ему наверняка меньше ста лет. Если бы был старше, то даже я тебя не вытащила с того света. Да и подействовал бы он сразу, а не сутки спустя. Яд белого вампира крепнет только после ста лет. Укуси тебя старичок лет так под тысячку все, «Привет, небеса, я к вам».
- Я не знала, что у белых вампиров вообще есть яд. И меня еще кусал лорд адский вампир.
Сирена прищурилась.
- Ты много чего не знаешь. Например, то, что яд белого вампира лечит вампиризм. Они этого не скрывают.
- Значит я…
Воительница грустно покачала головой, словно извиняясь за разрушенную надежду.
- Нет, прости. Если бы тебя сразу куснул белый вампир старше ста лет(!), тогда да, ты бы исцелилась в тот же миг. Но, увы, прошло слишком много времени. Адский вампир – это тебя не шутка плутоватого мальчишки. И потом, если ты говоришь, что тебя укусили повторно, то об исцелении не может быть и речи. От их черной слюны так просто не избавишься, живучая субстанция, что ни говори. Солнце да чеснок… хм. Видимо, именно так тебя пытались лечить. Потому что иного я не вижу, что еще могло произвести такой эффект и ослабить превращение. Хорошо, конечно, что тебя солнце немного подкоптило. Но вылечить оно тебя все же не смогло, но оно ослабило слюну адского вампира. Сейчас еще яд немного ее потревожил. Теперь все зависит от твоей воли, подкрепишь организм хотя бы раз кровью и тебе каюк. Мне придется тебя прикончить.
- Но, Кларен сказал, что лекарства нет. А вы говорили, что яд белого вампира способен вылечить.
- Кларен, случайно не ходячая мясорубка? – скосила задумчивый взгляд.
- Нет, он разговаривает, охотится за монстрами в качестве истребителя нечисти.
- У него есть шанс, но эта, я тебя скажу, болезненная процедура. Он превратится обратно в то, кем он был. Только я не пойму, почему, если он действительно хотел излечиться, не попробовал дать себя укусить белому вампиру?
- Он говорил, что все их рассказы вымысел.
- Значит, просто испугался, – сделала выводы женщина, – что будет еще хуже. Раз он им не верит, то и кусать себя не позволит.
- Вы так говорите, как будто знаете его лично! – изумилась Лима.
- Деточка, я много сражаюсь, и не одному вампиру башню снесла. Некоторым из них удобно в новой ипостаси, другие смирились с неизбежностью и даже не собираются искать противоядия. Зачем? Это ж больно. Третьи – такие, как Кларен. Они долго искали лекарство, разочаровались, взяли в руки пушки и давай мочить всех направо налево. Они не верят в то, что есть лекарство. Все они разочаровались, поэтому выбрали судьбу мстителей.
Лима вспомнила белого вампира, дравшегося с ней на арене. Невольно ее передергивало от неприятного воспоминания. Хотя она не могла объяснить, почему так часто думает о нем, почему его облик не покидает ее? Что же с ней творится?
- А почему укусивший меня белый вампир был так агрессивен? И говорил пошлости.
- Белый вампир говорил пошлости? Агрессивен? – приподняла брови воительница.
- Да.
- Он тебя просто злил. Они интуитивно чувствуют, что может взбесить противника, отчего потеряет контроль. Ты, скорее всего, терпеть не можешь пошлых шуточек, вот он на это и давил.
- А агрессия? – напомнила.
- Ну, тут сложнее, сами по себе белые вампиры народ миролюбивый, редко когда кому-нибудь удается вывести их из себя. Хотя если учесть, что он молодой, то вполне возможно, что и воспламеняется гораздо быстрее, чем старшие. Но может, ты чего-то не договорила? – и пояснила на недоуменный взгляд Лимы: – Должна быть причина его гнева, твоего вампирского происхождение недостаточно для столь бурных эмоций. Даже если учесть, что он относится к той породе молодых вампиров, входящих в число стаи, то все равно должна быть причина. Припомни.
Девушка задумалась, перебирая малейшие данные из памяти.
- Помню, я поцарапала домогавшегося меня тюремщика, и он превратился в рогатого монстра.
- Вот тебе и ответ, – выгнулась Сирена. – Удивительно, что твой яд подействовал, он ведь ослаблен. Легче проникнуть в гнилое яблоко, чем в стальную броню.
- Он из-за этого хотел меня убить?
