Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:45 

Романчик Анастасия


Прощенные. Часть 2. Любовь вампира


Краткая аннотация: В открытые миры попадает сестра Лимы. Она становится вампиром и влюбляется в лорда. Ради него девушка готова пойти на предательство и отдать вампирам на растерзание собственную сестру...Зы: Обложка выполнена Natali-K

Все мои произведения можно найти на страничке самиздата zhurnal.lib.ru/r/romanchik_a_w/
запись создана: 03.05.2011 в 03:47

@темы: Прощенные

URL
Комментарии
2011-05-03 в 03:52 

Романчик Анастасия
Часть вторая
«Ты веришь мне, сестра?»
Пролог

В гуще темного леса охотники с трудом отыскали дом пропавшего верона. Они бы и не знали об его исчезновении, если бы вместе с ним не пропали люди, жившие на окраине. Народ перепуган, они просили разобраться, что произошло в ту злосчастную ночь, когда небо стало кровавым.
Верон жил обособленно, иногда выходил в город, чтобы набрать продуктов. Горожане хорошо его знали, но лишь немногие ведали его главную тайну, за что и поплатились. Люди просто пропали из своих домов и больше не вернулись, соседи же подняли тревогу.
Когда охотники равновесия нашли дом, то увидели, что часть стены снесло неизвестной силой, словно кто-то в ярости в нее прыгнул. Внутри небольшого деревянного здания разгром, повсюду валялись книги со следами от когтей. Стеллажи, столы, стулья и другая мебель опрокинута. Двери в спальню вырваны вместе с петлями, кровать разломана пополам. На подушке и на полу запекшаяся кровь, принадлежащая хозяйке дома, веронке – жене пропавшего. Заметны следы борьбы. Кем бы не были противники, просто так они ее не взяли. Она отчаянно сражалась.
Немногочисленные следы вели к порталу, на деревьях те же самые отметены от когтей. Верону явно пришлось спасаться бегством. Но кому же он досадил? Кому помешал, скрываясь в дремучем лесу?
Охотников полон дом, но они ничего серьезного не обнаружили, кроме энергии вампиров. Настоящие похитители успели замести следы. Орис беспокойно ходил из одной комнаты в другую. Хоть бы одна зацепка! Куда же пропал верон? Не мог же он испариться вместе с супругой!
- Капитан, – обратился к белому вампиру парень с темного отделения.
- Да.
- Нам только что доложили. Все миры веронов, кроме столицы закрыты… и… - он запнулся, что с ним с роду не бывало.
- Говори же.
- Дунгрог мертв и вся его семья перебита, в живых остался только его младший сын. Хранитель равновесия Диония тоже мертва.
- Убили хранительницу Размараля? – изумился Орис. – Что говорит королева драконов?
- Она ничего не говорит и не хочет разговаривать. Вы же знаете, что Диония была ее дочерью.
В дом влетает черноволосая девочка лет десяти, сносит всех кто встает на ее пути. Ребенка ловит Орис и обнимает.
- Где он? Где он? – кричит, давясь слезами.
- Аркалия, прекрати. Как только мы его найдем, тебе сразу сообщат, возвращайся на базу.
- Папа, скажи, его убили? Да? Кто?
- Мы ничего не знаем, сейчас у веронов сложное время, нам некогда заниматься твоим другом. Скорее всего, он жив, просто ему пришлось срочно уходить.
- Папа, он почернел, – протягивает черный полумесяц бывший некогда серебристым. – Нрол сказал, что если с ним что-то случится, металл изменит цвет. Папа, он мертв!
Орис не знал, как успокоить дочь и гладил ее по волосам. Вампир застыл, когда в дом зашел он. Охотники изумленно расступились, пропуская его.
- Верона убили, – говорит, – девочка права.
- Я сожалею, что ваша сестра погибла…
- Орис, – перебивает, – вы не могли бы выйти? Я хочу поговорить с вашей дочерью наедине.
Охотник беспрекословно подчинился, вместе с ним вышли и другие. В комнате осталась перепуганная заплаканная девочка.
- Я…
- Тсс иди сюда, – прижимает ребенка к себе, девочка сразу успокаивается, чувствуя огромную умиротворяющую силу. – Запомни то, что я тебе сегодня скажу. Сегодняшний день ты должна помнить всю свою жизнь.
- Он умер, – вновь захныкала, перебирая необычно желтые волосы.
- Да, твой друг умер, но ты должна помнить, что ему удалось сделать. Он совершил подвиг, сумел вырваться. И, несмотря на то, что верон мертв, он победил. Помни о нем.
- Я буду помнить.
- Останови своего отца.
- Но мой отец…
- Ты поймешь, а сейчас ты должна просто помнить…
- Помнить…

URL
2011-05-03 в 03:53 

Романчик Анастасия
Глава 1.

Черноволосая девушка на старой скамейке вздрагивает и отбрасывает в сторону потухшую сигарету. Нервы разыгрались, совсем покоя нет. Она достает из кармана пачку и зубами вытаскивает очередную палочку с никотином. Зажигает и нервно курит, прищурив глаза, забросив ногу на ногу.
В многоэтажном доме, возле которого сидела девушка, шел ремонт. Его мобильно утепляли и потому облепили пенопластом. Местами еще видны старые стены со следами облупившейся краски неизвестного цвета. С противоположной стороны дома находилась небольшая автостоянка, заполненная наполовину дорогими иномарками и машинами проще на вид. А дальше шла детская площадка, но ее назвать детской разве что с трудом можно. В «живых» осталась только горка с прогнившим дном, да песочница, облюбованная дворовыми кошками. Жильцы дома давно жаловались, но их жалобы пока не доходили до адресата, потому гулять приходилось в другом месте.
В кармашке черной куртки с шипами и черепами звонит телефон. Девушка раздраженно достает предмет связи из кармана, смотрит на экран и отвечает на звонок.
- Мать, че надо? – грубо спрашивает.
- Вика, ты разговаривала со следователем? – доносится обеспокоенный голос до слуха.
- Да.
- Он что-нибудь сказал?
- Без изменений. Да и мудак он еще тот! – фыркнула.
В трубке заплакали и отключились.
По понятной причине Виктория не стала распространяться матери о том, что пыталась флиртовать с симпатичным молодым следователем. Но, несмотря на внешнюю привлекательность, девушка не сумела его ничем завлечь. Букву закона мужчина знал хорошо и что бывает за связь с несовершеннолетней девчонкой, коей была черноволосая девушка, имел представление.
Вика закурила третью сигарету. Руки у нее тряслись. После исчезновения старшей дочери мать на нервной почве попала в больницу. Викторию на некоторое время приютил отец. Какое-то мгновение девчонка радовалась событию, а затем поняла, что не так все и круто. В восторге папа не находился, особенно от внешнего облика дочери. Как выяснилось позже, не устраивал папочку и скверный характер дочурки. Ее курение и свободное поведение в отношении мальчиков и вовсе чуть не довело его до инфаркта. Вскоре он стал ставить ей в пример как мама старшую сестру, мол, она намного лучше. Когда его методы не подействовали, папочка избрал другую тактику и старался обращать на нее внимания не больше, чем на тумбочку в прихожей. В общем, игнорировал дочь и ее капризные требования. Брат и вовсе делал вид, что младшей сестры не существует.
Виктория люто ненавидела зануду сестренку, и ее пропажа только укрепила эту непонятную ненависть. Из университета пришло письмо о том, что старшая сестра поступила на бесплатное отделение. Ею конечно можно гордиться.
Девушка злобно выругалась и сплюнула. По ее мнению, если бы у нее вообще не было сестры, жизнь самой Вики сложилась бы куда удачнее.
К ней на скамейку подсел бывший одноклассник сестры. С ним у Вики имел место роман, но он продлился недолго, как и другие многочисленные интрижки девушки. Это был юноша восемнадцати-девятнадцати лет худощавого телосложения с тонкими ногами и жилистыми руками. Невысокого роста. На голове беспорядок из соломенных волос, постриженных слегка неаккуратно, словно парень сам себя стриг. Глаза мутные карие, цвет кожи местами зеленоватый, что не удивительно, ведь он курил как паровоз. На нем спортивного вида одежда, состоящая из черной майки, красных шортов и просто огромных черных кроссовок. Звали его Денис. Спортом юноша не занимался, когда-то любил футбол, но затем его увлечением стала травка…
- Ну что отыскали твою дурковатую сеструндию? – спросил насмешливо Денис.
- Не-а.
- А Маринку? – его голос на несколько градусов потеплел.
Марину любили в классе и ненавидели одновременно. Она являлась самой красивой девушкой в школе, неизвестно по какой причине связавшейся с ненормальной Лимой. Многие думали, что на ее фоне Марина чувствует себя еще краше, но они глубоко ошибались. Есть люди, которые не ценят дружбу ни на грош, Олимпиаде же – дружба дороже всего.
Когда Марина и Лима бесследно пропали, родители зеленоглазой красавицы подняли на ноги почти всю милицию города. Следствие вели до сих пор, расспрашивали родственников, знакомых, но найти пропавших подруг никто так и не смог.
- Не-а, что ты меня вообще спрашиваешь об этой уродине зеленоглазой ведьме? – огрызнулась черноволосая.
- Да, так, просто спросил, они же вроде вместе пропали, – пожал плечами парень.
- Туда им и дорога, этим дурам! – вскочила резко, сжимая кулаки.
- Чего ты психуешь? Ты что переживаешь, что у тебя пропала сестра? Ты же ее вроде как недолюбливала!
- Я не психую, я бешусь!
Не объясняя свое странное поведение, она быстрым шагом удалилась от него. Парень не стал следовать за ней, здраво поразмыслив, что раз девушка не в себе, то не стоит раздражать ее еще сильнее.
Вика от бушевавшего внутри бессильного гнева футболила все, что попадало ей под ноги. Во всех своих бедах винила только сестру. Как посмела пропасть и вновь привлечь к себе внимание окружающих?
Девушка не знала, что за ней наблюдают, да и разве подобное почувствуешь? Особенно, когда за дело берутся лорды адские вампиры. Они сильно удивлены, тем, что увидели в магическом зеркале.
Вампиры расположились в небольшом белом зале, что находился в самой высокой башне их белого замка. Зал круглый и вместо стен сплошной без остекления балкон, открывающий вид на красные просторы темного мира. По середине зала возвышалось большое зеркало с оправой из черного дерева Эвы, что произрастала в мире принадлежащем Катраклам. В магическом стекле отражалась Вика. Возле зеркала стоял большой прямоугольный коричневый стол с рисунком «клыкастого рта». В отличие от двух стоящих вампиров третий с удобством для себя валялся на поверхности стола.
- Странно, я точно помню вкус ее крови, почему тогда оно показывает совершенно другую девушку? – раздраженно произнес блондин. – Мне нужна седая бестия, а не какая-то человеческая мымра!
- Не горячись, наверняка, та девица давно изменилась, а это, скорее всего ее сестра. Схожая с ней кровь, – пытается успокоить его женщина.
- Но это не она! – недовольно пробурчали в ответ.
- Но кровь та, – логично заметила и пожала красивыми округлыми плечами, – седую нужно искать иным способом, с помощью крови теперь мы ее не найдем.
- Дух не тот. Там воля, что сталь, выкованная в огне дракона, а эта, – презрительно фыркнули в сторону отражения. – Мы даже без применения силы и своих возможностей можем склонить ее на нашу сторону. Она быстро согласится стать одной из нас.
- Твоя, правда, – мягко отвечал ему еще один мужчина. – Но девчонка наш ключик. Пусть она, не такая как ты сказал, тем лучше для нас. Через нее найдем сестренку.
Черноволосый красавец, бордовые глаза. Это он полулежал на столе, положив под спину белую подушку с бордовыми кистями, и пил кровь из красивого бокала. Длинные блестящие волосы завязаны сзади в шикарный хвост. Черный плащ и штаны составляли его гардероб. Голые пятки лежали на золотой тарелке. Серебро вампиры не переносили, потому в здании не найти ни одной серебряной вещицы.
- Ты собираешься вырвать девчонку из закрытого мира? – кивнул на зеркало блондин, где отображалась раздосадованная Вика.
- Да, – расслабленно ответил обладатель бордовых глаз.
- Но ты же не знаешь, куда она попадет!
- Ты знаешь вкус ее крови, потому отыщешь девчонку легко.
- Надеюсь, что ее не прикончат раньше, – вполголоса произнес мужчина. – Но зачем тебе девчонка?
Криво улыбнулся.
- А может, я влюбился?..
Ничего неподозревающая Вика продолжала неспешно прогуливаться по улице, постепенно выходя к стадиону. На травянистом поле две команды юношей в разных цветов майках и шортах вяло играли в футбол. Болельщиков на полуразвалившихся трибунах наблюдалось немного, да и те булькали в уголке жидкостью определенного состава. Кто-то особенно задиристый выкрикивал, кому и как ногу переставлять и куда провалиться, если промахивался. За кого он болел, осталось загадкой, видно, для него важен сам процесс игры, а не команды футболистов.

URL
2011-05-03 в 03:57 

Романчик Анастасия
Вика же к футболу равнодушна. Ее могло заинтересовать, если бы игроки вдруг стали танцевать стриптиз и раздеваться. Она присела на скамейке, болтая ногами. Долго ходить девушка не любила, предпочитая, чтобы ее постоянно носили на руках. Носильщиков же не наблюдалось поблизости, те, что имелись, разве что кролика поднимут не надорвавшись. Совсем извелось племя мужское.
Викторию сильно потянуло в лес. Она даже с места сорвалась как ошпаренная, дабы стремглав ринуться в чащу. Вика долго вспоминала, что произошло в момент, когда она вошла под прикрытие деревьев. Виктория не могла припомнить местности, а ведь в этом самом месте не раз гуляла с друзьями. И когда успела наступить ночь? Тропинка та же, только вот растительность не та. Светилась в темноте и двигалась.
Вика испуганно осматривалась, пытаясь сообразить, чего же она нюхнула, что могло вызвать правдоподобные галлюцинации. Виктория достала из заднего кармана черных брюк пачку сигарет, рассмотрела внимательно, даже в пальцах раскрошила одну палочку. Вроде не они, а что же тогда? Девушка пожала плечами, решила не забивать голову глупостями и пойти к другу, посидеть у него, может чего куснуть. А на галлюцинации просто старалась не обращать внимания.
Вместо дома перед ней выросло огромное дерево с дуплом. Вика хмыкнула, мол, нас не запугаешь, и двинула прямиком в проем. Спираль лестницы вначале привели ее в недоумение. Но опять же девушка считала себя реалисткой, чтобы верить собственным очам. Глаза часто ее обманывали. Лестница казалось бесконечной, и все не кончалась. И чем ниже Виктория спускалась, тем светлее становилось. Кривые деревянные стенки, словно облеплены многочисленными светлячками, а каждый шаг оставлял светящийся желтый след. Прям пиши фантастический роман под названием: «Глюки Вики».
Виктория стала слышать чьи-то переговоры. Они не исчезали с каждым новым шагом, а становились громче. Вскоре ее взору открылось огромное пространство, освещенное призрачным светом. Вика сглотнула и в который раз усомнилась в здравости своего рассудка. Может, она уменьшилась? Вроде нет. Тогда почему под землей произрастают огромные грибы с фиолетовыми шляпками и мощными белыми ножками? Мимо лица девушки пролетали разноцветные стрекозы, шурша крылышками. Где-то неподалеку квакали лягушки и ловили длинными языками стрекоз. Возле основания некоторых грибов булькала болотного цвета густая жижа. Пузыри надувались и медленно лопались с противным плеском.
- Офигеть, я сплю и вижу сон, – хмыкнула Вика, глубоко вдохнув. На всякий случай она себя ущипнула, но видение упрямо не хотело пропадать. Ладно, глаза и уши могли ее обмануть, но обоняние! Она отчетливо различал странные и незнакомые ее носу запахи.
Девушка подняла голову, чтобы взглянуть на потолок. Море светящихся светлячков разнообразных цветов и оттенков, а также стрекозы сидели на свисающих вниз каменных шипах. Вдоль всего потолка росли другие грибы, они двигались и прозрачно-красные шляпки напоминали перевернутых медуз. Некоторые грибы вздувались и выплевывали красное облачко.
Изумленная Виктория спустилась до конца ступенек и вступила на рыхлую почву. Нечто вдали привлекло ее внимание. Кучка незнакомых людей в черном тряпье переговаривались, ругались и спорили. Они стояли возле большого гриба, одна фигура упрямо ковырялась в белом стволе, словно что-то хотела оттуда достать.
- Эй, вы не подскажите, куда я попала?! – крикнула им обрадованная девчонка.
Роковая ошибка. Не зря же детей учат не разговаривать с незнакомцами. Девушку в мгновении ока окружили и схватили за руки моложавые, все как одна черноволосые женщины с отражающими свет желтыми глазами.
- Посмотрите, какая девочка к нам приблудилась, просто чудо! – прокудахтала одна.
- Уберите от меня свои лапы, я сейчас вас бодну! – Вика и вправду попыталась боднуть хоть одну из незнакомок, но те оказались слишком быстрыми для ее атак.
- А какая кожа, кому из трех отдадим ее или оставим себе на потеху? – пропела вторая.
- Сестры, отдадим ее третьему, – похихикала третья.
- Мы его совсем не балуем, – согласись четвертая.
- Его жертвы не так громко кричат.
- У нас музыка сегодня есть лучше, наши сестры поймали эльфа, сегодня будет пир!
Они мерзко захихикали, а Вике показалось, что у нее едет крыша. Разве могут у обычного человека загореться мистическим красным огнем глаза? Вряд ли. Они потянули Викторию за собой, не переставая хохотать каждый раз, когда девушка пыталась вырваться из их плена. Женщины подвели ее к одной из трех ям, окруженных огромными грибочками. Прямо, как после ядерной катастрофы. Правда, они еще и светились. Не церемонясь, Вику сбросили вниз. Она, свалившись, погрузилась в кромешную тьму.
- Желаем повеселиться, дорогой, она тебе понравится!
- Сучки, а ну выпустили меня отсюда!! – закричала сестра Лимы и бросила в них один из камней, валявшихся на земле в огромных количествах. Не попала, а жаль.
Когда их хихиканье перестало быть слышным, Вика различила рядом с собой чье-то горячее дыхание. Запоздало девушка поняла, что находится в яме не одна. И к кому они ее бросили? Она резко развернулась. В темноте едва девушка сумела разглядеть мужскую фигуру. Он стоял напротив и кажется, с интересом рассматривает ее.
- Если ты насильник, то я и так отдамся, – стала быстро раздеваться, оставаясь перед ним, в чем мать родила. – Мне все равно кто ты и что, мне моя жизнь дороже. Так что можешь приступать.
- И ты так просто отдашься незнакомцу, не зная, ни кто он, ни что из себя представляет?
Голос Вике не понравился, за ним словно повторяли его же слова. Слишком уж неестествен, как будто его обработали на компьютере, чтобы придать мистики и ужастика. Так сказать детишек малых пугать милыми фокусами. Но Вику ничем не удивишь. Она коренной житель городов и с молоком матери впитала его горький вкус.
- Ну, чего ты ждешь? – возмутилась девушка. – Я замерзла или ты ср…ный импотент и не можешь, если девка не кричит. Так я и покричать могу для разнообразия.
- Не думаю, что тебе понравится.
- Задолбал, мы будем…
Вика замолчала, когда в ее бедро вонзилось что-то острое и сознание стало меркнуть. Она помнила, как он вышел на свет. Ее еще поразили его сетчатые как у мухи голубые глаза с горящим желтым зрачком.
- Для этого мне не нужно, чтобы ты находилась в сознании, – последнее, что девушка услышала, прежде чем погрузиться в небытие…
Тем временем ведьмы привязывали к столбу эльфа. Они находились среди тех же огромных грибов. Возле столба импровизированный жертвенный алтарь с рисунками из крови для вызова жителей глубин. В одной руке у самой дряхлой женщины с грязными свисающими седыми волосами жертвенный нож. А в другой правой руке – золотая чаща для крови. Во многих открытых мирах считалось, что золото любят жители бездн, что недалеко от истины.

URL
2011-05-03 в 03:57 

Романчик Анастасия
Для подобного случая собрались все ведьмы и заунывно напевали нечто себе под нос, размахивали кривыми кинжалами. Клан именно этих ведьм не имел сообщений с другими, они предпочитали одиночество. Изредка воровали людей из селения либо существ из других миров. Пока они вели себя довольно тихо и потому не привлекали к себе излишнего внимания. Но как долго продлится их спокойствие неизвестно.
У парня-эльфа скучающее выражение лица, словно его собираются не казнить, а прочитать ему нудную лекцию. Он не сопротивлялся и едва подавливал зевки. Женщины находились в недоумении. Они часто ловили людей, но вот эльф им попался впервые. Обычно жертвы кричат, упираются, пытаются вырваться, этому же все равно. Он еще и зевать смеет, ехидно посмеиваться.
Главная ведьма стала зачитывать заклинания для призыва жителя глубин.
- А побыстрее нельзя? – возмутился эльф, перебивая ее. – У меня еще дела есть, а вы меня тут задерживаете!
Ведьмы остолбенели и замерли, не зная как вести себя с наглым пленником. Он не только не боялся, но еще и нахально указывал, что им делать.
- Замолкни! – визгнула, не выдержав, одна из ведьм.
- А ты мне кляп в рот засунь, может тогда интереснее станет, я хоть сплюну тебе его на макушку, – ехидно заметил остроухий юноша.
Женщину затрясло. Она подняла кулак, дабы ударить насмешника, но ее остановили сестры.
- Пускай посмеется перед смертью, – злобно прыснула главная ведьма и продолжила заклинание.
- Ноги, поставь ровно, карга! Кто так ставит? – продолжал издеваться пленник. – Кубок с кровью поставь в центр, а то грохнется на пол. Ну что я говорил? Грохнулся. Буквы произноси правильно и не шепелявь. А то призовешь сейчас озабоченного рогатого, он с вами тут быстро управится. Я же повишу и посмеюсь.
- ЗАТКНИСЬ!!!
- Ай-ай, – цокнул языком сочувственно, – нервишки шалят, травки с чайком выпей. Может, полегче станет. Куда смотрит государство? Ведьмы вон и те на ногах нормально не стоят. Ай-ай, просто кошмар, я подам жалобу в городское управление.
- ЗАТКНИСЬ!!!
Ему вставили кляп в рот, но не помогло. Он его разгрыз, ловко сплюнул, как и обещал, на голову самой раздражительной ведьме.
- Знаешь, ты так намного лучше выглядишь. Ты не пробовала носить парик? Говорят, очень хорошо предохраняет от блох. Хотя твою голову это уже не спасет, в тебе их больше, чем населения муравейника.
- Р-р-р, я его сейчас придушу!!!
- Давай, сделай мне массаж, у меня давно затекла шея, я просто изнемогаю.
Главная ведьма гневно сплюнула.
- Сестры, посадите его в яму, завтра подумаем, как его заткнуть и продолжим ритуал, – приказала она.
- Ай-ай, все-таки попей травки, нервишки шалят, и как ты только ведьмой стала? Недоучка среднего разлива и то лучше тебя справится!
Ему кубком с кровью треснули по лицу. Он поморщился.
- Ну вот, теперь я весь липкий и мокрый, а посильнее не могла? Хотя бы зубы мне выбила, а то и на это у нас силенок не хватает. Ай-ай, я расстроен, просто до самой глубины душевной огорчен.
- Уведите его.
- Эй, а еще раз меня ударить, ну хоть подзатыльника на прощанье дать? Что, радикулит замучит? Ай-ай, что за ведьмы пошли? Сплошное разочарование!
Женщины десятки раз пожалели, что пленили эльфа, кто ж мог подумать, что он таким ехидным и языкастым окажется?
- Сестры! – вбежала еще одна ведьма, когда эльфа увели и бесцеремонно скинули в яму.
- Что, случилось?
- Я нашла мертвую Зинду, у нас гости.
- И кто мог посметь совершить сие злодеяние, прямо в нашей обители?
- Вампиры, – прошептал чужой голос.
Сразу все обернулись. К ним приближались двое.
Мужчина в черно-красном костюме с длинным пальто, перепоясанным огненно-красным поясом. Высокие сапоги до бедра. Прекрасный блондин с красными глазами и иголками зубами. Его спутница – черноволосая женщина и такая же красноглазая. Минимум одежды едва скрывало ее белоснежные формы. В руках она держала огненный посох. На голове золотая диадема, на шее сверкает желтое ожерелье в виде летучей мыши. Алые губы плотно сомкнуты, из уголков рта стекала алая кровь.
- Мы же за тьму, почему? – прошептала главная ведьма.
- Какая жалость, вы плохо служите, – глумливо улыбнулся вампир, прежде чем оторвал всем стоящим головы. Ему понадобилась всего секунда.
- Зачем ты их убил? Они могли бы многое нам рассказать, – упрекнула его спутница.
- Не люблю шавок, тешущих себя глупой надеждой, что делают кому-то огромное одолжение, – поморщился, брезгливо вытирая платьем ведьмы руки. – Таких нужно давить, дабы не пятнали наше имя своими грязными руками!
- Ты чувствуешь, где девчонка?
- Да, идем, заберем ее.
- Ты превратишь ее?
- Нет, ее превратит он.
На полу расползалась кровавая лужа. Именно так платит своим слугам тьма, и она никогда не бывает благодарной…

URL
2011-05-03 в 03:59 

Романчик Анастасия
Глава 2.

Травка зеленеет, птички поют, дубрава раскинула ветви, сверчки стрекотали, река влекла прохладой и чистой воды. Сквозь ветки деревьев, проникал солнечный свет, вызывая трепет в душе. Цветы пахли чудесно и одурманивали мимо прохожий мимоезжих. Кто-то громко кричал…
У темных эльфов Афоэль весело, правда, только для них самих. Крики, что раздавались в темной роще, принадлежали бедной Лиме. Садистка Сирена, придумала ей новое испытание, что отнюдь не прибавляло оптимизма. Все делалось, для того, чтобы девушка забыла события последнего сражения и перестала себя грызть. Теперь за ней не гнались с кнутом и палкой, на нее объявили настоящую охоту. Надели на голову рога, и давай бегай по лесу, удирай от темных эльфов, улюлюкающих и громко хохочущих. Эльфам определенно забава пришлась по душе. От их стрел чудовищно трудно уйти, а они еще остроухие изверги целились в пикантное место. В итоге девушка ощущала себя павлином, распушившим хвост. В данном случае ее хвостище состоял из стрел. И так продолжалось каждый день, а еще Сирена не забывала бросить кирпич…
Несмотря на все издевательства и всю смехотворность ее положения, темные эльфы относились к Лиме хорошо. Когда небольшая компания Сирены переправились через портал после сражение к «остроухим». Олимпиада ожидала чего угодно, вплоть, что они будут ее ненавидеть. Но ничего подобного не произошло. Вначале да, они приняли ее в штыки, потом же стали присматриваться. Молодые эльфы охотно тренировались вместе с ней и даже подшучивали вполне дружелюбно. Старшие же показывали, как надо стоять при стрельбе из лука, как держать оружие, из чего оно делается и как из ничего сделать «плешку». Травницы водили за собой и носом тыкали ее, какие травы нужно собирать для ядов, а какие для лекарств. Олимпиада ловила все на лету. Сирена продолжала тренировать ее память, поэтому новая информация воспринималась моментально. От эльфов Лима узнала много чего нового.
Девушка искренне не понимала, почему ее новых знакомых называли темными, если из-за глаз, то глупо. Потом Сирена ей пояснила причину. Все дело в темном прошлом, которое трудно забыть и изжить. Темные времена давно прошли и нынче эльфы Афоэль поворачивались к свету, все происходило постепенно, но неуклонно.
Для Лимы особенно трудно было научиться бегать по веткам, как делали это лесные жители. Воительница заставляла ее пробегать огромные расстояния, не опускаясь на землю и не замедляясь. Олимпиада потеряла счет падениям и числу веток, которых она пересчитала телом, падая вниз. Еще девушке пришлось убедиться, что эльфы отлично стреляют на слух и мгновенно перезаряжаются. Сирена ставила ее в середину раскиданного по поляне хвороста. Она заставляла ученицу идти так тихо, чтобы не услышали стрелки с завязанными глазами. Каждый шорох сопровождался выстрелом. Под конец испытания Олимпиада напоминала большого пернатого ежика.
Вернувшись после охоты с хохочущими эльфами, Лима с огромным облегчением сняла рога с головы и повыдирала стрелы из зада. Кто-то подкрался сзади и попытался ущипнуть ее. Но тренировки Сирены не проходят даром. Девушка резко развернулась и едва не впечатала кулак молодому парню в нос. Он дернулся, и удар слегка задел его челюсть.
- Ой! – спохватилась Олимпиада, прикрыв лицо двумя руками. – Извини, Рил, я не хотела.
- Сразу видно, что у тебя учитель Многоликая, – потирал место удара эльф, весело посматривая на девушку сиреневыми глазами. Черные дуги бровей немного приподняты. Он явно не ожидал нападения.
- Конечно! Она меня гоняет! Если бы ты так легко мог ко мне подобраться, она бы заставила меня… Мне даже страшно представить, что она для меня бы придумала. У нее фантазия богатая.
Рил – высокий темный эльф с серебряными волосами и белоснежной кожей. Девушка сокращала эльфийские имена. Ей легче называть нового товарища Рилом, чем ломать язык, пытаясь выговорить полностью его имя.
Лима практически не различала эльфов, так как все они были по-королевски красивы. Высокие, статные, изящные и пахли почти одинаково. У Рила имелась на шее черная татуировка в виде кривых клинков без рукоятки. Именно по этой особенности девушка его узнавала. На кончике левого острого уха маленький темно-зеленый паучок.
Рил первый кто пошел на сближение и постарался познакомиться с ученицей воительницы. Отчасти из-за молодости, отчасти благодаря вздорному характеру ему захотелось узнать о незнакомке больше.
- Как настроение? – поинтересовался он.
- А какое оно еще может быть? – нахмурилась девушка. – У меня все болит, а еще нужно топать, чтобы твой отец вытряс из меня последние мозги.
Рил расхохотался.
- Радуйся! Тебя тренирует наш лучший боец, один из главных военачальников. Даже я – заметь, его сын – не могу у него тренироваться, так как ты каждый день.
- Я его боюсь.
Парень снова не удержался и хохотнул в кулак.
- Ты ученица самой Многоликой боишься простого темного эльфа?
- Ничего себе, простой! – возмутилась праведным гневом. – Да у меня после его тренировок на теле живого места нет!
- КРИК, ИДИ СЮДА, ЛЕНИВАЯ ОВЦА!!! – заорали на весь лес.
- Все, полку поспели, Сирена орет, значит, мне получать подзатыльник.
- Удачи, – хихикал эльф весело.
- Спасибо, Рил, немножко удачи мне не помешает.
Девушка двинула через благоухающие кусты прямо на голос. Стоит отметить, что лес эльфов сильно отличался от обычного леса. Стволы толстых деревьев не коричневые и даже не белые, а где-то ближе к светло-фиолетовому цвету. Также стволы пронизаны светящимися фиолетовыми жилами. Сиреневые либо темно-зеленые листья закручены в спираль и внутри светились, благодаря зернышку с горох. Всего в лесу эльфов около десяти видов подобных деревьев. Одни из них приносили сочные плоды. Иные служили защитой стране эльфов и домом. Имелись также другие растения, целебные травы и огромные красивые цветы, опыляемые птицами и насекомыми. Границы леса охраняли колючие заросли, любой, кто подойдет без приглашения будет наказан. Растения прицельно стрелялись ядовитыми семенами. Потому леса эльфов обходили стороной даже крупные хищники.
Кроме эльфов Афоэль мир больше никто не населял. Когда-то давно эльфийские земли были мертвыми и безжизненными, пока не пришли хранители равновесия и не возродили мир к жизни. Они-то и поселили сюда темных эльфов Афоэль, а уж сами эльфы постарались придать новому дому подобающий вид.
Кроны деревьев столь густы, что солнечные лучи практически не пробивали сквозь листья, но света от зернышек, жил древ и кустов хватало, чтобы не заблудиться и не щуриться сослепу. Лима быстро отыскала преподавательницу. Воительница нетерпеливо перебирала палочку пальцами, развалившись на низкой ветке большого дерева. Когда Олимпиада подошла к ней поближе женщина открыла изменяющие цвет глаза и внимательно ее осмотрела.
- Не дури ему голову, он еще молодой, запутаться может.
Девушка опешила.
- В смысле? Кому я дурю голову? Рилу что ли?
- Я не тебе, овца! – разозлилась Сирена. – Ты если и задуришь кому голову, то только чокнутому старичку, страдающему хроническим склерозом. Рил на тебя смотрит только как на другого парня. Это ж надо себя так зарекомендовать, что в тебе девку не видят и в лупу!
- А кому тогда ты это говорила? – постаралась поменять неприятную тему.
- Мысленная связь с одной дамочкой. Мне пацана стало жалко, вот и вмешалась, больше тебе не положено знать по статусу, усекла?
- Усекла, а зачем ты меня звала?
- Скоро с тобой партизанить будем.
- А когда на нас нападают?
Сирена довольно ухмыльнулась.
- На нас как раз таки не нападают. Мы пойдем темным в бубин давать.
Лицо Лимы вытянулось еще сильнее.
- Как это, мы пойдем?
- Понимаешь в чем фишка, – поерзала на ветке воительница, – темные, прежде чем атаковать эльфов, стараются скрыть сам факт нападения. Если эльфы предупреждены, то к ним лучше даже не соваться. У них практически непрошибаемая оборона. Только самые сильные могут не бояться их. Что вообще делают темные! Они натыкают порталов в лесу по всему периметру и одновременно начинают атаку, а главное поджигают деревья. И получается, что у эльфов практически нет шансов выстоять. Всего пару случаев имеется в истории, когда оборона с большими потерями сумела отбиться и еще дать в бубин обидчикам. В данном же случае темные не знают, что к эльфам приперлась я и рассказала о приближающейся беде, а наши ушастые парни умеют скрывать информацию.
- Поэтому ты не участвуешь в тренировках! И мы приехали сюда ночью! – догадалась ученица.
- Именно, – кивнула, – они не должны меня видеть. Чокнутый вампир среди темных эльфов не велика новость, тебя даже не старались скрыть.
- И что мы будем делать?

URL
2011-05-03 в 04:00 

Романчик Анастасия
- На месте решим. Мы ведь действовать не в этом мире-то будем, так что приготовься к путешествию через портал. А пока дуй к тренеру, он тебя порвет на лоскутки, если в ближайшие пять минут ты не появишься на тренировке.
Лима горько застонала.
- Давай-давай, и не стони как великомученик! Тяжело в учении, легко в бою!
- Я знаю.
Отец Рила был известным среди эльфов главнокомандующим и стратегом. Званий у эльфов нет, но если сравнивать, то у людей его бы называли как минимум генералом. Как личность Лима тренера уважала, такого сильного и мужественного мужчину трудно не уважать.
Эльф ждал ее, заложив руки за спину. Одна стройная нога опиралась на высокую ветку, вторая оставалась на нижней. Белые волосы эльфа заплетены в сложную прическу из черных и зеленных ленточек. Облегающий черно-зеленый костюм только подчеркивал стать мужчины. На плече темно-зеленый лук со змеиными головами на обоих концах, черная тетива. Стрелы его с зеленым оперением отравлены.
Тренировались эльфы, как ни странно не на полянах, а на ветках деревьев, отчего тренировки только усложнялись. Трудно уходить пусть и от деревянных клинков и одновременно думать, как не свалиться вниз головой.
- Ты опоздала, – упрекнул девушку тренер, не поворачиваясь к ней лицом и откладывая в сторону лук с колчаном, дабы не мешали.
- Простите, учитель.
Олимпиада предпочитала называть его учителем, нежели сокращать его длинное имя. Она физически не могла называть эльфа иначе. И дело тут не в возрасте. Его сын Рил годился ей в прадедушки, если не в прапрадедушки и ничего, нормально.
Его мгновенный выпад она едва отбила. Насыщенные фиолетовые глаза темного эльфа с вертикальным зрачком, как всегда холодны и ничего не выражали. На правой черной брови небольшой вертикальный белый шрам. В левом остром ухе почти на самом кончике черная сережка-змея. Эльфы любили украшать уши.
- Многоликая говорила тебе, что скоро мы отправимся в темный мир? – спросил, не переставая атаковать. Его особая манера – он разговаривал и сражался одновременно. Лиме приходилось отвечать, и тогда она получала тумаки от тренера, едва не слетала с дерева. В последнее время девушка одевалась точно так же как темные эльфы. Ей нравилась их одежда, во всех отношениях удобная.
- Да, только что сообщила.
- А причину, по которой мы отправимся, объяснила?
- Нет.
- Значит, узнаешь все по прибытию, – его нога припечатала вампиру в челюсть. У Лимы посыпались искры из глаз. – Но знай, мы отправимся вчетвером. Мой сын будет с нами.
- А почему?
Самое скверное для Олимпиады – эльфы в совершенстве владели телом и атаковали всеми конечностями. В ходе драк использовали запрещенные приемы и все предметы, что попадали под руку. Даже улиткой могли в глаз пульнуть. Для выживания все средства хороши. Особенно в тех случаях, когда тебя атакуют сразу шесть противников, тут уж о чести не стоит заикаться.
- За нами наблюдают, – отвечал эльф, атакуя ее сразу двумя клинками, затем коленкой еще умудрился извернуться и под дых дать. – Мы должны вести себя естественно и сильно не светиться. Никто не должен догадаться о том, что мы знаем о готовящейся атаке.
- Ясно.
- Сегодня ночью состоится праздник в честь удачного сбора урожая, во время него мы уйдем из леса в другой мир. Ты готова к путешествию?
Лима неуверенно кивнула. Она привыкла жить среди эльфов. И, несмотря на изнурительные тренировки, ей нравилось скрываться в лесу. Эльфы другие и этим все сказано.
Сегодня Олимпиаде удалось достать палкой тренера. Ее «убили» неисчисляемое количество раз, но даже такой маленький успех радовал, значит не все потеряно. Рил находился в приподнятом настроении, его как мужчину мысль о предстоящем сражении не могла не радовать. Девушка прекрасно понимала, почему выбор пал на него и дело тут вовсе не в том, что Рил сын главнокомандующего. Они будут работать в паре. Девушка ранее отрабатывала с ним движения. С ним лучше всего получалось и кому как не Сирене видеть в них боевую двойку?
Праздники у эльфов красочные с музыкой, с песнями и что больше всего радовало девушку без спиртного. Эльфы никогда не пили. Все дело в придуманной темными казни. Пленного эльфа десять дней поили крепким спиртным, после чего тот умирал в страшных муках.
Огромную поляну освещала большая луна и маленькая рядом с ней. Ничего общего между праздниками людей и эльфов нет. Эльфы практически не разговаривали между собой. То был праздник жестов, где не нужны лишние слова, за них скажут движения. Лима танцевала вместе с ними, и пьянящим был тот танец. Древняя магия сливалась с реальностью и трудно отличить, где правда, а где вымысел. В огромной костре среди больших камней можно рассмотреть целый спектакль. Между танцующими пролетали водяные птички, обдавая всех холодными брызгами. Если попытаться их поймать, то они начинали плеваться водой. Нарисованные перед праздником тигриные черные полоски на коже эльфов внезапно приходили в движение. Молодежь (всего сто лет от роду) бегали друг за другом и бросались зелеными шариками из пыльцы.
Рядом с поляной находился водопад, и эльфы со смехом ныряли в прохладную воду. Лима уставшая, но жутко довольная присела на большой камень, покрытый нежным желтым мхом. Она опустила ножки в прохладную воду. В разные стороны уплыли маленькие разноцветные рыбки. Фиолетовые водоросли щекотали пятки, прозрачные блестящие камушки привлекали взгляд. На душе стало очень хорошо, музыка проникала в самую глубину и тревожила замысловатым напевом. Кто-то из эльфов красивым, хорошо поставленным голосом запел. Его голос распространился по всей поляне и достиг водопада, эхом отражаясь от камней. Помнится, Олимпиада слышала от Сирены, что многие любители музыки специально пытаются проникнуть на праздники эльфов, дабы послушать их певцов. Она же слушала их бесплатно.
Рил подобно коварной змее подобрался к ней сзади. Лима его почувствовала, но не ожидала от него никакой подлости, а зря. Он спихнул ее ногой в воду, еще и шариком с пыльцой пульнул в голову. В итоге девушка не только мокрая, но еще и зеленая от пыльцы. Эльф захохотал и дал деру. Лима, гонимая местью, погналась за ним, позаимствовав шарик с пыльцой. Старшие эльфы с улыбками провожали их, пока молодежь металась между их фигурами и деревьями. Наконец Олимпиаде удалось поймать эльфа за «уши» и прямо в нос заехать шариком. Он, вновь засмеявшись, закружил ее в объятиях и нырнул вместе с ней в воду. Девушка поняла его план только, когда оказалась под водой. На глубине виднелся окно в другое пространство. Никто никогда не рассказывал ей о том, что на глубине водоема прямо под водопадом находится портал. Эльфы молчаливый народ. Они не любят распространяться о своих тайнах.
Рил потянул ее за собой и быстро поплыл к небольшому телепорту. Проходить сквозь него тяжелее, сопротивление сильнее, будто проходишь сквозь желе или клей. На той стороне их ждала Сирена и отец Рила со снаряжением.
- Повеселилась? – с улыбкой поинтересовалась воительница у ученицы.
- Немного, – ответила Лима, выжимая длинные белые волосы.
- Идемте, у нас еще много дел, а нужно вернуться до утра.
Переодеваясь на ходу (она не стеснялась эльфов), Лима рассматривала мир, куда они прибыли. Мертвая серая земля, покрытая пеплом, обломки камней, разрушенные старые здание окружали их со всех сторон. Серое небо. Кругом сплошной сумрак, ноги по щиколотку скрывались в полупрозрачном мутновато-белом тумане. На земле, местами потрескавшейся, валялся разнообразный мусор.
- Смотри, – поравнялась с Олимпиадой Сирена. – Если темные побеждают, они убивают мир. Лет семьдесят назад здесь было очень красиво.
- А кто здесь жил? – поинтересовалась Лима.
- Люди. Многие погибли, кто-то попал в рабство, остальные сбежали в ближайшие миры за помощью. Печальная картина.
- Ты так и не сказала причину посещения этого мира, – выразительно осмотрелась. – Я не вижу с кем здесь драться.
- Нам нужны копии карт их миров, – начала пояснять. – Миров, откуда они начнут нападение. Если мы сумеем отыскать необходимое, то сможем опередить их. Выкрасть план расстановки порталов и горячо встретить нападающих.
- Кто-нибудь охраняет карты?
- Кошечки и тени.
- Не совсем понимаю, – нахмурилась ученица.
- Скоро увидишь, – загадочно ответила Сирена.
Впереди за полуразрушенными домами показалась огромная стена, словно старая серая каменная плотина, коей давно не пользовались. Ни ворот, ни входа внутрь, никакого намека на то, как можно попасть за пределы стены. Но за преградой явственно видна высокая башня. Из-за тумана и сумрака башня малозаметна, ее едва разглядишь с дальнего расстояния.
- Так, нам надо разойтись, – приняла позу истукана воительница, присвистнув. – Рил и Крик, вы войдете в город с восточной стороны, а мы зайдем с западной. Нужно ликвидировать защитников и попасть в крепость темных.
Лима и Рил кивнули одновременно, вместе побежали вдоль огромной стены. Оба двигались бесшумно. Сирена заранее знала, где находятся ворота в мертвый город со скелетами каменных домов. Но ворота были закрыты.
- Полезли наверх, – предложил эльф, отчаявшись открыть большую дверь.
- А не лучше ли взлететь?
- Заметят, у тебя крылья слишком яркие.
- Ладно, тогда полезли.
Рил выстрелил из лука. К стреле прикреплена веревка. Как только острие закрепилось в трещине, эльф быстро вскарабкался наверх. Девушка дождалась, когда он окажется на самом верху, и залезла вслед за ним. С вышины стены они осмотрели пространство впереди. В центре города красовалась черная цитадель, она единственная казалась «живой». На вершине башни светился энергетический шар. Он поддерживал находящиеся внутри порталы и оборудование.
- Как-то пустынно и слишком тихо, – прошептал Рил.
- Не обольщайся. Спускаемся.
Девушка легко спрыгнула вниз с огромной высоты. Эльф приземлился рядом, и они вместе двигались по направлению к цитадели. Пустые полуразрушенные дома, мусор и пепел под ногами – все, что встречало их по пути. Лима подняла вывеску и стряхнула с нее пепел.
- «Кафе «Чародейка», мы всегда рады единомышленникам», – прочитала задумчиво. – Странная реклама.
Рил лишь пожал плечами. Пару раз он заглядывал в распахнутые двери, висящие на одних «соплях» и разбитые полукруглые окна, пытался даже что-нибудь интересное раскопать. Эльф быстро спускался в подвалы и тут же недовольный возвращался обратно.

URL
2011-05-03 в 04:00 

Романчик Анастасия
- Даже скелетов нет, – пробурчал он, закончив осмотр, – словно здесь никогда не было жизнь.
- А чем они могли уничтожить мир? – девушка сдувала пепел с очередной вывески, но на ней изображен непонятный знак.
- Чем угодно. Разве сейчас разберешь, что произошло здесь? Скорее всего, просто выпили жизнь, как из бутылки сок. Посмотри на землю, – сапогом поднял тучу серой пыли, – такая земля больше не принесет плодов, она бесплодна.
Они приблизились к громадному черному зданию. Длинные вертикальные цилиндрические окна или то, что стояло вместо них, наполнены непонятной желтой жидкостью. Приглядевшись можно увидеть противных на вид змей, смотрящих на мир рубиновыми глазами. Глупые рептилии бросались на стекло, видя добычу, и едва не выбивали себе острые зубы. С близи цитадель напоминала сложенные вместе и оплавленные черные восковые свечи, энергетический шар заменял огонь. Мост поднят, а вокруг здания вырыты большие и глубокие ямы, из которых исходил зеленый свет.
- Ну что, прыгаем? – ухмыльнулся эльф. Была у них с Лимой забава, кто дальше прыгнет. Но на сей раз, прыгать не пришлось…
Из ямы выбралась кошка. Рил и Лима остолбенели и глядели на нее во все глаза. Примерно так же смотрят хомячки на тигра. Ужас и страх. Монстр напоминал кошку лишь мордой, остальное представляло собой обожженную кожу и сплошные шипы. Шесть когтистых лап и два хвоста с жалом скорпиона. Изо рта капала зеленая слюна, и куда падала капля, поднимался с шипением пар. Кислота.
Первым среагировал Рил. Он подхватил девушку на плечо и дал стрекоча.
- Рил, я сама бегать умею! – возмутилась Лима.
Но ее никто не слушал. Он бежал и петлял между полуразрушенными зданиями. Кошка не отставала, сшибая столбы и врезая с разбегу в дома. Пыль позади бегущего эльфа стояла такая, что не видно ни кто за ними бежит ни что. Эльф подобно обезьяне забрался на стену. Кошка, взвизгнув, клацнула зубами и врезалась в преграду головой. Это препятствие стало для нее непреодолимым.
- Чуть не схавала! – выдохнул, опуская девушку на пол.
- Ну и кошечки у них! А зачем ты меня подхватил?
- Столетняя привычка – первых всегда спасают женщин и детей.
- Спасибо, я польщена, что меня все-таки причисляют к женскому полу, – ехидно улыбнулась Олимпиада, извлекая на свет заэну. – Как ты думаешь, небольшая вспышка брякнет ее или нет?
Он ругнулся матом. Что именно эльф сказал, Лима не поняла, видимо он не хотел, чтобы она понимала его.
Прицелившись, Олимпиада выстрелила сгустком энергии. Кошке слегка опалило шкуру, но сильного вреда ей атака не принесла.
- Попробуй из хвоста, – предложил эльф. – В голову целься.
Лима изменила облик и вновь прицелилась, выстрелила.
- Вот это череп!! – воскликнул Рил, почесав в затылке. – И как нам быть с этой дурой?
- Давай в глаз попробую.
- Ты видишь у нее глаза? – удивился юноша.
- Я вижу глазницу, этого достаточно!
Вновь выстрел.
- Пригнись!
Вовремя легли. Кошка умерла, правда своеобразным образом. Она взорвалась, разбрызгивая кислотную кровь.
- Почему я не прихватила зонтика?
- На тебя попало?
- Нет, а могло!
Встали и отряхнулись от пыли. Лима скорее почувствовала, чем увидела, летящий в Рила гарпун. Уроки Сирены не прошли даром. Олимпиада оттолкнула эльфа. Страшное оружие пробило ее живот и вышло из спины. Девушка упала. У Рила округлились глаза от ужаса, он не успевал подхватить напарницу. Лиму дернули, и на дикой скорости она полетела в сторону цитадели, сбивая здания на лету. Пыталась сломать гарпун. Тормозила ногами, но они лишь крошили железобетон как картон. Рил кричал где-то позади и бежал за ней.
Дикую гонку закончила Сирена. Она подпрыгнула и перерубила трос, подхватила за шкирку упавшую в обломки ученицу. Воительница скрылась вместе с Лимой за полуразрушенными стенами.
- Когда в следующий раз соберешься когда-нибудь спасать береги тело, а то взяла моду! – упрекнула девушку женщина.
Она лично вырвала из Лимы гарпун и выбросила. Сирена выскочила и поймала оружие, предназначенное ей, как дернула – и башни нет. Подбежавший Рил присвистнул:
- Я себя ощущаю помощником титана.
- Идем, помощник, – ухмыльнулась воительница и повела обоих за собой внутрь башни.
- А почему вы так уверенно идете сюда? – спросил Рил.
- Ну, вообще-то кроме монстров здесь никого нет. Стрелявшие в нас тени скончались в завалах камней. Темные считают, что в хранилище и так никто не сунется, поэтому их личное присутствие не требуется.
Через пару шагов к ним присоединился отец Рила. Он похлопал сына и Лиму по плечу и молча шагал вместе с ними. Сирена завела их внутрь цитадели. Мост опустился просто. Воительница, имевшая немалую силу за плечами, зацепила кнутом одну из цепей и потянула на себя. Механизм с треском и шумом подчинялся, а потом и вовсе сломался. Мост с грохотом упал, подняв кучу пыли и обнажая оранжевый провал коридора. Оранжевым он казался из-за янтарных стеклянных стенок, внутри них содержались те же самые змеи. Проходя мимо них, Лима каждый раз вздрагивала, когда очередная рептилия врезался в стекло.
- Что это за твари? – спросила девушка у Сирены, проведя по идеальной стеклянной поверхности пальцами. Сразу с десяток змей устремились за ее рукой.
- Экспериментальные монстрики, – ответила воительница, едва взглянув на существ. – Темные много кого разводят в лабораториях, издеваются над жизнью, как только умеют. Постарайся не кричать, когда пройдем дальше, а то ненароком те твари могут стекло, что их удерживает, снести. А теперь, ребята, тихо, ни звука, а то у меня нет желания удирать от этих существ.
Лима едва не вскрикнула, когда закончился оранжевый туннель и показался огромный зал. С равным интервалом друг от друга стояли цилиндрические сосуды высотой с десятиэтажный дом и такой же ширины. Внутри в красной жидкости содержались существа и в самой страшной сказке невиданные. Черная блестящая шкура, огромные четыре лапы с внушительными когтями. Жгуты мышц под кожей впечатлили бы и профессионала по бодибилдингу, принимающего стероиды. У монстра два острозубых рта, один на голове с множеством закрытых веками глаз, второй на выпуклой груди. Морда… без комментариев. И в каждом сосуде содержалось по одному чудищу.
Вчетвером команда шла достаточно бесшумно и изредка посматривали, чтобы ни одно из существ не открыло глаз. Даже Сирена необычно напряжена. Олимпиада, засмотревшись на монстра, случайно задела ногой шнур. В панике, запутавшись в нем, она рухнула на пол. Немая пауза…
- Стоять, не двигаемся, – приказала воительница, застыв и не сводя взгляда широко распахнутых очей с раскрывшегося красного глаза чудовища.
Они долго ждали, пока монстр внимательно на всех посмотрит. Медленно веко закрыло страшный глаз.
- Идем? – двинулся Рил.
- Стой-й-й, – запоздало тихо взвизгнула Сирена.
Чудовище заревело, перебудив всех собратьев, и ударило по преграде кулаком. Стекло треснуло.
- Бе-жим! – протяжно закричала воительница, и первая газанула к выходу, только пятки сверкали.
Лиму снова забросили на плечо, на этот раз она оказалась на плече отца Рила. Девушка не возражала, у нее все онемело, и от ужаса творившегося вокруг она повизгивала.
Сирена добралась до дверей, машет им рукой.
- Быстрее, копуши! – кричала она, нетерпеливо подпрыгивая на месте.
Эльфы последним скачком прыгнули в открытую дверь, перекувыркнулись, сделав на полу несколько оборотов. Сирена кулаком нажала на кнопку. В металл врезалось сразу несколько черепов чудовищ, сквозь щели потекла красная желейная жидкость. Воительница быстро вскрыла какую-то панель и замкнула пару проводков. Послышался рев множества мощных глоток. Затем наступила тишина.
Все четверо тяжело дышали и смотрели на закрытые, местами погнутые от ударов двери. Сирена без сил свалилась на пол, подняв тучу красных брызг.
- Убила бы, да нечем, – ни к кому лично не обращаясь, произнесла женщина, проведя рукой по лицу.
- Что с ними произошло? – спросила Лима и посмотрела на тренера, которого несколько минут как обнимала за шею. Девушка скромно убрала ручки и встала.
- Есть такая хорошая вещь, как утилизация, – проговорила Сирена, поднимаясь. – Я их просто утилизировала. Но теперь можно не думать о том, как состряпать аварию, чтобы темные ни о чем не догадались. Потом я еще кого-нибудь выпущу, пускай порезвится, пару лабораторий разнесет.
- Зачем они их создают? – воскликнула возмущенно Олимпиада.
- Для сражений и для уничтожения миров, – пояснил вместо воительницы отец Рила. – Они не могут их контролировать. Это огромная куча мяса. Их запускают перед тем, как войти в мир. Все что остается просто добивают.
- Ага, мы вообще выполнили смертельный трюк, – улыбнулась Сирена. – Темные к ним не заходят просто так, для начала всем этим пупсикам мышечную систему блокируют. Они ж все тупые и реагируют на серьезные движения и громкий звук. Так, идем дальше, пока я инфаркт не схватила.
Дальше их путь проходил без особых приключений, пару раз попадались клетки вместе с агрессивным зверьем. Но их не стоило опасаться. Наконец, Сирена вывела всю группу в просторный зал, где стройно в ряд стояли стеклянные ящики. Внутри ящиков находились белоснежные блестящие луки без колчанов и стрел.
- Что это такое? – изумилась Лима, рассматривая содержимое стеклянных сосудов.
Сирена, не обращая внимания на стеклянные ящики, приблизилась к столу и взяла схемы.
- Наши умники хотели создать совершенный артефакт.
- Это то, что о чем я думаю? – поинтересовался отец Рила.
- Да, эти луки способны пробивать любую броню, прошивать сотни солдат одной стрелой. Изумительно, они создавали оружие света, пытаясь преобразить его в орудие тьмы.
- А не легче ли сделать свое? – спросила Лима.
- Легче, но такие луки неповторимы, сильнее их даже адские луки не будут. Луч света – это нечто. Поэтому они решили испортить артефакт, заразить его тьмой.
- У них получилось? – поинтересовался эльф.
- Как знать, – пожала плечами Сирена, – но наворовать кучу светлого оружия они сумели.