- Да, для него ты монстр. Не смотри на меня так! Его мысли предсказуемы. Он увидел монстра, жаждущего крови и убившего человека. Он, наверняка, старался тебя как можно больше покусать и поцарапать. Яд вгонял в тебя, иными словами. Если бы ты была чистым адским вампиром, а не хрен знает кто, то даже его яда хватило бы, чтобы тебя прикончить.
- Кларен говорил, что адские вампиры очень сильны.
- Да, – согласилась с ней воительница, – когда у них за плечами тысячи лет жизни и миллионы убитых, а лорды вообще кренделя мощные. Новорожденный не дотягивают даже до уровня зомби. Они должны убивать и пить как можно больше невинной крови, чтобы накапливать темную энергию. Только после ста лет можно считать, что адский вампир действительно чего-то стоит. Мне как-то довелось с таким встретиться, и я тебя скажу, еще тот мудак, еле пришила.
- Значит, белый вампир знал, что я новорожденный вампир?
- Разумеется, он знал! Это у тебя на роже написано. Да и остатки разума еще не потеряла. Если будешь и дальше бороться, ты изменишься. Только я не знаю, кем ты станешь, прощенной или просто человеком. Все зависит от тебя.
Лима на некоторое время задумалась. Ей было сложно переварить услышанное. Но теперь у нее имелась хотя бы надежда на выздоровление.
- Вы мне поможете? – спросила она.
- А как же? Для чего я тебя тогда вытащила из-под топора? Но запомни, я тебя жалеть не буду, ты у меня скоро как птичка запоешь.
Желтоглазый хихикнул. Сирена улыбнулась и показала на него пальцем.
- Он знает. Так что крепись, завтра я тебя гонять буду.
- А почему вы со мной возитесь?
- Потому что мне когда-то помогли, когда я без памяти блуждала, без семьи, без крыши над головой, без еды. Не зная, кто я и что здесь делаю. Поэтому и я не могу пройти мимо чужого горя. Ты столкнулась с тем же что и я когда-то.
- Вас не кусал адский вампир, – хмуро заметила Лима.
- Кусал, только я отрубила себе руку по локоть.
Олимпиада раскрыла рот в изумлении.
- Потому я уверена, что ты справишься. Рука у меня отросла новая, как видишь. Яд не смог во мне закрепиться. Так и в тебе он должен умереть.
- У Марины тоже отрос палец, хотя мы еще не превратились.
- Чтобы стать адским вампиром, нужны все конечности. Яд ускоряет рост клеток. Жаль, что солнце не смогло его добить, но ничего, думаю, ты справишься.
- А куда мы пойдем? – решила поменять тему.
- У гномов вскоре намечается битва с темными. Хочу присоединиться. Но до этого еще дожить надо. Завтра я тебя учить буду, раздобуду меч, топорик, можно тамогавчик и лук, пару лазерных пистолетов напоследок. До автоматов ты еще не доросла.
- Вы смеетесь надо мной?! – поперхнулась Олимпиада.
- Нисколько, даже наш желтоглазик и тот умеет из лазерных пистолетиков тарантеллу выстреливать, а ты и подавно научишься. Хотя я удивляюсь, как он вообще что-то умеет. У него на уме одни грудастые бабы. Бабник жуткий. Я за порог, а у него уже в кровати с десяток валяется, нормально?
Мужчина демонстративно отвернулся, задрав подбородок.
- А как вы с ним познакомились?
- По-правде говоря, – задумалась Сирена, наморщив лобик, – он со мной с самого начала, вернее с того самого момента как я помню. Может, он меня сопровождал и до того, как я потеряла память, не знаю. Появляется он редко, помогает и того реже. Есть еще второй, но того я вообще практически не вижу.
- Они вас охраняют?
- Скорее наблюдают. Желтоглазый у нас весельчак, скоро ты узнаешь, как он круги выплясывает после бутылки самогона гномов. И по всему бару начинает не то что за девушками молоденькими гоняться, но и за старыми матронами. У него глазки в кучке, чего там разберешь?
Ее спутник фыркнул, чмокнул и показал неприличный жест.
- Оскорбился, предлагает мне самой сходит в бар снять стриптизера с его шеста. Хотя хорошая идея, наши запасы давно исчерпали лимит, пора поправить положение. И надо ж прощупать почву, что у гномов творится. Ладно, заболтались мы, тебе спать пора. Завтра тяжелый день, так что, спи, набирайся сил.

URL
   

Другие миры - наше царство!

главная