URL
2011-05-03 в 04:01 

Романчик Анастасия
- Так ты и за этим сюда пришла?
- Да, они – наша победа. Перевес такой, что вам и не снится. Так, Елиналис, зови своих эльфов, пускай по-тихому забирают добро и осваивают здесь стрельбу из этих крошек. Рил, пойдешь с ним. Лима, ты со мной.
Оба эльфа убежали, а воительница подошла к стеклянному ящику разбила и извлекла из него лук. Она протянула его Лиме, потом разбила второй и так же отдала оружие ученице.
- А зачем мне два? – недоуменно уставилась на белоснежное фигурное древко луков Олимпиада.
- Потом узнаешь, – туманно ответила женщина и повела ее дальше.
Они вышли к бронированной двери, которую воительница выбила ногой одним ударом. Лима не переставала удивляться ее силе. Заглянули внутрь хранилища, где в точно таком же стеклянном ящике висел черный лук.
- Почему ты не сказала им?
- Он еще не закончен, но заражен. Я увидела это по чертежам. Это не единственное место, где хранится эта дрянь.
- И что мы будем делать?
Женщина разбила стекло и взяла обеими руками лук. Он вспыхнул и исчез.
- Что произошло? – недопоняла Олимпиада.
- Даже артефакт предпочтет гибель тьме, – задумчиво посмотрела на пустые руки. – Он свой выбор сделал. Он все равно погибал.
- Так что будем делать? Если он не единственный, то они могут штамповать их тысячами, и тогда они будут побеждать! Лук света же поражает только тьму! А такой как этот будет уничтожать все живое!
- Именно поэтому, наш долг уничтожить место, где их разрабатывают.
- Но кому это нужно?
- Адским капитанам.
- Что? Я думала, есть только генералы, владыки, высшие, низшие…
- Их гораздо больше, чем тебе кажется, – перебила. – Их очень много. Адские капитаны хитрые твари. Понимаешь, им не хватает до завершения плана одного маленького штриха и что это за штрих мне неизвестно. И если они его получат случится катастрофа.
- Но у нас есть светлые луки, – девушка потрясла оружием.
- Дело не только в них. Если они получат этот ингредиент, они будут моментально переделывать светлое оружие прямо в бою в темное. Они создают не просто темное оружие, они пытаются создать вирус, который свел бы в ноль все наши старания.
- И что же им нужно?
- Я не знаю, но мы должны постараться помешать им. Идем, я кое-что тебе покажу.
Они вернулись обратно на улицу. Сирена уверено вела ее через дома, пока не остановилась и не начала капать землю. Олимпиада, недоумевая, следила за ее манипуляциями. Наконец, воительница выкопала кольцо и потянула его, открывая проход и лестницу ведущую вниз.
- Идем, – поманила за собой.
Пальцы Сирены зажгли голубым светом, освещая старинные серые стены. Они долго спускались, пока не оказались в небольшом зале с рисунком по середине. На полу изображено огромное дерево с синими листьями.
- Древо жизни, – пояснила женщина, – таким его видели хранители равновесия. Дерево, что растет в их родном мире, где никогда не ступала нога смертного.
Кулаком она разбила каменную плиту и извлекла из тайника ларец. Она, сломав замок, раскрыла его и осторожно вынула из ларца нечто светящее, похожее на маленькую точку.
- Что это? – спросила Лима, напряженно рассматривая.
- Семя света – физическая форма слова Создателя, – встала и вложила маленькую частичку в ее руку.
- Зачем она мне?
- Если за твоей спиной будет стоять народ, увидевший в тебе свет, а впереди лишь выжженная мертвая земля. Посади ее, и ты увидишь, что будет.
- Я не тот человек, за которым идут люди. Почему ты не заберешь ее себе?
- Я найду еще, а тебе она нужнее, – улыбнулась, помогая Лиме вложить семя в медальон в виде солнца. Сирена сама подарила ученице два таких медальона. Воительница говорила, что где бы она не появилась, ее узнают по этому талисману. – Уходим, нам больше нечего здесь делать. Карты у нас, теперь мы знаем в каких мирах, обитают наши враги.
Девушка кивнула. Она все еще ощущала на руках тепло семени. Лима подозревала, что Сирена что-то видела. И это что-то не радует ее саму. Тяжело быть ясновидящим, еще тяжелее, когда не можешь ни с кем поделиться и вечно хранишь в себе чужие тайны.
Спрятав медальон в сумке, Олимпиада последовала вслед за учительницей. Им предстояло еще много дел. Первым, что сделала Сирена, после того как эльфы забрали оружие света, это выпустила всех зверушек в цитадели, и те вскоре здание взорвали…

URL
2011-05-03 в 04:03 

Романчик Анастасия
Глава 3.

Сидеть в яме – тяжело, а главное сидеть в яме – скучно. Эльф успел смириться с мыслью, что ведьмы решили оставить его голодным. Не впервой ему голодать, если что, червяки, что ползали под ногами, тоже мясо. Тишина же вокруг угнетала и настораживала. Появлялись тяжкие думы, а не догадались ли они, что им подставную жертву подсунули? Хотя для этого ведьмы слишком глупы. Чтобы догадаться нужно мозги посильнее в черепную коробку засунуть.
- Ау, меня кто-нибудь мучить будет? – оскорблено крикнул он, стараясь криком привлечь к себе внимание.
Внутрь ямы ворвался свет и эльф прикрыл ладонью лицо, чтобы лучше рассмотреть того, кто открыл решетку.
- Не надоело придуриваться, напарник? – весело спросили его.
- Бериан, придурок, мог бы хоть предупредить! – огрызнулся эльф, хватаясь за руку напарника и вылезая из своей тюрьмы. – Я тут театр целый устроил, а они все не топают! Вы их хоть арестовали?
- Некого арестовывать – ведьм всех перебили, – бесстрастно сообщил новость Бериан.
- И кто? Почему я узнаю обо всем последний? – нахмурился.
- Судя по почерку, кто-то из вампиров, скорее всего адские. Их запахом пропитаны все стены.
- А почему до меня не добрались? – миндалевидные глаза эльфа широко раскрыты от изумления. – Удивительно, что они не рискнули, прибить темного эльфа Афоэля. – про себя благодарил небо, что до него вампиры не добрались. От адских вампиров даже охотнику равновесия не так-то просто удрать.
- Во-первых, мы их спугнули, во-вторых, их целью был не ты. Пойдем, покажу.
Эльф последовал за белым вампиром к грибам, где виднелся провал ямы. В двух других, находились мертвые минотавры. Адские вампиры не удержались и выпили их кровь. Бериан решительно спустился в третью яму и зажег шарик, залез в лаз. Среди белых змеек копошились два младенца.
- Термитотелы! – воскликнул эльф, едва увидев их.
- Нет, это не термитотелы, но нечто похожее на них, – возразил Бериан.
- А где мама?
- Не знаю, скорее всего, она и была целью вампиров. Они забрали ее.
- А почему детей не убили?
- Они, скорее всего, также как ты решили, что это дети термитотелов. У вампиров и термитотелов нейтралитет. Намеренно нарушать они его сейчас не будут. Война обеим сторонам невыгодна. Обе расы слишком сильны для столкновения. Они могут уничтожить друг друга.
Белый вампир взял детей на руки и завернул в плащ.
- Что ты делаешь? – недоуменно уставился на напарника эльф.
- А что, незаметно?! Хочу забрать их! – огрызнулся.
- Псих, в твоей семье и так термитотел растет, ты еще двоих хочешь усыновить?
- Почему сразу я?! – возмущенно воскликнул. – У нас в мире решится какая семья заберет их, желающих много.
- Вы точно психи, и притом не лечитесь, – хлопнул себя по лбу.
- Идем, скоро мозги приедут, нам же тут делать больше нечего.
Они вылезли из ямы. За ними все это время наблюдали голубые сетчатые глаза. Его никто не заметил, так как он умел скрываться. У него имелось желание показаться им, но он слишком слаб, чтобы бороться с неизвестными. Не ведал, что за сила в них, тем более, один из них походил на вампира. Уж этих тварей он отлично знал.
Не так давно его разбудили из ледяного сна. Он так и не пришел в себя и не осознал, что много времени минуло с тех пор, как его раса процветала и жила в мире. Темные все испортили. Они разъединили их и заставили бороться друг против друга. Почему эти незнакомцы назвали его детей термитотелами, мужчина так и не понял. Его разум еще не осознал, что прошло не десять лет и даже не двадцать, а много тысячелетий, если не миллионов лет.
Вначале, как и многих других, расу термитотелов можно было считать светлыми. Об этом факте биографии давно позабыли, и никто не помнил, кем же являлись термитотелы прежде чем стать одной из самых древних темных рас. Случившийся раскол повлек за собой хаос, в итоге светлая разновидность закована в ледяной капкан родного мира. Темные же процветали и плодились, постепенно эволюционируя и изменяясь. Их когда-то называли по-другому, клауурисы, но с тех пор название стерлось даже с камней, и появилось иное, что больше подходило для темного подвида расы. Считалось, что светлой разновидности никогда не существовало. Оказалось все совершено иначе.
Крауул, так звали пробудившегося, понимал, что остался один и что нужно как-то возродить великую династию. Его дети стали первым шагов, хотя никакого удовлетворения от поступка он не чувствовал. Мужчина не знал, к какой расе принадлежала девушка. Крауул не видел в темноте. Но странная девушка не пострадала. Он извлек оплодотворенные яйцеклетки до того, как они начали быстро расти и убивать свою мать. Дети выросли вне тела матери, получая все необходимое от отца. Девушка не мутировала и не изменилась, как в случае если бы за дело взялся Шруускунер. В намерениях Крауула не было кого-то убивать, хотя без этого тоже не обойтись, если придется спасать свою жизнь.
В сознании яркими пятнами вспыхивали воспоминания. Он помнил тех, кто погубил его расу, тех, кто уничтожил его дом и родных. В душе клокотал гнев и жажда мести. Конечно же, мужчина не знал, что убийцы давно выродились. Их давно не существовало, они сами себя уничтожили. Но жива другая раса похожая на них и название им – люди.
Крауул не знал с чего ему начать либо возвращаться в мир, откуда он вышел, и пытаться спасти остатки ценных данных либо идти мстить. Еще один вариант, отбить детей у вампира. Но он так слаб, а вампиры отличаются огромной силой. Нет, не сейчас. Крауул, надеялся, что к моменту, когда он закончит дети будут еще живы. Тем более, он вживил в них память предков. Если что, они сами поймут, что нужно делать, без его помощи. Мужчина старался не думать о былых временах, когда была жива она, и все было хорошо. Приходилось мириться с тем, что он единственный выживший.
Крауул выбрался из ямы и вздохнул, осмотревшись. Одежда на нем представляла собой лохмотья. Белая кожа, местами покрытая черными полосками, напоминала лак. В отличие от своих темных сородичей за его спиной росли необычные крылья. Он мог ими атаковать, ибо на концах полно шипов и колючек с ядом. Структура волос совершенно другая, один волос толщиной с палец и заканчивался тонким щупальцем. Вторая челюсть тоже имелась, да только зубы не такие острые. Брови черные колючки, из спины торчали синие шипы. Много тайных щупалец, плюс тонкий хвост с тремя жалами. Термитотелы старались походить на людей, поэтому хвост у них исчезал, да и по правде говоря, выглядел он по-другому. Клауурисам же незачем скрываться, особенно в то время, когда они процветали. Тогда не существовало людей, белых вампиров, многих разновидностей эльфов, орков и многих других. В общем клауурисы одни из древних, сродни хранителям равновесия и веронам.
Уникальная маскировка клауурисов помогла Крауулу остаться незамеченным. Пришедшие охотники равновесия не почувствовали его, когда он бесшумно вышел наружу, минуя их фигуры. Осматривая природу вокруг себя, Крауул пытался припомнить название мира, но ничего на ум не приходило. Куда же он попал, в какой из дальних миров? Если бы мужчина знал, насколько близко находится от родного мира, то сильно бы поразился. Природа за столь продолжительное время как тысячелетия успела претерпеть ряд изменений.
Он шел по тропинке, изредка посматривая по сторонам. Его дорога вывела к людскому городу. Мужчина смотрел и узнавал. Вот они, его враги…
В момент, когда Крауул ушел, в мир приехал лично Орис. Вампир хмурился и молча слушал отчет. Сам побывал на всех местах преступления, для чего-то залез в базу данных, изучая архив.
- Что скажите, командир? – подошел к нему один из молодых охотников. – Адские вампиры славно повеселились, никого не оставили в живых, кроме нашей дорогой приманки. Его-то как раз таки они почему-то не обнаружили.
- Они не пришли с целью убить, – проговорил Орис. – С базы сообщили, что сюда переместился некто из закрытого мира. Совет в шоке. Это уже второй случай несанкционированного перемещения за последний год. Им нужен был он.
- Мы можем его даже не искать. Они не стану медлить с его превращением, если конечно они вытащили его из закрытого мира для этой цели.
- Меня не это волнует.
- А что?
- Ребята нашли двоих детей, – командир коснулся маленькой грибочка, тот лопнул и растекся жижей. – Сегодня решится их судьба. Внешним обликом они напоминают термитотелов, но это не они. Ведьмы содержали не только минотавров, но кого-то еще, о ком мы ничего не знаем. Конечно, у нас проведут ряд анализов, чтобы выяснить кто они такие.
- Вы думаете их мать или отец некая неизвестная нам разновидность термитотелов?
- Нет, мать человек, – отрицательно покачал головой. – Закрытых миров не так много и за ними пристально следят. Тот же мир, откуда произошло проникновение, человеческий. Это исключено. Меня интересует их отец, по идее самец.
Охотник не стал спрашивать, почему он так уверен, что именно отец и есть тот, о ком они говорят.
- Вы думаете кто-то из дальних миров?
- Сомневаюсь, ведьмы не зашли бы так далеко, да и не торговались они, надеялись только на свою могучую силу. Значит, круг сужается да нескольких десятков. Сообщи нашим пускай проводят исследования в ближайших от этого пространства мирах. Возможно, все это время мы упускали нечто важное. В первую очередь осмотрите мертвые миры.
- Слушаюсь.
Орис некоторое время подозрительно осматривал белых «змей».
- Эх, королеву сюда. Она бы увидела, что за хреновщина тут творится. Кто же ты? И что тебе нужно?
Разуметься, ему никто не ответил. Белый вампир, оставил своих охотников разбираться с трупами и уликами. Его ждали дома. Без него не станут решать вопрос о найденных детях. Скорее всего, их возьмет Аркалия в свою семью. Она давно об этом мечтала, теперь наступила и ее очередь.

URL
2011-05-03 в 04:04 

Романчик Анастасия
Глава 4.

- Дианул, тебя не учили, что с едой не играются?! – возмутилась спутница вампира, когда тот вылез из второй ямы весь в чужой крови. – Мог выпить жизнь из ведьм, вместо этого ты их прикончил.
- Зачем мне кровь слабой шавки, когда я могу попробовать крови сильного и могучего минотавра? – облизнулся блондин, улыбаясь во все клыки. Он резко вдохнул воздух, сощурившись от предвкушения. – Они где-то спрятали эльфа, найти бы его.
- Вспомни, зачем мы сюда пришли и успокойся. Эльф подохнет без тебя.
- Какая ты злая, Хела, – сморщился и посмотрел внутрь последней ямы. – Какой-то незнакомый запах, не ощущаешь?
- Ощущаю, – буркнула недовольно, – потому и нервничаю, мне этот запах не нравится, так пахнут термитотелы. Как бы мы с тобой не опоздали со спасением девчонки от злобных тварей.
Вампир саркастически фыркнул.
- Не думаю, что ведьмам удалось пленить самца термитотелов, пусть даже молодого. Он бы их порвал.
- А раненого?
- Я об этом не хочу думать, – сразу пропала улыбка.
Они спустились и нашли обнаженную девчонку без сознания рядом с копошащимися младенцами. Блондин хотел к ним приблизиться, но его остановила Хела.
- Стоять, ты что, не видишь, кто они?! – она едва не взвизгнула на высокой ноте, красные глаза ярко сверкнули в темноте. – И где он?! Где их папаша, мать его за ногу?!
- Меня он меньше всего беспокоит, забираем девчонку. Иначе у нас два варианта, первый – встретиться с папочкой детишек, а он может предъявить права на нее и тогда нам влетит от Лиэна.
- А второй вариант?
- Ноги в руки и бежать отсюда.
Он быстро завернул девушку в свой плащ и вылез из ямы. Хела постоянно оглядываясь, последовала за ним.
- Прекрати оглядываться, если он захочет нас убить, нам не поможет наше зрение, – зарычал на напарницу Дианул.
- Он не станет рисковать нейтралитетом с Лиэном.
- А кто докажет, что это сделал термитотел? За молодыми никто не следит, и они рвут, кого хотят, – скорчил рожицу.
- Тоже резонно, – пришлось согласиться ей.
Они вернулись в один из своих миров, «Кровавая бездна». Неизвестно кто первый дал название этому миру. Вообще у них имелось много миров, где они могли проживать, не боясь солнечных лучей. Главное условие – наличие рядом страны или мира, откуда можно брать «пищу». Вампиры, несмотря на всю их силу, зависели от живых.
На пороге портала лордов встречали рабы. Сгорбленные рогатые фигуры передвигались подобно обезьянам. Они глупы и беспрекословно подчинялись лордам и аристократам-вампирам. Рабы обладали куда большей физической силой, чем те же аристократы, но в магическом плане бедны как церковные мыши. К тому же их намного легче убить. Лорд же сильнее всех вампиров и практически неуязвим, особенно если прожил на свете куда больше ста лет. Его не возьмет ни серебро, ни деревянный кол в сердце, ни чеснок, ни даже солнечные лучи. Так, пощекочут немного. Единственное что для лорда опасно – вещи заряженные верой. Они еще могут нанести ему некоторый урон. А вот с оружием света лучше не сводить близкое знакомство, однозначно будет ждать горячая встреча в аду с неудачниками. Аристократы куда слабее лордов, но к ним еще нужно подобраться, чтобы убить серебром или тем же колом. Они обладали сильной магией, им нет нужды подходить к жертве, чтобы уничтожить ее, достаточно видеть цель.
- А ну брысь отсюда, уроды! – злобно рыкнул Дианул, скоренько пробегая мимо согнувшихся в почтительном поклоне вампиров-рабов.
- Да, хозяин, – бормотали они унижено.
Стоит отметить, что рабы тоже имели яд, но только один, аристократы – два, а лорды – три. Рабы создавали подобных себе рабов, только эти подчинялись еще тому, кто их укусил. Получалась иерархическая лесенка. Существовало четыре клана по числу имеющихся лордов. У каждого лорда особая метка на шее, что подчиняла всех его аристократов и рабов. Никто не посмеет перечить лордам, и все адские вампиры мечтали стать лордами. Но для этого необходимо испить крови одного из четырех главных вампиров, с согласия оного. Иначе выпей хоть всю кровь того же Дианула, ничего не выйдет. Он должен захотеть создать себе подобного. Но конкурентами обживаться мало, кто хотел.
Рабы построили огромный замок для своих господ. То ли в шутку, то ли еще по какой другой причине здание покрашено в белый цвет с хрустальными башенками и стеклами. Вампирам нравилось изображать из себя паинек. Они то и дело развлекались. Раз они бессмертны, то и жизнь у них должна проходить в сплошных удовольствиях и веселье.
Девушку принесли в охотничий зал. Вместо голов обычных зверушек, на стенах висели головы монстров. Вампиры тоже обожали охоту, им не чужды людские радости и жажда крови, но охотились они своеобразно… Весь зал, также как и остальные помещения здания, выкрашен в белые и нежно-зеленые цвета, кое-где можно встретить ярко-красный. Даже свечи, камин и светильники – белые. Внутри замка достаточно просторно и светло. Случайный гость никогда не подумает, что попал в обитель ужасных вампиров. Ему подобное в голову не придет. Многие тешат себя стереотипами о том, что вампиры спят в гробах, сселятся в мрачных и страшных замках. Адские вампиры же глумились над жертвами. Они обожали играть со своей «едой». Вначале поймать, показать какие они хорошие, добрые и заботливые хозяева. Или изобразить из себя полных дурачков, как говорится, у кого, на что фантазии хватит. Втереться в доверие и убрать все подозрения, а потом…
Обнаженную Вику положили на большую красную круглую подушку, напоминающую небольшую алую кровать. Маленькую точку на бедре девушки никто не заметил. Вику облачили в халат. Она медленно приходила в себя, освобождаясь от дурмана наведенного ядом.
- Где я? – первое, что спросила Виктория, приподнимаясь.
- У друзей, – ответила женщина и мягко улыбнулась. – Мы освободили тебя из плена и наказали твоих обидчиков.
Бывшая пленница ведьм скептически осмотрела говорившую дамочку. Красивых женщин она не любила. Потенциальные соперницы. Вика не верила в женскую дружбу, и поэтому настоящих подруг у нее никогда не было. Она никому не доверяла, предпочитая вольную и одинокую жизнь. Девушка искренне считала себя олицетворением свободы. «Делай, что хочу и как хочу» – ее девиз. Она хотела попробовать все в этой жизни и обожала сравнить в постели мужчин.
Блондин, стоящий рядом с черноволосой женщиной, больше привлек внимания девушки. Она даже хмыкнула, рассматривая его. Да, такого красавца приятно иметь в числах любовников.
- Кто вы такие? – в лоб спросила Вика, закончив осмотр.
- Мы? – улыбнулся парень, наклоняясь к ней и обнажая в улыбке клыки. – Мы вампиры, детка.
- Слышь, харе прикалываться! Все знают, что вампиров не существует! Сказку про белого бычка рассказывайте кому-нибудь другому, но не мне. Вы думаете, я поверю в такую чушь? Вы за кого меня принимаете? За умалишенную дуру?
Он вручил ей в руку железный кубок.
- Согни его.
Девушка скептически нажала и пожала плечами, отдала невредимый кубок обратно. Парню хватил всего одного движения рукой, чтобы смять его в кусок бесполезного металл. Вика нахмурилась.
- А вы сильный и что с того? Этим вы решили меня удивить?
- Хела, нам не хотят верить. А может ей черного ящера показать или наш мир целиком?
- Зачем? Она может оказаться слишком впечатлительной. Покажи ей свои рога, – улыбнулась женщина.
Вика подозрительно присматривалась к ним.
- Вы что, психи? Тогда я могу позвонить в новинки, и вам быстро мозги вправят.
Он снова наклонился к ней и положил ее ладонь на свой лоб. Девушку в ужасе убрала руку, когда увидела, как сминается и меняется лицо вампира.
- Как ты это делаешь?
- Ты еще не поняла? – приблизилась женщина, обнажая клыки. – Мы действительно вампиры и хотим, чтобы ты присоединилась к нам. Мы выбрали тебя, вырвали тебя из твоего мира, спасли из плена. Разве этого мало, чтобы поверить в правдивость наших слов?
Последней каплей для Вики стало, когда она, посмотрев в зеркало на стене, увидела себя и не заметила отражений женщины и мужчины. Их просто не было. Вампиры специально повесили обычное зеркало перед пробуждением девушки. А еще они начали очень быстро двигаться, так что пришлось поверить.
- Так это правда, вы действительно вампиры? Вот круто! – встала с подушки Виктория. – Но, ребят, я не хочу становиться кровосоской. Может к годам тридцать, тогда подумаю, а так нахрен мне это надо? Побуду пока человеком.
- Ты получишь все, что только можешь пожелать, – прошептала женщина, поцеловав ее в щеку
- Власть, золото, драгоценности, лучшие наряды, – шептал он.
- Лучшие мужчины будут преклоняться перед тобой, – вторила вампирша.
Они ходили хороводом вокруг нее, касаясь ее белыми красивыми руками. И были приятны эти прикосновения.
- Ты будешь всегда красива.
- Вечна и бессмертна.
Вика слушала их и скептически хмыкала, но лишь до тех пор, пока не появился он. Девушка застыла, смотря, как спускается вниз мужчина ее мечты. Можно ли это назвать вампирским обаянием или нет, но Виктория легко поддалась его чарам. У нее захватывало дыхание, громко билось сердце в груди, отдаваясь в висках. Что же творят с ней его бордовые глаза, властная улыбка? Темный властелин, смертоносный и прекрасный. Она не могла отвести взгляда от лица вампира. Мужчина пленил ее, завладел неразумным сердцем. Все мысли только о нем.
Мужчина мечты подошел к ней и поцеловал руку как королеве.
- Меня зовут Лиэн. Идем, – мягко потянул ее за собой, – я отведу тебя туда, где нам будет хорошо вдвоем, моя бестия.
И она шла за ним, безвольной кукле подобно. Вика не могла поверить в реальность, казалось, что она спит и видит прекрасный заваривающий сон. Неужели он действительно позвал ее, именно ее?

URL
2011-05-03 в 04:05 

Романчик Анастасия
Через пятнадцать минут они лежали на одной большой кровати. И Вика впервые почувствовала себя самой желанной женщиной в мире. Он целовал ее, как не целовал никто. Обнимал жарче, чем другие. Никто никогда не любил ее так сильно. Она не верила, что мужчина может так жарко овладевать женщиной и не любить. Впервые у нее вскружилась голова от чувств, верила, что любит его, по-настоящему и то, что он любит ее.
И следующий день не похож на предыдущий. И каждый раз девичье тело вздрагивало от прикосновений ласковых и нежных рук. Лиэн смотрел на нее со страстью и с необыкновенной любовью. Хотелось раствориться в бордовых глазах, лишь бы чудесный миг длился бесконечно.
Он обратил ее в вампира не сразу, давал насладиться человеческими эмоциями, как бокалом вина. Укусил только на пятый день, когда Вика была пьяна от любви и не могла ни мыслить, ни говорить без упоминания его имени. Укуса она не почувствовала и только шептала:
- Люблю.
Вампир целовал и отдавал свою кровь через поцелуй. И Виктория готова забыть обо всем в его объятиях. Она пойдет вслед за ним в ад, только бы чувствовать его жаркое дыхание на коже. О, как же он любил! И она хотела верить, что и ее можно также сильно любить, как героинь романов.
- Как новые ощущения, милая? – спросил Лиэн, когда жжение на месте укуса и боль во все теле отступили.
- Не знаю, – расхохоталась и обняла его, посыпая лицо мужчины поцелуями. – Я безумно счастлива и я люблю, люблю!!!
- Тебя не пугает, что придется убивать?
- Ради тебя я готова на все!
Он нежно провел рукой по обнаженному бедру новообращенной и поцеловал ее в губы.
- Я помогу тебя разобраться во всем. Будет трудно, но я всегда буду рядом с тобой. Теперь ты моя. Моя девочка, моя любимая глупенькая девочка. Наша любовь будет длиться вечно.
- Вечно, – повторила Вика, смакую новое звучание знакомого слова. – Если все будет так же чудесно, то эта вечность будет самой замечательной на свете!
- Идем, я покажу тебе свой мир!
Смеясь, они выбежали на балкон, где он запрыгнул на каменную гаргулю.
- Как-то мрачновато, – плотнее укрылась одеялом девушка, осматривала горизонт.
- Хочешь полетать?
- Что?!
Из его спины появились черные кожистые крылья.
- Давай, не бойся, иди ко мне.
Она залезла к нему и обняла мужчину за шею. Лиэн взлетел, и девушка громко завизжала, а он захохотал, кружась в воздухе и делая сумасшедшие сальто.
- Псих!
- Теперь ты понимаешь, как я люблю тебя? – хохотал Лиэн. – Вика, – ее имя прозвучала с ужасным акцентом, непривычно резануло слух.
- Все равно псих!
- Ты никогда не занималась этим в воздухе? – вопрос сопровождался лукавой улыбкой, и все это время он не переставал кружиться.
- С ума сошел?! Все смотрят!
- А не все ли равно? Когда двое любят разве кто-то может им запретить? Ты мне веришь?
- Тебе? Да, верю, – поцеловала его.
С другого балкона за ними наблюдал Дианул, нервно куря трубку. Выражение лица как у обкуренного ежика и глазки в кучке. В его трубке явно нечто покрепче табака. Все дни, что Лиэн провел с Викой, блондин не находил себе места. Ему хотелось поскорее начать поиски беловолосой девчонки. Они могли заполучить ее в сети и укрепить статус. И еще нечто не давало ему покоя, что-то связанное с беловолосой девушкой. Он не мог понять, что именно его волновало, и хотел во всем разобраться.
Бесшумно к нему приблизилась женщина-вампир и отобрала трубку, закурила сама.
- Ты слишком много куришь, – заметила Хела.
- Безумец, ты посмотри что творит, – кивнул на парочку в небе. – Он занимается сексом прямо…
- А тебе что, завидно? – перебила насмешливо женщина. – У тебя, небось, и на такое фантазии не хватит.
- Я предпочитаю кровать, на ней удобно и мягко, – фыркнул. – Она должна отыскать сестру.
- Думаешь, она ее предаст?
Он рассмеялся и вернул себе трубку, выпустил облачко ядовитого дыма.
- Ради него она кого угодно предаст, разве ты не видишь? – кивнул на парочку. – Девчонка в полной его власти, влюбилась по уши. Стоит ему попросить и все, она не только приведет свою сестренку, но может лично вырезать ей сердце из груди. Это еще называется зависть сестер. Та старше, сильнее и интересует нас больше, ревность по любому взыграет в нашей кокетке.
- Ты так в этом уверен? – подняла задумчиво бровь. В общем Хела тоже так считала, но Дианул старше ее, а значит опытнее в некоторых вопросах.
- Я разбираюсь в людях, этого достаточно. Она эгоистка, собственное счастье выше даже жизни родной сестры. Она пожертвует ею без сожаления и угрызений совести.
- Пускай развлекаются, идем. Нужно подготовиться к балу.
- Ты думаешь, она сможет с первого раза?
- С первого раза вряд ли, – покачала черноволосой головой. – Слишком много впечатлений.
Они удалились с балкона. Парящие в небе продолжали кружиться, пока вампир с довольной улыбкой не опустился обратно на балкон.
- Ну как?
- Охренено! – рассмеялась девушка, целуя возлюбленного. – Почаще бы так! Почему я не могу на тебя налюбоваться? Не расскажешь? Мне кажется, что я знаю тебя всю свою жизнь.
- Глупая, ты еще многого обо мне не знаешь. Ты голодна?
- Я бы слона съела! – улыбнулась.
- Вика, – снова жуткий акцент, заставивший девушку рассмеяться. – Тебе придется убивать, чтобы утолять голод. Мы не едим обычной пищи. Мы пьем только кровь.
- А убивать обязательно?
- Да, иначе мы погибнем, понимаешь? И наш укус превращает жертву в вампира – это еще одна причина, почему мы вынуждены их убивать.
Она кивнула и прижалась щекой к обнаженной белой груди.
- Понимаю, как же я счастлива. Я не думала, что такое возможно. Мне хочется быть рядом с тобой всю свою жизнь.
- Моя девочка, – коснулся мягко губами ее виска. – Я очень стар, но я впервые встречаю такую девушку как ты. Свободную без правил и моральных устоев. Мне это нравится. Ты моя плохая девочка.
- Старичок, – расхохоталась. – Мой старичок!
Дотронулся когтистым пальцем носа девушки.
- Я сейчас уйду, а тебе принесут платье. Сегодня ты должна пройти посвящение и окончательно стать одной из нас.
Вика восхищенно провожала его стройную фигуру до самой двери. Со счастливой улыбкой девушка закружилась на одном месте и плюхнулась на кровать, раскинув руки в стороны. Как же она счастлива. Обладать самым прекрасным мужчиной – мечта, и она владеет этой мечтой. Виктория забыла прежних любовников, они меркли перед Лиэном. Он ее мужчина, ее идеал и она любила его. Сердце замирало при одной мысли о нем. Разве может оно ошибаться? Даже то, что оно перестало биться, разве может оно обмануть?
В комнату вошла блондинка в белом фартуке на голое тело. Она принесла шикарное бальное красное платье. Раньше Вика не стремилась к роскоши и красивую одежду не любила, но здесь ахнула. Совершенство, с каким выполнено платье, не могло не восхищать. Служанка, тоже вампир, помогла девушке одеться и повернула к ней зеркало. Вика с удовольствием рассматривала себя в магическом отражении. Иные зеркала не отражали сущность вампира. Если раньше Виктория была просто симпатичной, то теперь стала красавицей. Красный цвет подчеркивал ее бледность и яркость пухлых губ, пикантность форм. Она могла стать мисс мира, покорить не одно мужское сердце, если бы захотела, но сегодня лишь для одного мужчины хотела быть желанной.
Он пришел, когда служанка соорудила из Викиных коротких волос подобие прически. В черном парадном костюме, сапогах.
- Прекрасно выглядишь, моя девочка, – улыбнулся, и девушка не удержалась и поцеловала его. Как же приятно ощущать прикосновения холодных губ вампира. У нее кружилась голова от любви к нему. А он так нежно улыбался и смотрел на нее. – Я люблю тебя, – прошептал, нежно касаясь губами ее губ. – Нас ждут.
- Может еще чуть-чуть, – промямлила.
- Идем, нам пора.
Он потянул ее за руку. Мужчина привел девушку в белоснежный зал, где танцевали в разноцветных нарядах вампиры. Они приветствовали своих лордов. Одинаковые красные глаза горели в полумраке.
- Поприветствуйте свою госпожу, – вывел вперед девушку. Она смущенно заулыбалась.
Вампиры захлопали в ладоши и улыбались клыками.
- Сегодня день первой жертвы и мы отпразднуем его! А пока танцуем, дамы и господа!
Он закружил Вику в танце. Как же он красив! Его объятия такие чудесные. Как же она могла жить без всего этого раньше, без него, без его прекрасных бордовых глаз. Но пришлось опуститься на землю. Музыка замолчала. В зал вывели толпу перепуганных людей. Женщин и мужчин. Они с ужасом смотрели на вампиров, кто-то из них плакал и молил о пощаде.
- Что это? – спросила Вика.
- Наша пища, – ответил холодно.
Виктория поняла, что страшный момент настал.
- Дианул, выбери, – приказал Лиэн.
Блондин ухмыльнулся и выбрал из толпы молодую женщину. Она отчаянно закричала и попыталась вырваться. Но ничего у нее не вышло. Дианул подвел ее к Вике и сорвал с несчастной рубашку.
- Пей до дна, – насмешливо сказал, выгибая женщину дугой, чтобы удобнее было присосаться к ее шее.
- Просто укуси ее, и жажда все сделает за тебя, – шепнул Лиэн Вике на ухо.
Девушка слышала ее пульс, как быстро бьется сердце. Чувствовала ее животный страх и питалась им как деликатесом. Глазные зубы сами по себе выдвинулись. Ей хотелось попробовать какая она на вкус.
- Давай же.
- Я…
Он понял без слов ее нерешительность. Один взмах когтистой руки и женщина захлебывается собственной кровью. Из разорванной артерии била фонтаном кровь. Вика не смогла себя больше сдерживать, и ее зубы нашли мягкую плоть. Она пила живительную жидкость и теплом наполнялось холодное тело. Ощущала, как жизнь покидает несчастную, как слезы катятся из ее глаз. Она хотелась жить, но ей уже никогда не увидеть рассвета.
- Да начнется пир!
Крики полные ужаса сопровождали его слова….

URL
2011-05-03 в 04:06 

Романчик Анастасия
Глава 5.
- Он собирается ее утопить? – обеспокоено спрашивает Калилиа у супруга.
Парень в полном изумлении пожимает плечами.
Они десять минут наблюдали, как Бериан окунал визжащую Марину головой в воду. Охотник и прощеная не нашли общего языка и выясняли отношения. Кто побеждал и так понятно.
Конфликт возник из-за Вулкана. Он явился в мир белых вампиров днем позже, чем Кларен, которого отправили в далекий и прекрасный полет. Вулкан не успел даже сказать «привет» девушке, как встретился с «лапочкой» Берианом. Мужчины сильно поругались, а потом подрались. Вампиру потребовалось всего пару минут, чтобы завязать суару в узел хвост, за ноги оттянуть к порталу и катапультировать подзатыльником в другой мир. Марина прибежала слишком поздно и начала орать на Бериана. Он некоторое время ее слушал, а затем решил искупать прощеную. Именно за «купанием» следили изумленные супруги.
Кали хотела вмешаться и отругать Бериана, но ее муж решил проблему иным образом – он забрал супругу, чтоб она не видела издевательства над прощеной девушкой.
- Ты… – попыталась выговорить Марина, но громкий бульк в воду заглушил фразу на корню.
По ехидной улыбке вампира можно понять, что он получает от действия массу приятных впечатлений. Хотя с ехидством ему все-таки приходиться бороться. Никем оно не поощрялось.
Они находились недалеко от портала, возле большой чаши с водой, куда, в общем-то, и окунал Бериан Марину. Напарник вампира, эльф, выйдя из телепорта, приблизился к ним и вопросительно поднял бровь. Одет он в форму охотников, хотя от обтягивающей одежды все равно не смог отказаться. На штанах поблескивал черный пояс – признак темного отделения, хотя считать его таковым можно, если только условно. Охотники равновесия все поголовно боролись за свет. Все зависело от характера охотника, чем он злобнее и противнее, тем больше шансов загреметь на темное отделение. Хоть у Бериана и белый пояс в отличие от напарника, в прошлом он тоже служил на темном отделении, но сумел немного исправиться и перевестись. Каларин и Бериан были единственными белыми вампирами, что получили черные пояса. Напарник же у Бериана не менялся. Их командиры – хорошие психологи. Они разбирались в своих подчиненных и знали с кем кого ставить в пару.
- Воспитательная работа, – пояснил вампир на немой вопрос эльфа Афоэль. – Слишком сильно любим мужиков, за то и страдаем.
- Я не… – и снова бульк в воду заглушает все звуки.
- Прощенная? – облокотился об ствол дерева, совсем близко от напарника. Сочувствия на лица эльфа не читалось, все действия Бериана он считал правильными, сам бы так же поступил.
- Ага, и мое наказание, – вздохнул жалобно.
- Орис дал тебе такое наказание за того мага, что ты от чистой души отмолотил? – позволил себе изумиться остроухий. – Да я сам бы его отдубасил! Свинство!
- Вперед, флаг дать? – скосил взгляд.
- Не, вас наказывает Орис, меня же накажет Карглос, а как наказывает он, ты знаешь, сам учился у нас. Хотя маг та еще скотина, а мы вынуждены его терпеть.
- О да, мне не забыть старину Карглоса, – вампир вытащил девушку из воды, дал ей подышать, и снова окунул.
- Хотя, если так разобраться я б не пережил, если бы мне на шею бабу повесили и ты ей вроде няньки?
- Да, нянька, телохранитель и учитель в одном лице.
- Свинство, – повторил эльф, покачав головой с гривой серебристых волос.
- Помогите, уби… - Бериан с каким-то мрачным удовлетворением посильнее запихнул девушку в воду.
- Все-таки ты рано от нас ушел, еще бы служил и служил, – хихикнул эльф, наблюдая за действиями напарника. – Ты ничего не слышал о второй девице, Крик кажись?
- Не-а, хотя многие охотники равновесия ядом брызжут, особенно с темного отделения. Что девчонка опасна, ее нужно чуть ли не закопать и надгробием прихлопнуть, чтоб не выползла обратно, гадюка такая.
- Я кстати так и не понял, за что на нее взъелись-то?
- Человека грохнула, никто не знает обстоятельств, как это произошло. Но факт на лицо – человек мертв. Он превратился и его прикончили. Орис девчонку защищает, мол, могла и не кусать, ведь человек-то сектантом был. Братик мой настаивает, что она виновата в смерти человека.
- Лима не… - бултых обратно в водичку.
- Что она хотела сказать? – насторожил острые ушки эльф.
За волосы Бериан оттянул девушку на свежий воздух. Марина судорожно дышала.
- Заканчивай мысль, – напомнил вампир.
- Лима, то есть Крик не могла убить человека.
- Ты это знаешь наверняка или строишь предположения? – безжалостно поинтересовался эльф, постепенно разочаровываясь.
- Я знаю ее!
- Окунай обратно, – фыркнул.
- Всегда, пожалуйста, – улыбнулся Бериан и садистки опустил Марину с легким всплеском под водную гладь.
- Кстати, поговаривают, что с девчонкой тетка путешествовала, она тебя еще покусала.
- У Ориса есть соображения, но правда слишком страшна, чтобы ее озвучивать вслух. Возможно, в ней течет древняя кровь и если это так…
- Ой, не пугай меня, а то у меня изжога будет. Я едва Пламенеющего увижу, так у меня коленки трясутся от страха, ты видел его? – поежился и вздрогнул. – Лучший воин тридцати миров с древней кровью в жилах.
- Это не доказано, даже Орис в этом не уверен, – нахмурился вампир, давая подышать воздухом Марине. – Никто не знает, что за кровь течет в жилах знаменитых братьев. Вспомни, их родители – люди по происхождению, поэтому мы не можем утверждать наверняка. Главное то, что они на нашей стороне и служат на светлом отделении.
- А мне казалось, что Пламенеющего все-таки переведут к нам, уж больно взрывной у него характер. Ты же знаешь, что его иногда Динамитом называют. Того мага, что тебя достал, ему даже не показывают, испепелит гада, как пить дать.
- Ты прав, точно испепелит, потому Орис сует братьев, куда только можно, лучшие охотники равновесия просто нарасхват.
- Ладно, заболтался я чего-то, я потопал, – оторвался от дерева и направился к порталу.
- Насмешник, – окликнул напарника Бериан, – а ты куда сейчас?
- Отдыхать.
- Везет, – буркнул вампир недовольно, провожая напарника мученическим взглядом.
Он глубоко вздохнул и неприязненно посмотрел на свое наказание.
- Ну что, будем слушать? – оттянул за мокрые волосы девушку Бериан.
- Да… мастер, – прошипела Марина, посмотрев на вампира как на врага народа.
- Хорошо, тогда следи за мной внимательно, а не как в прошлый раз. Я тебе руки и ноги оторву, если не будешь внимательна.
У Бериана существовал собственный подход к обучению новичков. «Делай как я» – именно так в шутку называли его тренировки молодые охотники. Стоит отметить, что молодежь ловила все налету и усваивала материала в два раза быстрее, чем у других преподавателей. Это и неудивительно, если учитывать какой характер у «мастера».
Если белый вампир делал какое-то движение, то нужно было в точности его повторить. В случае «тормознутости» обучаемого, следовало наказание. Его-то и боялись до дрожи в коленках. Между своими охотники называли Бериана «садюгой». Было за что. Марина на собственной шкуре испытала недовольство мастера.
Проигнорировав его, она не повторяла то, что он показывал, да и пыталась издеваться над белым вампиром. Бериан долго терпеть не стал. Он подвесил ее за ноги над пропастью и раскачивал так сильно, что она сталкивалась со скалой. А потом глумливо бросал в нее дротики. Марина не первый раз усомнилась, что он белый вампир.
Сегодня, несмотря на то, что девушку душило дикое раздражение, она сумела повторить за мастером движения. Марина понимала, что это только начало, что он будет усложнять тренировки, и ей страшно было представить, что он может придумать. Их прервал младший брат Бериана.
Марина удивленно остановилась, когда увидела, какие сильные перемены, происходили с грубияном. На лице появилась светлая улыбка. Она никогда не видела у него такой красивой улыбки, только отвратительные ухмылки.
- Крас, перестань, я занят! – смеясь, воскликнул Бериан.
Младший врезался в его спину. Он не понимал и не хотел понимать. Затем к нему присоединился еще один. Марина с удивлением узнала термитотела, спасенного ею. Она никогда бы не подумала, что именно ее кошмару доверят младенца. Но Бериана словно не видел различий между родным и приемным братом. Он повалился и притворился мертвым.
- Все, вы меня «убили» – проговорил он глухо, жалобно постанывая. – Крас, Зарарин, вы убили своего брата.
- Бериан! – воскликнул второй мальчик со знакомым Марине эхом. В отличие от того же Шруу его белую кожу не покрывали черные полоски. Девушка еще предположила, что возможно они появляются с возрастом. – Не притворяйся!
- Бу!
Дети захихикали.
- Ребят, я действительно занят. Идите, поиграйте с Каларином, этот бездельник баклуши бьет, а мне работать надо.
- С этой что ли? – кивнул ревниво Крас на девушку.
Марина смутилась.
- С этой, с этой. Ленивая гарпия совсем отбилась от рук, кто-то же должен ее гонять?
У Маринки перекривился рот от досады. Ее впервые называли гарпией и не оценили красоту. Ею всегда восхищались, а теперь же ехидно потешались. Видимо, придется и к этому привыкнуть.
- Бериан, скоро время, – показал на солнце Зарарин.
Вампир скривился.

URL
2011-05-03 в 04:07 

Романчик Анастасия
- Ну, я все равно занят. Не могу. Хочу, но не могу. Орис мне голову оторвет, если я убегу от наказания.
- Меньше бы выкаблучивался, меньше бы получал, – ехидно заметил Крас.
Марине подумалось, что плохой характер – у них семейное. Пришлось в этом убедиться, когда прилетел Каларин. Он приземлился недалеко от детей, которые тут же с радостным воплем его облепили. Она впервые видела черноволосого вампира, старшего брата «мастера». Вместо улыбки у него появился оскал, когда он наткнулся взглядом на нее.
- Что эта тварь делает здесь?! – прорычал он Бериану, словно это брат виноват в том, что Марина находится в их мире.
- А ты слухов не слушаешь?
- Нет, я только вчера вернулся с задания.
- Это мое наказание. Правда, Орис очень изобретателен?
Черные брови поползли вверх, казалось, серые глаза изменят цвет.
- Адский вампир? Твое наказание?
- Поправочка, братишка, прощеная. На этот раз действительно прощеная, а не фуфло. Кстати ты видел, какие у нее девочки? Одна из них термитотелка, а вторая фея.
Лицо вампира разгладилось. Намеки он понимал хорошо и немножко по-другому взглянул на девушку. Посадил себе на плечи обоих младших братьев.
- И как успехи у… наказания? – спросил Каларин насмешливо брата.
- Никаких, полная бездарь, – без запинки ответил Бериан. – Впервые встречаю такую бездарность!
- Скоро время, уже придумал, что будешь делать?
- Наказанием прикроюсь, – улыбнулся вампир и поднялся на ноги.
- Наши решили переждать бурю в общем зале, туда их не пустят.
- Хорошая тактика, жаль, что все не поместятся. Детей не забудь.
Каларин поднялся в воздух, прихватив с собой малышню.
- А что за время… мастер? – осмелилась спросить девушка, проводив взглядом белоснежную точку в небе.
- Скоро узнаешь, – недовольно скривился Бериан, – мы не любим, когда наш мир посещают чужаки. Но от безобидных экскурсий никуда не денешься. А еще так совпало, что у меня дежурство и ты еще на мою голову!
Марина поняла, что он имел в виду, только когда через портал пришли люди, в основном девушки. Они так восторженно повизгивали, что становилось страшно. Молодые белые вампиры, не имевшие пары, сразу дали деру. Они прыгали в пропасть, в воду, с дерева, куда угодно лишь бы подальше от восторженных фанатов.
Девушка почувствовала, как сзади ее обняли. Сердце замерло в груди. Она слышала его дыхание над ухом, тихий редкий пульс.
- Не двигайся, если не хочешь чтобы нас растащили на сувениры, – произнес Бериан, – и не забывай улыбаться, словно ты влюбленная корова.
Пришлось опуститься на землю. Он так и остался грубияном, несмотря на все его вампирское обаяние.
Парочек почему-то фанаты избегали трогать, в основном гонялись за одиночками.
- А почему они себя так ведут?
- Именно поэтому эльфы давно запретили людям посещать их леса. Все из-за нашей внешности. Хорошо, что им хоть мозгов хватает не трогать пары, понимают, что ловить нечего, вот и не суются. А к холостым можно, они ж не определились еще, вдруг повезет и кого-нибудь выберут.
- И что, выбирают?
- Смеешься? – фыркнул Бериан. – Ты видишь хоть кого-нибудь нормального среди этих попискивающих обезьян?
- Мастер, вам никто не говорил что вы грубиян?
- И не раз, но их это не пронимает, им пофиг. Можно побить, но это не поможет. Раз бьет, значит, любит и тогда вообще начнется ад.
Девушка покачала головой.
- Кстати, как только закончиться время экскурсии пойдешь со мной на собрание, – произнес вампир будничным тоном.
- Зачем?
- Не зачемкай, если надо, значит надо. От меня ни на шаг, поняла?
- Да, мастер.
Как только люди ушли из мира белых вампиров лицо Бериана «окаменело». Марина уже видела подобное выражение у Нуарии. Не стоило забывать, что белый вампир – охотник и притом не самый последний. Он расправил крылья с зеленой краской на концах перьев и взлетел. Марине пришлось последовать за ним. Невольно она залюбовалась его полетом. Если бы вампир не был таким злобным, то его можно любить.
На огромной прозрачной «поляне» соединяющей семь гигантских деревьев между собой собралась множество народу. Большинство сидело на ветках и, переговариваясь, наблюдали за находящимися посередине «поляны» вампирами.
- Мама! – закричали хором Лена и Ульяна, увидев подлетающую Марину, заскакали на ветке. С ними находилась Нежналия, вампирша некогда помогавшая Марине, когда девочки были маленькими.
Бериан приземлившись на ветку не склоняя головы, положил руку на сердце. Как понимала Марина, это у них такое приветствие, но что оно обозначает, так до конца и не поняла, все слишком сложно. Если дословно, то «мое сердце бьется». Традиция так приветствовать друг друга появилась еще среди самых первых белых вампиров.
Постепенно подлетало все больше белых вампиров. Марина с ужасом услышала множество голосов. Она даже стала оглядываться в изумлении. Девушка могла прислушаться к каждому из них и узнать, что они говорят. Но все вампиры вопреки здравому смыслу молчали, даже ее девочки.
- Успокойся, в этом месте большая концентрация белых вампиров, – прошептала Нежналия вслух, – нужен разум каждого, чтобы подключить остальных.
- То, что я слышу…
- Мысли всех присутствующих и тех, кто отсутствует, находится в других мирах, – закончила за нее. – Мы принимаем решение все вместе и никого не исключаем из общего числа.
- Рехнуться можно! – у девушки расшились зрачки-звездочки, она мгновенно изменилась. Как и все остальные вампиры приняла второй облик, как еще считалось истинный. – Как же вы разбираетесь во всем этом гвалте?
- Нужно уметь «слушать», ты пока этого не умеешь. Телепатия в тебе слаборазвита в отличие от нас. Ты «слышишь» только потому, что нас очень много собралось. Ты сейчас едина с нами, твоя энергия слилась с нашей.
- Я ничего не понимаю, – жалобно посмотрела на женщину Марина.
Вампирша дотронулась до ее плеча и голоса упорядочились. Вместо хаоса нашелся смысл.
Марина поняла, зачем они все собрались. Бериан и его напарник темный эльф Афоэля, по кличке Насмешник нашли младенцев внешне напоминающих термитотелов. Белые вампиры удивлены. Они впервые встречали эту расу. Решалось, в какую семью попадут дети. Практически все склонялись к мысли, что их нужно отдать в семью Аркалии и Дарлуна. Им больше миллиона лет (Марина поперхнулась), а у них до сих не было приемных детей. У них родилось тридцать четыре сына и четырнадцать дочерей, из них трое еще совсем малютки.
Когда началось голосование, Марина отдала голос за Аркалию и Дарлуна. Она тоже считала, что лучшей семьи не найти. У белых вампиров, что женщины, что мужчины имели равные права. У них даже такого вопроса не стояло кто в доме хозяин. Глупо спорить на бессмысленную тему и выпячивать грудь, доказывая, кто главнее. Каждый имел свое место в жизни и в нем он самый главный.
Как и ожидалось детей забрала семья охотников равновесия. Аркалия позволила себе улыбаться, и на ее лице действительно было счастливое выражение.
Марина не переставала поражаться им. Если бы не такая заноза как Бериан ее жизнь среди белых вампиров можно назвать замечательной. Ей нравилось жить среди них, и понимала, что вместе с ними меняется в лучшую сторону.
Бериан потянул ее за рукав, напоминая, что собрание окончено. Он не взлетел, а спустился вниз. Приложился лбом к одному из семи деревьев, отступил и коснулся двумя пальцами век, посмотрел вверх. Девушка изумленно глядела на него и на других вампиров, которые повторяли его действие. Она не знала, стоит ли ей делать то же самое. На помощь пришла Нежналия:
- Эти деревья священны для нас. Их посадили наши предки, когда осваивали эту планету. Символ веры и любви. Они – память и мы уважаем ее, всегда помним о далеком прошлом.
Марина, закусив губы, дрожа всем телом, коснулась лбом ствола могучего дерева. Она едва не задохнулась от мощи, что ощутила от этого прикосновения. Девушка удивленно отстранилась, слегка покачиваясь, медленно дотронулась пальцами век и посмотрела в небо. Голова закружилась.
- Передоз, – констатировал Бериан, поддержав ее за плечи. – Бездарь.
- Удивительное чувство.
- Любовь света, Он любит нас. Чем ближе к корням или вершине, тем сильнее ты ощутишь его силу, – произнес он и впервые улыбнулся ей.
- Обалдеть. А что означает… ну это? – показала на глаза.
- Мы помним, мы чувствуем, мы видим.
- Ни хрена не поняла, но это самое офигетельное, что со мной происходило за всю мою жизнь.
- Пойдем, нужно сбросить излишек энергии.
- А куда?
- К моей стае.
Девушка от досады заскрипела зубами. Она уже слышала о стае Бериана. Возглавлял ее Каларин, на правах старшего белого вампира. Жесткая дисциплина, подготовка получше, чем у многих. Она очень хорошо представляла, что будет, когда она там объявиться. А именно – ничего хорошего…

URL
2011-05-03 в 04:08 

Романчик Анастасия
Глава 6.

- Куда мы идем?
Ноль внимания, пуд презрения.
- Тетя Сирена, объясните, куда мы идем?
Воительница развернулась к ученице и сплюнула.
- Ты помолчать можешь? Мне что, надо искать, где у тебя выключатель или чего хуже – затыкать кляпом?
- Мы уже час неизвестно куда идем, конечно, мне хочется узнать, куда и зачем мы идем.
Сирена вновь зашагала, не удостоив Лиму ответом. Олимпиада вздохнула и поправила на плече лук. Ей было тяжело в этом мертвом мире, где преобладали в основном серые и черные цвета. Мертвый. Этим словом дышало все вокруг. Ни животных, ни людей, ни растений, ничего к чему привыкла девушка. Старые, почти развалившиеся здания напоминали о трагедии, которая произошла здесь.
Прежде чем замолчать надолго Сирена рассказала ей историю этого мира. Когда-то он действительно был красив. Воительница видела его прошлое и смогла узнать причину гибели мира. Темные рассчитали все тонко, подошли к делу с особым коварством. Они подтачивали людской род изнутри, постепенно отравляя молодое поколение цинизмом, эгоизмом, пороками и другими отрицательными качествами. Люди практически уничтожили себя сами. Они погрязли в своем лицемерии, нарождалось убогое племя без морали и правил. В мире наступил хаос, человечество деградировало. Таких понятий как брак, семья, друзья, любовь, милосердие перестали существовать, на их смену пришли иные названия. Именно тогда пришли демоны. Они выжгли все живое, уничтожили все то, что сотворили люди. Деградировавшее человечество не сумело собраться и дать отпор захватчикам, забыли, что такое отвага и четь, наконец, истинная жертва. Люди стали рабами своих пороков, а затем рабами рогатых завоевателей.
Лима шла и размышляла. Ее мир недалеко ушел от мертвого пространства. Теперь она понимала всю мудрость хранителей миров, закрывших ее родину. Они, можно сказать, спасли их от полного уничтожения, дали шанс одуматься и свернуть с убогой дорожки. Рим уже пал, кто же следующий?
Внезапно Сирена стала ползти вверх по небольшому наклону. Это и стало немой командой, что и ученице нужно сделать то же самое. Если надо, просто нужно выполнить без всяких глупых вопросов. Воительница не любила пустой болтовни.
Они выглянули из-за обломка стены с торчащим из бетона штырем. Впереди копошили люди, слышались громкие команды, ругань, лязганье железа. Лима сразу прикинула, что они наемники или черно копатели. В других мирах полно людей желающих поживиться в давно мертвом мире. Не все же сумели выжечь темные, что-то ценное, да осталось. Но она ошиблась.
- Термитотелы, а я все думала, неужели это они рискнули ночных эльфов грабануть, – прошипела Сирена и нахмурилась.
- А кто это такие? – осмелилась поинтересоваться Лима.
На этот раз воительница рассказала. В восторге девушка не находилась после услышанного «рассказика».
- Они так похожи на людей, – пробормотала Олимпиада, удивленно разглядывая термитотелов.
- Ага, пока не выпустишь им внутренности до тех пор, не поймешь, что перед тобой просто хорошо сделанная кукла. У них даже кровь красная, обычная. Их второстепенные «дети» ничто иное, как марионетки, хорошо запрограммированные машины. Они выполняют заложенную в них главным самцом программу. Даже я с первого раза не отличу их от настоящей личности, настолько тонко сработаны детали. Прошлое, настоящее, будущее. Они умеют мечтать, думать, размышлять, дружить, но… до определенного момента. Это просто куклы, не личности, дубликаты, рабы которые без обиняков подчиняются отцу. Ты считаешь его другом, а в следующую секунду он тебя прирезал, потому что так ему приказал отец. Циничные ублюдки, которым никогда ни при каких условиях нельзя верить. Они часть улья и таковыми останутся. И если их папочка циничный ублюдок, то его дети точно такие же.
- А второй вид детей?
- Здесь сложнее, они личности, а не просто хорошо выполненные и запрограммированные марионетки.
- А зачем мы наблюдаем за ними? – поинтересовалась Лима.
- Еще до того как я нашла тебя, ночные эльфы попросили меня отыскать пропавшего котенка. Я могу его забрать себе, но при этом котенок не должен попасть к темным.
- А что за котенок?
- Белый тигр размером с лошадь. Их еще называют королевскими тиграми или лунными. У ночных эльфов эти кошки священны, остроухие жизнь положат ради них. Тигры помощники, друзья. Владеют магией, ядовиты, летают, а также они разумны.
- Откуда вы знаете, что котенок именно у них? – кивок в сторону темных.
- Я должна все знать, иначе никак. Термитотелы сложная многофункциональная структура. Недавно пал улей Зруукана, его кокнул собственный брат. Нужны новые воины. Пока жив отец, ему подчиняются все его дети внуки, правнуки и т.д. Но когда он умирает, все его дети становятся друг другу врагами. Я знаю, для чего этот тигр им нужен. Когда его крали, расторопные эльфы положили немало этих собак, пока они не догадались, что их просто отвлекали. Эльфы-то мне и сказали, что подозреваемые именно термитотелы. Другим это в голову не придет, тем более, главный самец ничем не рискует. У него детишек, что тараканов на кухне.
- Не пойму, а что мешает сыну убить отца, в нашем мире бывали такие случаи.
- Сильнейшая связь, когда-то термитотелы были светлой расой, но вмешались темные, и все изменилось. А все моя любовь к чтению на забытых языках виной, никто не может их перевести, а я свободно читаю. У светлых термитотелов была прочнейшая семейная связь, ее-то до конца тьма не сумела порвать. Пусть братья друг друга ненавидят и стремятся к власти, но отцу и своим детям они будут преданы до конца. У Иуужана – самого сильного известного мне термитотела, может лет пятьдесят назад, отбросил копыта отец. Сунулся, куда его просили, за что и поплатился жизнью. Его улей унаследовал Иуужана и началась война между братьями. Она до сих продолжается, самые молодые либо сбежали в дальние миры либо погибли как Зруукана от руки собственных братьев.
- Что мы будем делать?
- То и что всегда, пойдем наваляем люлей.
- Вдвоем?
- Вчетвером, если с желтоглазиком то впятером. Без драконов я туда даже носа не суну. У них танки, разорвут меня на мелкие куски, как я потом соберусь?
Лиму передернуло.
- И тебе советую в драконью шкуру облачиться. По тебе бабахнут, мало не покажется.
- А че сразу из танка? – округлились глаза от ужаса.
- Они кроме вампиров и нежити никого не ожидают. Поэтому будут бить наверняка, чтоб сразу без копыт и рогов остались.
- Обалдеть.
- Обалдевать будешь потом, а сейчас топаем. Ты отвлекаешь, я подбираюсь ближе и тараню танки.
- Вечно я в качестве мишени, – пробурчала недовольно.
- А ты докажи что способна на большее, тогда и посмотрим можно ли тебя на реальное дело посылать. Скоро и случай подвернется подходящий. И не бойся убивать, они бездушны, как бы жутко это не звучало, но это действительно так.
Первыми атаку начали драконы – сильным залпом огня. Таким образом, они разрушили магическую защиту термитотелов. Как и предупреждала Сирена, по ним стали палить из танков. Воительница пыталась подобраться поближе, а Лима отвлекала внимание на себя. Она который раз благодарила мысленно преподавательницу за то, что та гоняла ее каждый день и заставляла уходить от стрел эльфов. Пригодилось умение. Пули, конечно быстрее стрел, но тут и ситуация другая. Лиме не хотелось собирать свои немногочисленные мозги по асфальту, потому двигалась как ураган в летнюю ночь.
Иногда время замедлялось, и девушка с удивлением замечала, как видит пролетающие мимо нее пули. Она впервые сумела применить дар практически всех вампиров – уйти в другой временной поток, который намного быстрее, чем реальный. Иногда, кажется, что время останавливается, но самом деле, это не так. Оно замедляется настолько, что все вокруг тебя стоит, а ты движешься. Темные эльфы Афоэль и Адриэль тоже владели этим даром. Потому тренер, отец Рила пытался и в девушке развить ее способность, но как-то не получалось. С Адриэлями Лима не знакома, они и выглядели немножко по-другому, и живут далековато.
Лима сумела поймать другой поток времени, и все вокруг казалось что остановилось. Не спеша и боясь, что потеряет волну, девушка подошла к одному из танков. Она дернула крышку, но даже вампирская мощь оказалась бессильна против прочного металла. Ради смеха, даже ручка не оторвалась. Белые волосы пришли в движение, их кончики пробрались в щель. Щелкнул замок. Маленькая круглая дверца поддалась. Внутри никого не было. Лишь небольшой застывший экран светился.
- И что дальше? Провода что ли порвать?

URL
2011-05-03 в 04:10 

Романчик Анастасия
Но до проводки дотрагиваться как-то не хотелось. Тронет не тот провод и машина взорвется. Сложная техника и к тому же замудрили инженеры, чтобы врагу не достались ценные данные.
У Сирены появилась привычка заставлять ученицу много читать. Вампиру сон нужен, но всего пару часов, в отличие от того же человека. Память Лимы она тоже тренировала не только инструктажем по оружию. Что может быть страшнее для девушки привыкшей готовить на кухне и читать женские романы? Правильно, техника. Что для мужчины рай, то для женщины ад, хотя для кого как. Сирена приносила огромные книги с подробным описанием механизмов, работы двигателей машин, деталей всевозможных компьютеров, установки проводки и т.д. и т.п. После прочтения очередной познавательной книги девушка находилась в легком шоке, а все это нужно знать на зубок, чтобы на практике не опростоволоситься. Воительница зачастую отсутствовала и предоставляла ученицу самой себе либо смекалистым эльфам, сразу же находившим ей занятие. Но когда женщина возвращалась, она могла принести любые механизмы или технику, описанные в книге. Зачастую Сирена находила именно тот, который Лима хуже всего знала и не усвоила до конца. И тогда кто-то получал по «кумполу».
Кроме тренировок с рубящим и дробящим оружием появились огнестрельное. Его сложнее разобрать, а главное понять принцип действия…
Лима дотронулась до экрана и через минуту стараний, танк заработал, погрузившись в другой временной поток. Слышны были даже выстрелы. Девушка надеялась, что Сирены куда-нибудь скрылась, как и драконы в небе.
Она думала, что все прочитанное, безнадежно забыто. Но внезапно ее память предстала перед ней в качестве огромной библиотеки. Помещение в виде круглого зала. Вдоль стены располагались белые стеллажи, уходившие далеко в высь, где каждая мысль сформирована в отдельную белую книгу. Каждый миллиметр библиотеки покрыт изморозью, а изо рта девушки вырывался пар. Холодно. Лима поежилась. Видение настолько реально, что Олимпиада на некоторое время потеряла дар речи. Вот оно чего добивалась Сирена, она знала, что так будет, теперь Лима в этом не сомневалась. От нее требовалось только найти необходимую книгу и использовать, как еще говориться выудить из памяти необходимые знания. Просмотрев многочисленные корешки с названием, девушка, наконец, нашла то, что искала и взяла в руки книгу. Мягким свечением книжка рассыпалась в ладонях. Олимпиада вернулась в реальность и помнила каждую деталь, каждую строчку прочитанную ею.
- Ну что, поехали?
Руки ведали что делать, а память выдавала необходимое видение и знание. Через мгновение танк перестал бухать. Легкие звук, какой бывает при движении робота.
- Цель найдена, – сообщил металлический голос.
Вновь выстрелы, послышались взрывы.
Лима осторожно вылезла из кабины, чтобы посмотреть, что творится снаружи. Ее за шкирку вытащили из танка. Сирена поставила девушку рядом с собой, загнула дуло танка в рогалик и присела на корточки. В ее глазах отражалась пламя, горевших механизмов. Тела термитотелов распадались до мелких слизистых змей в луже крови. Девушка, увидев это, скривилась. Кровь все еще привлекала ее, но при виде такого безобразия ей хотелось стошнить.
- Идем, – все, что сказала воительница и спрыгнула на землю.
Лима, несколько раз вдохнув-выдохнув, последовала за преподавательницей. Сирена наклонилась над одним из многочисленных саркофагов, что стояли несколькими рядами под прикрытием уничтоженных танков. Воительница положила руки на крышку и замерла. Покачав отрицательно головой, она подошла к следующему и так пока не нашла то что искала. Улыбнувшись, кивнула на металлический гроб.
- Открой его, воспользуйся новыми способностями, – приказала ученице женщина. – В остальных саркофагах только мясо.
Второй раз получилось легче, и девушка быстро вскрыла табло с неизвестными ей цифрами, немного покопавшись в проводке, выполнила приказ. Нечто щелкнуло и саркофаг, открывая нечто, белое вместе с туман, какой бывает при заливке азота, открылся.
- Крик, теперь используй волосы. Они не бояться холода. Ты еще пока не умеешь пользоваться до конца этим даром, но…
Девушка поняла. Ее белые волосы пришли в движение, и свободно погрузились внутрь саркофага, извлекая на свет нечто бесформенное и черное, похожее на плотное переплетение черных змей.
- Что это? – скривилась Олимпиада.
Не отвечая на вопрос ученицы, Сирена присела на свои пятки. Поставила на колени кокон, вынула из ножен кинжал и аккуратно вскрыла черное нечто, обнажая пару кнопок. Поочередно она нажала на них. Тут же закапала вода, и змеи упали на землю, обнажая пакет с маленьким крылатым тигренком внутри с датчиком температуры на лапе.
- Зачем они его заморозили? – изумилась Лима, раскрыв рот.
- Я говорила, что лунные тигры разумны. Термитотелы не хотели иметь дело с повзрослевшим разумным существом, которое могло уничтожить их. Я не преувеличиваю их силу, потому ночные эльфы Лилинкеа так ценят их.
- А зачем им вообще тигр, если они не могут его контролировать?
- Как ты думаешь, откуда берутся облики второстепенного потомства термитотелов?
Олимпиада опешила, она даже не догадывалась о страшной истине.
- Они их едят, – сморщив нос, продолжила воительница. – Собирается вся семейка и поедает новый вид. Таким образом, они получают необходимые данные о ДНК и составляют его заново. Это как программа. Они могут контролировать процесс и воспроизводить кого угодно, даже доходят до такого кощунства, что воспроизводят гибридов, к примеру, козла и человека. Но этим они пользуются редко. Такие детки работают только в улье, как разнорабочие.
- Вы говорили о светлых термитотелах, а что они делали?
- Без понятия! – пожала плечами, следя за датчиком с постепенно поднимающейся температурой. – Я знаю, что они существовали, но как они выглядели, что делали, да хрен их знает. Это как у вас динозавры, пойди, разбери. Они жили миллиарды лет назад, это очень древняя раса, наравне с веронами, хранителями миров, ариантами и другими им же подобным хрюнделям.
Лима провела рукой по бледному лицу.
- Они же могут всех кокнуть!
- У веронов, может, и нет зверушек-детишек, но у них есть королевская семья и король. Сам по себе верон очень силен, а королевский отпрыск и главному самцу термитотелов наваляет в его втором облике, я уже молчу про короля. Я бы сама не хотела бы связываться с королем веронов. Охотники по сравнению с ними сущие дети. Так что не надо преуменьшать силу света, у нас тоже хватает своих умников.
- Термитотелы сильнее адских вампиров?
- Они наравне. У лордов три яда.
- Я помню, мне говорили, но действие двух других я не знаю.
- Второй, – подняла два пальца вверх, – делает аристократов, очень красивых, разбалованных, сильных. Они сильнее в магическом плане, чем рабы, их трудно назвать слугами, они могут и против лорда пойти.
- И выпить их кровь, чтобы самим стать лордами?
- Нет, – покачала головой, закусив верхнюю губу, – лорд должен захотеть сделать другого лорда, только тогда все получиться, а так фиг.
- А третий яд?
- А третий яд уравнивает их с термитотелами. Они создают из жертв кровожадных монстров. Я один раз только видела подобное чудовище, три дня заикалась.
- Вы его убили?
- Не убила бы, он бы пару городов как минимум сожрал бы. Вампиры сами не стремятся делать из жертв монстров, накладно. Кстати, второстепенные детишки термитотелов тоже подвластны укусам вампиров и могут выйти из под контроля отца и встать на строну лорда. Потому две расы стараются не конфликтовать, это будет бойня. И неизвестно кто победит.
- А зачем… лорд поил меня своей кровью, для чего я ему сдалась? Я же не Марина, она красавица.
Сирена задумчиво скосила взгляд и наклонила голову, томно прикрыв глаза веками.
- У тебя занижена самооценка, в облике вампира ты даже очень ничего, но блондинчика заинтересовало другое – Душа. Ни внешность, ни твой отвратительный характер, ни перспектива сделать тебя любовницей, – Лиму передернуло, – именно душа привлекла его внимание. Бесценный источник энергии. Конечно, легче тебя убить, но заполучить в свои ряды они тебя попытаются. И если у них получится, они приобретут огромную власть. Я заглянула в твое прошлое и поняла, что он подлетел к тебе привлеченный «запахом», хотя называть так то, что почуял лорд трудно.
Тигренок в пакете зашевелился. Сирена, замолчав, извлекла его из плена. Послышалось жалобное «мяуканье». Поднявшись на ноги, женщина вручила малыша Лиме.
- Теперь он твой.
Олимпиада, удивленно взирая то на тигренка, то на преподавательницу, открыла рот, не зная, что сказать, на такой подарок.
- А ты… эльфы же тебе разрешили его взять!
- У меня два дракона, Иль, желтоглазик с напарником, и куча маленьких не вылупившихся драконят-внучат. Хватает, – показала ребром ладони на кадык, – для меня будет перебор. А тебе верный и хороший друг.
Лима с опушенными уголками губ опустила взгляд и посмотрела в небесно-голубые глаза белого тигренка с плохо развитыми бело-черными полосатыми крыльями. Шерсть мокрая, «выражение» мордочки удивленное, круглые уши прижаты к голове, дыхание учащенное.
- Как назовешь его? – поинтересовалась Сирена, шагая назад, откуда они с ученицей пришли.
- Не знаю. Хочется что-нибудь простое, несложное. Но все что крутится в голове как-то собачьи имена вроде Шарика или Бобика.
Сирена фыркнула.
- Это точно не пойдет, придумывай что-нибудь другое.
- Пускай будет Ян, коротко и со вкусом.
Через пару часов они прибыли в мир эльфов. Сирена снова куда-то улетучилась, а Лима сидела возле «костра» рядом с Рилом и кормила оленьим молоком из бутылочки голубоглазого питомца. Глаза эльфов, алые, красные, малиновые и сиреневые приобретали в свете искусственного костра из магических зеленоватых светлячков необычный оттенок. Лима затруднялась точно определить какой. Они сидели молча и смотрели на свет. Рил одними пальцами чесал тигренка за ухом, даже не глядя на него. Эльф не задавал лишних вопросов, откуда, что и почему, даже если ему интересно. У темных эльфов Афоэль старше ста лет не принято докапываться до чужих тайн. Раз не говорят, значит, знать об этом никому не нужно. Они хранили свои секреты, но умели умалчивать о чужих тайнах.

URL
2011-05-03 в 04:12 

Романчик Анастасия
- Тебе не говорили, когда мы собираемся туда? – спросила она, вскользь намекая на темные миры.
- Не-а, – повернулся к ней Рил, его глаза отразили свет, подобно кошачьим, – ты же знаешь отца, молчит до самой последней минуты. Мы узнаем, когда все будет готово.
- Я сегодня впервые увидела термитотелов. Я, наверное, сегодня не засну. Я не знала, что подобные им существа могут… - запнулась и нервно погладила тигренка, освободившейся рукой.
Эльф коснулся ее лба длинными изящными пальцами. На большем пальце мужчины-эльфы отращивали длинный ноготь, специально затачиваемый. Он был очень твердый и в случае потери оружия мог вполне вскрыть кому-нибудь горло. Они складывали кулак наподобие «дули», когда приходилось им пользоваться. Смеяться девушке резко расхотелось, когда она увидела, как эльфы одним взмахом руки «когтем» могли разрезать даже самый крепкий металл. У представительниц женского пола на всех пальцах длинные ногти. Их атаки отличались от мужских атак пластичностью и подвижностью. Лиме тоже пришлось отрастить ногти, но как вампиру ей легче – у нее они вырастали быстро.
- Как говорит мой народ, то, что в прошлом не стоит вспоминать, – проговорил Рил. – Оно навсегда останется позади, а нас ждет долгая дорога впереди.
Она взяла его руку в свою ладонь.
- Как же не вспоминать, если прошлое это считай наша жизнь?
- Я имел в виду плохое. Плохое воспоминание лишнее, и его нужно задвинуть, а желательно разорвать.
- Ты уже понял, что я сумела добраться до закромов своей памяти, да? – улыбнулась девушка.
Он захихикал.
- Тут и дурак поймет. Таким даром владеют все долгожители, только не все умеют им пользоваться. У каждого свое виденье памяти, может быть даже кладбище с надгробиями.
Лима засмеялась.
- У тебя черный юмор!
- Какой есть.
- Кстати, почему ты до сих пор не женат? У вас столько красивых женщин.
Рил скорчил смешную рожицу, Лима захихикала.
- Многоликая сказала, что моей невесты нет среди эльфов Афоэль, она эльфийка из другого мира.
- Ты ее спрашивал?
- Нет, она сама мне сказала.
- Ладно, я пойду спать, устала за день
Он кивнул.
- Я еще посижу, может, с отцом поговорю, если удастся.
Девушка встала с насиженного места, разминая мышцы. Тигренок посапывал на руках и умильно шевелил лапой. По просьбе Лимы, эльфы соорудили в ее жилище небольшое ложе, куда мог поместиться тигренок и откуда он не сможет выпасть во время сна. Погладив котенка по пушистой головке, Олимпиада положила его на подушку, где он сразу скрутился клубком.
Она залезла в гамак, который служил вместо постели, взяла заэну в руки. Последнее время Лима взяла за привычку спать с оружием в руках, как это делала Сирена. В общем, именно воительница заставляла ее просыпаться и тут же быть готовой к атаке. Глаза слипались, хотелось погрузиться в сон. Но сегодня ей предстояло увидеть необычное сновидение.
Черная земля рассыпалась под ногами, скалы походили на зубы неизвестного чудища. Девушка шла вперед, пока не увидела красивую девушку с короной на голове, стоящую возле обрыва и наблюдающая за приближающейся черной гвардией. Молодая женщина стояла к ней спиной и белое платье хорошо заметно на черном фоне. Длинные волосы ниспадали водопадом, в темноте трудно рассмотреть какого же они цвета. В руке незнакомка держала голубую заэну.
- Что ты хочешь мне показать? – вскрикнула Лима, рассматривая девушку, стоящую на скале.
- Смотри, это королева драконов, – произнесли над ухом.
Олимпиада обернулась и увидела знакомую по ранее виденному ею видению женщину. Анализела – жена Аналена, выковавшая заэну, что находилась в руках у Лимы.
Как раз в это время незнакомая женщина с короной на голове страшно закричала. И так черное небо отбросило ужасную тень. Лима подняла голову и посмотрела в небеса, чтобы раскрыть рот от изумления и шока. В сторону темного войска летела туча драконов.
- Мы имели власть и силу способную разрушить целые миры, – продолжала говорить Анализела. – Мы сражались, чтобы сохранить жизнь и никогда не использовали свою силу в угоду себе. Мы были неугодны и потому нас уничтожили.
- А чем же вы лучше их?! – вскрикнула девушка, наблюдая, как под огневой мощью хранителей падают здания темных. – Вы так же опустошали миры, как и они! Уничтожали их, чтобы поселить других.
- Мы не лучше, а может и хуже.
Девушка удивленно обернулась и посмотрела в холодные зеленные глаза хранительницы.
- Я не понимаю.
- Ты увидела одну сторону, а теперь посмотри на другую.
Картинка сменилась, и Лима увидела, как с десяток высоких парней сажают деревья и те на глазах оживают и начинают цвести.
- Хранитель миров – олицетворение жизни, мы боролись за нее. В каждом мире был свой хранитель. Ты не ослышалась, когда я сказала что мы хуже, чем темные. Мы не могли вмешиваться, если народ сделал свой выбор. Нас прогоняли камнями и мы уходили.
Девушка увидела, как люди бросают камни в спину понурившего голову хранителя. Он казался совсем юным и с тоской оборачивался на прогнавших его.
- Мы уходили и обрекали мир на гибель.
Если бы у девушки и так не были белые волосы, она поседела.
- Как на гибель? – опустошено спросила Лима.
- Мир оставался без защиты и его могли захватить темные.
Олимпиада взвизгнула от ужаса.
- Все упрекают свет, что управляет, не дает свободы и право выбора. Что он жесток и отнимает с кровью самое любимое. Что ограничивает человека судьбой. Это не так. Он дает право выбора и когда выбор сделан, не вправе вмешиваться. Личность сама выбирает свою судьбу, делая шаг вперед.
- Это неправильно!!! Он же знает, что народ погибнет, почему?
- Мы давали право выбора и всегда уважали его. Пытались оспорить, уговорить, образумить, даже закрыть мир. Мы имели власть, но над выбором личности власти не имели. Потому мы хуже, темные не смотрели на выбор им все равно.
Лима присела на камень и женщина села рядом с ней.
- Тяжело быть хранителем. Все зависит от выбора. Но как же так вы позволяли им умирать?
Она усмехнулась.
- Я рассказала, как думали все.
Лима удивленно посмотрела на нее.
- Может нас, и прогоняли, но мы не уходили. Это противоречит, той силе, что нас создала. Всегда защищать и закрывать собой. Дарить свет, там, где его нет.
- Вы говорили о выборе.
- Это не влияло на выбор личности. Они оставались в неведенье. Мы защищали светлые миры и не отбивали у темных исконно их миры, а только те, что они захватили. Увы, мы не могли быть везде. Темные вели кровопролитные войны еще задолго до нашего появления. Тогда наша раса была уничтожена, практически полностью. Кроме нашей семьи никого не выжило. Они испепелили наш мир, и их жителей. Мы были наивны как дети и жили в свете и радости, – она стала грустной, – а потом пришли они, и полилась кровь. Мы остались и нам даровали силу, бороться и никогда не сдаваться.
- Вы им мешали.
- Да. И это длилось на протяжении пяти миллиардов лет.
- Почему я?
- Ты олицетворение сражения, борьбы. Теперь у них новая кость в горле.
Женщина погладила ее по голове.
- Это видение было нужно, чтобы ты услышала меня. Теперь ты будешь сражаться с темными на равных.
Видение постепенно пропадало. Лима с громким вздохом вскочила и открыла глаза. Рядом с ее гамаком стояла Сирена и задумчиво рассматривала светящуюся заэну.
- Ты готова, собирайся…

URL
2011-05-03 в 04:13 

Романчик Анастасия
Глава 7.
- Лиэн, прекрати, дай сосредоточиться, – попросила Вика, растопырив пальцы над стеклянным шариком, называемым оком. Вампиры использовали око для поисков, но пока безрезультатно.
Вампиру все равно, он продолжает целовать девушку в шею, мурлыча, как сытый кот.
- Не искушай меня.
- А меня значит можно искушать? – наигранно обижается мужчина. – Ты час стоишь над этим шариком и никаких результатов, а я не выдерживаю так долго без тебя, милая. Разве можно мучить мужчину так долго? Я найду другую, если ты будешь себя так вести.
- Не найдешь, – улыбается и встает на цыпочки, чтобы чмокнуть его в нос. – Лиэн, зачем вам моя сестра? Конечно, твоя просьба для меня закон, но все-таки. Лима не из тех девушек, что нравится парням, таким как ваш блондинчик. Даже, если предположить, что она стала красавицей. У нее омерзительный характер, мне уж не знать.
Прежде чем ответить, вампир коснулся губами ее губ.
- У твоей сестры огромное количество энергии внутри. Она как большая батарейка.
- Батарейка? Ты не ошибся словом? Откуда ты его знаешь?
- Не бери в голову, – улыбается еще шире. – Если мы получим ее в свой клан, мы увеличим свое влияние, свою власть.
- Она особенная, да? – ревниво интересуется девушка, отстраняясь и делая губки трубочкой.
Гладит ее по коротким волосам когтистой рукой и прислоняет ее лоб к своему.
- Ты моя особенная женщина, а она всего лишь батарейка. А что делают с батарейками, когда она перестает работать?
Девушка улыбнулась, а потом скривилась.
- Ты предлагаешь мне предать собственную сестру, зная, что ее ждет смерть.
- Вика, – губы мягко коснулись виска. – Мы с ней по разные стороны. Даже, если она сорвется и станет такой как мы, она не остановится, будет сражаться. Вика, она наш враг, а что делают враги тебе не стоит объяснять. Твоя семья теперь мы. Мы дали тебе то, что у тебя никогда не было. Понимание. Мы понимаем тебя. Ты стала одной из нас, существ без морали и правил. Мы делаем то, что хотим и не мы виноваты, что прокаженное общество хочет внушить другим, что они живут правильно.
- Она враг?
- Ты же знаешь свою сестру лучше. Как она отнесется к тому, что ты со мной, что ты с нами, что ты пьешь кровь и убиваешь?
- Резко отрицательно! Монашка! – фыркнула презрительно.
- Мы твоя семья, она никогда тебя не понимала и не поймет.
Вика нахмурилась и сузила глаза.
- Я поищу еще.
- Хорошо, я не буду тебя отвлекать и подожду в спальне.
Девушка стряхнула с рук напряжение и снова растопырила их над шариком.
Лиэн шагая «разболтано» удалился. Их спальня находилась с восточной стороны, вдоль большого балкона, откуда открылся вид на красную землю, покрытую молочно-белым туманом. Рядом с каменным истуканом, напротив их комнаты сидел Дианул и попивал из бутылки «законсервированную» магией кровь.
- Столетняя выдержка, не желаешь? – поинтересовался блондин.
- Предпочитаю, свежую, – улыбнулся вампир и напротив своим словам выхватил у товарища бутылку, сделал глубокий глоток, присел рядом.
- Она нашла седовласую? – хмуро спросил.
- Нет, мы слишком рано ее об этом попросили. У нее даже способности не пробудились, а ты хочешь, чтобы она сразу же нашла тебе девицу. Будем ждать, никуда она не денется, найдет.
- И как она?
Лиэн понял вопрос. За тысячи лет совместного ведения дел вампиры хорошо изучили друг друга, чтобы понимать с полуслова.
- Чертовка, – ответил.
- Ты не будешь против, но я хочу проверить ее в деле. Давно свежего мяса не было, а все эти визжащие от ужаса человечки надоели хуже чеснока в глотке.
- Так приворожи их, чего тебе стоит? Ты же у нас мастер обмана.
Дианул скривился:
- Обман, он везде обман. Что толку, что я их приворожу? Это не то. Мне нужно, чтобы баба сама хотела.
- Если захочет она, я препятствовать не стану, – пожал плечами Лиэн.
- Она захочет, стоит тебе разрешить.
Они замолчали, так как к ним в полупрозрачном черном платье шла Вика. Лицо разгневанно, руки сжаты в кулаки.
- Ничего не выходит, хоть ты тресни! – буркнула она, прижимаясь к груди Лиэна, даже не замечая вожделенного взгляда Дианула.
- Пойдем, снимем стресс, – тянет за руку в сторону спальни Лиэн.
Только внутри комнаты девушка замечает, что блондин вошел вместе с ними и внимательно наблюдает.
- Лиэн… а что происходит? – с натянутой улыбкой спрашивает Виктория, оборачиваясь на второго вампира.
- А что-то не так? – ласкает ее шею.
В этот момент Дианул приближается и обнимает девушка за талию, медленно поднимая ее платье, целует обнаженное плечо.
- Лиэн…
- Скажи одно слово, и он уйдет.
Но со страстью так трудно сражаться и она промолчала…
В это время Хела, черноволосая вамирша с золотым ожерельем в виде летучей мыши на шее находилась в подземелье. Она стояла над ямой, в которой громко ревел монстр. Рядом с ней, хмуро насупившись, расположился молодой вампир с яркими янтарными глазами. На голове заплетено множество черных косичек с побрякушками. Кожа серо-зеленая.
- Совенок, неужели так трудно не путать яды?! Я тебя спрашиваю! – возмущенно говорит женщина, потирая виски пальцами с красными когтями. Сегодня она надела вызывающую красную тунику с золотым поясом. Ее посох стоял возле стены и не внушал особого опасения, пока до него не дотронешься.
- Да, так трудно, – огрызается парень. – Я же не могу думать какой яд выпускаю, когда пью кровь из глотки жертвы. Это сложно!
Красноглазая смотрит на него с негодованием.
- Это хорошо, что Лиэн не прознал, так бы он устроил бы тебе промывку мозгов! Так бы пивнул кровушку мало бы не показалось! А если б узнала челядь? Над нами бы смеялся весь клан! Среди лордов балбас не контролирующий яды!
- А нам разве не нас….
- Я тебя сама закопаю, если не заткнешь хавалку. Мы делаем, все что захотим, но не показываем тупость и неумение. Иначе нас разорвут свои же, помни об этом. Пока нас уважают, и боятся – это выгодно нам. Тебя должны бояться, а не насмехаться над твоими провалами! РАБЫ!!!
К женщине подскочило сразу с десяток сгорбленный исковерканных фигур.
- Уничтожьте это дерьмо! – приказала она, указывая на яму с монстром, затем вместе с парнем стала подниматься по лестнице.
Прошло несколько минут, пока вампир решился заговорить с женщиной:
- Хела, что это за швабра с Лиэном? С каких это пор мы делаем из наивных дурочек лордов?
- С тех пор как тебя придурка взяли! – не сдерживает гнева.
- А если честно?
- Новая игрушка Лиэна.
- Разве у него их мало? У него целый гарем, бери любую. Они ему сапоги вылижут за один взгляд. Да и получше швабры будут.
- Не понимаешь, бестолочь, лучше молчи! Она не только Лиэну нужна, но и всему клану.
Вампир фыркнул.
- Мне она не нужна.
Его взяли за ворот и хорошенько приложили к стене. В белом камне пошла трещина.
- Ее сестрица источник энергии, только тысячи жертв могут дать столько же. Если сумеем искусить ее мы станем сильнее. А потом убьем ее.
- Зачем же убивать ее? Деваха могла нам пригодиться.
- Нет, Дианул накормил ее своей кровью, а она не пришла к нам, мы не почувствовали ее. Слишком сильная воля, ее опасно держать в живых.
- Ты хочешь сказать, что она прощенная?
- Тише, дурак, хочешь, чтобы тебя услышали?! – кричит на него, осматривается и произносит. – Да это так.
- Невероятно, ты не прикалываешь надо мной? – поправляет рубашку.
- Нет, девчонка действительно сильна. Ею заинтересованы не только мы, но держи язык за зубами и не болтай бабам в постели о том, что услышал от меня. Лиэн тебе и мне голову оторвет, если остальные прознают. Девчонка должна стать либо нашей, либо умереть. Оба варианта нам подходят.
- И сестренка поможет нам ее найти, но каким образом?
- Кровные узы, они сильны между близкими родственниками и неважно как они относятся друг к другу.
- Как замечательно, и что так сильны, что она отыщет ее?
- Совенок, недооценивай силу кровных уз, именно по ним девушка найдет сестру, и тогда мы сами пригласим ее в клан.
Совенок глумливо улыбнулся, он понял намек вампирши.

URL
2011-05-03 в 04:14 

Романчик Анастасия
Глава 7.

- Лиэн, прекрати, дай сосредоточиться, – попросила Вика, растопырив пальцы над стеклянным шариком, называемым оком. Вампиры использовали око для поисков, но пока безрезультатно.
Вампиру все равно, он продолжает целовать девушку в шею, мурлыча, как сытый кот.
- Не искушай меня.
- А меня значит можно искушать? – наигранно обижается мужчина. – Ты час стоишь над этим шариком и никаких результатов, а я не выдерживаю так долго без тебя, милая. Разве можно мучить мужчину так долго? Я найду другую, если ты будешь себя так вести.
- Не найдешь, – улыбается и встает на цыпочки, чтобы чмокнуть его в нос. – Лиэн, зачем вам моя сестра? Конечно, твоя просьба для меня закон, но все-таки. Лима не из тех девушек, что нравится парням, таким как ваш блондинчик. Даже, если предположить, что она стала красавицей. У нее омерзительный характер, мне уж не знать.
Прежде чем ответить, вампир коснулся губами ее губ.
- У твоей сестры огромное количество энергии внутри. Она как большая батарейка.
- Батарейка? Ты не ошибся словом? Откуда ты его знаешь?
- Не бери в голову, – улыбается еще шире. – Если мы получим ее в свой клан, мы увеличим свое влияние, свою власть.
- Она особенная, да? – ревниво интересуется девушка, отстраняясь и делая губки трубочкой.
Гладит ее по коротким волосам когтистой рукой и прислоняет ее лоб к своему.
- Ты моя особенная женщина, а она всего лишь батарейка. А что делают с батарейками, когда она перестает работать?
Девушка улыбнулась, а потом скривилась.
- Ты предлагаешь мне предать собственную сестру, зная, что ее ждет смерть.
- Вика, – губы мягко коснулись виска. – Мы с ней по разные стороны. Даже, если она сорвется и станет такой как мы, она не остановится, будет сражаться. Вика, она наш враг, а что делают враги тебе не стоит объяснять. Твоя семья теперь мы. Мы дали тебе то, что у тебя никогда не было. Понимание. Мы понимаем тебя. Ты стала одной из нас, существ без морали и правил. Мы делаем то, что хотим и не мы виноваты, что прокаженное общество хочет внушить другим, что они живут правильно.
- Она враг?
- Ты же знаешь свою сестру лучше. Как она отнесется к тому, что ты со мной, что ты с нами, что ты пьешь кровь и убиваешь?
- Резко отрицательно! Монашка! – фыркнула презрительно.
- Мы твоя семья, она никогда тебя не понимала и не поймет.
Вика нахмурилась и сузила глаза.
- Я поищу еще.
- Хорошо, я не буду тебя отвлекать и подожду в спальне.
Девушка стряхнула с рук напряжение и снова растопырила их над шариком.
Лиэн шагая «разболтано» удалился. Их спальня находилась с восточной стороны, вдоль большого балкона, откуда открылся вид на красную землю, покрытую молочно-белым туманом. Рядом с каменным истуканом, напротив их комнаты сидел Дианул и попивал из бутылки «законсервированную» магией кровь.
- Столетняя выдержка, не желаешь? – поинтересовался блондин.
- Предпочитаю, свежую, – улыбнулся вампир и напротив своим словам выхватил у товарища бутылку, сделал глубокий глоток, присел рядом.
- Она нашла седовласую? – хмуро спросил.
- Нет, мы слишком рано ее об этом попросили. У нее даже способности не пробудились, а ты хочешь, чтобы она сразу же нашла тебе девицу. Будем ждать, никуда она не денется, найдет.
- И как она?
Лиэн понял вопрос. За тысячи лет совместного ведения дел вампиры хорошо изучили друг друга, чтобы понимать с полуслова.
- Чертовка, – ответил.
- Ты не будешь против, но я хочу проверить ее в деле. Давно свежего мяса не было, а все эти визжащие от ужаса человечки надоели хуже чеснока в глотке.
- Так приворожи их, чего тебе стоит? Ты же у нас мастер обмана.
Дианул скривился:
- Обман, он везде обман. Что толку, что я их приворожу? Это не то. Мне нужно, чтобы баба сама хотела.
- Если захочет она, я препятствовать не стану, – пожал плечами Лиэн.
- Она захочет, стоит тебе разрешить.
Они замолчали, так как к ним в полупрозрачном черном платье шла Вика. Лицо разгневанно, руки сжаты в кулаки.
- Ничего не выходит, хоть ты тресни! – буркнула она, прижимаясь к груди Лиэна, даже не замечая вожделенного взгляда Дианула.
- Пойдем, снимем стресс, – тянет за руку в сторону спальни Лиэн.
Только внутри комнаты девушка замечает, что блондин вошел вместе с ними и внимательно наблюдает.
- Лиэн… а что происходит? – с натянутой улыбкой спрашивает Виктория, оборачиваясь на второго вампира.
- А что-то не так? – ласкает ее шею.
В этот момент Дианул приближается и обнимает девушка за талию, медленно поднимая ее платье, целует обнаженное плечо.
- Лиэн…
- Скажи одно слово, и он уйдет.
Но со страстью так трудно сражаться и она промолчала…
В это время Хела, черноволосая вамирша с золотым ожерельем в виде летучей мыши на шее находилась в подземелье. Она стояла над ямой, в которой громко ревел монстр. Рядом с ней, хмуро насупившись, расположился молодой вампир с яркими янтарными глазами. На голове заплетено множество черных косичек с побрякушками. Кожа серо-зеленая.
- Совенок, неужели так трудно не путать яды?! Я тебя спрашиваю! – возмущенно говорит женщина, потирая виски пальцами с красными когтями. Сегодня она надела вызывающую красную тунику с золотым поясом. Ее посох стоял возле стены и не внушал особого опасения, пока до него не дотронешься.
- Да, так трудно, – огрызается парень. – Я же не могу думать какой яд выпускаю, когда пью кровь из глотки жертвы. Это сложно!
Красноглазая смотрит на него с негодованием.
- Это хорошо, что Лиэн не прознал, так бы он устроил бы тебе промывку мозгов! Так бы пивнул кровушку мало бы не показалось! А если б узнала челядь? Над нами бы смеялся весь клан! Среди лордов балбас не контролирующий яды!
- А нам разве не нас….
- Я тебя сама закопаю, если не заткнешь хавалку. Мы делаем, все что захотим, но не показываем тупость и неумение. Иначе нас разорвут свои же, помни об этом. Пока нас уважают, и боятся – это выгодно нам. Тебя должны бояться, а не насмехаться над твоими провалами! РАБЫ!!!
К женщине подскочило сразу с десяток сгорбленный исковерканных фигур.
- Уничтожьте это дерьмо! – приказала она, указывая на яму с монстром, затем вместе с парнем стала подниматься по лестнице.
Прошло несколько минут, пока вампир решился заговорить с женщиной:
- Хела, что это за швабра с Лиэном? С каких это пор мы делаем из наивных дурочек лордов?
- С тех пор как тебя придурка взяли! – не сдерживает гнева.
- А если честно?
- Новая игрушка Лиэна.
- Разве у него их мало? У него целый гарем, бери любую. Они ему сапоги вылижут за один взгляд. Да и получше швабры будут.
- Не понимаешь, бестолочь, лучше молчи! Она не только Лиэну нужна, но и всему клану.
Вампир фыркнул.
- Мне она не нужна.
Его взяли за ворот и хорошенько приложили к стене. В белом камне пошла трещина.
- Ее сестрица источник энергии, только тысячи жертв могут дать столько же. Если сумеем искусить ее мы станем сильнее. А потом убьем ее.
- Зачем же убивать ее? Деваха могла нам пригодиться.
- Нет, Дианул накормил ее своей кровью, а она не пришла к нам, мы не почувствовали ее. Слишком сильная воля, ее опасно держать в живых.
- Ты хочешь сказать, что она прощенная?
- Тише, дурак, хочешь, чтобы тебя услышали?! – кричит на него, осматривается и произносит. – Да это так.
- Невероятно, ты не прикалываешь надо мной? – поправляет рубашку.
- Нет, девчонка действительно сильна. Ею заинтересованы не только мы, но держи язык за зубами и не болтай бабам в постели о том, что услышал от меня. Лиэн тебе и мне голову оторвет, если остальные прознают. Девчонка должна стать либо нашей, либо умереть. Оба варианта нам подходят.
- И сестренка поможет нам ее найти, но каким образом?
- Кровные узы, они сильны между близкими родственниками и неважно как они относятся друг к другу.
- Как замечательно, и что так сильны, что она отыщет ее?
- Совенок, недооценивай силу кровных уз, именно по ним девушка найдет сестру, и тогда мы сами пригласим ее в клан.
Совенок глумливо улыбнулся, он понял намек вампирши.

URL
2011-05-03 в 04:15 

Романчик Анастасия
Глава 8.

- Аркалия, как я рад, что ты целый месяц побудешь дома, – улыбался вампир во все клыки, рассматривая черноволосую женщину. Ее прическа была интересной тем, что если смотреть спереди, то казалось, что у нее короткие волосы под каре. Если же смотреть сзади, то длинная толстая сложная коса с перьями.
- Двести лет без отпуска, – улыбнулась Аркалия, – пусть сейчас и сложное время, но когда оно было легким? Отдохнуть тоже, иногда нужно.
Она подошла к двум крошкам, чтобы накормить их специальной кашей.
- Дарлун, что там слышно с прощеной?
- Хоть раз давай не будем говорить о работе, – закатил глаза.
- Ладно, уговорил, – нахмурилась, – Ты не замечаешь что наши приемные детки слегка беспокойные.
- Это вполне обычно, дорогая. Они же не нашей расы, мы должны найти к ним подход, чтобы суметь правильно воспитать. У нас еще не было приемных детей, будет сложно. Тем более, им должно быть легче – они родные брат и сестра.
- Наверное, ты прав. Скушай ягодку, – сказала мальчику, попыталась затолкнуть красную ягоду в рот ребенку. Но он забрал у нее из рук ягоду и внезапно стал водить по стульчику выводя знаки.
Аркалия улыбалась, но лишь до тех пор, пока не узнала буквы родного языка. Они полностью совпадали с алфавитными символами. Вчера она читала им сказку и показывала картинки с изображением букв. Женщина изумленно смотрела, как буквы выводимые ребенком складываются в слова.
- Дарлун, – позвала мужа.
- В чем дело?
- Я понимаю, что эти дети принадлежат другой расе, но разве может ребенок вывести слова: «Наш отец сошел с ума и хочет уничтожить мир».
Вампир застыл с перекошенным лицом и открытым ртом…
Тем временем Бериан привел Марину к порталу и хлопнул себя по лбу. Повернулся к ней и с ехидной улыбочкой сообщил:
- Ты ж у нас сильная девочка. Возьми пару лунных цветков в хранилище и сходи в храм, набери воды. Нам она понадобятся на тренировках. И надо же тебя чем-нибудь облить. Можешь не торопиться. Я хоть от тебя отдохну.
Марина смерила его далеким от симпатии взглядом и, порычав нечто нечленораздельное, пошла, исполнять приказ. Не выполнить «просьбу» мастера себе дороже. За это он не наказывал, но имел свойство издеваться над жертвой, а это гораздо хуже.
Маринка с удовольствием выполнила просьбу Бериана «не торопиться». Она любила ходить по прозрачным пластинам мостам, пронизанных жилами деревьев от которых росли. Смотреть на настоящие произведения искусства. По пути девушка из огромной серебристо-желтой чаши испила воды, зачерпнув ее одним из десяти усиков в виде красной чашки в мелкую крапинку желтого цвета. Чашка напоминала две сложенные вместе ладони, на ощупь слегка шероховатая. Марина зашла в скверик и полюбовалась картинами из стекла и камня. Вампиры редко пользовались красками, но если брались за кисть, то изображение моментально оживало. Их критиковали за реализм, но они не прислушивались к чужим мастерам. Вне родного мира творения белых вампиров стоили очень дорого, не каждый мог позволить себе купить их.
Девушка подошла к стеклянной статуе у стеклянного фонтана в виде искусно вырезанной ракушки. Она сразу узнала материал. Фленал. Один из самых крепких материалов, созданных из огня феникса. От женского лика невозможно оторвать взгляд. На месте сердца пульсировал завораживающий красный огонек. Рядом с искусственной девушкой в длинном платье, склонившей голову, прижимавшей к груди руку, стояла большая переливающаяся цветами радуги арфа.
- Вау, – не удержалась Марина и присела на маленький цветок-стульчик.
Нерешительно провела пальцами по полупрозрачным струнам из паутинки. Звуки получились немелодичными и «кривыми».
К ней приблизилась девушка с красными волосами и голубыми глазами в красном легком платье. На лице тату парящего красного дракона. Она приложила руку к сердцу, приветствуя прощеную. Марина смущенно повторила жест.
- Я могу научить тебя играть, – присела на ракушку девушка и зачерпнула воды из фонтана.
- Мне на ухо медведь наступил, не думаю, что у меня поучится, – криво усмехнулась Марина, положив руки на колени.
- Даже у мастеров не все получается, – улыбнулась скромно. – Посмотри на этот скверик, все, что ты видишь, делалось одним мастером. У нас учатся десятилетия, прежде чем получается действительно уникальные вещи. А эта девушка похожа на тебя, – кивнула на статую.
Марина обернулась и впервые заметила сходство статуи с собой. Та же улыбка, выражение лица во время радости.
- Это последняя его работа, – сообщила вампирша.
- А кто мастер? – заинтересовалась Марина. Ей было интересно имя того, кто слепил с нее такую прекрасную статую.
- Я не знаю. У нас много тех, кто занимается искусством, всех не упомнишь.
- Откуда же вы знаете, что их создал один че… вампир?
- Почерк. Каждый мастер имеет свой подчерк, как и душа живого существа. Все они разные.
Маринка разочарованно воздохнула и встала с насиженного места.
- Заходи еще. Если передумаешь, я научу тебя играть на арфе, – девушка, закрыв глаза, дотронулась пальчиками струн.
Марина зачарованно оборачивалась, прислушиваясь к совершенным звукам хорошо настроенного инструмента. Она мало, что понимала в музыке, но здесь ее душа прониклась.
В хранилище, когда туда пришла девушка, находилось немного народа. Некоторые вампиры залетали в него через верхний вход. Их белоснежные крылья мелькали то тут, то там. В воздухе они напоминали росчерк пера. Кое-кто застывал на одном месте над бордовым цветком. Марина где-то читала, что застывать в воздухе мало какие птицы умеют, для этого маленькая колибри очень часто машет крыльями.
- Доброе утро, – по старой привычке поздоровалась Марина, приветствуя знакомых. Вампиры прикладывали руку к сердцу, они успели привыкнуть к девушке и ее манере поведения.
Рядом опустилась встревоженная Калилиа.
- С тобой все в порядке? А то этот Бериан, иногда бывает слишком груб!
- Ничего страшного, Кали, я в порядке, – улыбнулась Марина и коснулась крыльев соседки. Ей нравилось дотрагиваться до перьев белых вампиров, с их мягкостью и нежностью разве что шелк можно сравнить.
- Не понимаю, зачем… ой…, - вырвала перо из крыла и вручила изумленной Марине, – тебя доверили ему, хорошо еще, что не Каларину.
- А зачем? – протягивает перо.
Кали улыбается. Марине иногда казалось, что она наивная дурочка, но так может подумать только тот, кто ее плохо знал. По прошествии времени прощеной девушке пришлось убедиться, что ее соседка бывает до расчетливости умна. Просто за легкостью характера трудно рассмотреть истинное положение вещей.
- Сейчас покажу, – говорит зеленоволосая и подходит к бордовому цветку, извлекает из портала бумагу.
Бумага у белых вампиров изготавливалась не из коры деревьев, а из отходов овощей, что произрастали на одной из их планет. Вампиры старались все использовать по назначению и не нарушать гармонии с природой.
- И что? – нетерпеливо спрашивает Марина, рассматривая чистый лист бумаги.
Калилиа берет белое перо с синим кончиком, проводит острой частью по бумаге. Маринка с удивлением рассматривает, как перо рисует немного светящейся синей краской. Об этом свойстве перьев белых вампиров красавица не знала.
- Какой кончик, такая и краска, – поясняет Кали и передает перо обратно соседке.
- А мое перо тоже рисует?
С некоторых пор Маринины крылья также покрылись перьями, но чисто изумрудными, местами вылезал пух, как у молодых белых вампиров.
- Твое перо, скорее всего черным рисует, – пожала плечами вампирша.
- А я все думала, почему у вас ручек нет и на крайняк чернил или карандаша. А надолго хватает?
- Пока не сломается. Ладно, если с тобой все хорошо, то я полечу договариваться с больницей.

URL
2011-05-03 в 04:18 

Романчик Анастасия
Только, когда зеленоволосая улетела, Марина запоздало вспомнила, что белые вампиры не болеют. А больницы существовали для тяжелораненых и беременных женщин. И те и другие находились в разных зданиях. А раз так, то в семье Кали скоро будет пополнение, а точнее первенец. Теперь нашлось и объяснение, почему Калилиа раздаривала перья. У белых вампиров традиция, когда должен родиться первенец родители дарили близким и знакомым по перу. В открытую же о своем положении соседка не сказала, лишь намекнула.
Марина с улыбкой нарисовала пером Кали пару рисунков, в основном потешные карикатуры на Бериана. Даже появилась задумка, не повесить ли ему на спину бумажку с надписью: «Осторожно осел, бьет копытом по лбу». Но пришлось отбросить заманчивую идею. Он почувствует и тогда за «осла», сделает из Марины «ослиху». Пришлось подойти к бордовому цветку, задание-то мастера никто не отменял.
В основном в хранилище содержались цветы с порталами, где и происходил заказ необходимого, туда же сгружали излишек материала и собранный урожай. Марина поискала лунный цветок. Через пару секунд она держала в руках две фиолетовые с черными разводами кувшинки. Исходящий изнутри свет и вправду напоминал свечение местной луны, такой же серебристый. Маленький усик у основания двигался и жадно ловил солнечные лучи.
Девушка никогда не бывала в местном храме, хотя ее не раз приглашали. Марина в отличие от Лимы не жаловала церковь и редко ходила на службы. До попадания в открытые миры она считала себя атеисткой, притом стойкой. Но после большого количества чудес, что с ней произошли, трудно не поверить в то, что силы неподвластные разуму действительно существовали.
В нерешительности Марина остановилась возле большого стеклянного здания, прикрепленного к двум деревьям. Фленал отражал свет и был непрозрачен. Формой храм напоминал семечку пшеницы с полосками и отростками корней.
- Ничего страшного, еще одно произведение искусства, – вслух сказала прощенная и двинулась к двери. Опять же дверей как таковых у вампиров не существовало. Стекло «раздвинулось» пропуская ее внутрь.
Марина с изумлением разглядывала внутреннее убранство. Картины из стекла, чаши с водой, большой фонтан в виде крылатого ангела из белого камня, льющего воду из кувшинки. Пол покрыт многочисленными письменами. Белые вампиры разговаривали на смешанном языке, он состоял из эльфийского и древне веронского наречия. Мелодичность эльфов сочеталась с привычным для веронов легким рычанием. Также и с алфавитом – он смешанный. Письмена выделялись на общем фоне, так как были написаны серебряной и белой краской. Возле дальней стены, напротив «двери» располагалась старинная книга. Она лежала на выступе в виде сомкнутых стеклянных ладоней. В храме несильно многолюдно, но и пожаловаться на отсутствие посетителей тоже вряд ли смог бы кто.
Девушка рассматривала храм со смешанным чувством восхищения и недоверия. Она случайно натолкнулась на незнакомого беловолосого белого вампира, пока крутилась вокруг своей оси, задрав голову. Марина не заметила его, так как он стоял позади статуи-фонтана. Мужчина, с которым столкнулась девушка, имел на щеке тату двух белоснежных крылышек. Высокий, молодой, хорошо сложен. Глаза… абсолютно белые, как если бы он был слеп.
- Ой, простите, я не хотела. С вами все в порядке? – перепугалась девушка.
- Все хорошо, – улыбнулся добро и светло, – что привело тебя в храм света?
- Простите, меня прислал Бериан набрать воды.
Он, продолжая улыбаться, указал на фонтан среди цветущих кустов.
- Простите за бестактность, – не торопилась девушка. – Но разве у вас не растет растение, способное вылечить слепоту? Я не раз слышала о нем, оно творит чудеса.
Вампир искренне и весело захихикал.
- Я хорошо вижу, это не слепота, это метка.
- Не совсем понимаю, – недоуменно нахмурилась Марина.
- Заметно, что ты была когда-то человеком. Я священник.
- Извините, – смутилась.
- Ничего страшного. Все наши священники помечены, – руками коснулся глаз. – Мы не становимся служителями храма по собственному желанию, нас избирают на службу.
- И вы обречены на безбрачие…
Он снова рассмеялся.
- Может, у людей действительно священники дают обет безбрачия, у меня же жена и трое детей. Просто сила, что мне доверили, очень опасна, и не каждый может выдержать ее. Свет сам избирает того, кто будет ее носителем.
- Простите, – выдохнула девушка, с содроганием смотря в его белые глаза. – Никак не привыкну к причудам этого мира. Просто у меня на родине белые глаза – признак слепоты.
- У нас – второго зрения. Я вижу немножко по-иному.
Девушка, кивнув, поспешила к фонтану, чтобы наполнить кувшинки. Беловолосый вампир приблизился, чтобы полить цветы рядышком с ней.
- Ты не собираешься замуж? – вдруг спросил он.
- Эм… - опешила – нет, с чего вы взяли?
- Я вышел сюда, потому что увидел прочную нить, что связывает тебя с твоей парой. Поэтому подумал, что ты хочешь договориться о церемонии. Странно.
- А может, я его еще не встретила? – попыталась перевести все в шутку Марина, продолжая заполнять, казалось бы, безразмерные кувшинки.
- Нет, она была бы другого цвета, – серьезно отвечал вампир. – У всех живых существ есть такая нить.
- То есть я с ним знакома?
- Да, я же говорил, она была бы другого цвета.
- А определить, кто это вы не можете?
Он покачал головой и поправил листья растения.
- Так далеко мое виденье не заходит. Вот если бы он находился рядом с тобой, тогда да, я смог бы увидеть вашу духовную связь друг с другом.
Шурша просторной серебристой одеждой, вампир скрылся в другом помещении. Марина, разочарованно проводив его взглядом, с трудом подняла в раз потяжелевшие кувшинки. Назад к Бериану возвращаться не хотелось, но и шататься весь день без дела тоже желания не наскребалось.
Выбрав меньшее из зол, девушка направилась к дому вампира. Из предыдущего опыта она знала, что он всегда возвращался к себе домой. Бериан жил отдельно от родителей на той же планете, что и Маринка.
Марина не постучалась и вошла. Ее окружило море синих, голубых и белых красок. Создавалось «холодное» впечатление. Но каждый обустраивал жилище по своему вкусу. На стене висело оружие из разных миров. Не удержавшись, Марина пощупала прозрачный стилет с серебристыми надписями. Тот же фленал. Она узнала подпись. Работа брата Бериана, Каларина. Белый вампир любил расхваливать мастерство старшего брата и нередко заставлял Марину на тренировках пользоваться его оружием. Каларин считался кузнецом, творил из разного материала, в том числе и из фленала.
Обстановка в зданиях белых вампиров во многом отличалась от жилищ людей. Маринка давно в этом убедилась. Она думала, что у белых вампиров планировка в домах одинаковая, ведь она бывала в гостях только у Гларида, первого белого вампира. Гларид был когда-то человеком и ему трудно свыкнуться с происходящими в его мире изменениями, поэтому мебель в его доме точно такая же что у Марины. Потом девушка побывала у многочисленных друзей, до этого она никогда не ходила в гости.
У белых вампиров причудливая мебель. Она живая. Кресла, стулья, столы, тумбочки, шкафы все то к чему привыкла Марина сильно отличались от человеческой. Стулья, кресла и диваны – сплошные цветы разных расцветок и форм. Они никогда не повторялись. Садясь на них, девушка всегда чувствовала себя неуютно, хотя сидеть на цветах сплошное удовольствие. Так же дело обстояло и с остальной мебелью. Видимо, ее состояние вампиры предугадали, потому ее «квартиру» постарались приблизить к человеческим условиям. У белых вампиров высокие потолки в спальнях, при этом нет кроватей. Маринка думала, что они прячут их или спят на полу, но однажды ей пришлось увидеть спящих белых вампиров. На запястье у каждого вампира имелось отверстие, из которого появлялась серебристая паутина. До поры до времени Марина не подозревала, для чего она нужна. Освобождая крылья, они взлетали к потолку и прикрепляли паутину к дереву. Паутина раскрывалась как сеть. Залезали в нее и закручивались в крылья, так что их не видно окружающим. Спящие белые вампиры пульсировали ярким светом под цвет кончиков перьев. У мужчин крылья больше чем у женщин в полтора раза. Супружеская пара вместе пряталась в крылья супруга.
Марина нашла Бериана в большой комнате заставленной сверху донизу разнообразными предметами, закрытыми плотной синей непрозрачной тканью. Он ее не услышал и что-то делал с горящим взглядом. В его лице присутствовало нечто фанатическое, такое выражение нередко приобретает талантливый человек во время вдохновения. Его руки двигались очень быстро и из-за этого трудно понять, что же он делает. Маринка попыталась приблизиться, чтобы рассмотреть, но случайно задела меч, лежащий на синем цветке. Она не успела его подхватить, и тот упал с противным лязгающим звуком.
- Упс.
Работа накрыта непрозрачной тканью. Бериан недовольно смотрит на вошедшую девушку.
- Принесла? – холодно спрашивает.
- Да.
- Могла еще полчаса не приходить, я бы за тобой сам пришел.
- Девочки на обучении, чего я буду шататься без дела? – хмуро говорит Марина.
- Идем, недобитая русалка, будем знакомить тебя с моей стаей.
«Недобитая русалка» злобно зарычала, но Бериан сделал вид, что не заметил ее недовольства. Он забрал от нее закрывшиеся плотно кувшинки и положил их в свою сумку на поясе. К спине прикрепил ножны с мечом, туда же секиру. Девушке он вручил наэну ночных эльфов. Маринка удивленно рассматривала странную палку сиреневого цвета с серебристо-голубым тонким волнистым клинком на конце. По середине наэна открывалась и освобождала еще один волнистый клинок, получалось два меча с длинной рукояткой.

URL
2011-05-03 в 04:18 

Романчик Анастасия
- Осторожно, лезвие пропитано ядом и магией, – предупредил Бериан, – я бы дал тебе наэну светлых эльфов, но у меня ее нет.
- Может, лучше меч… мастер.
- Наэна ночных эльфов исключительно женское оружие, так что привыкай к ней, раз я сегодня добрый.
Марине еще подумалось, если мастер сегодня добрый, то какой он бывает злой?..
Они снова направились к порталу. С той стороны их дожидалась приличная стая из белых вампиров. Среди снежных равнин группа хорошо выделялась. Стоит отметить, что стая Бериана выбирала самые холодные миры, что имелись в наличии у белых вампиров, иногда выходили за пределы родных пространств. Каларин отсутствовал, после собрания он сразу же отчалил по своим делам. Марина даже рада, что сегодня тренировка пройдет без него. Каларин как и брат не отличался мягким нравом. Но и от этого не становилось легче. Она знала со слов знакомых, что стая в коей главный был старший брат Бериана, состояла из белых вампиров с тяжелым характером. Самые агрессивные, нетерпимые, раздражительные, своевольные. В общем, все те, с буйством которых не смогли справиться в других стаях. Бунтари.
Марина, едва приблизившись к ним, сразу поняла, насколько сильно они отличались от остальных сородичей. А она еще считала Бериана злобным. Здесь хватало без него агрессивных личностей. От них шла агрессия и недоверие. В отличие от других вампиров они не доверяли ей, хотя и знали кто она такая.
- Вериа! – подозвал Бериан.
Из толпы вышла высокая и гибкая как пантера девушка с взъерошенными черными волосами, собранными в хвост красной лентой. Тонкая и изящная хищница, с красивой фигурой. Резкие черты, бирюзовые большие кошачьи глаза, тонкие губы и острый подбородок треугольного бледного лица. Длинная шея с тату красного тигра. В ней сочеталась опасность и красота. Настоящий хищник. Даже тот факт, что белые вампиры употребляли искусственное мясо, не делал ее менее опасной. Одета она в простую черную безрукавку с вырезом-треугольником со «стоячим» воротником, облегающие черные штаны с красным поясом. На правом плече паутина из капелек воды.
Марина же каждый день меняла одежду, сегодня она была одета в простой зеленый костюм, идущий к ее зеленым глазам. В мире белых вампиров ее очи быстро вернули прежний цвет и стали даже ярче, приобретя изумрудный оттенок.
- Вериа, – ехидно улыбнулся вампир, – познакомься со своей напарницей, Кометой.
Маринка ожидала чего угодно, но не львиного рыка исторгнутого из горла красотки. Лицо сразу же стало маской из гнева и негодования. Вампирша моментально сменила облик и стала еще больше походить на кошку. Марина впервые увидела, как белый вампир принимает третий облик. До некоторого времени она думала, что только у нее имеется третий облик, но оказалось, что Комета не единственная одаренная.
Когти Вериа стали сплошным красным пламенем, из глаз так же вырывалось красное пламя вперемешку с бирюзовым огнем. Вырос красный огненный хвост. Кожа покрылась черными и красными полосами. Уши заострились, появились рысьи кисточки. Что уж говорить про заострившиеся зубы.
- Вериа, вопрос решен! – рявкнул Бериан.
- Кем?! Тобой?! – зарычала еще сильнее девушка с отголосками металла в голосе.
- Так решил Каларин или ты оспоришь его решение, а?!
- Он не мог! – обиженно насупилась. – Брат не мог со мной так поступить!
- Вериа, с тобой не ужился ни один напарник, что ему еще оставалось делать? Сестренка, придется работать с прощеной.
Марина с открытым ртом смотрела на родную сестру Бериана и Каларина. Она не знала, что кроме младшего брата Краса и термитотела в семье есть еще сестра пятидесяти шести лет. Теперь девушка точно уверена, что отвратительный характер у них семейное. Ей стало страшно от мысли, что придется работать в паре с Вериа. Видно, что она агрессивнее, чем братья.
Вериа приблизилась к Марине, рыча. Прощеная девушка готова защищаться, но внезапно увидела перед собой белоснежную спину парня.
- Извести ее ты всегда успеешь, но не в мое дежурство! – встал на пути сестры Бериан.
Вампирша смерила его недружелюбным взглядом и скрылась с глаз в толпе оставшихся равнодушными к происходящему белых вампиров.
- Каларин будет не скоро, поэтому тренируемся как обычно. Всем все ясно? Вопросы есть?
Ни у кого вопросов не оказалось. У Марины была масса вопросов, но она предпочла их не задавать. А дальше начался ад.
Начало тренировки – бег с небольшими препятствиями. Казалось бы, что может быть легче, чем пробежаться по снегу несколько кругов? Как бы не так. Бериан извлек из сумки длинную цепь и прикрепил ее к своему поясу. Уже эта манипуляция Марину сильно насторожила. Когда же второй вампир ту же самую цепь прикрепил к своему ремню, то у девушки раскрылся от удивления и одновременно от ужаса рот. Коварная Вериа сделала ей саечку. Челюсть захлопнулся с болезненным щелчком.
- Что, никогда не бегала собачками на привязи? – поинтересовалась насмешливо сестра Бериана, пока ее новоиспеченная напарница разминала челюсть.
- Не-а, не думаю, что это сложнее, чем просто бегать.
- Ну-ну, – хмыкнула язвительно.
К Марине подошел Бериан и самостоятельно прикрепил к ней цепь, что связала ее с ним.
- Я бегу предпоследним, а ты последней. Не хочу, чтобы ты ритм сбила, – а затем рявкнул остальным: – Начинай!
Сразу стала понятна ехидца Вериа. Белые вампиры слаженно побежали друг за другом, держались на расстоянии длины цепи. Вначале Марине удавалось не отставать от них, но это до того как пошли «препятствия». Прыгать через «козлики» и не спотыкаться – трудность невелика. Но пробегать по столбикам через пропасть – сложность непосильная, особенно, если у тебя с равновесием нелады. На первом же колышке Марина поскользнулась и полетала вниз. Цепь удержала ее. Бериан даже не согнулся под ее тяжестью и продолжал бежать. Маринка столкнулась в страстном поцелуе с десятью столбами и одной каменной стеной, извергая из горла самые страшные ругательства. Ее потащили по мерзлой земле. Она едва сумела подняться, выплевывая набравшийся в рот снег.
- Сколько шишек набила? – со смешком поинтересовался Бериан, на минуту обернувшись.
- Р-р-р.
- Я так и понял, что много.
Впереди показалось нечто желтое, при приближении оно приняло форму елового леса, иголки просто желтые. Марина едва не заплакала и умоляла Бериана сбросить ее, как балласт, на что тот ехидно скалился. Как и ожидалось, белые вампиры не остались долго не земле и вскоре взобрались на ветки. Через пятнадцать минут в Марине как в дикобразе торчало множество желтых иголок. И на этом был еще не конец…
После часа изнурительных тренировок, которые Маринка еще долго будет вспоминать с ужасом, Бериан остановил стаю. Посмотрел в небо, не щурясь. Белые вампиры свободно могли смотреть на солнце, их глаза защищала специальная пленка. Глаза же Марины безжалостно слезились. Она плакала и вырывала из себя иголки, морщась от боли в многочисленных ссадинах и ушибах. Даже регенерация вампира полностью не справлялась с тем количеством травм, что девушка получила во время тренировки.
- Комета, Бериан, прошу пройти со мной, – подлетел к ним Дарлун.
Маринка удивлено посмотрела на белого вампира. Бериан не задавал никаких вопросов и направился вслед за старшим по званию. Дарлун, супруг Аркалии так же являлся одним из командиров охотников.
- Комета, возьмешь с собой дочерей, – напоследок сказал Дарлун.
- Хорошо, – еще больше удивляясь, ответила Марина.
- А ты, Бериан, свяжись с напарником. Пускай бросает все дела и телепортируется сюда. Нам срочно нужна его помощь.
Вампиры быстрым шагом, не обращая внимания на толстый слой снега, направились прямиком к порталу. Марина после телепортации расправила крылья и полетела к себе домой, чтобы прихватить девочек. Мужчины же полетели в иную сторону. Ее приемные дочери обучались в местной школе по особой программе, ведь они росли гораздо быстрее, чем белые вампиры. Когда Марина приземлись рядом со своим жилищем, девочки играли с другими детьми. «Маму» встретили с радостными криками.
- Девочки, дядя Дарлун попросил меня взять вас с собой, – девушка незаметно посмотрела на преподавателя, тот пожал плечами и кивнул. – Давайте полетаем.
Внутри скалы-лаборатории их ждала Аркалия, носившая на руках двоих приемных детей. Женщина сосредоточена и собрана. Между собой переговаривались мужчины. Эльф взлохмачен и не причесан, видимо его застали за таким приятным делом как сон.
Марина еще никогда не появлялась в этой части леса и удивленно рассматривала скромное убранство холла.
- Ну, наконец-то, я думала с ума сойду! – воскликнула Аркалия, при этом лицо так и осталось холодной маской.
Маринка еще больше изумилась, но оставила свои мысли при себе.
- Марина, мне нужно твое разрешение, чтобы использовать Лену в качестве проводника, – Аркалия единственная, кто называл девушку ее настоящим именем.
- А как понимать проводника? Я же должна знать, что это такое, прежде чем давать согласие.
- Мы читаем мысли, феи же способным воспринимать образы и передавать их. Так как эльфы самые восприимчивые, то твоя дочь будет передавать информацию Насмешнику, а он будет рассказывать, что видит.
- А это не опасно?
- Нет.
- А она справиться? – с сомнением посмотрела на девочку.
- Мы тренировали ее пользоваться способностями, она сможет.
- Ну конечно, – натянуто улыбнулась и подтолкнула Лену к Аркалии, а Ульяну взяла на руки. Девочка сразу стала завязывать «маме» косички.
Аркалия посадила малышей на цветочки и шепнула парочку слов Лене. Девочка кивнула и взяла за ручки обоих детей. Насмешник присел на корточки и с сосредоточенным лицом положил девочке руку на плечо.
- Что ты видишь? – начал допрос Дарлун.
- Их биологического отца, – ответил эльф как в дурмане. – Они знают, что он хочет. Он создает нечто… то, что может взорваться и уничтожить все живое.
- Зачем ему это?
- Он хочет отомстить.
- Кому?
Эльф нахмурился, явно подбирая слова к тому, что видит.

URL
2011-05-03 в 04:18 

Романчик Анастасия
- Они жили давно, внешне очень похожи на людей. Но они очень жестоки и были врагами их отца. Это их вина, что произошел раскол и наступил хаоса, а потом холод, лютый холод и долгий сон.
- Он хочет убить людей? – удивляется Марина.
- Да. Дети связанны с ним, они видят его глазами. Он не понимает, что прошло много лет и что той расы давно не существует. Она вымерла. Он не понимает этого, – эльф поворачивается к девушке. – Они знают тебя.
Маринка шокирована.
- Откуда? Я не встречалась с их отцом и не знаю его!
- Тебя знала их мать.
- Лима, она их мать?!
- Нет, их мать другая, кажется, ее сестра. Они не знают, по какой причине она сюда попала, но она исчезла, кто-то забрал ее. Некто с красными глазами и острыми зубами.
- Адские вампиры, папа был прав, – комментирует Аркалия.
- Где их отец? – спрашивает Дарлун, бросив молниеносный взгляд в сторону жены.
- Он там же где нашли их, – ответил Насмешник.
- Нужно помешать ему! – говорит вампирша.
Дети разом повернулись в ее сторону. В одинаковых голубых глазах мольба.
- Мы попытаемся его уговорить, не делать глупостей, – поняла женщина. – Мы не будем обижать его.
И мальчик и девочка потянули к ней ручки.
- Они больше не хотят показывать, они рассказали все что знали, – ответил эльф на немой вопрос Дарлуна.
- Бериан возьмешь Марину и свою стаю, – отдает приказ муж Аркалии. – Нужно найти их отца и попытаться вступить в контакт. Он должен видеть, что мы не враждебны к нему, он должен поверить нам.
- Но почему я? – промямлила Марина.
- Потому, что ты единственная кто знал Вику, ты сможешь рассказать ему.
Бериан к чему-то прислушался. Некоторое время он стоял неподвижно, словно погрузился в транс, а затем он громко вздохнул, приходя в себя.
- Я связался с Орисом, – произнес он медленно. – Он сказал, что в ближайшем мире оттого пространства, где были найдены дети, считавшегося одним из самых холодных, обнаружены печати. Их до этого никто не находил.
Аркалия открыла рот.
- Да там же может быть заморожена целая раса! Какой кошмар! – позволила себе показать эмоции. – Вы понимаете, что это значит? Это же может быть светлая разновидность термитотелов, о которой мы ничего не знаем! Это не меньше миллиарда лет!
- Так, Аркалия, поедешь с ними, – кивнул ее супруг. – Я же отправлюсь в холодный мир. Если там действительно печати, то по любому будут ловушки. Бериан, ты приказ понял, собираешь стаю. Надеюсь, что он никого не грохнет к этому времени. Насмешник, ты вначале отведи девчонок к Нежналии, а потом быстро присоединяйся к Бериану.
- Есть, – хмыкнул Насмешник, – ну что, трещотки, пойдете на ручки к дяде темному эльфу?
- А дядя темный эльф не кусается? – спросила весело Лена, оглядываясь на сестренку, которую Марина не хотя опустила на землю.
- Нет, если не попросите.
Девочки захихикали и через минуту гордо сидели на руках у Насмешника. Он перешел в другой временной поток и через несколько минут оказался у порога семьи вампиров. Нежналия вопросов не задавала и детей сразу же отвела в садик, где полно живых цветов. Лена посмотрела на ее удаляющуюся спину и перестала улыбаться.
- Тот белый дядя, может маме сделать больно, – проговорила она отчетливо.
- Я чувствую, что маме грозит опасность, – прижимая к себе распустившийся цветок, прошептала Ульяна. В ее зеленых глазах с красным зрачком появилось нечто странное. Она морщилась, словно стараясь не слушать муху, что залетела к ней в ухо.
- Мы должны помочь ей, – обнимает сестру Лена. – Мы возьмем ребенка Аркалии, и дядя нам поверит. Ты веришь мне, сестра?..

URL
2011-05-03 в 04:20 

Романчик Анастасия
Глава 9.

Воспоминания, такие далекие и хорошие несут назад в прошлое. Дни тогда казались длинными и бесконечными, трава и деревья – невероятно зелеными, а цветы – яркими. То время называлось детством, и, несмотря на все невзгоды оно прекрасно. Конфеты слаще, даже если ее достали изо рта и дали тебе. Время детства, которого никогда не вернуть.
Они вдвоем лазают по развалинам. Младшая боится, хнычет, хочет домой.
- Ты веришь мне, сестра? – протягивает руку с улыбкой старшая.
- Верю…
Тормошат за плечи.
- Крик, ты где?
Улыбающееся лицо Рила сменяет картинку из прошлого.
- Просто, решила, – потерла затекшую шею Лима, – покопаться в воспоминаниях. Мне кажется, но они стали очень яркими.
- Неудивительно, теперь ты помнишь мельчайшую деталь, – присел рядом эльф и протянул ей воду.
- Я ощущаю себя лохом, – отпила прохладной жидкости девушка.
- Почему? – не понял он.
- Сидим в темной пещере, ждем с моря погоды. Сирена ничего не объяснила, вытащила меня из постели и сюда притащила.
Они действительно сидели в темной пещере, без единой щели с многочисленными трещинами в серых камнях. Единственный источник света – лава, стекающая с потолка в небольшое отверстие в полу. От ее близости душно, пахло гарью.
- То же самое случилось и со мной, кстати, где твой тигр?
- Спит, за ним присматривает желтоглазик с Илем. Эльфенок просто на десятом небе, он его за уши чувствую, оттаскает.
- Твоему Яну, это пойдет только пользу.
- Ты хоть, приблизительно представляешь, в каком мы можем быть мире?
- Не-а, откуда? – пожал плечами и встряхнул головой. – Темных миров так же много, как и светлых. Пойди, разбери в каком мы. Скорее всего, темные выбрали своей базой отдаленный мир, до которого мы так просто не сможем добраться. Это счастье, что Многоликая пришла к нам. У моего народа есть надежда.
- У меня всегда возникал вопрос. Почему темные нападают выборочно. Мы с Сиреной были у амазонок Гоодуке и у гномов, потом я узнала, что кроме них в мире проживают другие народы. Почему темные напали именно на Гоодуке и гномов?
Рил улыбнулся и дружески потрепал девушку за волосы.
- Темные вначале уничтожают самых сильных противников в мире, который собираются захватить. А остальных они добивают. Это их тактика. Уничтожаются самые сильные, те, что могут дать отпор. В других случаях весь мир объединяется против заразы.
Лава зашипела от попавшей в нее воды.
- Я не пойму, зачем она заставляет меня носить два лука, – недовольно бормочет девушка, сверкая серыми глазами в сторону звука. – У всех один, а у меня два. Зачем мне второй?
- Может запасной, – предположил, смачно высморкавшись. Эльф он или нет, а насморком тоже страдал, особенно от дыма, что стоял в пещере.
- Он не теряется, я проверяла, – сморщила носик девушка. – Его связала с собой Анализела, а это что-то да значит. Второй лук как не пришей кобыле хвост.
Они услышали шаги и подскочили, одновременно натягивая тетиву луков света. До этого момента их оружие, уменьшенное до размеров иголки, находилось в маленьких сумках.
- Остыньте, гэрои! – насмешливо хрюкнула Сирена, ввалившись в пещеру подобно пьяному водопроводчику. Она была одета как байкер или панк в черную одежду с металлическими шипами и держала в руках причудливый шлем. На ногах внушительные военные черные ботинки, опять же с шипами. – Луки будете использовать в самых крайних случаях, когда вам решат надрать одно место. Не нужно тут демонстрировать эльфийское мастерство попадания бедной белке в глаз, когда та решила слетать за орехами.
Лима и Рил захихикали, опуская оружие и пряча его в сумочки.
- И так, господа, придется сменить вооружение. Никаких мечей кинжалов и другой хни, что может выдать ваше происхождение! Никаких когтей на больших пальцах! Так, ребята, придется вам сейчас еще и перекраситься.
Эльф и девушка беспокойно переглянулись.
- Не пугайтесь так, как только вернемся обратно в девственные леса, вернется прежний цвет, а сейчас применим местное окрашивающее средство, – достала расческу, что-то понажимала и стала расчесывать вначале Рила. Его волосы приобрели ярко-красный цвет. Эльф чуть не поперхнулся когда увидел сие безобразие в зеркале.
Лиме достался синий цвет волос.
- Чем сильнее контраст с тем, что у вас было, тем лучше. И еще оружие.
Воительница ногой подтолкнула сумку, которую оставила при входе. Извлекла из нее пару пистолетов. Олимпиада удивленно рассматривала их. Черные гладкие, по середине прозрачные и что-то жидкое, похожее на серебро.
- Состав потом изучишь, когда у нас на это время будет, – произнес Сирена, заметив интерес ученицы, – у тебя в мире такого вещества нет. Происходит химическая реакция и из пистолета вырывается до десяти пуль за раз, плотным кружком. Попадая в плоть, разрывается. Раны плохо заживают, да и напоминают, словно оттуда кто-то выгрыз кусок, в общем всмятку. Не спорю, по вашим скривившимся лицам это видно, страшная вещь.
Следующим она достала черные палки.
- Согласна, не оригинально, зато эффективно. Это местный вид автомата, удобен в использование, а также можно использовать в качестве электрической дубинки. Дракона и того с копыт свалит, так что осторожнее. Вот здесь, – показывает на кружок с цифрами возле ручки, – увеличение заряда, можете поставить на максимум, а можете оставить на минимум, как пожелаете. Я, конечно же, усовершенствовала, не кончается заряд, так что палите сколько душе угодно.
- Как вы это делаете? Откуда столько патронов? – спросил Рил.
- Ничего сложно, обычная телепортация прямо из их хранилища боезарядов. Они не хватятся до завтрашнего дня, а мы не так долго здесь пробудем. Но вообще запомните, если что, у них тысяча выстрелов. У пистолета пятьсот. Здесь любят поиграть в войнушку. А еще, чуть не забыла, – извлекает из сумки странные звездочки, похожие на переплетения крючков и мелких кривых кинжалов. – Это зуул, запомните его. Специально у охотников слямзила для такого случая. Кидаете, оно попадает в цель и взрывается. Попадая в плоть, расходятся крючки, не давая быстро выдрать его из тканей, и опять же взрывается. Каждому двадцать штук, экономьте.
Оба кивнули.
- Последнее, в рукопашном бою будете использовать стилеты, – каждому вручила по стилету.
Лима с ужасом рассматривала острие, и что заканчивалось оно страшным крючком.
- Мы попали к садистам? – спрашивает Олимпиада.
- Хуже, мы в гостях у тьмы, – хмыкает Сирена. – Высший технологический темный мир.
- А такие бывают? – изумился эльф.
- Еще как бывают, просто наши сюда не заходят. Он не связан ни с одним светлым миром, поэтому добраться до него затруднительно. Порталы строили сами темные, так что вздумаете удрать, используете шары телепортации. У них своенравные телепорты, ими лучше не пользоваться чужакам. Городом кроме крутых рогатых правит искусственный разум, машина. Я ей по мозгам вдарила электрошоком, целых двое суток не придет в себя, но лучше не раздражать лишний раз крошку. А теперь переодевайтесь, никаких облегающих трико.
- Это не трико! – возмутился эльф.
- Знаю, все равно переодевайтесь.
Через минут пять они выглядели точно так же как и Сирена. На руки они надели перчатки. А Рилу пришлось еще и уши закамуфлировать. На глаза надеть линзы, черного цвета – Рилу и красного – Лиме.
Вслед за воительницей они вышли из пещеры, и Лима с изумлением увидела два мотоцикла. Они отличались от тех, к которым она привыкла, но все же это были мотоциклы, с колесами все как положено.
- Только не говорите, что придется ехать на этих монстрах.
Сирена скептически осмотрела фигуру ученицы и сказала:
- У меня нет лишних десяти мотоциклов, чтобы ты их разбила, а у тебя нет десяти лишних мозгов, чтобы собирать их по асфальту. Будет время, разобьешься потом. Наш хлопец умеет ездить на драндулетах покруче. Яркая молодость вне родного мира. Поэтому за руль сядет Рил, ты же с ним поедешь, если что будешь отстреливаться и прикрывать его спину. Глазки ему ладошками не закрывать. Все ясно?
- Да.
- Что мы должны сделать? – полюбопытствовал Рил.
- А ты еще не догадался, милок? – улыбнулась Сирена.
- Будем воровать план?
- Тьфу, ну ты! Близко, но не то, – покачала головой. – Вы должны его копировать. Он не должен исчезнуть. Они не должны заподозрить, что в документах кто-то рылся. И сделайте так, чтобы никто вас не узнал. Все должно пройти как по маслу.
- А что будете делать вы?
- Шуметь буду, на себя внимания отвлекать.
- Внутри здания есть видеокамеры или другие следящие устройства? – поинтересовалась Лима.
- Правильные вопросы задаешь, – похвалила Сирена. – Отвечаю. Нет, я все отключила. Так как я долбанула по искусственному разуму, то он на время ослеп, а больше тут некому следить. Темные были уверены в нем. Они не предполагали мое появление. А у меня масса может быть причин посетить этот мир. Не будем разочаровывать мальчиков, устроим шоу.
- А техника? Она работает?
- Да, это работает, просто сеть кирдыкнулась, а так все работает.
- Где находится план? – спросила Олимпиада.
Женщина бросила им обоим очки.
- Берегите их, в них записана вся схема здания, в которое вы должны проникнуть. Компьютеры там чудаковатые, но ты должна их узнать, – говорит ученице, – я тебе приносила специальную книжку. Теперь у тебя будет шанс попрактиковаться. И еще, стырьте че-нибудь левое.

URL
2011-05-03 в 04:20 

Романчик Анастасия
- Зачем? – изумилась Лима.
- Исключить подозрения к светлым. Темные друг у друга безжалостно тырят новые продвинутые технологии. Светлым они друг другу не выдают, не в их интересах. Поэтому если даже планы увидели сотрудники компании-соперника, к светлым они никогда не попадут. Запах я ваш изменила. Но этого недостаточно, кроме копий плана стырьте че-нибудь из техники. Загляните вначале в хранилище, возьмите взрывчатку. Не оставляете магических следов, выносите двери простым народным способ грубо и без всякий волосни: взрывайте их на хрен, – Лима обиженно скривилась сообразив про чью «волосню» шла речь. – Пускай голову поломают, кому из их соперников по бизнесу понадобились запчасти. Желательно тырьте поближе к той комнате, где находятся планы.
- Сирена?
- Да.
- Скажи, ты в прошлом не подрабатывала Рембо или на крайняк агентом 007?
Воительница ехидно оскалилась, но не ответила.
- Они же нас уничтожат с помощью этой технологии, – произнес хмуро Рил. – Они опережают нас. Охотники равновесия им не закон.
- Поэтому нам и нужны планы, чтобы уничтожать их на выходе из портала. Твои эльфы должны знать расположение всех порталов. Хоть один пропустим, нам кирдык.
- А если приведут танки? – обеспокоено поинтересовалась Лима.
- Луки света их грохнут и нахрена нам два дракона ты и я, а еще два хлопца с сельскохозяйственным инструментом?
- А не лучше ли уничтожить порталы? – Лима беспокойно посмотрела на мотоцикл. – Ты же говорила, что эльфов не тронут, их боятся, так как у них непрошибаемая оборона.
- Зачем мы вообще это устроили? – хмыкнула Сирена. – Крик, не оскорбляй меня своей тормознутостью. Может, сейчас и не нападут, но потом они соберут силы и всему миру придет копец. Темные не отступают, если им хорошенько не надавать по одному месту.
Лима, поджав губы, замолчала и перестала задавать вопросы. Рил уселся за руль мотоцикла без шлема. Девушка села позади него, обхватив парня за талию. Афоэль в отличие от других эльфов не любили головные уборы. Даже ради защиты собственной головы не носили их. Они любили легкость в движении, и все что могло затруднить их передвижении, считали лишней атрибутикой.
- Так, детки, – повернулась к ним Сирена, оседлав второго железного «коня», – сейчас выезжаем к городу, дальше наши пути расходятся. Вначале выезжаю я, отвлекаю внимания на себя и начинаю бузить по полной программе. Не забывайте про драконов. Вышибала договорился с местными черными ящерами, и они согласились тут немножко попыхтеть за компанию с нами. Так, что будет жарко.
- А разве драконы этого мира не злые и не служат силам зла? – глаза эльфа округлились.
- Хе-хе, так считают темные, но не сами драконы. Им удобно здесь обитать. Вроде, как и злу тумаков дают и пожрать на халяву есть что.
Она надела шлем и первой дала газу. По мощи мотоциклы этого мира давали фору в скорости даже гоночным монстрам родины Лимы. Они выехали из-за скалы, скрывавшей их, приблизились к городу, остановились. Олимпиада ахнула. Она еще не бывала в высших технологический мирах. Что уж говорить про темные миры. К черному небу тянулись гигантские высотки-цилиндры. Все здания одного и того же черного цвета. Каждый этаж утыкан длинными штырями. По штырям проходили электрически заряды. Между зданиями тянулись многочисленные линии транспортных дорог и шоссе. В вышине летали самолеты, похожие на гигантских мух.
- Надо же и самолеты слямзили, гады! Это не их технологии! – возмутилась Сирена.
- А кто здесь обитает?
- Вообще по идее нежить и механизмы с живыми мозгами. А так же высшие рогатые обосновались в городе, они тут всем и заправляют. Город предназначен для исследовательских работ и разработки нового оружия. Хотя многое они перекраивают из старого. Так легче и башку ломать не надо. Ну ладно, я поехала, через десять минут выезжайте, не тяните с этим делом.
Она газанула и первым делом взорвала ближайшее к себе здание. Взрывная волна достигла и Рила с Лимой. Обломки высотки падали недалеко от их мотоцикла, а так же задели второе здание, и оно также взорвалось. По всему городу прокатилась тревога. Оглушающий вой и требование нарушителю сдаться на милость правосудию.
- Ничего себе, пошумела! – воскликнул эльф с перекошенным от ужаса лицом.
- Едем? – девушка «обалдела» не меньше его.
- Ага, – надел очки и рукой в перчатке активировал карту.
С треском мотоцикл сорвался с места. Рил вел подобно камикадзе, но Олимпиада рада, что едет с ним, а не с потерявшей голову Сиреной. Она не переставала удивляться способностям этой женщины. Все чаще ее посещала мысль, кем же она могла быть в прошлом, до того как потеряла память. На ум приходили разные мысли, но все они могли быть далеки от истины.
Никто не обращал внимания на одинокий транспорт, все спешили перехватить нарушителя. Взрывы продолжали разноситься по округе. Лима взвизгнула, когда прямо перед их носом обвалился мост и мимо пролетел черный дракон, догоняя попискивающую машинку. Рил не спасовал и разогнался еще сильнее. Прыжок. Девушка зажмурилась. Толчок и снова бешеная гонка. Постепенно они добирались до крыши исследовательского центра, там, где хранились планы расстановки порталов и дата высадки войска. Сирена не ошибалась, в этом все давно убедились.
Рил резко затормозил, и девушка едва не слетела с мотоцикла.
- Почему мы на крыше? – поинтересовалась Лима.
- Надень очки и увидишь, что хранилище находиться ближе к верхним этажам.
Девушка так и сделала.
- А что делать с охраной?
Эльф провел пальцем по шее. Вопросов юный вампир больше не задавал и так понятно.
Как только они спустились в черные коридоры с тусклым красным освещением, эльф не преминул использовать своим же советом. Первому же механическому охраннику парень оторвали голову и разбили об стенку.
- Поспешим, – бросил эльф и легким шагом подходил к каждой двери.
- Я не вижу где взрывчатка, – произнесла девушка.
- А я знаю, темные любит раскрашивать двери в разноцветные цвета. Так вот красный – взрывчатка. Ломай двери, – остановился возле двери с красной полосой.
- Надеюсь, я ногу не сломаю.
Вампиру понадобилось три удара, чтобы проникнуть в хранилище. Эльф распахнул черную сумку и начал собирать синие и красные мины, размером с ладонь взрослого мужчины.
- Если не сможем вышибать препятствия вручную, тогда будем пользоваться взрывчаткой. Без нужды не взрываем. У нас долгий путь вниз.
- А не лучше ли через окно? А хотя там электричество, шибанет, мало не покажется.
- Ага, в кулек нас будут собирать, – улыбнулся белозубо. – Скоренько! – закинул сумку себе на плечо и двинул по направлению к спуску.
Вместо лестниц в здании пользовались рельсам и специальной техникой для перевозки. Лима, покопавшись в памяти, нашла необходимое знание и они не спеша, поехали вниз.
Идти по рельсам – чистое самоубийство. Заряд испепелит даже вампира. Девушка извлекла серебряный стилет, хотя желание использовать его по назначении у нее не было.
- Целься в голову, – предупредил Рил, находившийся позади нее. – Если вампиры встретятся – то в голову и в сердце.
- Вампиры тоже есть?
- Адских здесь нет, но нежити полно. Разновидностей потомков отца вампиров великое множество. Целые враждующие кланы. Адские вампиры – элита тьмы, высота до которой обычным вампирам не допрыгнуть.
Когда услышали разговоры, они пригнулись и остановили машину на повороте.
- Как меня задолбал этот мир, – послышался гнусавый голос, до вампирского носа донесся противный запах сигарет.
- Чем он тебе не нравится? – хмыкнул второй. – Бабки есть, телки и бухло, у них даже дурь есть.
- Ай, да ну их, надоело. Скорее бы остроухим гадам навалять, зарвались суки, пора их кончать. Че наш мудак тянет?
- Это ты его спроси.
- Че эта за хрень?…
Лима встала и улыбнулась. Два «шкафа» вампирского происхождения с черными глазами и белыми лицам с синими прожилками уставились на нее баранам подобно. Они навели на девушку черные палки.
- Мальчики, вы не подскажите где выход, а то я заблудилась?
- Эта тварь тырить пришла, мочи ее!
- На колени! – властным мистическим чужим голосом произнесла Лима.
- Тварь!! Они…. натравили на нас… адскую бестию! – захрипел один.
Вампиры медленно опустились на колени, опустив пушки. Мышцы вздулись канатами от усилия, которое они прикладывали, чтобы не подчиниться ей.
- Прыгайте на рельсы!
Оба перевались через защитные решетки. Визг и запах протухшего горелого мяса. Рил был прав, от вампиров осталось кучка пепла.
- Как ты догадалась, что они подчинятся? – поднялся эльф, когда их машина снова поехала, беспрепятственно проехав по трупам.
- Ты сказал, что адские вампиры – элита. Меня же напоил кровью сам лорд, и я предположила, что, несмотря на то, что я прощеная, я имею над ними власть.
Эльф нецензурно выругался.
- Ты не говорила, что тебя поил кровью лорд.
- А ты не спрашивал, вот я и не говорила.
Они спустились на пару этажей вниз. Прежде чем добрались до нужного места, им попался необычно красивый парень. Он сразу обвил девушку руками, совершенно не замечая оторопевшего эльфа.
- Куда собралась? – ласково спросил он.
- По делам, – брякнула опешившая Лима.
- Один поцелуй, миледи.
- Пошел ты! – не церемонясь, девушка врезала ему коленкой в пах. Он завизжал и свалился на пол. Его облик сильно изменился. Олимпиаду передернуло. И эта тварь хотела, чтобы она его поцеловала?
- Инкуб! – презрительно бросил Рил и пристрелил оскалившегося монстра. – Лучше я не буду интересоваться, каким образом тебе удалось не поддаться его чарам.
Эльф снайперски бросил синюю мину в систему охраны. Электромагнитный взрыв и все пушки вышли из строя. Так же он поступил с огромной дверью, только на этот раз бросал красную мину.
- У нас не так много времени, – ухмыльнулся Эльф, наблюдая в окно, как по улице носятся драконы, а вместе с ними Сирена гоняет на мотоцикле.

URL
2011-05-03 в 04:21 

Романчик Анастасия
- Тогда вперед и с песней, – проговорила девушка и потянула напарника за руку.
Множество дверей выбили, остальные взорвали. В зале с планами стояли огромные листы-стекла, на которых изображены схемы и карта мира с точками.
- Это и есть компьютер? – спросил Рил.
- Да, Рил, сходи в соседнюю комнату набери столько барахла, сколько унесем. Смотри, чтобы оно было новым. Посмотри последние разработки, все должно быть правдоподобно.
- Так точно, напарник.
Тихой тенью эльф скользнул в соседний зал, где опять нецензурно выругался. Видимо там есть на что посмотреть. Лима же аккуратно перелистывала материал. Копировать она не решалась, могли остаться следы, а это нежелательно. Она фотографировала маленьким фотоаппаратом, а также откладывала все в памяти отдельной «стопкой», на всякий случай.
Рил вернулся с двумя сумками и жестами показал, что нужно делать ноги. Лима вернула к первоначальному файлу, и поспешила вслед за эльфом.
- Ну что, взял?
- Я там все переворотил. Уборщица упадет в обморок.
На крышу они вышли беспрепятственно. В момент, когда Рил газанул, в них полетел огненный шар. Эльф едва увернулся.
- Мать твою!!… – дальше и вовсе Рил позволял себе непристойности в выражениях, где и как он видел стрелявшего в них «мудилу».
К ним прочно на хвост уселся… демон. Лима, с ужасом развернув голову, рассматривала просто гигантские черные кожистые крылья. Черная фигура и большие рога, из глаз тянулся черный шлейф. Красная туника буквально горела на его теле. Крылья с легкостью ломали любые преграды, даже если преграда та – здание.
- ГОНИ!!! ГОНИ!!! – визжала девушка, наблюдая ужасающие взрывы, и как падают обломки камней и металла.
- Я гоню!!! Стреляй в него, чего сидишь?!!
Лима вспомнила про оружие. Вначале стреляла из автомата. Но рогатому хоть бы хны, пули даже не притормозили его. Пробовала зуул бросить, но опять его шкуру тот не взял. Даже миной запустила, но преследователь прошел сквозь огонь взрыва невредимый. Вторая синяя электрическая мина так же не причинила ему никакого вреда.
- Ри-и-и-ил!!! Ему по хрен!!!
- Из лука стреляй!! – бросил Рил, виляя как хвост собаки, уходя от ответных выстрелов рогатого.
- Она запретила!!!
Снова поток нецензурной брани.
Преследователь изменил тактику. Огненные шары полетели вперед, отрезая беглецам дорогу. Рил резко затормозил и обернулся. Глазами он судорожно искал выход, но не находил его.
- Приготовься телепортироваться! – крикнул он.
- Он может перенаправить нас в стену!
- Мля…
Выручка пришла неожиданно. Рогатый собирался уничтожить их в тот момент, когда упругая фигура врезалась в него плечом. Вместе они насквозь пробили стену ближайшей высотки. Сирена пришла. Рил и Лима со страхом наблюдали за разгоревшейся борьбой.
Темный мужчина или иная, какая тварь, мгновенно поднялся и пошел на таран. Воительница не стала его дожидаться и вырвала с корнем фонарный столб, наподобие дубинки треснула им по рогатой голове. Он зашатался, но прыти не убавил, подбежал и врезал Многоликой в челюсть. Она, не успев блокировать удар, отлетела и пропахала асфальт, сложившийся гармошкой. Быстро встала и бросила в него проезжавшим мимо местным автомобилем. Мужчина отмахнулся как от букашки и пошел на сближение. В планы воительницы сближаться с ним не входило. Она увернулась, схватив за рог, раскрутила противника вокруг своей оси и запустила в стену. Проломав преграду, темный атаковал женщину магией. Шары вылетали подобно автоматной очереди. Но скорость воительницы опережала их, запрыгнув к нему в убежище, поддала рогатому и в глаз и в гриву. Он не остался в долгу…
Рил и Олимпиада еще бы долго ошеломленно наблюдали за поединком титанов, если бы к ним не подлетел желтоглазик. Он покрутил пальцем у виска и ткнул пальцем на шары-телепорты.
- А как же она? – Лима кивнула на дерущихся.
Снова покрутили у виска и показали на шар.
Рил оказался расторопнее и трижды себя просить не заставил…

URL
2011-05-03 в 04:21 

Романчик Анастасия
Глава 10.

Страшный кошмар и каждую ночь он повторяется. И голоса, знакомые, родные. Но сейчас они дальше, чем кажутся. Кругом огонь, боль и страх, крики перепуганных людей и отвратительный запах горелой плоти.
- Мама! – доносится заплаканный детский голос.
- Спасай брата! Беги! – кричит женщина, прежде чем в ее грудь вонзается стрела и она падает мертвая.
- МАМА!!!
Незнакомые люди в доспехах входят в дом. Двенадцатилетняя девочка прячет маленького братишку за спину.
- УБИЙЦЫ!!! – кидается на обидчика с кулаками и получает сильный удар латной перчаткой в лицо. Девочка отлетает к стене, слышится противный хруст костей.
- Зачем ты убил ее?! – рычит один из людей, приподнимая ее за волосы. – Мы даже не успели с ней позабавиться!
- В деревне хватает девок.
- А что с мальцом?
- Зарежьте.
Мальчик испуганными голубыми глазами смотрит, как рыцарь вынимает из ножен меч. Ребенок не отрывает взгляда и успевает заметить быструю тень.
Воин с все еще поднятым оружием захлебывается собственной кровью. Кто-то перерезал ему горло.
- Эльфийское отродье! Сучка остроухая! – орут товарищи убитого. Громкий яростный, прямо свирепый женский крик и лязг стали.
- Убейте ее!
Гулкие удары и мальчика подхватывает некто на руки. От темно-синих волос приятно пахнет лесными цветами. Вместе с ребенком неизвестная выпрыгивает в окно, разбивая стекло. И бег, долгий-долгий бег через огонь…
- Урт, проснись, – доносится тихий голос.
Мальчик десяти лет испуганно раскрывает голубые очи и смотрит на девятилетнюю девочку, стоящую над его кушеткой.
- Чего ты не спишь? – спрашивает Урт, протирая рукой глаза.
- Ты снова громко кричал во сне, – поясняет. – Опять тебе приснился кошмар?
- Иди спать, еще очень поздно.
Девочка грустно смотрит на него, прижимая страшную грязную куклу к груди, возвращается в свою кроватку.
Еще некоторое время Урт сидит, обнимая согнутые в колени ноги, и рассматривает талисман, висящий на его шее.
Побрякушка выполнена в виде серебряного листа плюща с лунным камнем вместо жил и капельки росы. Камень необычный, он светился и отдавал серебром. Эльфийский камень. Смотря на него, мальчик успокаивался. К кошмарам прошлого невозможно привыкнуть, а так же они не забываются и возвращаются во снах.
Он встает с кушетки и идет в коридор, садится на подоконник и смотрит в окошко с разбитыми стеклами. На улице светает, и редкие горожане спешат по своим делам. Скучная картина и она никогда не меняется.
Урт – сирота. Его родители и старшая сестра погибли во время набега на деревню. Восточные соседи решили напасть на них и перебили практически всех. Нападавшие – люди, а это самое страшное. Сейчас мальчик проживал в единственном в городе детском доме, куда свозили детей со всех окраин. Около ста детей сирот, худых, бедных и никому не нужных. Их считали отбросами общества.
С тех пор как Урт попал в сиротский приют, его пытались усыновить два раза, но, передумав, брали других детей. Все дело в кошмарах, из-за которых мальчик практически не спал, пока его не валила усталость. Урт перестал надеяться, что найдет семью и для своего детского возраста, понимал, что его ждет незавидное будущее.
- Урт, вот ты где! – подошла к нему воспитательница, когда солнце поднялось. Молодая женщина, работающая в детском доме из сострадания к детям. Она не получала за это деньги и искренне любила каждого ребенка.
Он не ответил и продолжал смотреть в окно.
- Урт, пришли люди усыновить ребенка, мальчика.
- Ну и хорошо, кому-то повезет, – ответил бесцветным голосом.
- Урт, – перестала улыбаться девушка и погладила мальчика по светловолосой голове. – Не надо отчаиваться, ты не самый плохой ребенок, тебя тоже могут усыновить.
- Я слишком взрослый, меня не возьмут, – повернулся к ней и заглянул в глаза. – Они возьмут маленького мальчика, а не меня. И не забывай про мое прошлое, кому я нужен с кошмарами?
- Урт.
- Оставьте меня в покое, не надо утешать и кормить сказками. Каждый раз все повторяется. Они смотрят на нас как на игрушки, живых игрушек и выбирают самую красивую и что больше всего им подходит.
- У тебя тоже появится семья, ты веришь мне?
Промолчал. И девушка, горько улыбаясь, ушла встречать людей, что решили усыновить ребенка. Урт уткнулся в холодное стекло лбом, продолжая грустно смотреть в окно.
Мальчик сидел до самого вечера. Он видел, как уходят люди вместе с четырехлетним мальчиком. Урт был рад за него, у еще одной сироты появилась семья.
Ночью, за распорядком дня некому следить, воспитатели расходятся. Урт досиделся до глубокой ночи и не спал. Он единственный кто заметил странных людей в окно. Его насторожили рога и горбатые фигуры мужчин. Их страшные глаза блестели красным в ночи. Незнакомцы напали на прохожего и убили его. Тот даже не успел закричать. Мальчик все понял. В ужасе сорвался с места и вместо того чтобы спасать свою жизнь, как бы сделали бы многие напуганные подростки, он кинулся в детскую. Урт всех разбудил, помогал выходить младшим. В момент, когда выламывали двери, Урт последней передал маленькую девочку старшей девочке, закрыл тайник и разбил бутылочку с дурно пахнущей жидкостью. Она и собаке отобьет нюх. Мальчик замер, дверь разлетелась на мелкие щепки, они вошли. Бежать некуда, да и идти некуда. Он опоздал.
- Где дети?! – закричали на него, тряся за шкирку когтистой рукой.
Мальчик молчал и лишь с полными страха глазами смотрел на существо.
- Они сбежали! – прозвучал мужской голос.
- Хозяин…
Существа затряслись от страха, когда в комнату вошел высокий черноволосый мужчина с бордовыми глазами. Он был страшнее и опаснее, Урт это сразу почувствовал. Красивое лицо лишь маска, что скрывала страшную сущность. Мальчик давно понял, что к ним пришли вампиры, а уж, зачем им нужны маленькие дети, Урт не строил иллюзий. Поэтому не просил пощады. У этих не просят о пощаде. Они не знают что такое милосердие. Вампиры пришли убивать, а Урт испортил им планы, потому его ждет в первую очередь смерть. Он надеялся, что остальным удалось сбежать.
- Хозяин, он помог им сбежать! – закричал раб, отчаянно принюхиваясь, но ничего не чувствуя.
- А мне только он и нужен. В клетку его! И смотрите, увижу, что вы его превратили и испортили, в порошок сотру! – прорычал. – Мальчишка нужен мне живым!
Он развернулся и вышел из здания. Рабы скрутили сопротивляющегося мальчика и увели за собой. Его посадили в заранее подготовленную клетку и повезли в сторону портала.
Мальчик с ужасом смотрел, как их дорогу усеивают трупы обезображенных людей. Утром горожане сожгут их. О нем же, о безродной сироте никто не вспомнит, кроме доброй воспитательницы.
Его везли в темный мир, который пугал мальчика не только внешним обликом, но и звуками. Впереди красовался красивый белый замок. Но он смотрелся на красной темной земле убого и жутко. Мальчик расплакался, но плакал безмолвно. Кто его услышит, кто освободит? Разве он кому-то нужен в этом темном мире?
Урта посадили в подземелье, тюрьму с хорошей и богатой обстановкой. Но внешний облик камеры и хорошая пища не трогали его. Кусок в горло не лез. Он представлял себя гусем, которого откармливают для пира.
На второй день к нему пришла очень красивая красноглазая женщина. Она удивленно рассматривала мальчика сквозь прутья.
- Он не кричит, не умоляет, а только молча плачет, – произнесла в темноту, из которой вышел тот самый мужчина, что приказал увезти мальчика.
- Хела, он знает, он хорошо знает кто мы такие, и что его ждет, тоже знает. Его не обманешь роскошью и не соблазнишь игрушками. Он умен и понимает, что жить ему осталось недолго.
- Где ты таких находишь?
- Мне приходиться долго наблюдать, прежде чем выбрать. Его я обнаружил сразу, прекрасный экземпляр. Он как раз то, что нам нужен.
- У него восхитительный запах, – зажмурилась от удовольствия вампирша.
- Раз в столетие мы же можем позволить себе действительно что-то хорошее, – глумливо произнес он.
Женщина расхохоталась.
- Идем, Лиэн, составим твоей красотке компанию, не только же Дианулу нравится ее фигурка. Я тоже хочу получить свою долю.
- Развратница, – тихо захихикал Лиэн и бросил задумчивый взгляд на мальчика. – Благородная душа, жаль, что такая сила не может питать наш клан вечно.
Урт смотрит в спину вампиров и снова заливается горькими слезами.

URL
2011-05-03 в 04:22 

Романчик Анастасия
Глава 11.

Вот он, город ненавистных врагов, скоро он прекратит свое существование. Месть заполнила весь разум. Пусть Крауул последний, но он отомстит врагам за смерть близких.
Ужасное знание, что он содержал в себе, передавалось из поколения в поколение. И только главный Клауурис знал об истинной мощи улья, пусть одного маленького, но улья…. Как только Крауул закончит, начнется бойня, врагам не уйти. Они никогда не заходили на территории клауурисов ибо боялись их и того страшного знания, что хранил главный самец. Видимо теперь враги потеряли бдительность. Пришло время расплаты…
Странный знакомый запах учуял Крауул. Вампиры. Их появление неподалеку от его нового улья вызвало у клаууриса недоумение. Что забыли они здесь? Что им нужно от него или теперь они помогают его врагам? Голубые глаза сузились в гневе.
Крауул выйдет и горячо их встретит…
В то же самое время стая Бериана вместе с Мариной и Насмешником пробиралась сквозь цветные заросли. Аркалия прикрывала их, но она вмешается, если дело запахнет жареным.
- Вы приближаетесь, – сообщили в ухе всем в стае.
- Тише, стараемся не шуметь, – предупредил Бериан. – Помните, мы должны с ним поговорить и попытаться уговорить. Не убиваем, можно скрутить.
- А ты уверен, что его можно скрутить? – осторожно поинтересовался Насмешник.
- Я пока предпочитаю об этом не думать.
Высунувшись на скрытую лесом поляну, они удивленны остановились.
- Это что, маленький улей? – изумилась Марина, с отвращением разглядывая знакомые переплетения змей, только белого цвета.
- Осторожно! – закричала Аркалия в ухе.
Все вампиры отскочили в сторону. Марина замешкалась, и ее едва не нанизало белое щупальце появившееся из-под земли. Ее спасла Вериа. Она отбросила девушку, ухватив ту как котенка за шкирку.
- В следующий раз сама спасай свою шкуру! – предупредила Вериа с шипением.
- ПОСТОЙ! Мы хотим всего лишь поговорить с тобой! – закричал в сторону улья Бериан, выставляя вперед руки, показывая тем самым, что он не вооружен.
Наступила тишина. Белые змеи раздвинулись, пропуская термитотела с голубыми сетчатыми глазами. Вампиры удивленно разглядывали его. Разумеется, он сильно отличался от тех термитотелов, к которым они привыкли. Даже дети в виду мелкости не похожи на папочку.
- Зачем мне говорить с вами?! – прорычал мужчина, не приближаясь к ним.
- Потому что мы не желаем тебе зла и хотим все объяснить.
- Я не желаю слушать вас, вампиры! Вы лживая раса недостойная уважения! Ваша поганая раса участвовала в уничтожении моего мира! Вы заплатите за это сполна!
- Твой мир жив! Твои дети живы!..
- Наглая ложь и ты заплатишь за ложь кровью! – перебил яростно.
- Пожалуйста, я подруга сестры девушки, что родила ваших детей, поверьте нам! – крикнула Марина.
Крауул захохотал.
- И ты готова так же как она заплатить телом за свою жалкую жизнь? – насмешливо спросил он.
Немая сцена. Марина опешила, все вампиры обернулись к ней. Эльф так вообще нецензурно хрюкнул в кулак.
- Вика… эм… спала с каждым встречным, – пояснила, смущаясь, Маринка. – Откуда я знала, что у них не все полюбовно было?
- У меня предложение, – заговорил Насмешник, – давайте ее бросим термитотелу, и пока он будет с ней разбираться, мы его скрутим и поговорим по душам.
Маринке сильно захотелось придушить темного эльфа, желательно напоить перед удушением пургеном, чтобы помучился подольше.
- Мне надоело вас слушать, готовьтесь к смерти, – проговорил Крауул.
С его телом происходили знакомые Марине метаморфозы. Но белое чудовище, что предстало их глазам намного больше и страшнее обычного темного термитотела. Много ног, щупалец, страшная оскаленная пасть, а за ней еще и вторая. Огромные глаза голубого цвета. Все тело покрывали пластины. Крылья с крючками и щупальцами, страшный подвижный хвост. Он отдаленно напоминал термита-воина, но то букашка, а это… чудище.
- Что это такое? – спросил молодой белый вампир.
- Это называется, делаем ноги! – перекосило лицо эльфа.
- Стоять! – рявкнул Бериан.
- А что я могу поделать, напарник? Я-то стою, ноги убегают.
- Аркалия, ситуация вышла из-под контроля! Мы с ним не справимся! – крикнул вампир.
- Поняла, сейчас буду!
Вампиры разбежались подобно тараканам, даже Марина показала небывалую резвость. Страшно щелкали зубы и жвала. Если бы на месте стаи Каларина оказались другие белые вампиры, Крауул их бы разорвал.
- Чего ты ждешь?! Принимай третий облик! – крикнул Насмешник Бериану.
- Я его убью, если преображусь!
- Мать твою!
Во все стороны полетели щепки от деревьев, что монстр вырывал из земли. Кое-кто из вампиров поднялся в воздух, но скрутить термитотела никому не удавалось. Он был слишком силен.
Марина изменилась, когда ее взяли в захват. Синие пластины помешали Крауулу убить ее с первого раза, но…
- Отпусти маму!! – закричал детский голосок.
Крауул обернулся одновременно с плененной Мариной. Девушка едва не заорала от ужаса.
Перед чудовищем стояла Лена, крепко прижимая к себе маленькую девочку, дочку Крауула. Мгновенно мужчина изменил облик на прежний. Он продолжал за горло держать Маринку и внимательно смотрел на Ленку.
- Отпусти ее! Ее жизнь не принадлежит тебе! – проговорила чужим голосом девочка, сузив зеленые глаза.
Даже вампиры удивленно взирали на фею с веток деревьев, на коих сидели.
- Ты не указывай мне!
- Твой ребенок жив, за что тебе ее убивать? – сделала шаг вперед. – Кровавой мести не может быть! Если ты служишь свету, то месть не для тебя!
Небо затянуло тучами, в воздухе запахло магией. Лицо девочки осветила вспышка молнии.
- Фейлера, – узнала Марина с непередаваемым удивлением. Вместо Лены говорила ее мать, чей облик девочка впитала.
- Моя раса мертва, – продолжал Крауул.
- Ты так в этом уверен? Ты знал, где живут твои враги, выжженные пустыни их родина! Оглянись, природа жива!
- Они…
- Твои враги превратились в прах! – перебила гневно. – Их больше нет! Кому ты мстишь, дурак?! Женщинам и детям, что живут в городе? А может старикам, что тебе ничего не сделали плохого? Кому ты мстишь?
- Ты лжешь, ведьма! Заговариваешь зубы, чтобы я не убил вас!
Мимо его головы пронеслась молния, ноги оплели стебли растений, а в опасной близости от горла остановилось острие льда.
- Если бы я хотела тебя убить, я бы убила, и меня ничто не остановило бы! – заорала яростно, ребенок на ее руках заплакал. – Во мне двойная сила моего народа и, несмотря на всю твою древнюю мощь, я могу убить тебя, но не хочу. Мы служим одной силе, и эта сила призывает тебя слушать вампиров.
- Неужели свет с мраком поменялись местами? – нервно рассмеялся. Насмешник хотел к нему подобраться, но его остановила Аркалия рукой. Она успела прибежать, но не предпринимала решительных действий.
Фея насмешливо улыбнулась.
- Твой сын предал тебя, в этом теле течет его кровь, – указала на себя. – Она знает, – кивок на Марину, – кто отец девочки и в его жилах яд предателя. А раз твой сын тебя предал, то разве вампиры не могут принять сторону света?

URL
2011-05-03 в 04:24 

Романчик Анастасия
Уверенность Крауула поколебалась. В этот момент на поляну выбежала Ульяна. Она шаталась, держась за голову руками, взгляд нехороший.
- Стой! – обернулась Фейлера и застыла.
- Он обидел маму! – крикнула Ульяна. В Крауула полетело черное щупальце.
- Ульяна, нет! – закричала Марина.
Щупальце не долетело, еще в воздухе его перехватил Бериан и подтянул к себе девочку.
- Смотри на меня, – шептал он, сжимая ее лицо в своих ладонях, – не слушай его, он плохой.
- Я не могу, – зашипела. – Он говорит, что я должна, так поступит.
- Он хочет, чтобы ты поступала плохо.
- Бе… мастер, что это значит? – приблизилась Марина больше не боясь атаки изумленного светлого термитотела, что отпустил ее. Она прижала к себе Лену, та едва стояла на ногах и не понимала, что происходит вокруг.
- Шруускунер будь он не ладен! – рыкнул Бериан. – Он до нее добрался. У моего брата, так родители мертвы, поэтому они не пытаются им манипулировать. Но Шруускунер не из того десятка, чтобы так легко сдастся. Он пытается контролировать ее разум, у него это неплохо получается. Мы давно заметили, что она слышит голоса, но не могли разобраться, чей именно голос она слышит. Дедушки или все-таки отца. Хорошо, хоть дед не вмешался, тогда бы мы ее однозначно потеряли бы.
Девочка покрылась потом, и иногда у нее появлялось очень жестокое выражение лица. Она напугана и сопротивлялась страшной сущности, что пыталась завладеть ее разумом.
- Откуда они у вас? – с трудом подал голос мужчина, приседая на корточки. – Это шутка, да? Вы издеваетесь надо мной, хотите ввести в заблуждение, чтобы я вам поверил.
- Нет, это мои девочки! – нахмурилась Марина, забирая у Лены ребенка и передавая его подбежавшей Аркалии. – Мы хотели поговорить с вами, объяснить. Что с момента вашего забвения прошли тысячи лет, если не миллионы. Вы понимаете как это много?
Он взялся за голову.
- Я не могу в это поверить. Это слишком ужасно. Эти девочки… – запнулся. – Они мои потомки и очень дальние, настолько дальние, что я не могу до конца проследить всю цепь поколений. Они ведут свой род от моего сына отступника, одного из первых предателей.
- Вот это совпадение! – воскликнул Насмешник.
Бериан обернулся к термитотелу, все еще гладя девочку по голове.
- Если вы ее предок, то можете помочь, – проговорил, тяжело дыша, – вы старше, вы имеете власть над ними. Вы можете нарушить связь между ней и ее отцом с дедом.
- Я не уверен, что у меня получится.
- А вы попробуйте, – попросила Марина, – поймите, мы очень любим эту девочку и хотим, чтобы она не зависела от своего ужасного и жестокого отца. Я вас на коленях буду просить, помогите.
Мужчина внимательно посмотрел в ее глаза.
- Странные нынче вампиры пошли. Видимо, я действительно очень многое пропустил. Я не могу вам верить, но они… это просто невозможно.
- Пожалуйста.
Он выполнил их просьбу и девочка, улыбаясь, сообщила маме, что больше не слышит голосов. Бериан подошел к светлому термитотелу.
- Послушай, прекрати строительство этой дряни. Та раса, что погубила вас, ее действительно больше нет. Те, что живут в этом городе совершенно другие. Они не такие, какими ты помнишь своих врагов. Если хочешь, я покажу тебе.
- Не надо, я верю тебе клыкастый, хотя и с трудом. Поведением вы чем-то похожи на веронов.
- Точно! Пускай кто-нибудь из веронов припрется, – щелкнул пальцами Насмешник.
- Не думаю, что это хорошая идея, – возразил Бериан.
- Вероны до сих пор живы? – удивленно поднял брови Крауул.
- Да, они пережили тяжелые времена, – кивнула Аркалия, прижимая девочку к груди. – Ваш мир заморожен эм…
- Крауул.
- Крауул, ваш мир заморожен. На него поставили печати, которые мы обнаружили не так давно. Крауул, я хочу вас еще больше шокировать. Вы старше хранителей равновесия, хотя вам даже неизвестно кто это такие. С вашего времени прошло более пяти миллиардов лет. Вы жили очень давно. Но вашу расу можно возродить, так как вас возродили к жизни. Но нам нужна ваша помощь.
- В чем она заключается?
- Наверняка, вы знали, какие ловушки любили ставить ваши враги. Мы не можем снять печати, пока не узнаем, что нас ждет, и не подвергаются ли наши белые вампиры опасности. Вы сами понимаете, если можно исключить угрозу, то лучше это сделать сразу.
- Если я помогу, вы покажите, где мой мир? – все еще сомневаясь, произнес мужчина.
- Соседний, не так далеко. Но для начала разберите эту штуковину, мы не хотим, чтобы пострадали люди.
- Люди?
- Раса, которая так похожа на ваших врагов. Девушка, что произвела на свет ваших детей тоже из рода людского.
Он надолго задумался, недоверчиво глядя на вампиршу.
- Я понимаю ваши сомнение и поэтому постараюсь их развеять.
Она связалась с отцом. Голограмма Ориса появилась через минуту. Он был облачен в теплую одежду, на голове красовалась шапка. Накладные усы обледенели и с них свисали сосульки.
- Дочка, вы поговорили с ним? – ответил командир охотников равновесия.
- Да, отец, удалось кого-нибудь откопать?
- Пока только одного. Маленький мальчик, его сейчас приводят в чувство.
На миг показалось детское тельце, к которому подключали «аппаратуру».
- Когда он придет в себя? – продолжала расспрашивать Аркалия.
- Может завтра, может сегодня.
- А еще кого нашли?
- Нашли целую толпу, но их закрывает печать. Если ты не приведешь его, то мы даже не знаем, как ее снять и освободить их. Все, дочка, не могу больше разговаривать. Совет требует отчет о проведенной операции, приводи его, и тогда поговорим.
Его облик пропал. Женщина повернулась к нахмурившемуся Крауул. Он для себя решал очень сложную проблему. Но, бросив последний взгляд на ребенка и девочек, он ответил:
- Хорошо, я выполню вашу просьбу, но запомните, если вы меня обманули, я дорого отдам свою жизнь.
- Никто не сомневается. Вам придется тепло одеться, Крауул. Ваш мир стал очень холодным.
- Эм, а как вы узнали о моих намереньях?
- Ваши дети нас предупредили.
Голубые глаза округлились.
- Наверное, ваша раса действительно светлая, если даже мои дети выдали меня вам.
- Наверное, – улыбнулась охотница.
Вампирам осталось только поражаться, как быстро управился Крауул. Они ощущали его мощь. От его силы веяло древностью, тысячелетиями. Они добрались до портала и тут же переправились в соседний мир. В лицо ударили солнечные лучи и дикий холод. И тут же встречали охотники с меховыми подкладками и обручами сохранения температуры.
- А почему здесь так много снега? – спросила Марину Ульяна.
- Не знаю, таковы законы природы этого мира, – попыталась ответить девушка, неловко улыбаясь.
К ним подошел Орис, и сразу положив руку на грудь, поприветствовал Крауула.
- Мы очень рады, что вы согласились сюда прийти. Думаю, будет неплохо, если вначале покажите нам возможные ловушки, а потом будете присутствовать при пробуждении ваших родичей.
- Это обязательно?
- Поймите, они проснутся среди чужаков. Могут перепугаться, учитывая же их силу, последствия могут быть непредсказуемые. Мой народ не слабый и если мы столкнемся с вашими родичами лбами, жертв не избежать.
- Вы можете изменить облик? – внезапно спросил Крауул.
- Да.
- Тогда сделайте это незамедлительно. Вы слишком сильно похожи на наших врагов, чем больше будет контраст, тем лучше.
Орис отдал приказ и он сам, и все остальные вампиры приняли второй облик, появились крылья. Крауул удовлетворенно кивнул.
Крауул безошибочно показывал охотникам ловушки и указывал, где могут находиться его родственники и собратья. Вампиры-ботаники собирались образцы растений мира. Было много предположений, что раз мир пережил столь длительное время в спячке, то растения древности не перенесут столь сильных перемен и попросту погибнут.
Крауул не переставал изучать незнакомцев. Он хотел им верить, и постепенно его вера в них только увеличивалась. Особенно удивленно он разглядывал семейную пару Аркалию и Дарлуна, за их возней с его детьми. На их вопрошающие взгляды, он ответил, что не будет требовать возврата детей и полностью доверяет воспитание новым союзникам. Да, он считал теперь их союзниками и рассчитывал на сотрудничество с молодой расой.
- Все печати сняты, – сообщил охотник равновесия Орису, а тот передал Крауул.
- Скоро мир начнет таять и все оживет, – произнес отец Аркалии. – Нужно найти ваш улей и освободить его из холодного плена.
- В этом нет необходимости, – слегка улыбнулся клауурис и закрыл глаза.
Началось землетрясение. Марина, находившаяся с Берианом, грохнулась на лед и разбила нос. Бериан ругаясь, поднимал ее. Даже охотники едва удержались на ногах. Во многих местах лед треснул, из трещин показались толстые, как бревна щупальца. Маринка вскрикнула и буквально запрыгнула к хмурому Бериану на руки, обхватила мучителя за шею. Орис едва не подавился накладными усами.
- Ничего себе улей! – заикнулся Насмешник, пихнул Бериана в бок.
Марина ранее видела улей Шруускунера, но по сравнению с тем, что показалось из-подо льда, он «недомерок». Щупальца гораздо толще заметно старше, и что самое странное сверху улей покрывали цветущие растения. Когда землетрясения закончилось, белые щупальца размером с добрую сосну раздвинулись, освобождая проход господину.
- Идемте, – поманил Крауул, – там полно моих сородичей.
Охотники, несмотря, на все самообладание, пугливо топтались на месте и не спешили следовать за ним. Первым решился Орис, а за ним Бериан с взвизгнувшей от ужаса Мариной и Насмешник, ругнувшись для приличия.

URL
2011-05-03 в 04:25 

Романчик Анастасия
- Аркалия, Дарлун, отыщите тех, кто находится за пределами улья, – отдал приказ напоследок Орис и скрылся в темном провале.
Марина, не слезая с рук Бериана (когда еще на нем бесплатно покатаешься?) рассматривала внутреннюю оболочку улья. Даже после пробуждения внутри холодно и белые переплетения щупалец покрывал иней. Как заметила девушка, древний улей не имел постоянной формы, как улей Шруускунера. Он постоянно менялся, и коридоры появлялись по любому мысленному приказу. И по правде говоря, Марина побоялась бы проходить сквозь белых змей. Они запросто могли раздавать, едва обвив жертву толщиной.
- Куда мы идем? – спросил Насмешник у клаууриса, потирая ладошки.
- К моей жене, я хочу убедиться, что она жива.
Марина еще крепче прижалась к Бериану, когда показался зал, где висело, штук пять беловолосых женщин. Их волосы доходили до пят, структура точно такая же что и у Крауула. Толстый волос на конце заканчивался щупальцем. Белая кожа не имела полосок. Женщины, словно лежали на белой паутине связывающей их с ульем. От спины на уровне пояса тянулось толстое щупальце, но и в помине не существовало большого студенистого кокона. Облачены женщины в нечто похожее на туники.
- Придется вызывать бригаду, – вздохнул Орис, разглядывая их.
- Зачем? Мы снимем их, – повернулся Крауул и подошел к женщине по центру, поднялся на паутине и поцеловал ее в щеку.
- А разве можно их снять? – поразился Бериан. – Они же неразрывно связаны с ульем через то здоровое нечто, – указал на толстое щупальце.
- Женщина – основа улья, чем она старше, тем сильнее улей. Она контроль над всем, что вы видите. Она дает всему жизнь. Без нее сильный улей не построить, – парочка манипуляций, и женщина оказалась у него на руках. Марина удивленно смотрела на круглую примочку, что имелась на спине жены Крауула.
- Коннект, – хохотнул Насмешник, выражая тем самым мысли всех остальных.
- А другие женщины? – не удержалась Марина от вопроса. – Они кто вам?
- Мои дочери. Они учились, когда нас застала катастрофа. Моя старшая дочь, должна была стать главой нового улья, а ее муж – его правителем.
- Крауул, а как отличить ваших второстепенных детей от остальных? – спросил Орис.
- Все мои дети в этом зале, еще есть младший сын, но вы его нашли.
- Нет, вы меня неправильно поняли. У термитотелов – потомков вашего сына-предателя, – Крауул кивнул, показывая, что понимает вампира, – есть второстепенные дети, кроме главных детей, термитотелы называют их рабами, марионетками.
- Значит, ужасная мечта моего сына осуществилась, – закрыл глаза Крауул. – Мы могли копировать любое растение, которое употребляли в пищу, собирая его заново по крупицам. Мы невосприимчивы ни к одному яду и потому, могли, есть даже самые ядовитые растения. У нас они оживали и могли двигаться. Сын же хотел то же самое творить с разумными существами и животными. Но для нас это было неприемлемо.
- Теперь нам все ясно, – вздохнул Орис, – значит, первоначально марионетками были растения, а потом клауурисы стали термитотелами и сменили рацион питания.
- Мы питаемся мясом, но не копируем животных, это было бы ужасно.
- Хорошо, снимите остальных женщин, и мы отправим их в больницу. Вам, Крауул придется проследовать за нами, скоро проснется один из ваших собратьев. При пробуждении он должен увидеть вас.
После снятия женщин с «паутины» первым делом Крауула привели в лазарет. Вампиры собрали множество клауурисов и продолжали приносить пострадавших. Мужчины и женщины лежали на кроватях-цветках, облепленные маленькими усиками. Крауула подвели к одному из его собратьев. Орис кивнул, молча, отдавая приказ. Лежащему мужчине вкололи в руку синюю смесь из Заранды. Перепуганный клауурисс подскочил и испуганно разглядывал пространство, пока не наткнулся взглядом на сородича.
- Крауул, что происходит? – спросил он, изумленно разглядывая существ с практически белыми крыльями.
- Ты у друзей.
- Наш мир?..
- Разморожен и постепенно оживает.
- Твой сын… он предатель…
Крауул зарычал.
- Мой сын давно мертв, остались только его потомки!
Выражение лица сородич принял до смешного удивленное. Предстояло еще многое им пояснить и рассказать. Сам Крауул до конца не понимал этого нового для него и неизведанного мира. Ну что ж, придется учиться заново.

URL
2011-05-03 в 04:26 

Романчик Анастасия
Глава 12.

- Я еще никогда так не боялся, – произнес Рил, укрывшись одеялом и трясущимися руками держа кружку с горячим напитком из трав.
Лима тряслась рядом с ним. Они сумели перенестись в другой темный мир, там же они вернули себе внешность, а затем через портал прорвались в леса эльфов. Афоэль встретили их обеспокоено. Они сразу поняли по застывшим от ужаса и страха лицам, что произошло нечто непредвиденное. Никто не задавал вопросов, их просто усадили возле искусственного костра и с час отпаивали травами. Рил отошел от шока только на третий час, Лима – на четвертый.
- Как ты думаешь, кто это мог быть? – спросила девушка, плотнее укутавшись в одеяло. Ян игрался с эльфийскими детьми и Илем возле ее ног и не замечал ее состояния.
- Кто угодно, – ответил Рил и с закрытыми глазами громко начал пить из кружки.
Сирена пришла ночью, когда Лима едва вся не извелась. Женщина была серьезно ранена и повалилась без сил на ложе рядом с гамаком девушки.
- Что я могу сделать? – подбежала к ней Лима.
- Под столом сумка, достань ее, – прохрипела воительница.
Олимпиада выполнила просьбу и вручила преподавательнице сумку. Не спеша, Сирена раскрыла ее и достала голубой фрукт, от которого сразу откусила приличный кусок. Прежде чем заговорить женщина съела три штуки, ей заметно стало лучше.
- Будешь видеть на рынке, да где угодно, бери все. Он всегда должен быть с тобой.
- А что это?
- Заранда. Его можно есть или выдавливать сок на поврежденные участки. Это лекарственное растение, произрастающее в мирах белых вампиров. А также это уникальное растение можно найти в столице хранителей миров, оттуда она и ведет свои корни. Излечить может практически от всего. Мне повезло, что у этого мудилы не было адского оружия, так бы пришлось бы туго.
- Кто он?
- Адский капитан.
- Ты его убила?
Сирена фыркнула.
- Я, конечно, сильная девочка, но у меня нет необходимого оружия, чтобы быстро его грохнуть. Или ты думаешь, он стал бы дожидаться, пока я из лука света в него пальну? Ага, держи карман шире. Он не из простого десятка, так что пришлось мне в срочном порядке рвать когти.
- Это он хочет напасть на Афоэль?
- Не-а. Это не их профиль, они занимаются делами поважнее, например, изготовлением мощных темных артефактов. Я подозреваю, что он один из тех, кто создает вирус для заражения светлого оружия. Этот мир ему не принадлежит, иначе бы поаккуратнее себя вел, а так полгорода разбомбил.
- Но зачем он на нас напал?
- Я не знаю, даже не буду предполагать. Их поведение непредсказуемо. Нужно посмотреть, что Рил с собой прихватил в качестве сувениров.
- А ты не посмотрела его прошлое? – изумилась ответу воительницы Лима.
- Крик, – повернулась в ее сторону женщина, – он адский капитан, внимательно вдумайся в эти слова. Ты видела, что он творил? Ты считаешь, что его жизнь так легко проследить девчонке, подобной мне?
- Просто… я считала, что нет никого сильнее тебя.
- Многое ты еще не знаешь в этой жизни. Ладно, я просмотрела сделанные тобой копии, послезавтра они собираются атаковать. Завтра в тихую эльфы проследят за ними, а уже послезавтра мы их горячо встретим.
- Они так быстро отойдут от нашего визита? – удивилась Лима.
- Не обольщайся, это не единственный их мир. И тем более, в городе, где мы устроили грандиозную свалку, не было воинов и военной техники, мелкая шушера. И еще у них считай каждый месяц свалка. Они привыкли.
Лима крякнула. Она присела рядом с воительницей, когда заметила одну деталь. Ее лицо. Обычно Сирену невозможно рассмотреть в подробностях, но сегодня день исключений. Обычное личико, Олимпиаде даже казалось, что перед ней сидит подросток лет пятнадцати, так молодо выглядела Сирена. Не сказать, чтобы сильная красавица, но было в ее лице нечто притягивающее взгляд и дело касалось не только меняющих цвет глаз. Брови домиком, средние губы с приподнятыми уголками, больше среднего глаза, ничего сверхъестественного. Это пока не начинаешь рассматривать волосы, фигуру и цвет ее глаз.
- Не смотри на меня как на диковинную зверушку, – от воительницы не осталось тайной внимание ученицы.
- Просто… я никогда не видела твоего истинного лица, – замялась девушка.
- Мало кто видел, – пожала плечами, – да это и ни к чему. Иногда хочется побыть самой собой. Сейчас мне нужно восстановиться, а не заботиться о своем облике.
- Сирена.
- Да.
- Откуда вообще взялись рогатые, а?
- Спроси, что полегче. Если бы я знала, то ответила. Тебе не спится? – внезапно спросила воительница.
- Да, не могу уснуть. Слишком сильные впечатления.
- Тогда бери напарника, пойдем немного порезвимся вместе. Я питаюсь энергией из окружающей среды, мне нужно побегать.
- А как же твоя рана?
- У меня мгновенная регенерация и должны же мы позволить себе маленькое развлечение перед тяжким боем? А ты заодно потренируешься ездить на мотоциклах. Я их специально для такого случая приберегла.
- Повеселиться, говоришь, – улыбнулась Олимпиада.
- Ага, не обещаю, но страх улетучится, будто его не было. Будет весело.
- Как бы это веселье не обернулось для меня лазаретом.
Сирена расхохоталась. Она наклонилась над ученицей.
- Быстренько сбегай за напарником. Завтра мы отдыхаем, а сегодня немного повеселимся. Эльфу пойдет на пользу небольшая встряска, – ее глаза так и излучали хитрость.
Больше не задавая вопросов, Лима вылезла из дома-дерева и спрыгнула на землю. Темные эльфы Афоэль, как и светлые сородичи селились внутри живых деревьев. Их симбиоз с лесом не доходил до уровня белых вампиров, но тоже поражал. Древа дремучего леса назывались «лесные стражи» и при большом желании сами могли дать отпор неприятелю. Они передвигались и могли переходить с места на место. Эльфы большими семьями жили в огромных дуплах взрослых лесных стражей.
Олимпиада тихо подошла к дремавшему лесному гиганту.
- Рил, – шепотом позвала.
Девушка знала, что слух эльфов как у монстров. Если он не спит, то обязательно услышит ее. Темный эльф действительно не спал. Его лохматая растрепанная голова высунулась из дупла. Чтобы никого не будить из родни, эльф бесшумно приземлился рядом с напарницей.
- Чего не спишь? – недовольно пробурчал.
Она показала пальцами, что не может свободно говорить и, скромно поцеловав его в щеку, поманила за собой, взяв за руку. Эльф опешил, запоздало соображая, что от него хотят. Он поплелся за девушкой, позволяя себя буксировать. Сирена продолжала дожидаться их лежа на гамаке. Рил, как умный эльф, не стал задавать ей вопросов и присел на стол, сплетенный из ветвей и травы.
- Сейчас, я открою портал, и мы уйдем. Ничего серьезного, простая увеселительная компания вместе с безумной тетей Сиреной, – улыбнулась воительница. – Побегаем, попрыгаем и покатаемся. Как ты смотришь на это? – повернулась к эльфу.
- Положительно, все равно не спится, – он обнял по приятельски Лиму за плечи.
- Тогда идемте, не будем тратить драгоценное время. Нужно ловить каждый миг и радоваться каждой минуте, а не грызть себя бессмысленными страхами.
Эльф и юный вампир переглянулись, одновременно пожали плечами. Рил продолжал обнимать ее за плечи. Лиме впервые приятны прикосновения представителя мужского пола. На душе тепло, ощущалась надежность. Она не пыталась сбросить в меру мускулистую и красивую руку, как сделала бы это раньше. В первые минуты знакомства, девушка вела себя с ним настороженно, даже где-то грубо, но постепенно эльф расположил к себе феминистку легким и задорным нравом. Он не пытался делать комплиментов в сторону ее внешности и не позволял себе вольностей, не распускал рук. Умный парень сразу сообразил, что ему попалась на пути пантера и как любую кошку ее нужно приучить. Ему было интересно общаться с юным вампиром, у них нашлось много общих тем. Лима перестала его воспринимать как еще одного озабоченного самца, эльф стал вторым лучшим другом. В отличие от Марины, общавшейся со всеми и имевшей кучу друзей, у Лимы отдел друзей занимал всего один палец на руке, теперь же их насчитывалась целых два. И она несказанно рада этому факту.
Сирена открыла портал, и они вместе вошли в него. Их взору открылась скалистая местность. Мир окутала покрывалом звездная ночь. Три разных размеров луны освещали пространство нереальным белым светом. Две в полной фазе и одно полумесяцем.
Сиреневые глаза эльфа отражали лунный свет и разве что не горели. Его зелено-черный костюм в полоску нисколько не скрывал его в меру мускулистое легкое на подъем тело. Тело хищника и не стоило сомневаться, что грацией он не уступал семейству кошек. Именно черно-зеленый костюм Сирена насмешливо назвала трико, но с одеждой танцоров костюм эльфа не имел никакого сравнения. Высокие блестящие сапоги без застежек и те плотно облегали стройные ноги эльфа.
Тонкие губы раздвинулись в ехидной улыбке.
- Только не говорите, Многоликая, что мы собираемся гонять кошек, – произнес он, поворачиваясь к женщине.
- Именно, подергаем агрессивных кошечек за хвостики, чем не веселье? – лицо Сирены приобрело нечто таинственное и хищное.
- Опять кошки? – воскликнула Лима.
- Ага, только на этот раз живые и красивые, а так же очень игривые. Они не упустят возможности поохотиться на нас.
- Это же опасно! – девушка развернулась к преподавательнице.

URL
2011-05-03 в 04:30 

Романчик Анастасия
- Они играют с двуногими, не убивают и не едят их. Они разумны и уважают других разумных существ. Их называют игривыми леди. Кошки игривые леди. Мне очень нравится название, а главное подходит под их непредсказуемый характер. Им нет смысла нас убивать, а вот поиграть, почему бы нет? Рил тебе не рассказывал, что старшие эльфы Афоэль любят поспорить в скорости с игривыми кошками гор соседнего мира?
- Нет.
- Теперь будешь знать. Кстати, бегать тебе не придется, будешь ехать на мотоцикле на перегонки с леди.
- Я не умею.
- Научишься, когда увидишь их мордахи. К ним трудно привыкнуть, даже если знаешь, что они не причинят тебе вреда.
Сирена щелкнула пальцами, и перед ними возникли два черных мотоцикла. Эльф ругнулся и с восторгом потрогал сидение блестящего «коня». Колеса покрывали шипы, а спереди мотоцикла скалил зубы череп с острыми клыками.
- Ага, я тоже в восторге от этих крошек. Скорость – чудовищная, маневренность – охренительная, мощность – офигительная. Можно ехать даже вниз башкой. И вообще, чудо техники и магии! Их создавали вампиры, так что, сможешь оценить не только его техническое оснащение, но и твердость. Он переживет кучу аварий и останется новюсенький.
- А ты?
- А я побегать хочу. Будет весело! Тем более, чего вам бояться, если что, моя магия соберет вас по кусочкам, за свою жизнь не беспокойтесь!
- Не сомневаюсь, – вяло промямлила Лима.
- А вот и они, голубушки! – засмеялась Сирена.
Олимпиада обернулась и увидела огромных кошек. Они раза в три больше белых медведей. Шкура под цвет серых скал. Кошачьи морды очень умные и внимательные, а главное красивые. Изящные кошки, их действительно можно принять за леди. Прекрасные пушистые хвосты белого цвета. На шее белый «воротник». Круглые белоснежные ушки прижаты к голове. Тонкие и гибкие кошечки. Не стоило сомневаться, что они могут двигаться с потрясающей скоростью. Кошачьи глаза насыщенного зеленного цвета внимательно наблюдали за пришельцами, решившими их подразнить.
- Чего они ждут? – спросила Олимпиада, испуганно глядя на кошек.
- Когда мы начнем игру, – улыбнулась воительница.
Рил оседлал мотоцикл и с воинственным криком газанул, умчался, оставляя огненные следы за собой. Сразу две кошки рванули за ним. В скорости они действительно не уступали черному «коню» вампиров.
- Встретимся утром, дорогая, а сейчас начинаем веселиться! – сказала и побежала Сирена.
Даже взгляд вампира не мог уловить ее движения. За Сиреной побежало гораздо больше кошек, чем за эльфом. Осталось всего две кошечки, меньше размером, чем все остальные. Их пушистые хвосты нетерпеливо подрагивали. Они ждали. Лима сразу поняла, что ей достались молодые особи. Каким-то образом игривые леди определяли опытность противника. И удивительно, не ошиблись.
- Ну ладно, – хмуро проговорила девушка, – надеюсь, это не сложнее, чем езда на велосипеде.
Как только она дала газу, то сразу завизжала от чудовищного толчка. Учеба проходила моментально. Лима ни на секунду не забывала, что у нее на хвосте две огромные кошки. Их глаза горели в свете трех лун. Двигались они быстро и грациозно. Езду же Лимы сложно назвать даже неплохой. Мотоцикл непредсказуемо петлял и «скакал». Скалистую местность не назовешь идеальной трассой. Один раз Олимпиада задела колесом камень. Из-за скорости девушка пролетела вперед огромную дистанцию. Не потеряла мотоцикл, только потому, что мертвой хваткой держала руль, а еще предусмотрительно прикрепила себя к нему стальным цепями. Кошки восторженно заревели позади.
- Твою мать! – выругалась Лима, прекрасно зная, что сейчас последует болезненное падение.
Она переплелась с мотоциклом и по инерции пролетела еще метров двадцать. Несмотря на боль в сломанных костях, девушка быстро поднялась и вновь оседла железного неуязвимого «коня». И снова бешеная гонка. Позади кошки прямо пищали от восторга и игриво скакали за ней.
- Аа-аа! Охренеть! – визгнула Лима, не заметив обрыва. Мотоцикл пулей сорвался с места, девушка в подробностях могла разглядеть гигантскую пропасть под собой.
Она не сумела нормально приземлиться и навернулась. И вновь упрямо превозмогая боль, Олимпиада села на запылившегося монстра. Кошки завизжали и побежали обходным путем, не упуская из виду беловолосую девушку. Олимпиада боялась, чтобы не пропахать носом землю, лишний раз развернуть руль.
- «Откинь страх, – услышала голос Анализелы, – получай удовольствие от гонки и тогда скорость станет твоим союзником. Увеличь скорость!»
Лима послушалась, газанула сильнее. Моментально в ней взыграла кровь. Душа заполнилась детской радостью. Удары и падения перестали волновать, существовала только она и скорость, а еще дорога впереди. Забылись бежавшие позади кошки, и все остальное стало неважно. Она падала, врезалась в скалы, кувыркалась, разбивая камни, и с еще большим восторгом возвращалась к гонке.
Девушка ехала по совсем тонкой полосе скалы, когда увидела, как бежит Сирена. Воительница попала на какие-то местные гонки, обгоняла мотоциклы гонщиков, под удивленные крики людей. Кошки пытались застать ее врасплох, даже пойти на перехват, но у них не получалось догнать неуловимую воительницу. Она прыгала и уходила из кошачьих лап молниеносными скачками. Где-то вдали слышался полный восторга ор эльфа. Он улюлюкал и ругался матом.
Лима тоже выехала на трассу, смешавшись с гонщиками. Ее удивленно провожали взглядам.
- Вот это зверь! – выкрикнул кто-то.
Девушка довольно улыбнулась, прекрасно понимая, что ее мотоцикл только что получил комплимент. Она пришла самой первой, но не остановилась и продолжала гонку. Олимпиада въехала в большой серый город и петляла между домами. Кошки не отставали от нее, прыгая с крыши на крышу. Девушка ухмыльнулась, в ее серых глазах загорелся азарт. Она решила подразнить игривых леди. Переключившись, заехала на стену, а с нее на крышу дома. Длинные прямоугольные здания располагали к прыжкам. Мотоцикл яростно «рычал» и, не снижая скорости, делал сумасшедшие прыжки. И каждый раз Лима визжала от удовольствия. Ее глаза покрылись инеем, как и волосы. Все произошло само собой. В тот момент, когда она должна была «споткнуться» об заборчик появилась ледяная дорога. Не снижая скорости, железный «конь» выбивал из-под колес снежные пылинки. Скользкая поверхность? Ерунда! Едем дальше!
- Е-а!! – завизжала Лима, обернувшись.
Для кошек лед стал неприятной неожиданностью. Их лапы разъезжались в разные стороны. Жалобно «мяукая» они беспомощно пытались скользить за девушкой.
Город закончился и снова скалы ее встретили. Светало, а Лима даже не заметила, как пролетело время. Сирена поравнялась с ней, весело крикнула:
- Тормози, Шумахер Шумахерович!
Олимпиада резко затормозила, едва не навернувшись, но удержалась. Счастливо улыбаясь, она смотрела на учительницу.
- А где Рил?
- Да вон он, – кивнула в другую сторону воительница.
Эльф действительно подъезжал к ним. Он остановился в непосредственной близости от них. Лицо жутко довольное, улыбка от уха до уха.
- Супер! – все, что сказал ушастый.
Вскоре подбежали кошки. Эльф с удовольствием потрепал животных за огромными ушами. Лима тоже не удержалась и погладила преследовательниц по мягкой шерсти. Видно, что молодые особи впервые участвовали в гонке и слегка запыхались. Их бока тяжело вздымались, рты раскрыты, видны ярко-красные языки и острые зубки хищников.
- Замечательно, обе стороны остались довольны, – улыбнулась Сирена, – нам нужно возвращаться, как и кошкам, между прочим.
Эльф и Лима не возражали. У них прямо на лицах написана усталость. Но усталость приятная, впечатлений хватило бы на неделю. Сирена знала, чем поднять им настроение и развеять страхи. Экстрим – ее конек.
Весь следующий день они занимались самым приятным делом на земле, а именно отсыпались в гамаках. Благо никто не трогал. Отец Рила отдал приказ самым доверенным эльфам найти телепорты.
Эльфы отыскали все порталы и приготовились в день атаки. Среди листвы лесных жителей не увидит даже опытный зверь, не говоря уже о темных, что не знали местности. Сирена распорядилась, чтобы каждый из ее немногочисленной команды взял на себя один из порталов. Тут даже желтоглазику и сероглазику не удалось отсидеться в «бульбе». Их косы вполне могли сгодиться как стрелковое оружие. Они неплохо стрелялись лучами.
Лима волновалась. Ее, как и раньше, сопровождал Рил. Он прикрывал спину. В задачу девушки входило использовать все стрелковое оружие, имеющееся в наличии. То есть хвост, заэну и лук. Минус Заэны – она долго перезаряжалась, но разила наповал, зато луку перезарядка не требовалась.

URL
2011-05-03 в 04:31 

Романчик Анастасия
Эльфы терпеливый народ, они выжидали. Темные даже не поняли, кто их атаковал. Для Лимы побоище слилось в сплошную смазанную картинку. Они уничтожали врага до того, как он понимал, что же на самом деле творилось и что их план давно известен темным эльфам. От вспышек лучей слезились глаза, но она продолжала атаковать. Время замедлилось для нее, и разить врага стала просто детской забавой. Все закончилось через три часа. Больше некого уничтожать. Враги кончились, как огурчики из бочки. Лима помнила приказ Сирены, подождать, а потом уничтожила портал. Она подождала необходимое время и лично подошла к порталу, заэной перерубила сплетения нитей телепорта. Он разлетелся на куски, и дыра в пространстве затянулась.
Девушка не ожидала, что придется покинуть эльфов поспешно. Сирена не предупредила ее. Вместо леса она увидела иную картинку. Воительница умела мастерски телепортироваться. Девушка горько обернулась, но и там увидела лишь унылую желтую пустыню с куцыми кустиками и мелкой живностью. Рядом с ней появилась Сирена в черно-зеленых полосатых доспехах эльфов и их национальным оружием – змеевидной наэной. Опасное оружие и в то же время изящное. Черно-зеленая палка, вместо лезвия – голова змеи. По мнению Лимы уж лучше клинок, чем коварная змея, что превращала оружие в страшный бич. Наэна Афоэль не резала, она выгрызала куски из врага и плевалась ядовитыми шарами больше напоминающие по действию кислоту. Палка наэны в мгновение ока превращалась в гибкий хлыст и могла резать не хуже клинка.
- Рил… - едва слышно прошептала Лима.
- Со всеми друзьями ты встретишься позже. Рил сам найдет тебя, когда придет время. Его душа не сможет усидеть на месте и дня. Я это знаю и вижу, как вы снова будете прикрывать спины друг друга.
- Я не думала, что смогу подружиться с… парнем. Он действительно стал моим другом.
- И я советую тебе, чтобы он всегда им оставался, поверь мне, друг надежный он и никогда не предаст. Идем, нас ждут маги. Нам еще предстоит дальняя дорога. Тебе придется немного побегать.
- Разведка?
- Ага, – туманно ответила Сирена, на ее лице мелькнула насмешливая улыбка. Она что-то увидела, но не желала делиться увиденным с ученицей. Но это нечто сильно насмешило женщину, она не переставал усмехаться всю дорогу.
Лима еще долго гадала над странным поведением преподавательницы, но пришлось выбросить все из головы. Девушка побежала быстро, как умеют только вампиры. Вскоре пустыня сменилась лесом. Осторожно пробираясь сквозь цветастые заросли Олимпиада наткнулась на странную машину. В том, что это машина девушка не сомневалась. И наличие крыльев навевало мысли о самолете. Олимпиаде нужно было делать ноги и как можно скорее, но в ней боролось привитое Сиреной любопытство. Ей хотелось покопаться в незнакомой машине и разобраться в ее управлении. До самолетов воительница еще не дошла. А Лиме так хотелось научиться летать не только с помощью крыльев.
Белоснежные длинные волосы без труда вскрыли «игрушку» и девушка с лисьим выражением лица пробралась внутрь. Она совершенно забыла об осторожности и понадеялась на шестое чувство. Девушка была уверенна, что она почувствует приближение, но не его.
Лима успела залезть в проводку, когда ее подобно напакостившему котенку выдернули из кабины самолета. Девушка приземлилась на все четыре «лапы» и зашипела. Едва не подавилась шипением и моментально сообразила, что крупно «влипла».
- Ты?! – серые глаза запылали яростью, красивое лицо исказилось.
- Я только посмотреть хотела! – попыталась защищаться Олимпиада, прекрасно понимая, что на него довод не подействует.
- А на смерть свою посмотреть не хочешь, сучка адская?!
- Мясник, тебе не надоело вести себя как варвар? Мы можем поговорить!
- Я не мясник, но для тебя с удовольствием им стану!
Он зарычал и бросился на нее. Девушка моментом увернулась от когтей и зубов, кинулась наутек. Сражаться с ним она не могла и не хотела. Нечто останавливало ее. Лима боялась этого и поэтому не нашла ничего лучшего, чем броситься в бега. Мимо мелькали огромные скалы и деревья, похожие на клены, дубы, если бы не большие листья и толщина стволов, то и правду можно спутать.
Олимпиада скакала как горная коза и боялась оглянуться. И так понятно, что погони ей не удалось избежать. Самое ужасное, что она не слышала его бега, а он бежал, в этом не стоило сомневаться. Лима выбралась к обрыву с водопадом и прыгнула, намереваясь попасть на другой берег. Девушка почувствовал, как в нее сбоку летит нечто, все, что она успела сделать, так это горячо встретить его. Удар пришелся, не так как ожидал «мясник». Они сцепились хищникам подобно и упали в кипящую воду. Его рычание захлебнулось в воде, вампиры продолжали сражаться. Он сильнее, чем она. Но девушка, натасканная Сиреной, не намерена так просто сдавать позиций, и мужчина получал по полной программе. Камни и земля разлетались от них как от взрыва. Лима не гнушалась бить всем, что попадало в ее когтистую ручку. Если он считал, что одолеет ее, то ему предстоит сильно разочароваться. Заэной воспользоваться не получалось, иначе бы дурак ощутил бы всю мощь древнего оружия на своей шкуре.
Полнейшей неожиданностью для дерущихся вампиров стал еще один водопад. Борясь друг с другом, они не заметили его и потому сцепившись, полетели вниз с огромной высоты. Их разнесло в разные стороны и хорошенько приложило об камни. Даже для вампиров удар оказался силен, они едва выбрались на сушу. Лима пострадала гораздо сильнее и пыталась уползти, но противник попался на редкость упрямый. Он рычал и догонял ее, даже выбиваясь из сил на четвереньках. Лима развернулась и бросилась на него в последней попытке, хотя бы лишить сознания упрямца. Тяжелая задача справиться с вампиром, особенно с таким сильным. Но девушка не сдавалась. На кону ее собственная жизнь, не тренировка, а бой насмерть. Они перепачкались в грязи и качались по мокрой земле, издавая злобное шипение вперемешку с рычанием.
Сила оказалась на стороне мужчины. Вампир скрутил девушку, навалившись тяжестью тела. Она не могла ничего сделать, кроме как скалить зубы и пытаться достать до его шеи. Еще никогда он не находился так близко от нее. Девушке было непонятно, почему «Мясник» до сих пор не убил ее, зачем тянет неизбежное? Тело наполнял невыносимый жар, разум терялся и наполнялся «туманом». Мысли путались, его запах сводил с ума. Он так близко, его лицо, все стало бессмысленным. Только не это! Только не сейчас!
- Кровососка! – услышала девушка его замечательный голос.
- Скажи еще раз, – ни одна частица тела не повиновалась, даже над речью не имела власти.
- Чего? – опешил вампир.
- Я хочу слышать твой голос…
- Ты что сдурела? – едва отстранился, изумленно глядя на нее. – Ты приняла наркотик, ненормальная?!
Вампир пришел в ступор. Взгляд вампирши лихорадочно горел, молил. Освобожденные руки с остервенением рвали пуговицы и застежки. Она была как безумная, не соображала, и будто пьяная извивалась на земле, избавляясь от одежды. Его собственные руки задрожали, он пополз к воде. Разом вампир забыл, что еще недавно хотел убить ее, теперь ему просто хотелось уползти подальше от… соблазна.
- СТОЙ! ТЫ МОЙ! – заревела страшно. Без мыслей, просто самка.
Вода смывала с него грязь, он упорно стремился к другому берегу. Казалось, нечто придало девушке дополнительные силы, ее когти до боли вонзились в кожу его спины. Мужчина заорал, но не потерял духа и продолжал ползти. Она обвила его шею, шипя кошке подобно, не давала двигаться.
- Опомнись, безумная! Что ты творишь?!
Он извернулся из ее захвата и отвесил Лиме звонкую пощечину. Казалось, девушка на миг пришла в себя и медленно изумленно отстранялась, но этот раз ему не удалось справиться с бушевавшим пожаром внутри. Не стоило поворачиваться. Вампир не выдержал и заключил ее в объятия, целуя и одновременно кусая полные губы девушки…. Их души и сердца сливались воедино, сердце мироздания билось с ними в такт, они были центром вселенной и нужны ли тут лишние слова? Вряд ли…
Ночь опустилась над поляной и в свете луны яростно сплетались два обнаженных тела с раскрытыми крыльями.
В бинокль с ближайшей скалы за ними наблюдали желтые глаза.
- Желтоглазик, тебе че порнухи не хватает на компе? – спросил раздраженный громкий голос. – Поглядывать, между прочим, неприлично и кто-то говорил, что тебе нравится третий размер груди, а не второй. И вообще девка слишком бледная. Тогда не пойму на хрена ты смотришь, как они там кувыркаются?
Он, не отрываясь от бинокля и не поворачиваясь к воительнице, знаками быстро начал объяснять.
- Чего? – Сирена привстала, ее скрывала темнота и скала, что не мешало ей все прекрасно видеть. – Ты никогда не видел, как занимаются этим белые вампиры и тебе еще крылья их мешают рассмотреть все в деталях?... Правильно, не хрен смотреть, им стоило вообще залезть в пещеру! Чтобы и крыльев не видел! Не можешь поверить, что этот парень был девственником… Желтоглазик у тебя случаем головка не бо-бо?.. Не-а?... Он белый вампир, конечно, ему башку сорвало. Завидно, что ли, что вампирюка почти такого же возраста как ты не видавший обнаженной женщины и в телескопе всю ночь без передыху?... Ага, ты не завидуешь, а просто считаешь. А что считаешь, не подскажешь? – нахмурилась. – Да, видать, ты извращенец, хотя я это и раньше знала, зачем тогда удивляюсь? – стукнула себя по голове раскрытой ладонью. – Не мешай молодым! А ну отвернись!... Что?! Это я мозгополоскалка?! Я тебе ща косу в зад засуну, если ты не ляжешь спать и не заткнешься… Мужчина не нервируй меня!... Вылупил зенки и смотрит!... А ну иди сюда придурок, я тебе покажу кто из нас дура!!!...

URL
2011-05-03 в 04:31 

Романчик Анастасия
Глава 13.

Вот уже который час Шруу не находил себе места в шикарных покоях улья. Из его головы никак не вылетали вампирши. Они казались прямо профессиональными шпионками. Едва он нащупал запах сбежавшей от него красавицы, как выяснилось, что бегал-то он за несуществующим призраком. Его обвели вокруг пальца, а он даже не мог предположить, кто это сделал, кто так ловко его одурачил и водил за нос. Явно у девчонки есть покровители гораздо могущественнее, чем простой наемник Вулкан. Но кто?
Попробовать выйти на нее через ловеласа? Тоже не выход. Последнее время наемник стал осторожным, к нему так просто не подберешься. А вторая девчонка и вовсе казалась неуловимой. Она жива, в этом Шруускунер не сомневался, но ее местоположение неизвестно никому. Тот, кто хоть раз ее видел, вразумительного ничего не сказал. Поэтому самец улья решил сначала отыскать Марину, а уж потом как-нибудь добраться до второй.
План найти девушку через детей тоже провалился. Кто-то порвал его связь с дочерью. Немыслимо! За последнее тысячелетие это никому не удавалось, кроме… хранителей. Но этого тоже не может быть, жалкую горстку полукровок можно списать со счетов. Они не столь могущественны как их чистокровные предки. А чистокровных сто лет назад как истребили.
В зал вошел парень, внешне очень похожий на Шруускунера, но у него были синие глаза и короткая стрижка. Шруу ждал его давно.
- Сын, я несказанно рад, что ты посетил меня.
Ноль эмоций, если не считать дерзкую ухмылку.
- Я звал тебя, вот по какому делу. Ты же слышал, что не так давно похитили твою сестру. Это очень, очень плохо, ты же понимаешь как это плохо? Найди ее, Дуукрен, и она будет твоей.
Темно-красные зрачки сына расширились. Чистокровная матка, тем более сестра – дорогой подарок и получить его мечтают многие молодые термитотелы. Друукрен еще не обзавелся ульем, для его создания нужна чистокровная термитотелка. И если начало будет столь сильно, то парень не против перекопать все миры вдоль и поперек.
- Условия? – спросил он у отца.
- Не трогать похитившую ее девушку, она моя. А так, делай, что тебе заблагорассудится, убивай, насилуй. Любые средства хороши, если надо бери моих солдат. Верни ее обратно, и матка будет твоей.
- Будет сделано, отец, – ехидно улыбнулся сынок и вышел.
Молодой термитотел – опасная сила. А Шруу знал, кого послать на это задание. Друу убьет любого, ни пощады, ни жалости. Кроваво и жестоко он добудет сестричку. Будут гореть синим пламенем города и литься реки крови, все кто встанет на пути термитотела умрут.
Шруу в душе злорадствовал и жалел, что сам не сможет поучаствовать в бойне, что устроит сын. Но его вполне удовлетворит доклад солдат.
С задумчивым выражением лица он впервые за двадцать лет решил навестить отца. Улья детей Иуужана находились недалеко от материнского.
Папочка был несказанно удивлен, когда увидел сына собственной персоной. Они привыкли общаться через посредников, а тут лично. Событие.
- Что тебя привело ко мне? – спросил отец.
Высокий, широкоплечий, в два раза больше сына по габаритам, мощные бугры мышц скрывались под красной причудливой одеждой. Полностью беловолосый, если не считать широкой черной полосы волос посередине головы. Горящие красные глаза, зрачки бордовые. Тонкие черные губы, квадратная выпирающая челюсть.
- Отец, ты присутствовал при истреблении хранителей, мог ли кто-то из них выжить?
- К чему эти вопросы?
- Ты рассказывал, что кому-то из хранителей удалось порвать связь между отцом и сыном.
- И?
- Я потерял связь с дочерью. Я не могу достучаться до ее разума, кто-то порвал связь. Я подозреваю, что девчонку, что похитила дочку, взял под опеку хранитель равновесия.
- Исключено! – злобно сверкнул глазами Иуужан.
- Если кто-то смог порвать нашу связь, то только хранитель.
- Ты не понимаешь, что говоришь! – выкрикнул отец улья. – На такое способны только старшие члены нашей семьи и самые старшие хранители. Такие как короли и их первенцы. Но все двадцать хранителей обезглавлены, я сам видел их отрубленные головы.
- А принцы?
- Они рабы, о них не стоит беспокоиться.
- Но все-таки, отец, кто мог порвать связь?
Иуужана выдохнул и сосредоточился. Шруу напрягся, сейчас он мог узнать правду. Иуужана был одним из самых сильных и старших термитотелов. Именно он унаследовал улей погибшего отца. Верней отбил его в кровопролитной братской войне, но разве кто-нибудь обращает на такие мелочи внимание?
Красные глаза резко раскрылись, в них отразилось беспокойство. Он подошел к сыну и положил на его плечи руки.
- Похоже, придется нам на время забыть о кровной войне и объединиться.
- В чем дело?
- Связь порвал наш общий предок. Он настолько силен, что мне страшно представить его реальные возможности.
- Но это же хорошо, он объединит враждующие улья, и мы сметем светлых подобно урагану!
- Нет, сын, он наш враг! – перебил Иуужана.
- Почему? – удивился.
- Потому что наш предок светлый.
Шруускунер лишился дара речи и едва не подавился второй челюстью…

URL
2011-05-03 в 04:32 

Романчик Анастасия
Глава 14.

Размораживание шло своим чередом. Крауул собирал сородичей и белые вампиры, проводя некоторые тесты, помогали им освоиться в новом для них времени. Конечно, произошедшие перемены вызвали шок у клауурисов, но они быстро приходили в себя. Сказывалась древняя кровь, тогда времена были гораздо тяжелее и опаснее, чем сейчас, после того как пять миллиардов лет миры охраняли хранители равновесия. Крауул с удивлением узнал в хранителях равновесия почти вымершую расу и долго не мог прийти в себя.
Марина оказалась не в удел и возилась с девочками дни напролет. Среди белых вампиров только и говорили о воскрешенной древней расе. Они радовались событию как дети. И новых союзников встречали как братьев родных, поражая тех гостеприимностью и добротой.
Бериан постоянно пропадал. От вампира ни слуху, ни духу. Однажды к Марине сумел прорваться Вулкан. Он поджидал ее возле дома и перехватил, как раз тогда, когда она вышла, чтобы набрать воды из чаши. Он пощекотал ее, Маринка испуганно подпрыгнула и едва не ударила мужчину ведром, благо реакция у него немножко лучше и суар увернулся.
- Напугал! – возмутилась девушка.
- На то и был расчет, – ухмыльнулся мужчина и по-кошачьи присел. – Вижу, ты неплохо устроилась здесь, совсем о нас забыла. Может, пригласишь в дом? Или я так и буду сидеть у тебя на пороге?
- Прости, совсем из головы вылетает, – хлопнула себя по лбу. – Мастер решил отбить мне мозги, потому я не знаю, что забуду в следующий раз.
- Мне Кларен говорил, что он заставляет называть себя мастер, напыщенный клыкастый…
- Вулкан, – слегка рыкнула девушка. Ей почему-то стало неприятно, что при ней ругают Бериана. – Хочешь сказать на него гадость, скажи ему в лицо. Но не надо поливать его грязью, когда его нет рядом.
- А чего ты его защищаешь? Он же вроде… противный, – хмыкнул суар, помогая ей набрать воды и занести ее в дом.
- Я его не защищаю, просто я не люблю двуличия. Знаешь как неприятно, когда тебя в лицо говорят одно, а за спиной шушукаются и обзывают? Когда я в школе училась, мне хватило двуличия моих одноклассниц, – показала на кадык.
Суар пожал плечами и с сомнение присел на красный цветок, даже покачался, явно не доверял растениям белых вампиров.
- Ты что-нибудь перекусить хочешь? – поинтересовалась Маринка, косясь на кухонные приспособления.
- Ничего против не имею. Я давно мяса не ел, надеюсь белые вампиры не вегетарианцы, а то я не переживу еще один день питаясь травкой.
- Нет, они не вегетарианцы, но производят искусственное мясо.
Поперхнулся:
- В смысле?
- Ну, из одной живой клетки выращивают мясные изделия, без костей. Вроде как, не убивая животных. Вероны часто меняются с нами, у них сейчас небольшой кризис.
- С нами? – поднял бровь.
- Не придирайся к словам, – возмутилась девушка, разбирая цветы и извлекая из аналога холодильника продукты, – я же тоже вампир, забыл?
- Нет, об этом я никогда не забуду. Я до сих пор вздрагиваю, вспоминая то, что с вами произошло. С тобой и твоей подругой.
- Интересно, вспоминает ли она обо мне, – грустно улыбнулась Марина.
- Я не читаю чужих мыслей, но желал бы. Особенно я хотел бы узнать, о чем думаешь ты.
- Для этого тебе надо было родиться белым вампиром, – хихикнула, наблюдая, как готовиться пища. Определенно плюс, что готовить на кухнях белых вампиров сплошное удовольствие. Еда приготавливалась быстро и качественно.
- Упаси небо, – передернуло мужчину, – они все чокнутые, как ты только живешь среди них?
- А мне нравится, они необычные и добрые.
- Особенно Садюга очень добрый, – проявил осведомленность Вулкан, он тоже знал, какой псевдоним дали Бериану, и считал его законным.
- Он большое исключение, – скривилась Марина. – Таких агрессивных белых вампиров, как он, немного, поэтому можно смириться с его присутствием.
Она поставила перед ним тарелку с горячим супом и вторую посуду с мясным рагу. Суар с видным удовольствием втянул воздух.
- Есть то, в чем ты несовершенна? – спросил он и деревянной ложкой зачерпнул гущу.
- По словам Садюги, я полная бездарь.
- Он просто тебя не ценит, – строил гримасы от удовольствия суар, быстро поглощая все, что приготовила девушка. – Ребята от зависти изведутся, когда узнают…м-м-м… что я питался на настоящей женской кухне, что для холостяка – мечта.
- Как вы вообще поживаете? – поинтересовался Марина, довольная его комплиментами.
- Ловим супостатов, получаем за них деньги, все как обычно. Но без тебя очень скучно, окружают одни мужики, женской руки явно не хватает, – игриво посмотрел на девушку и хвостом коснулся ее талии.
- Ладно, доешь и пойдешь, – проговорила Маринка и отправилась обратно на кухню.
- Что, ты меня прогоняешь? – насупился.
- Спроваживаю от греха подальше, – вернулась в комнату.
- Именно на грех я сейчас и рассчитываю, – проговорил Вулкан, вытирая губы и вставая из-за стола.
- Нет, нет, давай, иди, – закачала головой девушка и вытолкала его на улицу. – Хочешь, чтобы нас увидел Бериан?
- Садюги нет, почему ты не можешь шага ступить без его приказа? Это разве жизнь? Ты как затворница.
- Вулкан, уходи, – настаивала.
- А я не хочу уходить, – взял ее руку в свою ладонь синеглазый суар. – Я пришел к тебе и только к тебе, почему я не могу остаться? – заглянул в глаза. – Разве это плохо? Если ты мне нравишься, и я хочу тебя видеть.
- Вулкан.
Он страстно ее обнял и медленно начал целовать в шею.
- Вулкан, пожалуйста, уходи сейчас не время и не место, – толкала его в грудь.
- А ты прогони, – недовольно нахмурился Вулкан. – Давай, возьми метлу и скажи, чтобы я выметался.
- Это не смешно!
- Мне тоже не смешно! Женщина, которую я люблю и боготворю, не может быть со мной, потому что один клыкастый наказал ее, и она вынуждена ему подчиняться.
- Бериан приглядывает за мной, он заботиться о моей… безопасности, – с трудом выговорила.
- И мучает, – добавил суар саркастически, – разве такой мужчина должен быть рядом с тобой? Тот, что не любит тебя и издевается над тобой?
- Не преувеличивай, я не собираюсь становиться его женой! – выдохнула Марина и ударила его по плечу кулачком.
- А я этого не допущу, лучше пусть Кларен станет твоим мужем, но только не эта ехидная морда.
- Вулкан, может, перестанешь меня мучить? Моя жизнь и так не сахар, а ты все усложняешь.
- Не я усложняю, а ты!
- Бериан хотя бы меня просто ненавидит, – обиделась.
- Прости, я не хотел, – коснулся губами ее губ, – просто, когда ты рядом я не могу ни о чем думать. Ты такая красивая, Комета, ты сводишь меня с ума. Мой разгоряченный разум отказывается воспринимать реальность такой, какая она есть. Давай перестанем все… усложнять. Мы же любим друг друга.
- Вулкан, нас могут увидеть, – пыталась оттолкнуть его. Но мужчина обвил ее хвостом, не давая вырваться из плена.
- Мне все равно. Разве ты не видишь, как мне плохо? – он даже к изумлению Марины заскулил. – Твои глаза, Комета, они стали такими зелеными. Ты стала только краше с нашей последней встречи. Я хочу любоваться тобой каждый день.
- Вулкан. Бериан…

URL
2011-05-03 в 04:32 

Романчик Анастасия
- Причем он здесь? Он не придет до вечера. Какая разница, что он сделает? Мы с тобой вдвоем, что нам мешает быть вместе? Комета, моя девочка…
Вулкан жадно и горячо поцеловал ее в губы. Страсть разгоралась с новой силой. Девушка не могла ей противиться. Марина так долго искала любви, и объятия суара могут подарить ей массу приятных впечатлений и воспоминаний о незабываемом миге. Он мог отдать жар своего тела, жар своего сердца. Что плохого в том, что она даст ему то, чего суар так страстно желает?
- Люби меня, просто люби, – прошептала Маринка, прижимаясь к его груди и шаря по ней в поисках застежек.
Его дыхание участилось. Он прислонил ее к дереву и продолжал страстно целовать. Его не останавливала ни красная рубашка – мужчина ее разорвал, ни то, что для любовных ласк место выбрано, не слишком удачно – ему просто плевать. Она в его объятиях и через какие-то жалкие мгновения будет принадлежать ему вся без остатка. Вулкан буквально задрожал, когда увидел округлую и красивую грудь вампирши…
- Бериан, этот дядя обижает маму! Он ее кусает! – услышали они голос Лены.
Марина яростно выругалась и поспешно закрылась снятой с нее рубашкой. Красный от возбуждения суар тоже не удержался и ругнулся. Его снова обломали.
- Кусает маму? Какой плохой дядя, – просюсюкал Бериан с ухмылкой, а глаза остались ледяными.
- Да, он кусал маму. Она стонала. Он делал ей неприятно, – пожаловалась девочка, нахмурив бровки.
- Что ты хочешь, чтобы я сделал с дядей?
На этот раз суар побледнел. Он не был трусом, но Бериана Вулкан искренне боялся. Он видел его силу и не только в этом мире. Ему пришлось воочию увидеть реальные возможности зеленоглазого вампира. На поле сражения враг убегал от него в страхе. А еще у белого вампира необычный третий облик…
- Выкинуть в портал! – надулась девочка и гневно сверкала зеленными глазками-изумрудами.
- Леночка, дядя не кусал маму, – попыталась заступиться за Вулкана Марина.
- Нет, кусал, я видела, – поддержала Лену, подлетевшая Ульяна. – Этот дядя не будет нашим папой! Он нам не нравится!
Изумлению Марины нет предела. Она все поняла. Девочки, может, и увидели пикантную сцену, но восприняли мамино поведение как поиск папы. Кандидатура Вулкана им не понравилась, вот и позвали Бериан, чтоб тот вышвырнул потенциального папочку. Не по годам умные и сообразительные дети.
Бериан тоже понял замысел девочек, иначе бы не ухмылялся так омерзительно.
- Бериан! – с мольбой произнесла девушка.
- Наказание еще не снято. Не забыла? Два месяца без мужиков. Не помню, чтобы они истекли. Я же говорил никаких мужиков. Придется дать твоему ухажеру пинка и отправить домой. А вы, девочки, идите к тете Нежналии.
- Хорошо, – обе сестрички ускакали, довольные собой.
Суар зарычал, но ничего не сказал. Спорить с ехидным вампиром бесполезно и противопоставить ему нечего. Охотник сильнее, быстрее, да и телом владеет гораздо лучше «личинки» суаров.
- Я сам уйду! – прошипел Вулкан, недружелюбно сверля белого вампира пронзительными синими глазами.
- Вериа, – улыбнулась Бериан. – Проводи суара до портала, я не хочу, чтобы он снова прибежал к твоей напарнице. Меня не прельщает вынимать его тушу из ее постели.
Марина изумленно раскрыла рот. На землю спрыгнула красавица сестра вампира. Она кокетливо улыбнулась суару и жестко взяла его за воротник, поманила за собой. Вулкан едва не задохнулся. Маринка ревниво проводила их взглядом. От нее не утаилось, как пожирал глазами фигурку Вериа несостоявшийся любовник.
- Собирайся, мы скоро выходим на задание, – произнес Бериан, лицо – восковая маска.
- Но куда? И почему я должна идти с тобой на задание? – Марина вся кипела. Она готова разорвать ехидного вампира на мелкие клочки, как листок бумаги. Ее тело еще не успело остыть от ласк суара и девушка до глубины души возмущена вмешательством вампира.
- Ты находишься в стае Каларина, ему и мне отдали приказ. Вся стая идет с нами. Так ясно?
- И зачем?
- Будем изображать любящих супругов.
- ЧТО?!
- Временно, – добавил, – мы будем работать под прикрытием. Кто-то ворует женщин из других миров, в частности эльфиеек. Мы должны выяснить кто и зачем. Каларин и Вериа будут изображать эльфов Эльсканиэль.
- Но почему я должна играть твою жену?
- Я не обязан тебе пояснять.
Марина еще сильнее нахмурилась и недовольно сжала кулаки.
- Твоих девочек оставим на попечение наших вампиров, – продолжал Бериан, – они большие девочки должны понимать, что мама работает.
- А еще какая причина?
Бериан напрягся.
- Еще одна причина? Ты все еще мое наказание и я должен за тобой следить. Поэтому если я иду на задание, ты должна отправиться со мной.
- Глупость какая, а мое мнение не учитывается?
- В данном конкретном случае нет, не учитывается. Идем.
Он привел ее в свой дом и вновь как прошлый раз снаряжал девушку, на этот раз заставил переодеться. Он словно не замечал совершенного обнаженного тела и с той же холодной небрежностью помогал одеваться в нечто наподобие мужского трико.
- А где Каларин? – спросила Марина, когда вампир принялся за ее прическу.
- Улетел на самолете. Ему нужно набрать ингредиенты для снадобья. Нас никто не должен узнать. Мы будем пить снадобья, и никто не догадается о том, что мы вампиры.
- Бериан, почему ты такая язва? Неужели нельзя дать меня хотя бы пару деньков на личную жизнь?
Он скептически поднял брови.
- Два мужика и это, по-твоему, личная жизнь? Скорее уж груповуха.
- Это моя жизнь! – искренне возмутилась. – Да, я не могу разобраться, кого из них люблю! Так что, я в этом виновата?!
Вампир пожал плечами.
- Мне на твои амурные дела глубоко плевать. Если у тебя двоится в глазах, то тебе нужно обратиться не ко мне, а к окулисту.
Марина зарычала.
- И когда будет Каларин? – хмуро поинтересовалась она.
- Сначала мы немного потренируемся, а потом приедет он, и мы выпьем зелье.
- Опять тренировки со стаей?
- Не совсем.
- Не поняла?
- Мы пригласили эльфов, будем играть в наземный льюрмарк.
- Чего?! – не поняла девушка.
- Увидишь. Ты на коньках кататься умеешь?
- Умею и неплохо, – пожала плечами.
- Значит, можно надеяться, что в первые две минуты тебя не размажут.
Марине сильно не понравился тон, которым он произнес эту фразу, но решила, что не стоит заострять на такие мелочи внимания. Оказалось, что зря.
Он проводил ее до портала, и они телепортировали на огромное ледяное плато. На ее ногах сразу появились коньки. Она так давно на них не стояла, что чуть не поскользнулась, если бы Бериан ее не поддержал, скептически хмыкнув. На плато их ждала вся стая на коньках и в странных намордниках с раскрывающимися битами, а также столько же эльфов, все блондины как один. Девушке тоже надели намордник и вручили биту, показали, как она раскрывается и как ловить ею мяч.
- Правила? – скромно поинтересовалась Маринка у Вериа.
Девушка, кажется, ехидно оскалилась.
- Забить мячи туда! – показала на ворота противника.
- И все?
- А что, мало? Ты ж попробуй, забей.
Марина не сразу поняла весь смысл произнесенный слов. Ей предстояло на собственной шкуре ощутить, что такое игры открытых миров. И данный опыт девушке очень не понравится.
Две команды встали друг напротив друга и приготовились. Бериан одними губами предупредил, чтобы она следила за ними и старалась повторить. Странно, она не могла понять, почему у нее сильно трясутся коленки и почему очень и очень страшно. Спустя минуту она поняла, что у нее интуиция сработала. Первая же минута игры стала для нее очень болезненной. Тонкий и изящный эльф зарядил ей коленкой в подбородок и добил лежачую прощеную битой в почки. Месть Бериана. Он, наверняка, не собирался ее сюда брать. Но раз подопечная ослушалась его, то получит и в хвост и в гриву от садистов эльфов.
Ее рывком подняла Вериа и зарычала, чтобы больше не видела, как она валяется на холодном льду, пока ее команда отдувается за «лентяев». У Марины имелось в наличии два выхода либо получить фонарей от эльфов, либо получить тех же фонарей от стаи. Час от часу не легче. Что не крути одна дребедень.
Эльфы легкие и быстрые, по ним очень тяжело попасть, примерно так же ловишь солнечного зайчика. Вроде бы он уже в твоей руке, а тут взял и ушел от тебя. В данном конкретном случае, эльфы не просто уходили от встречных ударов, но и посылали не менее болезненные пасы. Вампиры и эльфы шли примерно на равных с переменным успехом. Марине не удалось ради смеха, хотя бы мяч поймать, не говоря уже о голе. Обе команды, не считая, Маринки, виртуозно двигались на коньках. Недолго и залюбоваться их движениями, если бы Марина не боялась получить в челюсть битой.
Намордник, как поняла девушка, защищал от серьезных травм игрока, и она была благодарна, что хотя бы ей не забыли его вручить. А то Бериан специально мог не дать ей защиты, и тогда бы действительно пришлось бы туго.
По жестокости игра ей напоминала хоккей плюс американский футбол. Но в том и другом виде спорта не разрешалось бить соперников клюшкой или ногой в челюсть, что в льюрмарке даже поощрялось. Жесткая игра, как пояснила во время перерыва Вериа, помогала развиваться. Она находилась в хорошем настроении, потому снизошла до разговора. Маринка недоумевала, поэтому Вериа пояснила более подробно. Игра помогала развивать скорость и ловкость. Нужно уметь не только быстро и ловко двигаться, но и успешно уходить от биты соперника, что вдвойне тяжелее.
С одной стороны – варварство на лицо, с другой – хороший способ стряхнуть лишний жирок как телесный, так и душевный. Тем более, в отличие от тех же людей, от эльфов и белых вампиров не шло открытой агрессии и ненависти. Во время перерыва Марина отметила, что они достаточно дружелюбно переговаривались, даже те, что во время игры дрались зверям подобно. Игра – одно, реальность – другое. Эти два понятия четко разграничивались. Во время соревнования ты и твой друг – противники, другое отношение гарантированно. Ничего личного, просто игра. Простое и легкое решение снятия стресса.

URL
2011-05-03 в 04:35 

Романчик Анастасия
Во время переговоров с командой Марина ничего не понимала из их игрового сленга, но старалась все запомнить и надеялась, что сможет повторить. Не зря, не зря молодые охотники называют Бериана «Садюгой». Для девушки время матча слилось в одну сплошную муку. И за что? Всего лишь из-за того, что Вулкану позволила себя немножко потискать. Прям обидно даже. Но с «мастером» спорить себе дороже.
Вампир все время доставал ее издевками и не только он, но и его сестра полностью поддерживала брата. Два ехидных монстра. Марина больше натерпелась от них, чем от драчливых эльфов.
- Кто-то морские узлы завязывает, – проезжает мимо Бериан. Девушка бессильно рычит и разгоняется.
Она честно пыталась играть наравне со стаей, но как назло все время путалась у Бериана под ногами, словно злодейка-судьба специально сталкивала их лбами. Один раз действительно столкнулись с ним лоб в лоб.
- У тебя вообще мозги есть или ты их забыла забрать в уцененном магазине и страдаешь слабоумием?! – ругал ее вампир, потирая ушиб.
- Я не специально, – пытается оправдаться, вспыхивая как маков цвет.
- Эй, остроухий мазила тормозило, куда прешь?! – закричал проезжавшему мимо эльфу, на что тот только захихикал. К шуткам Бериана привыкли, как и к его грубости. – Не видишь, у нас недобитая красотка под ногами путается, у нее морские узлы вместо ног!
Громко захохотала Вериа, находившая неподалеку от них.
- Братец, двигай булками, а то, как я погляжу, ее зараза и на тебя распространилась.
- Да я тебя сделаю, малая! – возмутился Бериан, отвлекшись от Марины.
- Куда тебе? – хихикает. – У тебя глазки в кучку от красотки-то нашей, смотри не потеряйся, а то мне страшно за твою нервную систему, – сестра уезжает.
- Еще раз полезешь, куда тебя не просят, я не знаю, что с тобой сделаю! – рыкнул на Марину вампир.
- Делать мне больше нечего! – возмущенно говорит сама себе девушка.
Бериан перенял мяч. Он вел себя еще агрессивнее, чем прежде. Ехидная сестренка видимо забыла, за чью команду играет, и специально толкнула братику под ноги бедную Маринку. Прощенная девушка не сумела сгруппироваться. Она снова оказалась на пути у «мастера». Вериа все просчитала. На огромной скорости вампир не успевал затормозить и врезался в прощенную. Он споткнулся, перелетел через нее и залетел в ворота противника вместе с битой и мячом. Бериан буквально зарылся в сугроб, лишь ноги торчали, его круто обломали. Марина, сориентировавшись в критической ситуации, быстро поднялась и поспешила удрать. Выбравшийся же злобный «Садюга» собирался кого-то замуровать в лед.
- Ма-ма! – закричала Маринка под хохот эльфов и всхлипывающей от смеха стаи.
- УБЬЮ!! – орал за спиной Бериан, погнавшись за ней. С его лица сорвался намордник и потому виден нехороший оскал.
Добравшись до «бортика» Маринка отстреливалась от «мастера» снежками, когда и это не помогло, бросила в него биту и коньки. Он все-таки до нее добрался и с садисткой целенаправленностью стал «топить» в снегу.
- Братик, ты так и будешь развлекаться с нашей красоткой либо все-таки покажешь класс, а не полет цапли в позе тигра, у которого случился запор?
Бериан зарычал и со злости скушал снежок, злобно сверкнул зелеными глазищами. Сестра ехидно улыбалась одними глазами, она получала удовольствие от ситуации. Эльфы угорали. Им определенно нравились братик и сестричка. Они друг друга стоили.
- Ну, малая, прибью! – услышала Марина его злобный рык. Он повернулся в ее сторону, девушка взвизгнула от ужаса, прикрывшись руками. – На поле пошла, бездарь!
- Да, мастер, – поспешно отползла вампирша и надела на ноги коньки.
Бериан буквально перевоплотился в зверя. Марина старалась держаться от него подальше, но Вериа… Ехидная девица преследовала ее по пятам. Девушка просто не знала, что делать с этой напастью, хоть кричи и убегай каждый раз, когда Вериа приближается. Сестрица Бериана все время старалась толкнуть Марину в «объятия» к любимому братику. Один раз Марине удалось извернуться и ухватить Вериа за длинную черную косу. Вместо Кометы под ноги к Бериану полетела его сестра. Вот тут-то он ее «встретил». Так и хотелось сказать, что полетели пух и перья. Они просто сцепились, рыча подобно большим кошкам. Эльфы с потешным визгом повыпрыгивали за бортик и испуганными глазками наблюдали с безопасного места за дракой. Стая поступила точно так же, еще и ямку вырыли наподобие окопа.
- Ох, блин, – Марина не успела смотаться с поля и попала под раздачу. Она упала, а брат и сестра, увлеченные друг другом, поскользнулись на ее фигуре. – Мама, – прохныкала девушка, когда услышала рядом с собой двойное злобное рычание…
Вскоре драка переросла в групповую потасовку, все забыли об игре и задорно подключились к раздаче тумаков. А все из-за того, что Марина заползла на четвереньках к эльфам. А Вериа и Бериан, в свою очередь, пихаясь и споря, кому выпадет честь «убивать» «недобитую красотку», погнались за жертвой. Девушка не помнила, кто первым зарядил в челюсть эльфу, а его собратья принялись заступать за достоинство друга.
- Наших бьют! – крикнули члены стаи и с разбегу присоединились к беспределу.
Когда первоначальный задор погас, вампиры и эльфы, довольные друг другом за хорошую драку, к большому неудовольствию Маринки, вернулись к игре.
Под конец игры Комете зверски сломали ногу. Все вышло случайно. Эльф сгруппировались и шли напролом в их ворота. Уйти некуда и Марина неудачно подпрыгнула, в итоге эльф битой свернул ей коленную чашечку назад. Визг стоял страшный. Даже вампиру бывает очень больно.
Стая тут же ее окружила и блокировала движения девушки, для того, чтобы выровнять кость. Бериан накричал на неосторожного эльфа, обозвав его нехорошим словцом, и выпрямил Марине ногу. По полю раздался еще один крик динозавра женского пола. Маринка помянула всех соперников недобрым словом, упоминая, кто и сколько раз совокуплялся с насекомыми. Эльфы сочувственно слушали и кивали.
- Чего визжишь? Кость срослась! – хмуро заметил Бериан.
- ТЫ! ТЫ!
- Ну, я, и что? Вечно ты ведешь себя как маленькая девочка, скоро и эльфы над тобой будут ржать. У них дети на большее способны, чем ты.
- Я не спортсмен! – едва поднялась Марина, опираясь на плечо незнакомого эльфа. – Я не обязана быть придурком качком, чтобы выживать в этом мире. Я не обязана слушать твои дурацкие советы и играть в дебильную и жестокую игру, которую вы называете полезной.
- Поэтому ты предпочитаешь стать подстилкой для мужчин, – не остался в долгу Бериан. – Давай, дерзай, не умеешь себя защищать, будешь валяться в постели не только красноглазого вампира и хвостатого бабника, а гораздо большего числа желающих твоего тела парней. Ты думаешь, что раз ты красивая то будешь вертеть мужчинам как хочешь? Это они будут тобой вертеть и заворачивать в любую позу, – Марину передернуло. – Сегодня тебя отодрали в льюрмарке, а завтра будут драть солдаты, притом не один или два, а все.
- Это не обязательно будет! – неуверенно возразила девушка, ища поддержку у остальных. Но даже эльфы молчали, соглашаясь с доводами охотника.
- Открытые миры жестоки к новичкам, – проговорил один из эльфов, его мелодичный голос не входил ни в какие сравнения с голосом Бериана. – Наши женщины тренируются наравне с мужчинами, редко кому удается взять их живыми и изнасиловать. Эльфийская женщина не слабый орешек.
- Но кому-то удается их воровать, – изумилась девушка его словам.
Эльф обернулся к Бериану, тот кивнул.
- Воруют полукровок в третьем поколении, а не чистокровных. Полукровки более уязвимы, так как их зачастую растят в человеческих семьях. Иногда и среди нас случается, что молодой эльф влюбится в человека и тогда появляются полукровки. А так как полукровок в наши леса очень редко впускают из-за их двойственности, то они продолжают жить среди людей. Появляются их отпрыски от людей вот их-то и воруют. Очень дорогой товар.
- Так что вы хотите сказать…
- Он хотел сказать, что ты потенциальный товар, – перебил Бериан. – Любой работорговец напустит на тебя наемников, и они тебя скрутят, а потом подчинить тебя легче простого. Ты станешь сотой женой какой-нибудь озабоченного королька.
Маринка перекривилась.
- Твоя красота, – скептически хмыкнул Бериан, – вынуждает тебя тренироваться и еще раз тренироваться.
- Вампиров не воруют.
- Вериа двенадцать раз пытались загрести в гарем, но каждый раз у них ничего не получалось уж больно крутого нрава моя сестрица. Она всех нападающих в бараний рог скрутила. То, что ты вампир не делает тебе чести либо учись, либо сразу иди в гарем, чтобы тобой пользовались как половой тряпкой, нет, – посмаковал, – как писсуаром. Именно писсуаром ты станешь, если не научишься защищать себя. Если ты перестала ныть, то мы продолжим игру.
На душе мерзко и противно. Он вынуждал смириться с его словами. Трудно не согласиться, что вампир прав. Сколько раз она слышала в родном мире о сексуальном рабстве, а ведь туда попадали отнюдь не уродины, а очень красивые женщины.
Можно бесконечно закрывать на проблему глаза, пока она не коснется тебя. Но, в конце концов, никто не исключает, что именно Маринку могут похитить и заставить делать страшные вещи. Кто мог дать ей гарантию, что кому-нибудь не взбредет в голову похитить ее? Никто. Но упрямство не давало ей успокоиться:
- Я не буду тренироваться! Хватит с меня! Это дебилизм чистой воды!
- Вот как? – сощурил глаза вампир.
- Да, я ухожу, мне надоело слушать психа, качка, который считает себя пупом земли и может крутить всеми, как ему вздумается! Я не буду тебе подчиняться! Ясно?!
Он схватил ее за руку и куда-то потащил. Никто не заступился за нее. Кто она для них? Бериана уважали и где-то даже любили, а она была просто маленькой избалованной девочкой, не хотевшей слушаться и делавшей все наперекор.
- Пусти меня, мне больно! – пищала в его руках Марина, пыталась царапаться и кусаться. Но на охотника не действовали ее методы борьбы.
- Говоришь, тебе не нужно тренироваться? – рычал он, не сбавляя шагу.
В мгновении ока картинка сменилась. Перед ними появился черный замок, перед которым собралась приличная толпа. Бериан прямо в руке раздавил шар телепортации.
- Помнится, мне рассказывала Аркалия, что ей рассказывал Вулкан, – продолжал говорить, – будто на тебя напали охотники за головами и пытались изнасиловать?
Марина сглотнула и снова попыталась вырваться.

URL
2011-05-03 в 04:35 

Романчик Анастасия
- Их раса не считает женщину за личность. У них женщина – рабыня для ублажения их низменных желаний. Они ведут свое происхождение от подземных тварей и людей. Большие, потные, вонючие, а еще жутко похотливые. Я покажу тебе, что даже твой третий облик не поможет тебе справиться, если ты не умеешь контролировать тело. Тебе никто не рассказывал, что для удержания третьего облика нужна концентрация и серьезная концентрация? Вызвать его недостаточно, ты должна его держать в железной воле. А если ты этого не умеешь… В общем, ты сама сейчас во всем убедишься.
- Но я же их покусаю! – попыталась спорить девушка.
- Их вонючая кровь неподвластна вампирскому яду, а ты не лорд. Ты даже не чистая, чтобы хоть что-то сделать им. Так что веселитесь. И еще, они темные, так что нам только на руку. Ведь так ты считаешь?
- Бериан! Это варварство!
- Ты мое наказание и я учу тебя, так как мне вздумается. Посчитаю нужным в лаву тебя бросить, брошу. Мне и слова никто не скажет, тебе понятно?!
Прежде чем она сумела что-либо сказать, вампир сбросил ее со скалы. Огромная толпа мужиков занималась одним из самых приятных занятий на земле, а именно кушала. Маринка угодила попой прямо в кастрюлю и облила ближайшие лысые черепа супом. Кто-то поперхнулся, другие посмотрели в небо, словно ожидали дождя из красавиц неземных. Но чудесного дождя не прогнозировали, и мужчины разочарованно зачмокали полными губами.
- Здрастьте, – смущенно помахала ручкой девушка.
- Вот эта цыпа! – гнусаво пробасил, вытирая с лица лапищей суп, один из мужиков.
Марина не на шутку перепугалась. Она на четвереньках поползла по многочисленным тарелкам прочь.
- Ты куда, цыпа?!
- На провода, каркать и какать на людей! – не думая, буркнула Маринка.
- Стой, а в щечку чмокнуть? – схватил ее за руку.
Девушка круто развернулась и надела на его голову блюдо, запихнула в рот яблоко. Это стало началом беспорядка. Мужики пихались и старались первыми завладеть желанной добычей. Они только мешали друг другу, что на руку «жертве». Марина отыскала большую железную миску с ручкой и черпак. Защищаясь миской как щитом и раздавая удары черпаком, Комета яростно сражалась с напирающими озабоченными бабуинами. Вскоре черпак погнули, а миска несколько раз встретилась в страстном поцелуе с лысыми черепами.
- Чтоб вы подавились! – запустила в толпу жареной птицей и продолжала бомбардировку продуктами.
Пришлось изменить облик, до того как на нее напали всей толпой. Маринка пыталась убежать. Они наваливались на нее скопом, обжигаясь и снова идя в атаку. Она впускала в ход когти и свою магию, но с каждой минутой отчетливее понимала, что ей не справиться. Вскоре все тяжелее становилось удерживать третье обличие, и она его потеряла. В истинном втором облике Марина ничего не сумела сделать. Девушка закричала от боли и ужаса. Солдаты обрезали ее крылья и выбросили их, лишая возможности улететь. Шутки кончились.
- Бериан! – кричала, заливаясь слезами. – Я буду слушать!
Ее как раз растянули на земле и сорвали одежду, когда появился вампир. Лишь от одного его взгляда охотники за головами отступили, с ужасом глядя в глаза белого вампира. Из них вырывалось страшное и обжигающее пламя. Ему достаточно было один раз рявкнуть, чтобы все бравые солдаты разбежались в разные стороны. Одно дело атаковать неопытного вампира, другое – вампира старше пятидесяти лет. Они чувствовали кровь и хорошо разбирались в противниках.
- Ты на кого бычишь, вурдалачина? – остался один самый крутой. Он попытался «вмазать» вампиру, но встретился с силищей неподвластной его огромным мускулам.
Бериан, зарычав, играючи запустил его в далекий полет. Здоровая туша охотника за головами угодила в котел с варевом. Мужчина, смешно дрыгая ногами, пытался вылезти и своими манипуляциями опрокинул котелок, покатился вместе с ним с горочки.
Девушка со слезами на посиневших щеках собрала остатки одежды, чтоб прикрыть наготу. Она встала перед Берианом. Взгляд вампира холодный, без какого либо намека на сочувствие. Он хладнокровно наблюдал за происходящим. Не позови его Марина, неизвестно пришел бы охотник на помощь. А ведь ему хватило всего пары секунд, чтоб разогнать охотников за головами.
- Ты готова меня слушать и выполнять все, что я тебе велю? – спросил тихо.
- Хорошо… мастер… я готова слушать вас, – проговорила дребезжащим от страха и обиды голосом.
- Умойся, съешь Заранды, чтобы крылья заново отрасли. Затем мы вернемся к игре. И больше никаких хныков! Иначе я не стану их останавливать в следующий раз. Это их земли и они хозяева положения, здесь они получают заказы. Я покажу тебе, насколько ты слаба.
- Хорошо… мастер, – хлипнула девушка и поплелась вслед за ним в сторону портала.
Этот урок она запомнит надолго.

URL
2011-05-03 в 04:36 

Романчик Анастасия
Глава 15.

Утро пришло как-то незаметно. Сирена лично пришла на то месте, где заснули Лима и Каларин после бурной ночи. Во сне вампиры продолжали обниматься. Разорванная одежда валялась неподалеку, но она не подлежала починке. Желтоглазик недовольный потирал место, на котором сидят, видимо воительница все-таки его поймала…
- Ты посмотри, какая у него рожа ехидно-довольная, прям загляденье, – прокомментировала Сирена, рассматривая спящего мужчину. – Что?.. Уверена ли я, что он не оттяпает мне голову, когда я его разбужу? Ща посмотрим.
Она не успела пнуть его, как вампир схватил ее за ногу и оскалился.
- О, проснулся! – обрадовалась почему-то воительница. – А теперь собирайся, хлопчык, в полет!
Он не успел ничего сделать, как она его катапультировала в ближайший природный столбик.
- Ты посмотри, сломал! – воскликнула она, смотря, как мужчина без сознания падает вместе с обломками камня, и ехидно оскалилась. – Против моей магии, голубчык, не попрешь!
Лима проснулась еще, когда Каларин только дернулся. Она в ужасе прикрыла руками лицом и не верила в то, что произошло. Из глаз девушки катились крупными каплями слезы.
- После будешь истерики закатывать, идем, – потянула ее за руку Сирена.
- Как же так? – плакала Олимпиада, прикрываясь длинным плащом, позволяя себя буксировать. – Почему? Он же сказал что забрал!
Воительница фыркнула. Она как раз подходила к открытому порталу и вошла в другое пространство. Только после того как окно телепорта исчезло, позволила себе расслабиться и с укором посмотрела на ученицу.
- Скажи, ты глухая?
Лима опешила и открыла изумленно рот, уставилась на Сирену широко открытыми глазами.
- Нет, – прошептала неуверенно.
- Тогда слышишь только то, что тебе хочется? – продолжала сурово воительница.
- Нет.
- Тогда чему ты удивляешься?
- Он сказал…
- Эта песня хороша, начинай сначала, – перебила ее женщина. – Да он забрал у тебя страсть, иначе бы ты не смогла так ловко заехать коленкой настоящему инкубу в пах. Поверь, и посильнее тебя ломались перед этими треклятыми искусителями, а ты себя обезопасила, молодец, хвалю.
- Но почему, этой ночью…
- О-о-о! – закатила глаза Сирена. – Ты что дура или прикидываешься? Ты до сих пор не поняла, что ты любишь этого… как его там, в общем, неважно…
- Я не люблю его, я его ненавижу, от него одни неприятности! – воскликнула вновь разрыдавшись. – Он вечно меня прибить хочет!
- Потому и хочет, что с чувствами не может справиться, – устало произнесла женщина, потерев виски, – неужели ты действительно думаешь, что белого вампира так легко соблазнить? Разорвала кофточку, показала прелести, поцеловала и он в ауте?
- Вы все видели, но не вмешались, – убито произнесла Лима, ее нижняя губа затряслась от обиды.
- Во-первых, ты сама на беднягу набросилась, так что он офигел малек, во-вторых, я не имею права вмешиваться в ваши отношения и, в-третьих, снимать мужика с бабы неудобно как-то.
Олимпиада заорала и набросилась на преподавательницу, усердно посыпая ее ударами.
- Чего ты на меня-то злишься? Я, что ли виновата, что ты его любишь? – возмутилась Сирена, ни капельники не обращая внимания на смешные попытки ее побить.
- Я не люблю его! Не люблю! – кричала Олимпиада и продолжала размахивать кулаками, но с меньшим задором.
- Кто ж спорит? Я тоже не Джульетта.
- Тебе не понять!
- Где мне понимать замужней-то женщине?
Лима притормозила и удивленно уставилась на воительницу.
- Ты же говорила, что не помнишь своего прошлого?
- Не помню, я догадалась, – отвернулась. – Знаешь каково, когда осознаешь, что у тебя где-то есть семья, дети, муж, но которых ты не можешь вспомнить.
- Но почему ты так уверена, что у тебя есть муж и дети?
- Меня как-то осматривал врач, на моей руке оказалась лента брака, что означает я замужем, а еще… я рожала и не один раз, значит, у меня есть дети. Меня это новость шокировала.
- Поэтому амазонки к тебе не придирались?
- Да, шаманка сразу почувствовала мужчину рядом со мной, но пожелала пристроить ко мне кого-то из своих, у нее ничего не получилось. Понимаешь, я помню его руки, я не вижу его лица, но сердце болит от воспоминаний. Я любила и от этого еще хуже. Ни один мужчина не сможет мне его заменить и, конечно, мне тяжело тебя понять, когда твоя половинка так близка, а ты добровольно готова отказаться от нее. Как глупый ребенок не хочешь понимать, что истинная любовь не бывает безответной, значит, он тоже любит…
- Я не могу, – села на корточки Лима, – это сложно. Просто я не верю им, никому, все они предают рано или поздно. Все они мерзавцы.
Сирена села рядом и глубоко вздохнула.
- Нельзя так думать, это плохо. Мысли материальны, запомни это раз и навсегда. Нас создали всего лишь словом, и представь, насколько сильна, может быть обычная мысль. Может, твоя ненависть таится глубже, чем может показаться. Скажи мне, Крик, кто тебя так сильно обидел?
Олимпиада подняла полные муки глаза и впервые не отвела их от страшного взгляда воительницы.
- Все. Всю жизнь меня обижали мужчины. В школе издевались одноклассники и мальчики из параллельных классов, старшеклассники. Для них я была предметом насмешек. Им было весело от того, как я плачу. Им было все равно, что чувствую я, как больно мне. Мой отец ушел к другой женщине, я никогда не забуду его слова, которые он бросил маме: «Мне не нужны твои дети, она нарожает мне лучше! А Илья уйдет со мной сам!» Брат предатель, ему было все равно, сколько мать пролила слез из-за него, он просто ушел вместе с этим… - отвернулась.
- Крик, – обняла ее за голову Сирена, – свет почти принял тебя, но… ты должна научиться прощать, чтобы тебе не сделали, это мелочь. Радуйся каждому дню, как бы тяжел он не был. Ненависть не принесет ни счастья, ни радости, она только разъедает душу. Я могу учить тебя сражаться и выживать, но прощать ты должна научиться сама. Я салдофон, струна души для меня слишком тонка, но я стараюсь, как могу, своим примером показывая, что есть иной путь. Я прощала врагов, когда другие тихо ненавидели. Прощала темнейших существ лишь за крупицу света, что остался в них. Прощала предателей, несмотря на всю гнусность их поступков. Я люблю свет, потому что он меня создал такой, какая есть и я прощаю его за все недостатки, которые видят в нем другие. Я счастлива за каждый отпущенный мне день. Я хорошо понимаю, что есть другая сила, которая отравляет истину. Поэтому я не верю ей, и ты не верь, слушай свое сердце. Забудь и прости, и тебе станет намного легче жить, и превращение пройдет безболезненно.
- Если бы все было так просто, – вздохнула горько Лима.
- Анализела не просто так выбрала тебя, ты сможешь справиться со всем и то, что спотыкаешься вначале, нормально. Каждый допускает ошибки и лишь немногие умеют учиться на чужих, не наступает на одни и те же грабли. Если хочешь, чтобы изменился мир, измени сначала себя.
- Где-то я это уже слышала, – улыбнулась уголком рта Лима.
- Ага, а ты думала я не пользуюсь чужими изречениями? Давай, вставай у нас много работы, пожалеешь себе позже, хотя я тебе не советую. Лучше помучай себя хорошенько, в тренировки с башкой уйди – очень помогает, проверено.
- Спасибо.
- За что? – изумилась воительница.
- За то, так ярко горите.
Лима встала и пошла в лес, чтобы переодеться. Сирена хмыкнула и повернулась к желтоглазику.
- Чего вылупился?... А-а-а, брось все нормально! – смахнула хрусталик слезы. – Надо найти Иля, а то опять бунтаренок убежал.
После того как Лима вернулась из лесу, Сирена привела ее на местный рынок, как всегда, не сказав названия мира. Шумное, многолюдное и многотоварное место, где все продается и все покупается. Разграничений на палатки пищевое и вещевое не было. «Ароматную» козу могли продавать рядом с дорогими духами. Лима удивлено вертела головой, рассматривая причудливых птиц в клетках либо ткани со всевозможных миров. Но Сирена шла целенаправленно. Она приблизилась к лотку с фруктами и скупила, чуть ли не весь голубой фрукт. Олимпиада знала его, Заранда. Эти фрукты привозили прямиком из миров белых вампиров. Воительница упоминала, что ее-то нужно скупать всю, что она и сделала. Стоило растение до смешного мало.
- А почему она такая дешевая? – спросила Лима, когда они отошли от прилавка с удивленным продавцом.
- Да потому, что местные не знают ее истинной ценности, – отвечала воительница. – Они проводят товарообмен с белыми вампирами. Люди ее просто едят, ведь фрукт вкусный, хоть и экзотический.
- А это правда, что низшие миры не имеют сообщений с высшими и средними мирами?

URL
2011-05-03 в 04:36 

Романчик Анастасия
- Сообщения-то есть, но ты не забывай про охотников, что стоят на страже. Их можно винить в чем угодно, во всех смертных грехах, но то, что они хорошо следят за границей миров, тут уж не придерешься. Достаточно одного охотника, чтобы стоял возле портала, находящимися в средних и высших мирах. Высших, вообще, мало миров, потому что немногие достигают действительно высокого уровня развития. А охотников, что собак нерезаных. Я вот, например, знаю двух командиров, Ориса и Карглоса, но это же не предел. Они самые известные благодаря братьям-терминаторам, что у них служат. Есть еще двое в другом секторе командиров, туда я даже не заходила – ариант, уж не знаю его имени и вроде бы темный эльф, ну и так далее. Их много и все они следят за границей, чтобы высшие не передавали технологии средним и низшим, кабы те ненароком себя не грохнули. Поэтому люди этого мира еще не разгадали всех свойств Заранды. Знание, как и технологии нельзя передавать.
- А как же мы путешествуем?
- Мы путешествуем тайно. Мы проходим сквозь пространство не через портал, а через шары, что делают дыры в границе миров. Так что, считай, что мы злостные нарушители.
Через час они телепортировались. Лиме не хотелось вспоминать события прошедшей ночи, но вне зависимости от ее желания мысли все равно возвращались. Ее просьба забрать страсть к мужчинам стала ловушкой для нее. А ведь старик действительно предупреждал девушку. Как только она встретит того единственного, страсть вернется с чудовищной силой. Так оно и случилось. Мало того, что Олимпиада не сопротивлялась, так еще и сама набросилась на мужчину. От воспоминания становилось противно. Стыдно, больно и противно. С содроганием в душе Лима возвращалась к ночи. Она получала удовольствие в его объятиях и стонала от жарких прикосновений вампира. Его укусы больше не приносили с собой боли. Непроизвольно девушка дотронулась до шеи. Именно туда прогрузились зубы вампира, а она выгнулась дугой от наслаждения, впившись когтями в его плечи. Лиму передернуло.
- Молодые белые вампиры любят друг друга покусать, – словно прочтя ее мысли, глумливо произнесла Сирена, – особенно вначале супружеских отношений. Крови не пьют, а вот яд пустить, пожалуйста. Считается, что укус вампира подобен сексу. Судя по тому, как ты скривилась, так оно и есть.
- Прошлый раз меня его яд чуть на тот свет не отправил, – хмуро произнесла Лима.
- С тех пор многое изменилось, Крик.
- А зачем вы его ударили? – поинтересовалась, желая сменить тему.
- Зачем? – хмыкнула женщина, стрельнув в нее насмешливо взглядом. – Просто он такой же упрямый баран как ты. Даже после жаркой ночки, утолившей давно пылавшие в нем страстишки, он не успокоится. Глупость молодости.
- Ему почти сто лет! Это он-то молодой?! – возмутилась Олимпиада.
- Для белого вампира самый расцвет молодости, – закончила спор женщина.
Они с воительницей и желтоглазиком, державшем на плечах полного восторга Иля, шли по каменистой дорожке. Их окружал лес, напоминавший еловый, насыщенно салатовый и синий, благодаря мелким цветочкам, покрывавшим даже стволы деревьев. Вскоре их взгляду предстал необычный город. Лиме он напомнил чем-то разбросанные по морскому берегу ракушки. Такие же разноцветные и «завернутые» здания.
- Так, а теперь идем и молчим в тряпочку. Чтобы не говорили, чем бы ни провоцировали, молчи в тряпочку, – предупредила серьезно Сирена.
- А почему?
- Сейчас узнаешь, – не стала, как всегда распространяться женщина.
Причина ее беспокойства быстро стала очевидна, когда они вошли в город. Их не встречали с радостными криками и цветами. Злобные и злые взгляды провожали их фигуры. Люди в обычных серых мантиях и вовсе кричали:
- Еретики! Смерть еретикам!
Лима едва не подавилась и сразу забыла обо всех своих бедах. Неприятности только начинались, и тормозить на одной и той же проблеме не стоило.
Простой люд в обычных коричневой одежде, поддержали людей в серых одеяниях и кричали то же самое. Хватать или бить не решались, но не отставали и старались плюнуть в лицо или кинуть гнилой овощ в чужаков. Девушка находилась в легком шоке от неожиданности. Она успела привыкнуть к тому, что Сирену знают, любят и встречают с радостью. Воительницу, если даже не любили, то уважали. А тут неприкрытая агрессия и даже ненависть.
- На костер колдунов! – кричали вокруг.
Сирена не обращала внимания на их крики и шла напролом подобно танку. Народ впереди нее отскакивал прочь как ошпаренный. Они ненавидели и боялись, походили на шавок, что гавкали на льва – сильного и уверенного в себе зверя.
Маленькая группка, сопровождаемая толпой, подошли вплотную к длинной и тонкой башне, окружаемая синими «ракушками». Возле охраняемых ворот Сирена остановилась. Ей дорогу преградили, соткавшиеся из воздуха воины.
- К кому? – спросил сипящий голос.
- К архимагу!
- По какому делу?
- Передай, что Гроза пришла. Он поймет.
Воины исчезли. Лима удивилась, этого имени преподавательницы она еще не слышала. Через пару минут их окружил белый круг. Народ поспешно отскочил от чужаков, не переставая выкрикивать оскорбление и ругательства. Еще мгновение и перед глазами открылась иная картина. Пол устлан кремовой плиткой, золотистые портьеры и стены. Картины мужчин и женщин в разноцветных мантиях в резных красных рамах. Мебель, сотканная, словно из огня. Многочисленные воздушные лестницы. Аквариум прямо внутри потолка, в нем плавали причудливые рыбки разных расцветок и размеров, а еще отражался морской дворец. На столе живая карта, которая изредка менялась и показывала весь город таким, какой он есть.
- В гостях у сказки, – шепотом произнесла Олимпиада, изумленно разглядывая пространство вокруг себя.
Сирена лишь усмехнулась.
- Гроза! Вы не представляете, как я рад вас видеть! – донесся до них мужской голос.
Лима повернулась на голос и увидела старца в простой белой мантии с огненным посохом в руке. Венчала посох искусная фигурка небольшого феникса с распахнутыми крыльями.
- Архимаг, у нас не так много времени. Посвятите меня в суть дела, и мы сразу начнем действовать, – произнесла женщина-воин деловито.
- Конечно, конечно, пройдемте в мой кабинет. Сейчас в стране неспокойно, даже стены имеют уши.
- В таком случае уши отрубаются.
Старик крякнул, но не стал комментировать острый выпад воительницы.
Они поднимались по воздушным ступенькам вверх. Их снова окутал белый круг, и вся компания оказалась в просторном кабинете мага. Красные и белые краски преобладали над всеми остальными. Вся мебель казалась живой и от этого у девушки едва не ехала крыша. Как можно работать и жить в таком ужасном месте? «Дурдом» одним словом.
- Располагайтесь, угощайтесь, – улыбнулся доброжелательно старик. Перед ним сразу возникли всевозможные яства.
В облике старца нет ничего фантастического. Если бы не мантия, то и вовсе ничего. Длинная белая борода и полностью лысый череп, на носу круглые стеклышки очков. Худой и даже костлявый. Мутные карие глаза. Неожиданно гладкое, хоть и старое лицо.
- Я жду, – напомнила Сирена, присев, за ней последовали ее компаньоны. Лима не удержалась и взяла пирожное. Она всегда считалась сладкоежкой и против восхитительного лакомства трудно устоять. Иль давно уплетал фрукты за обе щеки. Желтоглазик жалобно ковырялся пальцем в большом торте.
- Как вы понимаете, у нас случилась беда, – начала старик, с усталостью сев в кресло, находившееся за столом. – Много столетий гильдия не участвовала в жизни горожан и помогала лишь в крайних случаях. Сейчас наступили тяжкие времена. Исчадия ада почувствовали себя вольготно. И сейчас, когда мы должны дать отпор врагу, весь мир, а не только нашу страну раздирают гражданские войны. Никто не хочет нас слушать, вы, наверняка, видели, что творится на улицах.
- Видела, не вояки ваши люди. Слабаки и жалкие трусы населяют вашу страну, – резко бросила воительница.
- Согласен, – скорбно кивнул старец.
- В чем первопричина такого жуткого поведения?
- Секта, – в его голосе появилось что-то жесткое и гневное. – Ее влияние захлестнула весь мир. Это прямо напасть какая-то, мы не знаем, как с ней справиться. Мир нужно поднимать для сражения! А он погряз в черт знает в чем! – не выдержал и стукнул по столу сухеньким кулаком. – Наших сил недостаточно, гильдии не могут обеспечить безопасность всего мира. Магов не так много, чтобы противостоять напасти.
- Ваши люди вроде бы верили в единого создателя.
- Они продолжают верить, – вздохнул старик. – Но с приходом к власти секты все поменялось. Они решили вести борьбу против магии, чужаков и еретиков. Каждый день жгут костры и сжигают невинных людей. Это стало приобретать кошмарные обороты. Мы еще держимся благодаря нашей магии, но как долго сможет гильдия сдерживать людской гнев? Ваш приход, Гроза, как нельзя кстати. Что вы будете делать?
- Для начала надо утрясти ваши гражданские войны и вправить мозги людям, у которых они еще остались. Будем принимать решительные меры. Сектантов нужно изолировать и желательно жестко без оговорок и другой ахинеи. Нужно потушить бессмысленные костры и если надо, – ее взгляд стал нехорошим, даже архимаг поежился в своем кресле, – наказать виновных.
- Что-нибудь еще, Гроза?
- Выделите нам тренировочную площадку. Самую крепкую, какая у вас есть. И желательно большую. Запретите вашим магам приходить к нам. Это рискованно, в моей команде находится вампир. Среди людей ей трудно будет сдержать себя, особенно если кто-нибудь поранится. Не нужно ее вводить в совершенно лишнее для нас и вас искушение.
Маг сразу сообразил о ком идет речь. Он молниеносно стрельнул глазами в сторону Лимы и быстро отвел взгляд. Старик давно присматривался к беловолосой девушке, но никак не мог сообразить, к какой расе принадлежит спутница великой Грозы.
- Конечно, Гроза, я отдам распоряжение, – говорил маг. – Ваш посох уже готов, если вы желаете, то можете посмотреть на него, вас проводят мои маги.

URL
2011-05-03 в 04:36 

Романчик Анастасия
- Спасибо, я знала, что мы найдем общий язык. Хочу откланяться, нам пора тренироваться и самим посмотреть на обстановку в мире, – улыбнулась Сирена и встала с места.
Желтоглазик и Лима последовали за ней. Ученица, наученная горьким опытом, не стала утверждать, что вполне способна держать себя в руках среди людей. Если Сирена говорит о ее несдержанности, значит, на то есть причины. Воительница никогда не лжет, в этом Лима убедилась еще вначале их знакомства.
- Есть, что-то чего я не знаю? – спросила Лима Сирену, взяв ее под локоть.
- Мне не нужны любопытные зеваки. Люди боятся вампиров, это будет достаточно сильным аргументом не посещать наше тренировочное место. И тем более, кровь мага гораздо привлекательней, чем простого человека. Ты действительно можешь не выдержать.
- А архимаг, я не почувствовала его запах, – недоуменно проговорила Олимпиада.
- Разуметься, иначе бы ты давно перегрызла ему глотку, – фыркнула воительница. – Ты еще недостаточно сильна, чтобы справиться с такой сильной жаждой. Ослабленный яд адского вампира просто взбунтуется и предпримет отчаянную попытку насытиться кровью. Поэтому не стоит рисковать. Я буду поить тебя лекарством, чтобы притупить на время твои чувства. Так что учти.
- Мне кажется или дело гораздо сложнее, чем предыдущие?
- Конечно. Там нам приходилось действовать в отдельной части мира, здесь же придется летать по всему миру точно пропеллер. Гражданская война и секта у власти – это не просто шутка клоуна. Придется брать все в железный кулак и месить огненной скалкой тесто под названием тугодумный народ. Я иногда изумляюсь, насколько может быть тупа толпа. Самый страшный зверь на свете, не человек, а толпа, состоящая из людей. Только самые древние расы сумели совладать с этой напастью. Молодые же еще продолжают подчиняться импульсу толпы. Но ничего, мы им покажем гром и молнии.
- Но сильная магия есть только у меня и Луны, – смутилась Лима
- Наивная, как ты думаешь, за что меня назвали среди магов Грозой?
- Не знаю.
- Значит, скоро узнаешь и поймешь, что я не шутила на счет грома и молний.
Ее изменяющие цвет глаза полны ребяческого восторга. Что ж предстоит еще нечто узнать о преподавательнице. А заодно посмотреть, что из всего этого выйдет.

URL
2011-05-03 в 04:37 

Романчик Анастасия
Глава 16.

Проснувшись, некоторое время, полежав, Вика решила встать. Вампиры спали. Удивительно, но адским вампирам требовался сон, пусть короткий, но все же. Таким образом, они восстанавливались и набирались сил.
Лиэн крепко обнимал Викторию за талию, не дышал и казался мертвым. С другой стороны на ее плече расположилась Хела. Дианул и Совенок лежали где-то в ногах. Что не скажи, бурная ночь у них была. Всего четыре слова могли ее описать: «Наркотики, кровь, секс и рок-н-ролл». В вечеринке, кроме пяти лордов, участвовали около двадцати аристократов-вампиров, что входили в их свиту. Совенок раздобыл сильнейший наркотик, что убивал человека за считанные дни и дарил ему необыкновенное удовольствие. Красный порошок нужно вдыхать как кокаин и вампиры, громко хохоча, нюхали его и бросались друг в друга. В итоге «улетели» все. Часть бутылок с кровью разбили, вторую часть выпили и вылили на себя. Вика врубила чудом уцелевший плеер на полную мощность, его вроде бы дарил ей отец. Хороший качественный и дорогой. Заиграл тяжелый рок, другую музыку она не слушала.
Вика смутно помнила, как вечеринка переросла в «груповуху». Вроде бы Дианул с бутылкой в руке танцевал на столе стриптиз, пока его не стащили хохочущие аристократки. Одна из них оседлала лорда. А дальнейшие события Вика припоминала с трудом. Помнила, как Лиэн сначала развлекался с Хелой, потом с незнакомой блондинкой, затем кажется с Совенком и сильно «обдолбаный» добрался до нее, после того как у девушки сменилось пять партнеров и три партнерши. Полное безумие и «беспредел». Но ей нравилось пребывать в безумии без моральных устоев и развлекаться на всю катушку. Она попала именно туда, куда ей больше всего хотелось. И главное ее любимый полностью разделял ее вкусы.
Надев прозрачный черный пеньюар, девушка, шатаясь, переступая обнаженные тела, вышла из помещения. Ей хотелось пройтись. Слегка мучил голод, но без Лиэна она не будет кормиться. Девушке все еще не по себе, когда приходиться убивать человека. Присутствие возлюбленного вселяло уверенность.
- Твою мать! – взялась за взлохмаченные волосы Вика. Голова порядком кружилась.
Спустившись чуть ниже, девушка услышала чей-то плачь, но, не придав этому значения, продвигалась дальше. Она хотела попробовать отыскать «любимую» сестричку. Войдя в зал, девушка приблизилась к чуть мерцающему шару поиска. Растопырив пальцы, Вика стала настраиваться. Но волну сестры она никак не могла поймать.
- А что если… – вслух произнесла и подумала об общем воспоминании с сестрой.
Тут же шар затуманился и показал, что видела в данную минуту Лима.
- Ты веришь мне, сестра? – прозвучал детский голос, как настоящий.
Вика нахмурилась. Девушка не ожидала, что Лима будет вспоминать именно этот момент из их детства. Она сама забыла об этом, а сестра помнила и часто возвращалась к воспоминаниям о детстве.
- Получилось?
Вика вздрогнула. Картинка пропала. Она разочарованно вздохнула и повернулась к Лиэну. На голове мужчины колтун, лицо местами помято, бордовые глаза томно прикрыты.
- Ты похож на чучело, – ухмыльнулась девушка, прежде чем поцеловала его в губы
- А ты на чучелку, – весело поддержал.
Она расхохоталась.
- Как же я люблю тебя!
- Так у тебя получилось? – напомнил.
- Можно сказать, что и так. Напоролось на ее воспоминания обо мне. Я не думала, что она вообще вспоминает обо мне.
Он погладил ее по волосам и чмокнул в губы.
- Завтра попробуешь еще раз, а сегодня продолжим веселье.
Она снова услышала плач и нахмурилась.
- Лиэн, ты слышал?
- Что? – промычал он, целуя ее.
- Плач ребенка.
- Тебе показалось.
- Нет, я определенно слышала!
Он серьезно заглянул ей в глаза.
- Вика, – акцент уже не смешил и казался таким милым, – мы вампиры, не забывай об этом. И раз в столетие мы должны… убить ребенка. Мерзко, не спорю, но такова наша жизнь и тебе придется привыкнуть к этому.
- Я тоже должна при этом присутствовать? – тихо спросила Вика, скромно комкая его рубашку в руке. Она старалась не смотреть в его бордовые глаза.
- Да, потому что ты лорд.
- Я понимаю, за счастье надо платить кровью.
- Правильно и невинная кровь самая лучшая.
- Да.
Он поцеловал ее в шею и в следующую секунду его зубы погрузились в податливую плоть. Девушка заорала и схватила вампира за длинные волосы. Пару секунд ей казалось, что она снова нанюхалась наркотика и занимается сексом. Взгляд мутнел. Пока Лиэн кусал ее, Вика «улетала» и едва дышала.
- Понравилось? – спросил насмешливо вампир, оторвавшись, слизывая со своих губ и ее кожи кровь.
- Да, это нечто, а можно мне? – захихикала девушка.
- Давай, доставь папочке удовольствие, – томно произнес мужчина.
- Папочке? А не дедушке?
- Я очень древен, но на дедушку могу обидеться.
Он томно прикрыл глаза, когда она потянулась к его плечу. Даже вампир бывалый дернулся и зашипел, когда ее клыки нашли цель.
- Согласись, в вампирской жизни есть масса приятных моментов, – прошептал он, открывая глаза, горевшие страшным бордовым огнем. Лиэн со звериным рыком, вновь укусил девушку.
- Эй, Лиэн, кто-то обещал сегодня пойти на охоту, – донесся «пьяный» голос Дианула.
Нехотя мужчина оторвался от шеи Вики и ее отстранил от себя. На его лице прямо написано, что он бы продолжал и дальше кусаться.
- Любишь ты кайф обламывать, – пробурчал Дианулу Лиэн.
- Чтобы заменить его другим кайфом. Кайфом от охоты, – насмешливо проговорил Дианул, приблизившись, – или тебе больше нравиться кусаться?
Блондин не удержался и сам распустил клыки, почуяв кровь. Вика снова выгнулась дугой, теперь хватая желтые короткие волосы.
- Хватит лапать мою бабу, – хмуро вытер подбородок Лиэн.
- Ну что, идем на охоту? – улыбнулся победоносно Дианул, отрываясь от Виктории.
- Разуметься, буди остальных, хотя непонятно как ты в таком состоянии будешь охотиться.
Когда Дианул скрылся, Вика удивленно посмотрела на возлюбленного.
- Мы будем охотиться на людей?
Лиэн презрительно фыркнул.
- Зачем за ними охотиться? Они ж как бараны за нами пойдут как за пастухами, достаточно лишь немного смекалки применить, – погладил по коротким черным волосам девушку, обнажая клыки. Ему явно хочется еще раз ее укусить. – Нет, сегодня наша добыча агрессивна и крупна, а еще она опасна.
- Неужели людей так легко ловить? – надула губки.
- Мы ловим их на похоть. У нас есть бордели, куда ходят и женщины и мужчины. Так они и попадаются, а куда пропали клиенты нашего заведения, разве сможет, кто проследить? Они же сами пришли в наши сети.
Он подхватил ее и положил себе на плечо.
- Лиэн! – засмеялась Виктория. – Что ты творишь?
- Безумствую.
Вампир на предельной скорости, похожей на миг, оказался в оружейной комнате. Помещение буквально увешано разнообразным оружием, дробящим, рубящим. На любой вкус и цвет. Лиэн вручил девушке арбалет и длинную палку с огромным крюком на конце. Она со смешанным чувством рассматривала приспособление.
- Арбалет понятно зачем, а это? – указала девушка на второе оружие.
Вампир не ответил и игриво улыбнулся, сверкая в полумраке бордовым глазами. Он взял и себе точно такую же палку. С улицы послышались задорные свисты и крики.
- Нас ждут, милая, веселье продолжается.
Они вышли. Все те же помятые вампиры продолжали нюхать красный порошок и хохотать. Дианул вооруженный точно так же как и Лиэн целовался с пышногрудой блондинкой.
- Эй, любовничек, кто-то сильно желал охотиться! – крикнул задорно Лиэн.
- Одно другому не мешает, – вдохнул порошка Дианул. – на, дыхни, может, повеселеешь, а то ты сегодня много занудствуешь.
Вампиру хватило одной затяжки, чтобы красная дорожка испарилась. Вика повторила его трюк и закашлялась, даже чихнула. Лиэн захохотал и заключил ее в объятия, чтобы страстно поцеловать в губы.
- По коням, сегодня им отбрасывать копыта, – рявкнул Совенок и сам чуть не свалился с перепуганного гнедого коня.
- А чего мы на конях поедем? – захихикала Вика.
- Временно, штраф за полет в пьяном виде не хочется схлопотать, – криво усмехнулся Лиэн.
- Хорошая лошадка, милая лошадка, вонючая лошадка, – приговаривал Дианул, целуя брыкающуюся лошадь в нос. Сила вампира во много раз превосходила лошадиную мощь.

URL
2011-05-03 в 04:38 

Романчик Анастасия
- Ты что делаешь, баб целовать надоело? – возмутилась Хела. Женщина после бурной ночки, видимо, забыла, что существует такое понятие как одежда. – Пока не помоешь рот керосином, я к тебе не приближусь!
- Когда обкуришься ты меня и в зад чмокнешь, – ехидно оскалился блондин.
- Размечтался, – пришпорила черную лошадку.
- А вчера целовала, – не менее ехидно заметил Дианул.
Лиэн захохотал и посадил себе за спину Вику. Они вдвоем восседали на белоснежном жеребце.
- А почему Совенок сказал, что лошади отбросят копыта? – шатаясь, поинтересовалась девушка, еле дотягиваясь подбородком до мощного плеча мужчины.
- В нашем мире безобидные лошадки долго не живут по той причине, что их кушают наши зверушки.
Вика опешила, и как раз их конь сорвался с места, словно за ним кто гнался. Они не проехали и пятнадцати минут, как издали послышался рев страшных глоток. Виктория изумлено завертела головой, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь. Изо рта жеребца срывались хлопья пены. Красные глаза Виктории расшились от ужаса.
- О, мама! – воскликнула она, нацелив арбалет на страшное и зубастое нечто.
До слуха донеслось улюлюканье вампиров и предсмертное ржание сразу нескольких лошадей. До ноздрей донесся острых запах крови. Арбалетная стрела нашла цель. Девушка попала страшному зверю прямо в глаз. Он споткнулся и пролетел по инерции несколько метров.
- Хороший выстрел, детка, – оскалился Лиэн.
Девушка его не узнавала, изо лба выросли рога, и взгляд поменялся. Он хищнику подобно сорвался с лошади, и следующий монстр едва щелкнул зубами, встретился со всей силой вампира. Лиэн ловко вонзил крюк в плоть монстра и повалил животное на землю, оставляя приличную борозду в земле. А дальше… Вика закрыла глаза, даже обкуренная она не могла смотреть, как ее возлюбленный отрывает зверю голову. Ее лошадь повалилась и девушка соскочила.
- Мама, – повторила Виктория, осматривалась. Жеребец под ней погиб от страха.
Чужая кровь будоражила ее, хотелось сотворить нечто безумное, безрассудное. Вампиры продолжали задорно кричать и… убивать. Страшно и безжалостно, пусть звери сами кидались на них, но вампиры расправлялись с ними кроваво. Девушка плотнее перехватив палку, прыгнула на пробегающее мимо чудовище. Она зацепилась за загривок и дернула, ощущая власть и силу над животным. Зверь перелетел через ее голову и опустился, скуля от боли в разодранном крюком загривке. Вика подошла к нему и крюком добила. Остальные вампиры растащили его на «сувениры».
Она вздрогнула, когда к ней подошел Лиэн. Взгляд все еще горел адским пламенем. Он вымазал чужой кровью ее лицо.
- Наркотики, кровь, секс и рок-н-ролл, – прошептала Вика, слизывая с его пальцев остатки крови.
- И у нас на очереди? Секс?..
- Ты хочешь этого прямо здесь?
- А что нас останавливает?
- Ничего…

URL
2011-05-03 в 04:39 

Романчик Анастасия
Глава 17.

Марина никак не могла прийти в себя после показательного выступления Бериан. Он преподал ей хороший урок. Память все еще хранила жуткие воспоминания. Игра не казалось ужасной. Она представлялась детской шалостью по сравнению с тем, что ей недавно пришлось пережить. Маринка не первый раз убеждалась в мысли, что Бериан – чудовище. То, что он белый вампир не делает ему чести. Вампир без жалости и угрызений совести бросил ее на растерзание. Заставил пережить ужас от близости с существами, внешне напоминающими животных. Нет, они были хуже животных и во много раз омерзительнее.
Эльфы разошлись, когда к ним прилетел на самолете Каларин. Вид у него, мягко говоря, помятый и удрученный. Он едва передвигал конечностями. Его одежда грязна и местами порвана. Лицо – восковая маска. Бериан и Вериа сразу бросились к нему, но брат ничего им не сказал о том, что с ним случилось.
- Ты выбрал себе пару? – спросил он холодно брата.
- Кого я могу выбрать кроме наказания? – фыркнул Бериан.
- Ты предупредил ее, что она должна изображать немую?
- Как немую? – изумилась девушка.
- Значит, не предупредил, – хмыкнул Каларин. – Значит, так, прощеная, я дам тебе настойку, что будет лишать тебя голоса на трое суток, чтобы даже не появилось искушения чего-нибудь вякнуть.
- Но почему именно я должна изображать немую? – возмутилась Марина, хотя и понимала, что со старшим братом Бериана не спорят.
- Потому, что ты можешь нас выдать своей болтовней. Ты не знаешь всего, того, что знаем мы. В первую очередь ты не знаешь эльфийского, если тебе зададут на нем вопрос, ты не сможешь ответить. Это огромный минус, стоит тебе сболтнуть лишнего, люди высшего общества сразу догадаются, что ты подставная. Помни о том, что ни единенным движением ты не должна себя выдать, что ничего не понимаешь из сказанного ими, понятно?
- Да, – обиженно насупилась Маринка.
- Говорить будет Бериан, ты молчишь и строишь из себя дуру, – немного подумав, он добавил: – хотя строить тебе никого не придется ты и так дура.
Бериан хихикнул. Его брат относился к Марине еще жестче, чем он. И девушке определенно это не нравилось. Но если с Берианом можно еще огрызаться, то с Каларином такой номер не пройдет. Он главный и его приказы не обсуждаются. Тем более как будешь огрызаться со стариком? Ему скоро девяноста восемь лет стукнет.
- И так, я и Бериан залезем в клубок гадюк, будем искать в гадюшнике самую хитрую змею, что отдает приказы шакалам. В задачу остальных входит, следит за окрестностями. Если обнаружите что-то подозрительное, сразу связывайтесь с нами. Запомните, никто не должен заподозрить, что вы белые вампиры, слейтесь с толпой. Желательно поселитесь в городе в отдельные норки, чтобы не светиться всей толпой. Встретите мага, ведите с ним себя осторожно, не пользуйтесь магией, они почувствуют характер ваших магических способностей.
Никуда не уходя, они на месте развели огонь и приготовили в принесенном молодым вампиром котле зелье. Марине Каларин вручил две бутылочки, одну для изменения облика зеленую, вторую для лишения голоса желтую и противную на вид. Опять же стеклянная тара у вампиров выполнена в виде нераспустившихся бутонов цветов. Тонкая работа завораживала глаз. Марине еще подумалось, что это тот же мастер, что вылепил ее статую, но с уверенностью об этом не могла говорить.
- Достаточно капли, – предупредил Бериан и капнул себя на палец из бутылочки зеленого зелья, слизнул.
Через минуту перед Мариной стоял голубоглазый с длинными светлыми волосами полукровка эльф. То, что именно полукровка заметно, только после сведения знакомства с чистокровными. У них уши длиннее, тоньше фигуры, да и черты изящнее. В том, в кого преобразился вампир очень много от человека, хотя все равно он поражал обликом.
- Чего уставилась? Острые уши понравились? – спросили девушку мелодично.
Марина пожалела, что зелье не в состоянии изменить скверный характер белого вампира. По правде говоря, она этого страстно желала, но, увы, изменен только облик. Девушка проделала то же самое. С природного ледяного зеркала на нее посмотрела голубоглазая блондинка с острыми ушами. Она так и осталась очень красивой, но приобрела эльфийские черты.
Каларин и Вериа остались черноволосыми, но глаза казались чистым серебром.
- У нас сегодня есть прекрасная возможность появиться в замке, – начал Каларин, – точнее на праздничном вечере в честь рождения принцессы. Наш приезд не вызовет подозрений, тем более, его величество не следит за приглашениями. Он рассылает их всем дворянам, в том числе и в других мирах. Мы договорились с одной из смешанных семей, что предстанем перед двором в качестве их родственников.
- А казуса не случится? – поинтересовалась Марина.
- Родители после наглого воровства боятся отпускать детей на какие-либо праздники, так что, мы будем единственными полуэльфами на празднике.
- А вы уверены, что они клюнут?
Каларин хмыкнул.
- Они рискнут даже своей головой ради наживы. Здесь крутятся огромные деньги, мы должны порвать цепь, а не только исполнителей. Мы должны разоблачить всю цепь.
- И часто охотники…
- Часто, – перебил Каларин грубо, – если у тебя нет больше глупых вопросов, то мы отправляемся. Вначале в один мир, Бериан знает, а затем сразу же в тот, что нам нужно. Стаю я предупредил, как они должны действовать. И кстати, пора принимать лекарство.
Тонкий намек, что она слишком болтливая. Марина заскрипела зубами, но послушалась. С Каларином конфликтовать не хотелось, особенно получать от него, ей с лихвой для разборок хватало Бериана.
Перед самым порталом Бериан заставил ее переодеться в пышное зеленое платье с блестящей вышивкой в виде зеленых ветвей растений, с волнистым «хвостом» на длинной юбке. Мужчина для начала затянул все нитки корсета и застегнул на шее ожерелье из речных жемчужин и изумрудов. Аккуратно поправил «хвост» платья.
- Я дышать не могу, – пожаловалась Марина, а из горла не вырвалось ни звука.
- Ничего, для дела потерпишь, – ухмыльнулся Бериан, разгладил на себе зеленый эльфийский костюм в тон ее платью с точно такой же вышивкой – знак супругов. Вампир прекрасно читал ее мысли. По губам читать бессмысленно, он не знал русского языка, для него это всего лишь набор непонятных словосочетаний.
Поразило девушку то, насколько быстро он справился с ее волосами и уложил в высокую прическу. Притом использовал подручные материалы, красивые веточки и живые белые цветы, перемешивая их с изумрудами и жемчугом. Свои волосы он заколол заколкой, чтобы они не падали на глаза.
Перешагнув окно портала «парочка» залезла в специально приготовленную для них шикарную карету с дорогими белыми лошадьми с зеленными перьями на голове. Все должно соответствовать образу. Белая карета покрыта золотой росписью, в основном эльфийской. Как пояснил Бериан, полукровки любили подчеркнуть свое эльфийское происхождение.
Через полчаса до них донесся гул многочисленных голосов и звук, когда взрывали фейерверки. Бериан вышел первым. Сразу послышались удивленные и в то же время восхищенные женские вздохи. Марина положила тонкую ручку на его протянутую руку и позволила ему помочь себе спуститься. Радовало, прямо до ехидства, что ему приходиться быть галантным.
Марину ослепил свет огней и блеск огромного замка, словно слизанного с какой-нибудь детской сказки о золушке. Многочисленные люди в дорогих нарядах, провожали их пару завороженными взглядами. Кто-то из женщин пытался обратить на себя внимания блондина, даже впихнуть наспех написанную записки о тайной встрече в руку. Не смущало ни наличие супруги, ничего. Подошло и пару мужчин, чтобы поцеловать тонкую ручку полукровки девушки. Заговорили на эльфийском, так чтобы не поняли остальные. Марина еще подумала, что Каларин поступил мудро, что лишил ее речи, и как бы она выкручивалась?
- Она не разговаривает, она немая, можете разговаривать с ней с помощью перемигиваний, – ехидно улыбнулся эльф-Бериан опешившему поклоннику. Все-таки не удержался и по хозяйски обнял «супругу» за талию.
Девушка послала «мужу» свирепый взгляд и закусила полную губку от невозможности обругать его.
Внутрь замка их пропустили без лишних вопросов. Марина осматривала зал в золотых красках. На высоком потолке висело несколько блестящих люстр, стены и большие окна от пола до потолка украшали цветные шторы с яркими ленточками. Блестящий бежевый пол отражал многочисленные огни. Наверх вела большая лестница, издали виднелись балкончики, на которых стояли люди. Между людьми в нарядах ходили слуги в золотых костюмах с королевской короной на груди.
В сторонке Маринка заметила знакомую парочку в серебряных нарядах. Вериа видимо довели до состояния бешенства, она имела яростный вид. В высокой прическе торчали фиалковые цветы, под цвет легкой вышивки на платье с юбкой, состоящей из «хвостиков» нежного шелка. Ей не надо играть презрительную эльфийку. Она вжилась в роль еще при рождении. Веки подведены чем-то серебряным и черным, отчего глаза казались еще больше. Марина заметила, что Каларин тоже размалеван, не хуже сестры. Издали можно спутать, кто из них кто.
- Наши не красятся, – шепнул ей на ухо Бериан, словив ее недоуменную мысль. – Эльсканиэль красятся порой до абсурда ярко. У них даже мужики чем-то женоподобны.
- «Каларин на эту роль не сильно подходит», – бросила мысль.
- Ты просто не видела его в роли, сейчас подойдем, и ты увидишь, – хмыкнул Бериан. – И запомни, я Лаэль, а ты Лакиль.
- «Я все равно немая, можно не запоминать».
- Если ты не разговариваешь, это не значит, что ты не слышишь и не отзываешь на свое имя. Ясно?
Девушка проигнорировала его. Они приблизились к весело болтавшей с людьми парочке. Марина чуть рот не раскрыла от удивления. Если Вериа стояла хмурой мумией фараона, то ее «муж» напоминал попугая. Он вел себя как самый настоящий трансвестит. Глупо хихикал, пальчики оттопыривал, смазливо кривился, строил глазки, словно он не мужчина, а женщина.

URL
2011-05-03 в 04:40 

Романчик Анастасия
- Да что вы, я сам в шоке, – проговорил он, пошевелив пальчиками. – Вы помните последний писк моды? Популярен был бежевый цвет, просто ужас! Я не мог показаться из дому! Он меня жутко полнит! Я думал с ума сойду, если бы мода не прошла! Они бы еще оранжевый в моду вели! Тогда совсем можно вешаться! – женщины, обмахиваясь веерами, согласные с ним закивали. Мужчины старались его не замечать и не слушать.
Марина чуть не подавилась. Такого преображения от Каларина она точно не ожидала. Что ни говори охотники – мастера не только скрывать истинные чувства, но они еще и прекрасные актеры.
- Ой, ой, – продолжал играть роль Каларин, – что вы говорите, никаких калорий, только фрукты, нам полнеть нельзя, – улыбнулся «супруге», та оскалилась и отвернулась, – Не обращайте внимания она не в настроении, – вернулся томный взгляд зрителям, – какой-то нахал наступил ей на ногу. Я бы таких стрелял, если бы он только знал, сколько ее туфли стоят! Кошмар!
- «Эльсканиэль все такие?» – спросила Марина, находясь в легком шоке.
- «Нет, только очень молодые эльфы и полукровки, хотя полукровок еще никто не переплюнул, – пояснил Бериан, зевнув в кулак. – Их даже родители чистокровные едва терпят».
- А-а-а, лампапулечки, совсем заболтался, не заметил! – обратил взор на них Каларин и клюнул вначале возле щеки Бериана воздух, а затем возле щеки обалдевшей Марины. – Бедняжка Лакиль лишилась голоса, мы так сочувствуем ей, – взял «супругу» за руку и похлопал ее по пальчикам.
Люди участливо закивали. «Лакиль» скромно улыбнулась, появилось навязчивое желание спрятаться под кровать.
- «Шут гороховый!»
- «Недалек от оригинала», – заметил Бериан плотоядно.
- «А почему на него так смотрят?»
- «Дариль считался при дворе ловеласом номер один. До того, как он женился на мегере и она прижала муженька к ногтю. Полукровки часто предаются любовным утехам с многочисленными любовниками, как женщины, так и мужчины. Они мягкие как пластилин. У них всегда масса поклонников и столько же любовников».
- «А зачем тогда их воровать?»
- «Дорогой и красивый товар. Кстати, похищено около двадцати полукровок. Желательно бы проследить, куда их продали и освободить. Мы не можем их оставить в рабстве, это слишком жестоко даже для полукровок».
- «А все полукровки такие?»
- «Нет, чаще они другие. Эльфы тоже могут ошибаться в выборе, как и люди, но делают это намного реже, иначе бы остроухих детей было бы гораздо больше».
- «А есть еще какая-то причина?»
- «Да, многие эльфы, а это практически все, брезгливы, – Бериан ни единым жестом не выдал, что разговаривает с ней. – Они брезгуют человеком, если он не девственник и не идут на контакт. Если же девственник то эльф может немножко ошибиться, не специально. Они потом сильно страдают, что допустили ошибку».
- «А полукровки?»
- «А полукровкам все равно, но мужчины предпочитают подростков или эльфиек. Могут запросто стать любовниками для мужика. Например, прототип Каларина был фаворитом брата короля и его жены в тайне от них обоих. Хотя Дариль всегда выступал в роли мальчика».
Марину передернуло. Она сразу же заметила, как некоторые мужчины похотливо смотрят на Каларина. Голубые и розовые отношения не являлись редкостью в высшем обществе этого мира.
- «А как называется этот мир?» – запоздало спросила Марина, едва отойдя от шокирующей новости.
- «Золотая миледи».
Марина отвлеклась, когда ее обняли за талию сбоку и жарко зашептали на ухо на эльфийском.
- «Хихикай глупо», – подсказал Бериан.
И Маринка захихикала.
- «А что это баба мне шепчет?»
- «Не обращай внимания, объясняется в жарком и пламенном чувстве к твоей груди и попке»
Девушка захлебнулась смехом. Он постучал ей по спине слегка и взял за руку, отобрав у поклонницы.
- Простите, господа, но мы устали с дороги, поэтому мы пойдем в свои покои, – проговорил вампир и, улыбаясь, повел «супругу» наверх по лестнице.
Иногда приходилось здороваться. Марина благодарила небо, что не нужно садиться в реверанс, иначе бы она навернулась в дурацком корсете. В богато украшенной зеленой комнате она смогла освободиться от пыточного сооружения. Стены выкрашены в изумрудный цвет. Большая кровать с балдахином тоже зеленого цвета. Один диван цвета травы и парочка стульев из дорогого дерева. Картины королевской семьи этого мира. Дверь в уборную и все.
Марина с удивлением заметила, что Бериан разделся до гола. Остался, в чем мать родила. Марина, скорее почувствовала, чем увидела, что ее щеки наливаются краской. Не нарочно ее взгляд опускался туда, куда не надо и она заливалась еще больше краской.
- Ты еще одета? – поднял бровь Бериан и подошел к ней быстро снял платье, оставил девушке в костюме Евы.
- «Ты что собираешься делать?!» – ошеломленно уставилась на него девушка.
- Спать, извращенка, – буркнул вампир. – Подглядывать за нами никто не сможет, но знаешь, если утром зайдут, чтобы не возникло вопросов.
- «Ты предлагаешь мне лечь с тобой в одной кровати голой?»
- Если тебе удобнее на полу, можешь спать на полу, на диване не советую, на нем неудобно и сидеть не то, что спать.
Он с разбегу запрыгнул в кровать и сразу лег на спину, укрывшись одеялом, сгреб зеленную подушку под голову.
- Стелиться на полу будешь сама!
Марина зарычала. Если он надеется, что она будет мерзнуть лежа на полу, то глубоко ошибается! Стянув с него часть одеяла, девушка легла с другого бока и повернулась к нему спиной. Она все ждала, что он будет к ней приставать и тогда она заедет ему в нос с удовольствием, но пока ждала, заснула…
Этим же временем в одном из тайных залов с зеркальными стенами собралась небольшая компания в масках.
- Мы думали, что они не приедут, – говорит один.
- Эти остроухие недоумки всегда были беспечны, мы сможем похитить бабу, ее муженек и не заметит, – отвечал второй.
За стеной их подслушивал Каларина. Смазливое выражение в миг слетело с него. Он вернул к себе прежнее самообладание. Исполнителей вампир выявил почти сразу, слишком неосторожно они себя вели. Мелкие сошки, не стоящие и грамма внимания. Ему нужны высокие шишки, именно за ними его и брата послали. Он отдал мысленный приказ членам стаи, чтобы следили за вычисленными им людьми. Было только непонятно, на какую именно приманку они клюнули или сразу двоих будут воровать. Кто его знает. Но Каларин не хотел бы, чтобы похитили Комету.
Ее жажда еще могла себя проявить и в стрессовой ситуации вампирское нутро проснется. Как поведут себя люди, когда заметят что полукровка-то вампир самый настоящий. Что ни скажи проблема.
Каларин вышел из тайного убежища и зацокал каблучками по коридору, когда встретил брата короля. Мужчина невысокого роста, с высокими залысинами, с животиком. В дорогом камзоле с толстой цепью свисающей с пуза. Брат короля улыбнулся слащаво и потянул к вампиру лапки. Каларина едва не выворачивало от омерзения наизнанку.
- Я давно тебе не видел, я скучал по твоим ласкам, – говорил мужчина страстно.
- Ваше величество, нас могут увидеть.
- Когда ты боялся общественной неприязни? – дотянулся до шеи и чмокнул туда. Каларин вздрогнул, в душе поднимался пожар гнева. Сейчас не выдержит и врежет похотливому «братку» в глаз.
- Моя жена, она очень ревнива.
Каларин готов был порвать сестренку, за то, что не отвечала на его вызов. И что ему делать с этим похотливым крокодилом?
- Плевать на нее, я хочу тебя.
Вампир едва не подавился.
- Ах ты, пес шелудивый! Похотливая обезьяна! – заорала подбежавшая «супругу» и отвесила «мужу» подзатыльника.
Каларин готов был спустить сестренке даже эту выходку, лишь бы она избавила его от брата короля.

URL
2011-05-03 в 04:40 

Романчик Анастасия
- Женщина! – воскликнул неуверенно мужчина.
- Да, я женщина и спать мой муж должен только со мной! – помахала перед носом брата короля веером Вериа и, отвесив «муженьку» еще один подзатыльник.
Когда брат и сестра оказались в одно комнате, Вериа громко засмеялась:
- Ты видел его рожу?! Умора!
- Заткнись! Еще секунда и я бы его прикончил! – пыхтел от гнева брат. – Жуть, у людей явно не все дома! Мне очень сильно захотелось домой, у нас такого нет!
- И хорошо, что нет. Ты что-нибудь узнал?
Он укоризненно показал на уши.
- Только то, что королева все еще не пришла в себя. Все держится в строжайшей тайне.
Вериа поняла, что имел в виду брат. Он нашел исполнителей, но пока и близко не подобрался к тому, кто всем заправляет. Ну, за первый день, можно и не ждать результатов, нужно долго наводить справки и ловить мельчайшие слухи.
Каларин собирался сегодня наведаться в бедные районы, там он хотел найти информатора. Он слышал его имя среди богатых дамочек, что любили наведывать к местным ведьмам. Стая работала сообща и сумела выведать адрес информатора, теперь оставалось только навестись его и задать ему пару вопросов, а затем стереть память. Никто не должен догадаться, что под похитителей полукровок копают профессионалы. Следовало быть осторожным.
- Вериа, мне сейчас нужно почистить перышки и почистить зубки утром.
Девушка кивнула и подобно ищейке прочесала все углы, открыла окно, вылезла из него наполовину. Она спустила заранее подготовленную веревку. Кивком показала, что путь свободен, а затем легла спать. Каларин скрипел зубами, ему приходилось пользоваться ногами, когда он мог взлететь и за пару минут оказаться в нужном месте. Слишком рискованно показывать истинную сущность. К побегу дворцового ловеласа из покоев жены не предадут значения. Дариль и раньше не отличался добродетелью и при любом удобном случае запрыгивал в чужую кровать.
Информатором являлся маг, нечто среднее между мужчиной и женщиной. Существо, к которому вампир направлялся, являлось жраком. Они не имели определенного пола. Размножались путем почкования. В определенные периоды у взрослой особи на любом участке тела могла образоваться опухоль. Затем новообразование становилось похожим на родителя, и отсоединялась. Передавали генетический материал жраки через слюну, достаточно плюнуть в рот собрата и тот собрал необходимые о тебе данные.
Каларин не любил эту расу, к тому же ее причисляли к темным. Лишенные родительской любви и жившие затворниками они являлись злобными существами и к тому же жадными. Но что ни говори, они умели выяснять нужную информацию, а вот держать язык за зубами – выше их сил. С этим маленьким нюансом Каларин справится. Жраки боялись белых вампиров и старились избегать светлую расу. Только вампиры могли стереть им память, а худшего и пожелать нельзя. Но каким бы сильным магом не был бы тот, к кому направлялся вампир, он не сможет распознать истинную сущность охотника равновесия. Знания, что использовал вампир, принадлежали еще хранителям миров, сила, которой трудно противостоять.
На пороге его встретил детина из огров. Он пыхтел от важности должности и намерен «не пущать». Фигуру Каларина огр смерил презрительным взглядом, явно причисляя его к семейству «задохликов». Все кто ниже двух метров им не рассматривались как потенциальные противники. Вот уж где, правда, не по внешнему облику суди.
- Я к Жабе, – произнес тихо вампир, скрывая лицо капюшоном.
Снова его смерили презрительным взглядом:
- Вали отсюда, хозяин никого не ждет, – буркнули в ответ.
- Сообщи ему, что у него важный посетитель.
- Даже шевелиться не буду, – почесал брюхо огр, явно наслаждаясь положением.
- Я все равно пройду, а тебе советую послушать меня, – с нотками угрозы сказал Каларин.
Детина расхохотался и нецензурно послал вампира к праотцам.
- Ну, я тебя предупредил, – пожал плечами белый вампир.
Огр так и не понял, что произошло. Вампир подскочил, схватил его за бороду и заехал в нос. Детина врезался в стену и съехал по ней без сознания. Из открытого рта потекла слюна, глазки собрались в кучку.
- Я же предупреждал, – произнес и вошел внутрь Каларин.
Он не стал продвигаться вперед прекрасно осознавая, что впереди ловушки, способные растворить его тело за секунду. Демонстрировать же все способности не входило в его планы. Жаба не должен знать, что перед ним маг. Магия вампиров практически незаметна для колдунов из-за светлого происхождения. Их силу магией можно назвать с большой натяжкой, скорее дар света.
- Жаба, ты со всеми клиентами ведешь себя так или тебе просто нравиться издеваться? – спросил вслух, прекрасно зная, что вопрос дойдет до адреса.
- Ты не мой клиент. Я не принимаю тех, кого не знаю, – проквакал голос. – Сними капюшон.
- Мне за это не платят.
- Тогда убирайся.
- Значит и деньги тебе мои не нужны? – насмешливо поинтересовался вампир.
Наступила тишина. Каларин правильную ниточку потянул. Жадность – слабость жраков. Они не могли устоять перед золотой монетой. Колдун успел прощупать фальшивый облик вампира и понять, что своровать ничего не удаться. Эльфийская сущность не позволит против себя использовать враждебную магию и может дать серьезную сдачу. Жаба не будет так рисковать драгоценной шкуркой, поэтому выслушает незнакомца.
- Входи, – прозвучал голос, перед вампиром открылась дверь.
Каларин слегка улыбнулась, и зашагал внутрь.
Внутреннее помещение обустроено без всякого вкуса и стиля. В красных и черных красках. На стенах навешаны бубны вперемешку с головами страшных зубастых чудищ. На столе черепа и замаринованные черви с глазами животных. В общем, все делалось для того, чтобы устрашить посетителя. На Каларина же должного впечатления не произвело, он и страшнее видел места за почти девяноста восемь лет.
Посередине зала на красных подушках сидело существо очень толстое с блестящей чешуйчатой зеленоватой кожей без волос и другой растительности. Большие как блюдца болотные глаза с точкой зрачком, огромный рот с вислыми губами, без ушей с маленькими дырочками. Во рту с палец острые зубы и длинный липкий язык. Маленькие ручки и ножки с черными когтями. Брови есть, но в качестве острых черных наростов. От переносицы до затылка шел яркий красный гребень. Облачено существо в ярко-красную мантию, скрывающую полностью маленькое тело метр длиной. Жрак действительно напоминал внешним обликом жабу.
По обоим бокам от Жабы лежали кродилоподобные монстры на длинных ногах. Каларин сразу оценил, что они дрессированные и не бросятся без разрешения хозяина. Но только магия могла сдержать их до конца.
- И так, что вас привело ко мне? – спросило существо, потирая ручки.
- Я могу присесть или должен разговаривать с вами стоя? – наглел вампир.
Позади него появилось кресло, в которое он сумел опуститься и положить ногу на ногу.
- Снимать капюшон вы не собираетесь?
- Если вы заплатите, сниму.
Жаба квакающим смехом засмеялся.
- Мне нравится ваше чувство юмора, так что вас привело ко мне?
- Всего несколько вопросов. За информацию заплачу, – вынул из пол плаща большой мешочек и медленно разложил перед Жабой большие драгоценные камни.
У белых вампиров драгоценные камни не имели огромной ценности. Они так и оставались красивыми камушками и свободно шли для дела.
Болотные глаза загорелись жадным огнем.
- Видно информация действительно имеет для вас огромное значение, – проговорил он, беря один из камней в когти и пристально рассматривая.
- Не пытайтесь меня убить или обмануть, я почувствую ложь. А те, кто распоряжается моими действиями убьют вас. Надеюсь, вы понимаете, что не в ваших интересах меня обманывать или убивать?
- Конечно, так что вы хотите знать?
- Все что вы знаете о похитителях полукровок эльфов. Дело нашумевшее, что-то вам должно быть известно. Запомните, я узнаю, если вы чего-то не договорили или забыли сказать. Ну? Деньги перед вами, я слушаю.
Жаба прищурился, он провел когтями по губам и сгреб драгоценные камушки в мантию.
- Это не все что вы мне заплатите?
- Если информация меня удовлетворит вы получиться еще столько же. Говорите, у меня не так много времени.
- В деле замешаны профессионалы, они умеют заметать следы. Кроме людей имена, которых, – он поочередно произнес всех кого знал. Каларин лишь хмыкнул этих вампир и сам вычислил, его интересовали шишки. – Но почерк явно не человека. Воруют не только эльфиек-полукровок, но и дамочек сногсшибательней, чем тощие жердочки.
- То есть воровство идет не только в этом мире?
- Да, здесь участвует кто-то из приближенных короля, только они имеют достаточно власти и денег, – омерзительная улыбка, – чтобы провернуть это дельце. Я не могу назвать его имя, так как не знаю его, но уверен, может быть замещан даже сам король. Дельце выгодное, даже я имей столько власти, занялся бы торговлей красоток, они дорого стоят. В числе их клиентов и термитотелы, они-то настоящие ценители красивой плоти. С такими покровителями можно не только полукровок воровать, но и чистокровных. Но из-за проклятия, что любят насылать эльфы, с ними предпочитают не связываться.
- Вы можете назвать список клиентов, что скупали полукровок из этого мира?
- Из этого мира да, я могу назвать весь список клиентов, так как проследить за скупкой не составляет труда. Покупатели в основном люди, – перед Каларином появился список, который через несколько секунд, он держал в руках, бросив Жабе еще один камушек.
- Что еще известно?
- Плата вперед, я боюсь за свою жизнь, – подвинулся Жаба, жадно сверкая глазищами.
Каларин достал еще один мешочек и бросил Жабе. Благо жадный информатор не знал, что у вампира таких мешочков еще с десяток припрятано, иначе бы у него случился преждевременный инфаркт.
- Лишь немногим ведомо, – начал таинственно Жаба, – что делом заправляют адские эльфы. Это они организовали сеть по мирам и даже если в деле король, – он насмешливо хмыкнул, – в общем, вы понимаете. Адские эльфы наравне со смертоносными эльфами и таинственными эльфами света, которых даже я никогда не видел. Только эти три разновидности эльфов достойны называться прародителями. Они самые древние и сильные. Уж вы понимаете, что скрываться они умеют, еще никто не видел их и не может описать их внешний облик.

URL
2011-05-03 в 04:41 

Романчик Анастасия
- Но почему вы так уверены, что делом заправляют адские эльфы? Они обычно не заходят за пределы своего высшего темного мира, которого как вы правильно заметили, никто никогда не видел. Все кто их видел мертвы.
- Адские эльфы используют адские луки, вам же не стоит объяснять, что это за оружие и как ими пользуются? Те, кто имел длинный язык и много болтал, убивались из адского лука. Ужасная смерть в огне, жертва распадается на части.
- И вы, конечно, не можете сказать, кто они и где скрываются?
Жаба затряс большой головой в отрицании.
- Даже ради золота всех миров я не полезу в это тухлое дело. Адские эльфы жестоко мстят, мне нет резона рисковать шкурой.
Каларин узнал даже больше, чем ожидал. Хитро все закрутили, если в деле адские эльфы, то шишек будет трудно отыскать. Если не люди этого мира, они так бы не узнали, что идет похищение женщин во всех мирах. Кто будет искать без вести пропавшую женщину? Правильно, только родственники, но они не найдут следов похитителей, на что и рассчитано. Неизвестно сколько похищено и сколько будет украдено несчастных ради наживы.
Незаметно вампир провел перед глазами Жабы рукой.
- Ты забудешь о том, что я приходил и что за вопросы тебе задавал. Деньги принес один из клиентов, что хотел узнать, кто продаст ему полукровок приехавший в город.
Каларин покинул дом информатора и направился к себе домой. Информация ему очень не понравилось. История приобретала страшные краски, и неизвестно смогут ли они справиться в одиночку.
Он не видел, как здание, где проживал информатор, загорелось красным пламенем. Кто-то решил навестить Жабу кроме Каларина и он был не так щедр как вампир…

URL
2011-05-03 в 11:57 

Романчик Анастасия
Глава 18.

- С чего мы начнем? – спросила Лима.
Сирена смотрела на толпу из окна ближайшего здания и хмурилась. Олимпиада находилась у нее за спиной и пыталась что-нибудь высмотреть из-за ее плеча. Воительница выше ученицы на четыре сантиметра, хотя девушка тоже не низенькая – 170 см.
- Вначале разведем бучу, – задумчиво заговорила женщина. – Нужно посеять сомнения в души людей. Если они ведут себя как тупоголовое стадо, значит, мы будем также с ним обращаться.
- Жестоко, – заметила Лима невесело.
- Убивать-то мы никого не будем, а вот арестовать и посадить под замок самых буйных, почему бы нет?
- А что мы тут делаем?
- Видишь, какая сегодня толпа собралась?
- Ну?
- А импровизированный костер видишь?
- Ты хочешь сказать…
- Именно, сегодня хотят сжечь ведьму. Невинная рыжая девушка косо посмотрела на человека в серой мантии. Хотя причина ее сожжения более прозаична. Она отказала ему в постельных утехах, а он окрысился и решил отомстить. А как легче отправить ее к праотцам? Правильно, сжечь еретичку, обвинить в злодеянии и богомерзком колдовстве.
- Мы же не позволим девушке сгореть в огне! – возмутилась девушка.
- А для чего я всех сюда притащила? Сейчас комедию будем ломать. Загримируем тебя и наших драконов под рогатых супостатов, а также и про меня не забудем. Подпалите парочку серых задов, пустующих зданий. Каток кое-кому устроите, так что веселитесь на всю катушку.
В обветшавшую пустынную комнату вошла пышногрудая блондинка в нескромном одеянии. Желтые глаза насмешливы и томно прикрыты.
- А вот и наша лесбиянка подоспела, как дялы? – спросила ее весело Сирена.
- Не радялы, – ответила она красивым елейным голоском, хлопнула себя по аппетитному заду.
- Желтоглазик! – воскликнула Олимпиада, узнавая глазища. Блондинка игриво подмигнула ей.
- Наша провокаторша, – пояснила Сирена. – Он сольется с толпой, и будет выкрикивать провокации, когда начнется заваруха. А потом подоспеет спасительница в образе прекрасного ангела и всех спасет, наваляет супостатам и поможет магам арестовать серых. Все элементарно, Ватсон!
Через некоторое время четверо «рогатых» готовились к вылету. Прекрасные, рогатые, все женщины как одна с когтистыми лапами. Вышибала, рассматривая свою грудь в одном лифе, скорбно вздыхал и поправлял стринги.
- Потерпишь, – прошипела Сирена ему, сверкнув сияющими красными глазами. – Так слушай, братва, команду. Вначале вы зажигаете, а потом я пугаю всех жутким хохотом и начинаю буянить. Только после меня появляется спасительница и всем нам дает в тыкву. Ясно?
Драконы и Лима предпочли промолчать тихонько в тряпочку. Они продолжали смотреть в окно и наблюдать за горожанами. Олимпиаде сразу припомнилось средневековье ее мира. Пусть этот мир разительно отличался от ее родины, но люди казались везде одинаковыми.
Толпа взревела, когда привезли так называемую еретичку, ведьму, насылающую порчу. В несчастную рыжеволосую девушку бросали всем, что попадалось в руки. Ее тело и лицо покрывали многочисленные синяки и подтеки. Взгляд пустой и обреченный.
- Ее изнасиловали мрази серозадые, – с гневом произнесла воительница, сплюнула. – Вначале сектанты удовлетворили похоть, а потом ее пустили по солдатам.
- Она действительно ведьма? – попыталась отвлечься от закипающего внутри гнева девушка.
- Дар у нее есть, при желании его можно развить. Но она никак не проявляла себя, чтобы повесить на нее обвинение. Пойми, у серых власть и они ею пользуется сволочи, так как им вздумается. Правительство только поддерживает серых. Им выгодны действия сектантов. Олухи, они сами копают себе могилу. Правительство давно хочет сбросить магов со счетов. Но придурки даже не представляют, что за зверя выпустили. Мы же попытаемся если не уничтожить зверя, то загнать его в клетку.
Тем временем несчастную привязали к столбу и очень полный сектант, зачитывал ей приговор. По мере звучания его голоса небо покрылось тучами. Лима удивленно смотрела, как стремительно наступает ненастье. Молнии сверкали в небе, а вдали оглушительно шумел гром. Воительница лишь жестом показала, чтобы они вылетали.
Раздался жуткий хохот Сирены. Толпа замерла, не понимая, откуда звучал смех.
- Серые, навлекли на нас беду!! – визгнула истерично желтоглазая блондинка.
- Это ведьма призвала силы зла! – пытался оправдаться сектант, сам немало напуганный. – Мы сожжем ведьму, и солнце снова вернется к нам.
Кто-то согласно закивал, тогда блондинка показала в небо.
- Они призвали демонов, спасайся, кто может! Серые хотят нашей смерти!
Сектант попытался усмирить горожан, но внезапно его закружила в танце Лима. Он хохотала ему в лицо и скинула изумленного мужчину с площади.
- Сестры, нам преподнесли в подарок невинную жертву! Отблагодарим же наших благодетелей!
Среди людей началась паника. Трое рогатых летали над их головами, и слали огонь в сторону горожан, обжигая их. Горело несколько построек. Площадь превратилась в каток и люди, крича от ужаса падали, подминая товарищей. Серые пытались, что-то сделать, но их попытки не увенчались успехом. Стремительно они теряли влияние над людской массой. Супостаты глумились над их попытками прогнать так называемое зло. Один из серых облил Луну водой. Жена дракона сдула с лица челку и завернула мужчину раком, чтобы удобнее было дать ему подзатыльника. Она так удачно его катапультировала, что сектант угодил в колодец и опрокинул себе на макушку ведро.
- Сгинь, пропади! – кричал еще один сектант на гоняющего его Вышибалу. Дракон изловчился и надел сектанту на голову нижнее белье.
Желтоглазик в образе привлекательной блондинки продолжал верещать на всю громкость женского голоса, не упуская возможности в толпе потискать какую-нибудь девицу. Мужчина и здесь остался верен себе.
Люди побежали прочь с площади, но остановились, когда перед ними выросла Сирена в облике жуткой бестии. Она расхохоталась и послала в ближайшие здания красные молнии.
- Кровавая жертва наша!!! – заорала женщина.
Кто-то попытался атаковать ее вилами и мечами, но она с легкостью отбросила их. На нее бросилась с кулаками подставная блондинка, и тут же закричав, была нанизана когтистой рукой как курица гриль. А потом бестия разорвала жертву на мелкие куски. Сирена отбросила ее прочь и едва приблизилась к людям, как ее пронзил луч света. Визжа, она испарилась.
Перед людьми предстал прекрасный лик беловолосой женщины с белоснежными крыльями. Ее тело закрывала белая туника. Она вступила в яростную борьбу с супостатами. Драконы и Лима так увлеклись сражением, что даже профессионалы не отличили бы, где игра, а где правда. Олимпиада, визжа как макака вцепилась в белые волосы девушки, но та извлекла белый посох с крыльями на конце и ударила им рогатую. Лима поняла, что пришло время ей помирать. Она извивалась ужом, не переставая страшно кричать, пытаясь дотянуться до горожан. Они с ужасом отскакивали от нее. Еще одна вспышка и Олимпиада переместилась к Сирене и желтоглазику, хихикающим над происходящим. Девушка присоединилась к ним и наблюдала из окна за площадью.
Драконы продолжали сражаться. На красивой коже крылатой девушки появилось много царапин. Но вскоре с «супостатами» было покончено.
- Снимите несчастную! – крикнула крылатая, зажимая кровавую рану на боку.
Люди смотрели на спасительницу заворожено и поспешили выполнить ее просьбу. Серые, оценив обстановку, сообразили, что дело пахнет жареным. Кто-то из них закричал:
- Мы призвали ангела, он всех нас спас!
Девушка подошла и дала говорившему пощечину. Он мешком повалился на землю.
- Это вы призвали нечисть из глубин ада! – закричала она, сверкая голубыми глазами. – Люди! Не слушайте их! Сегодня ваш город мог сгореть из-за глупости безумцев! Меня прислали раскрыть вам глаза! Ваш мир в опасности! Безумцы наслали на вашу голову беду! Объединитесь с магами и сражайтесь с нечистью! А их! – она повернулась к серыми – За решетку! Они слуги тьмы! Даже небо не выдержало их и прислало меня, чтобы я помешала свершиться злу! Сегодня погибла одна женщина, а завтра погибнут сотни!
Горожане согласно закивали.
- Долой ложному ученью, сражайтесь со злом! – крикнула она и испарилась вместе с проклюнувшимся лучом света из-за туч. И как бы улетела по дорожке.
Лима хихикнула.
- Красиво.
- Я сама придумала, – улыбнулась Сирена. – Толпу мы расшевелили, но меня не радует то, что произойдет.
- А что?
- Польется кровь серых. Они серьезно опростоволосились сегодня и жажда крови толпы сильна. Они не выйдут сегодня живыми. Повезет, если их просто посадят за решетку. А так… я им не завидую. Сегодня мы вызвали гнев людской, а он поверь страшен.

URL
2011-05-03 в 11:59 

Романчик Анастасия
Олимпиада кивнула. Приходилось действовать радикальными методами, и она понимала, что по-иному они не могли поступить. Война, так или иначе, повлечет за собой кровавые жертвы, но теперь у мира появилась крохотная надежда на будущее.
- Сирена, а они не могут приписать действие к магам?
- Не-а, не получится, – отрицательно покачала головой. – Серые сами владеют магией, а сегодня им не удалось ничего сделать. Я намного сильнее, чем они. Сектанты встретились с силой, с которой они не сумели справиться. Думаешь, раньше маги не пытались противостоять безумцам? Пытались, да только еще больше жертв было и только. А сегодня мы просто их задавили.
- А с нашим появлением они не могут связать?
- Не-а, – ехидно улыбнулась. – Кроме архимага о том, что я творю, никто не знает. Я умею стирать память и те, кто нас видел, не помнят кто мы такие. Они видели магов из гильдии.
Лима улыбнулась. Запутает же Сирена, когда как объяснение совсем простое. Толпа не помнит, что к ним в город пришла великая Гроза. Они помнят только что в город вошли еретики из числа магов. Все, просто и легко до смешного.
Вера в сектантов немного пошатнулась, но это только начало. Маги вышли из обители, чтобы объединиться с горожанами и остановить пожары. Они лечили пострадавших и разгребали обломки домов, чтобы вытащить оттуда выживших людей. Восстанавливали жилища. Сирена постаралась устроить все так, чтобы было как можно меньше жертв. Среди серых имелись жертвы. Воительница пыталась избежать их, но все равно не удалось. Особо ярых сектантов посадили в тюрьму, где они не могли вести агитацию среди простого народа.
Лима вернулась в гильдию и пошла в тренировочный зал. Его оборудовали, и сделали просто потрясающих размеров, есть, где разгуляться без башенным барышням, таким как она и Сирена. К ней вновь вернулись воспоминания. Не хватало Рила, очень сильно не хватало. Едва Лима смирилась с тем, что Марины нет рядом и впустила в душу другого, как и с ним пришлось расстаться.
Заэна мелодичным голосом хранительницы стала напевать красивую мелодию. Лима, не глядя, увернулась от летящего в нее кирпича и продолжила стоять, прислонившись спиной к стене. Вошедшая в зал Сирена одобрительно хмыкнула и в следующий миг в девушку полетели металлические ядра. Ото всех увернуться не удалось, один очень больно врезался в живот. Олимпиада согнулась пополам, крякнув от боли.
- Недурственно, но нужно еще лучше, – произнесла воительница, не поворачиваясь к ней и придирчиво рассматривая гигантский зал.
Лима не удивилась ее появлению. Воительница всегда знала, где можно найти ученицу.
- Надевай коньки, – приказала Сирена, бросая ей необычные блестящие ботинки.
- Но это же не коньки! – изумилась Олимпиада.
- Они станут чем угодно. Захочешь туфли на пятнадцатисантиметровой шпильке – получишь, захочешь ролики – пожалуйста. Одевай!
Лима выполнила просьбу и, недоумевая, смотрела на обновку.
- И?
Сирена молча подошла к ней и вставила ей наушник в ухо. Сразу заиграла знакомая Лиме музыка. Играла одна из ее любимых песен. Группа Химера, название песни «Кровный враг».
- Я знаю, как тебе этого не хватало, поэтому дарю. Я записала все, что ты любишь. Если захочешь, может закачать что-нибудь свежее, благо музла в открытых мирах хватает.
Как раз заиграл припев:
«…Момент расплаты близок,
Ты ждешь контрольный выстрел,
Войны последний шаг,
Прощай мой кровный враг…»
- Спасибо, – улыбнулась девушка.
- А теперь трансформируй ботиночки в коньки. Ничего сложного. Просто прикажи и они подчиняться твоей воле.
Получилось со второй попытки. Лима с изумлением рассматривала белые блестящие коньки. Сирена придирчиво рассмотрела их и немного подправила лезвие.
- Сохранить! – властно сказала она и отошла.
- А зачем мне коньки? – спросила недоуменно Олимпиада.
- Помнишь, тебе удалось создать ледяную дорогу, использовать «холодный» дар. Я хочу, чтобы ты отточила его. В твою задачу входит силой мысли создавать себе трассу, по которой ты смогла бы ехать.
- А зачем мне это? Я же летать умею.
- Ты не всегда сумеешь воспользоваться крыльями, а обвалы и пропасти никто не отменял. Я тебе покажу сейчас условия, когда ты не сможешь воспользоваться здоровенными крыльями.
Сирена хлопнула в ладоши. Сразу весь зал, особенно воздух, покрылся движущимися «сосульками» камней.
- И так, для начала ты попробуешь кататься на этих штуковинах. Как только освоишься, я тебя обучу, как играть в льюрмарк.
- А что это такое? – поинтересовалась Лима, впервые не услышав перевода замысловатого слова.
- Игра с мячом.
- Как с мячом?
- Командная игра, участвует до десяти игроков с одной стороны и с другой, можно меньше, но не больше. Противники с разным магическим даром, можно и одинаковые, сути не имеет.
В ее руке появилась некое подобие биты, при нажатии кнопки бита раскрылась наподобие захвата. В образовавшееся углубление женщина засунула шар размером с волейбольный мячик, может меньше.
- Мяч летает, визжит и удирает от игроков, это в случае если льюрмарк проходит в воздухе, а не на земле. Задача игроков: мяч поймать и забросить в ворота противника. Ничего сложного.
- В воздухе?
- Льюрмарк играют либо в воздухе, либо на земле бегают – это в том случае если игроки не умеют летать.
- А зачем ты мне это все рассказываешь? Есть же причина, для чего мне нужно уметь играть в эту игру.
Сирена сложила руки на груди.
- Вообще-то, маги пригласили шесть штук веронов. Несмотря на проблемы в веронской столице вероны согласились помочь и прислали бойцов, как я уже говорила их шесть штук.
- Этого же мало.
Воительница насмешливо фыркнула, улыбнувшись криво.
- Хлопчики достаточно сильны, чтобы сражаться не хуже, чем маленькое войско. Так вот, до того как начнется сражение, мальчики сидят в каморках и скучают. На улицу из-за беспорядков их не пускают, иначе вероны бузить начнут и люди реально почувствуют веронское недовольство на своей шкуре. Поэтому вероны тухнут от безделья. Они поклонники охоты, но и охотиться сейчас проблематично. Наша задача их немного развлечь, да и самим пар спустить.
- Ясно, – взвесила на руке биту Лима. – Она же неудобная.
- Чем неудобнее твое оружие, – оскалилась женщина-воин, – тем лучше для тебя и тем хуже для твоего врага. Сейчас я пущу мячик и ты должна его поймать, скользя по ледяной дорожке. Запомни, мяча касаться руками нельзя. В игре можно, но сейчас я тебе запрещаю. Задача понятна?
- Куда уж понятнее, – нахмурилась Олимпиада.
Марина, помнится, каталась хорошо, но Лима никогда не могла встать на коньки. Табу, которое она так и не смогла переступить, как бы не хотела. Ее болезнь на многом в ее жизни поставила крест. И сейчас Сирена ломала крест, ломала зверски где-то даже варварски. Все то, что для девушки казалось несбыточной мечтой, стало реальностью. Если бы ей до того как она попала в открытые миры сказали, что она будет кататься на мотоцикле, махать мечом как лихой казак или разбираться в технике покруче механика, девушка бы засмеялась ему в лицо. Тогда, но не сейчас.
Желтый яркий как одуванчик шарик, громко заверещав и хихикая, даже где-то обзываясь, бросился прочь. Девушка, едва встав на коньки, навернулась на копчик. Походка Лимы всегда напоминала медвежью неуклюжую и косолапую поступь. Теперь придется изображаться из себя умирающего лебедя.
Сирена нетерпеливо следила за ученицей, изредка подходила и толкала ее в спину, так что Лима далеко и надолго ускользала. Подняться в воздух казалось фантастикой, но воительница на редкость упрямая. Хотя чему тут удивляться? Она всегда была нетерпеливой и упрямой. Она подняла силой мысли визжащую ученицу в воздух на высоту потолка, не хилого даже по меркам вампира. Женщина повела бровью и девушка начала стремительно падать. Такое экстремальное обучение способствовало быстрому усвоению материала. Либо больно шлепнешься, либо будешь помимо воли скользить на появляющейся ледяной дорожке.
- Не забывай ее плавить позади себя, иначе можешь, в конце концов, врезаться в созданную тобой преграду! – крикнула Сирена.
Лима старалась делать то, что говорила ей преподавательница. Но это было чудовищно сложно, тем более, когда у тебя столько препятствий на пути. Она уже несколько раз едва лоб не расшибла. Воительница бросила в нее кирпич, и на этот раз он нашел цель. Лима просто физически не успевала увернуться от него, хотя и почувствовала, как он летит в нее.
Под конец тренировки Олимпиада поймала мячик зубами и свалилась на пол без сил.
- Ладно, на сегодня хватит, завтра продолжим, – похлопала ее плечу Сирена и вышла из зала. – Можешь погулять по городу, если хочешь только… осторожно.
Стоило девушке уловить двойное дно, но от усталости мозг отказывался соображать и нормально мыслить. Город все еще напоминал галдящий улей, пришлось стать невидимой, чтобы не попасться кому-нибудь сильно воинственному на глаза. Случайно или случайно она обнаружила стайку серых. Они куда-то собирались и открывали потайные двери. Любопытство так и замучило девушку, она не удержалась, последовала за мужчинами.
Впервые Лима решилась пойти в логово врага без Сирены. Ей очень хотелось знать, кто управляет серыми. Она очутилась в каком-то храме, где стены исписаны старинными письменами и рисунками. Девушка стала присматриваться, и ее едва не вырвало. В подробностях в картинках описывалось, как выпотрошить ребенка, не потратив при этом ни капли его драгоценной крови. Становилось понятно, кому именно поклонялись сектанты. Уж точно не свету. Ей казалось, что она попала в обитель садиста. Лима никогда не могла предположить, что существует столько варварских способов убийства и пытки людей.
Зажав рукой рот, девушка продолжала спускаться.
Она завизжала, когда ее внезапно атаковали, радиус атаки был столь огромен, что девушка не сумела увернуться. От боли юный вампир лишился сознания. Олимпиада пришла в себя на алтаре, связанная по рукам и ногам в темном помещении с горящими свечами. Над ней стоял чернобородый мужчина в черной мантии.

URL
2011-05-03 в 11:59 

Романчик Анастасия
- Так-так кто к нам пожаловал? – проговорил он холодно. – Неужто, вампир?
- Что вам надо? – воскликнула Лима и попыталась вырваться, но у нее ничего не получилось
- Всего ничего, мы принесем тебя в жертву за удачный исход войны, – улыбнулся.
- Кто вы?
- В народе меня называют некромантом, тебе же незачем знать мое имя. Ты считай, без пяти минут труп.
- Я вам ничего не сделала.
- А разве нужно что-то делать? Тебе не повезло, потому что ты вампир, а нам нужен вампир для жертвоприношения.
Он достал красный кинжал, исписанный письменами. Прежде чем Лима сумела осознать и потянуть время, красный металл вонзился ей в грудь. Девушка заорала от чудовищной боли.
Многие молодые люди заинтересованы темной стороной, темной силой и искусством. Им кажется романтичной некромантия и темная магия, демоны и им же подобные привлекают гораздо сильнее, чем ангелы. Интересная, неизведанная тьма. Но она перестает быть привлекательной, когда ты видишь ее отвратительное истинное лицо. И тогда свернуть уже невозможно, она оплетет несчастного тонкой и прочной сетью.
Лима видела ее, и от облика того становилось страшно. От боли и страха некуда бежать. Она плакала, пыталась вырваться и не чувствовать ничего, найти покой, лишь бы боль прошла. Казалось, что ей дробят кости, ломают позвоночник и измельчают в порошок, из живой плоти достают внутренности и копошатся в них. Она задыхалась как прежде, когда страдала астмой. Страх и детский ужас вернулись к ней втройне. О да, это было искусство, но какое извращенное искусство. Жестокость и есть темная сторона. Жестокость без моральных устоев, в чистом виде. Когда некромант, хохоча, может кинуть в костер пищащего младенца и с удовлетворением смотреть, как он изворачивается от боли. Противно? Но без этого не стать настоящим профессионалом, только так можно получить от тьмы огромную энергию. Нельзя играть в полсилы и думать, что если ты одним пальчиком ковырнешь грязь, то не запачкаешься целиком.
- Что за?...
Лима видит сквозь красную пелену боли, как некроманту в челюсть врезается кулак. Противный хруст костей, крики гнева и ужаса, а затем зловещая тишина. Из ее груди вынимают кинжал. Она истерически плачет и прижимается к спасителю.
- Плачь, тебе станет легче, все хорошо, – гладит ее по голове.
- Си-и-ире-е-ена-а-а, – воет девушка, никогда еще в своей жизни ей не приходилось испытывать такого сильного кошмара.
- Я здесь, я с тобой. Боль прошла, успокойся.
Боль может, и прошла, но страх еще крепко держит сердце и разум. Лима еще полчаса истерично плачет, пока не затихает и лишь иногда всхлипывает.
- Мы должны с ними бороться, нельзя чтобы это продолжалось дальше, – шепчет девушка с холодной ясностью.
- Да и мы будем сражаться. Мы будем дарить жизнь.
- А куда ты их дела?
- В темный мир, где их очень тепло встретили, – с сарказмом произнесла Сирена. Она подняла ученицу на ноги и вывела из логова серых. Пора было наносить ответный удар.

URL
2011-05-03 в 12:03 

Романчик Анастасия
Глава 19.

Со стола капала кровь. Бар не работал, когда пришло чудовище в образе красивого юноши с синими глазами. Термитотел. Неизвестно, что за напасть привела его сюда, почему беда коснулась именно их, а не кого-то другого. Парень насиловал и убивал, никто не сумел сбежать. Добрался и до жены хозяина, но никак не мог утолить всепожирающей похоти. Женщина давно находилась без сознания. Ее муж, связанный по рукам и ногам, избитый прислонен к стене.
- Мне нужно существо, которое вы называете странником, – подполз ближе термитотел к мужчине, вынимая кляп из его рта. Жена мужчины еще дышала, когда насильник отошел от нее.
- С какой стати я должен тебе говорить? – прохрипел мужчина, стараясь не смотреть на то, что чудовище сделало с его женой.
- Потому что я тебя убью и ее убью, – кивок на распростертое на столе тело. – Ты же этого не хочешь?
- Ты в любом случае нас убьешь, – проговорил убито.
Черные тонкие губы раздвинулись в глумливой улыбке, он пригрозил связанному человеку пальцем.
- Сказал кто, или сам догадался? – потешался парень. – Хотя какая разница. Подумай вот о чем, человек, ты знаешь кто я и на что способен. Я же решаю, каким образом убить вас.
Повернул голову жертвы к себе, чтобы та смотрела в его синие сетчатые глаза с красным зрачком.
- Мучительно и долго либо быстро и легко. Но первой будет умирать она, ты видел и слышал, как я ее насиловал, а теперь услышишь, как я ее убиваю.
- Мерзавец, – сплюнул человек.
- Да, – еще шире улыбнулся. – А теперь говори, где я могу найти странника?
- Он разорвет твой… - нецензурно выругался, – мерзкое насекомое! Чтоб ты в аду горел!
Ему сломали плечо. Мужчина захлебнулся бранью от боли.
- Повторяю еще раз, где я могу найти странника? Ну же, не заставляй меня тратить время на пытки. Я так не люблю тратить свое время.
Человек молчал, и тогда в его тело погрузилось щупальце, а второе подтянуло ближе его жену. В глазах хозяина заведения отразилась мука.
- С чего начнем? – продолжал глумиться термитотел и взял женщину за ладонь. – Говори где странник. Я знаю, что ты знаешь, где он, поэтому твои мучения продляться долго.
Не получив ответа он переломал женщине руку. Она пришла в сознание и закричала.
- Зачем причинять ей лишние страдания своим упрямством?
- Хорошо… я скажу…
Странник – псевдоним, который принадлежал мужчине, арианту по происхождению. Если нужно что-либо найти либо отыскать личность в другом мире, то обращались к страннику. Арианты – ищейки, поиск – их дар. Они могли найти все что угодно, даже если оно находилось в закрытом мире. Арианты похожи на людей внешне, но это пока их не разденешь. На запястьях имелись маленькие подвижные ядовитые шипы, не стоило сомневаться, что арианты умели использовать их по назначению. По всей длине позвоночника черный рисунок, из него появлялись кривые лезвия с руку длиной, складывающиеся подобно антенне магнитофона. Все знали, что арианта нельзя брать сзади в захват, он убьет нападающего. Их скелет устроен по-особому и мог гнуться в любую сторону, потому в гибкости с ними разве что змея сравниться. Они пролезали в щель в три раза меньше, чем они сами.
Термитотел оставив за собой горящее здание, направлялся к страннику. Но с ариантом нужно быть осторожным. Арианты – древняя раса и по силе не уступала термитотелам. Если надо они могли двигаться с ужасающей ловкостью и гибкостью. Молодой термитотел не поймает противника и тот убьет его. Даже второй облик не спасет от прыткого арианта, если тот решит ликвидировать парня. Поэтому нужна страховка…
Не стоило девушке гулять так поздно вечером одной. Она вскрикнула, когда увидела скрытую тенью фигуру, стоящую прислонившись к стене.
- Опасно гулять одной, где ваш кавалер, леди? – поинтересовался незнакомец с легким эхом.
- У меня нет кавалера.
- Ну, тогда я буду вашим кавалером, – вышел из тени.
Она закричала, увидев его лицо, а особенно глаза…
Было сильно желание убить ее, но девушка нужна живая, чтобы быть живым щитом. Его щупальце находилось внутри ее тела и могло прикончить несчастную в одно мгновение. Странник жил в бедных районах, как и все арианты он не любил излишне светиться. Зайдя в его дом, термитотел напрягся. Ариант определенно дома, но вот где он прячется еще вопрос.
- Странник, – решил не тянуть кота за хвост парень, – я убью ее, если ты не появишься. Она умрет раньше, чем ты успеешь ее освободить. Думаю, тебе не стоит рассказывать, что сделает мое щупальце в ее теле в случае моей смерти.
- Что тебя здесь надо, тварь? – откликнулся мужчина.
Непроизвольно захотелось сглотнуть. Он был так близко, а термитотел даже не почувствовал его. Еще одна особенность ариантов, они могли ползать по потолку мухам подобно. Странник просто спустился с потолка, а висел ведь прямо над парнем. Высокий, гибкий черноволосый мужчина с прозрачными голубыми глазами. Если не знаешь, что арианты не красятся, то можно подумать, что у него подведены стрелки черной краской. Его одежда состояла из простого черного костюма, в руках он держал меч.
- Всего немного, местоположение вот этой девушки, больше мне не надо, – проговорил термитотел, показывая картинку с изображением Марины.
- Отпусти девчонку, и я скажу тебе, где ты можешь найти адского вампира, – медленно сказал. Стоит отметить, что арианты слегка шипели при разговоре, словно у них язык проколот, на самом же деле их язык раздвоен и длиннее чем у человека.
- Не пущу, пока ты не дашь слово, что я смогу беспрепятственно добраться до портала и уйти.
- Ты меня за дурака держишь? – нахмурился.
- Дурак не дурак, а мне моя шкура дороже.
- Тогда и ты подпишешься кровью, что не тронешь больше ни одного живого существа в этом мире.
- Я убью ее, – напомнил неуверенно.
- А я убью тебя, – не остался в долгу ариант. – Не шути со мной, термитотел, я вашу расу знаю и поэтому одна жизнь мелочь по сравнению с тем, что ты можешь натворить. За тобой уже тянется кровавый след, так что, либо давай клятву, либо убирайся отсюда. А я уже решу прикончить тебя или нет. Или ты думаешь, что мною можно вертеть, едва заложника взяв? Она только гарант того, что я скажу тебе, где адская вампирша скрывается, не более.
Заскрипев сразу двумя челюстями, термитотелу пришлось подписаться кровью. Он нехотя отпустил девушку. Только кровавая подпись могла сдержать кровожадность темного.
- А теперь говори где девчонка!
- Все очень просто, среди белых вампиров ее нужно искать.
- И все? – изумился.
- А ты хотел большего? Целой цепочки злоумышленников скрывающих одну единственную девицу? Ты мне надоел, убирайся и смотри не появляйся больше в этом мире, иначе…
Парню не нужно объяснять, что будет иначе. Термитотел поспешил удалиться из дома арианта. Он еще поразился, что странник так быстро согласился дать нужную информацию и не увидел, как сузились его глаза.
- Жаль, я не увижу того, как вампиры разорвут тебя, молокосос…

URL
2011-05-03 в 12:06 

Романчик Анастасия
Глава 20.

Красивое и праздничное здание загса, много нарядных гостей. Марина с любимым шла под венец, где их ждали обручальные кольца. Девушка в белом шикарном платье находилась на седьмом небе от счастья. Лица жениха она не видела, но отчетливо понимала, что любит его. Они приблизились к алтарю и на их пальцы одели кольца.
- Теперь жених может поцеловать невесту, – проговорил работник загса.
Маринка с улыбкой счастья повернулась к жениху и вскрикнула от ужаса. Перед ней стоял в черном праздничном костюме Бериан. Он ехидно улыбался и состроил жуткую рожицу.
- Ну что, развязала ноги из морского узла? – поинтересовался с противно поднятой бровью вампир.
- Нет, только не ты! Только не ты! – закричала девушка, когда он попытался ее поцеловать.
- Может, ты перестанешь меня обнимать? – спросил не в тему.
Марина открыла глаза и вновь вскрикнула. Перед ней действительно находилось лицо Бериана, принявшего чужой облик. Вампир недоволен, зол и гол. А еще… она лежала у него на груди, обнимала рукой и ногой его обнаженное тело. Девушка взвизгнула от омерзения и отскочила от него как от гадюки.
- Что я делаю у тебя на груди?! И почему я тебя обнимала?! – беззвучно заорала на него.
- Это я тебя хотел спросить, что ты делала возле меня, когда я был с другого краю?! Это ты ко мне приползла, как змея коварная! – презрительно бросил парень.
- Фу! – девушка прикрылась простыней. – Не могу поверить, я вновь потянулась к тепленькому бочку, как в детстве! Как противно, ужас, я тебя обнимала! Самого омерзительного мужчину, которого я когда-либо встречала в своей жизни!
Вампир оскорбился, но ничего не сказал и отвернулся.
- Одевайся, мымра, мы должны скоро появиться на балу, – он швырнул в нее платьем.
- Опять бал?
- А ты думала! Мы должны постоянно появляться на балах, чтобы похитители клюнули на приманку.
Марина от гнева, бушевавшего внутри, не заметила второго дна вложенного Берианом в обычную фразу. Она кипела, хотелось рвать и метать. Кошмар. Лучше обнимать и целовать жабу или змею, чем Бериана. Он хуже червя, слизкий, мерзкий, в общем противный. Она каждый раз вздрагивала, возвращаясь к воспоминаниям, как его обнимала. Но в то же время, ей было приятно ощущать на коже его тепло, а от этой мысли становилось еще омерзительнее. Она обнимала Бериана, жуть!
К ним зашла зеленокожая служанка одна из мелких разновидностей орков, тут же густо позеленевшая (аналог покраснеть), когда посмотрела на обнаженного вампира.
- Помоги ей одеться, – бросил Бериан, кивнув на «супругу».
- Как пожелаете, господин.
Марину вновь затянули в ненавистный корсет еще и зонтик вручили.
- Сегодня солнце, госпожа, – пояснила женщина.
Девушке ничего не оставалось, как криво улыбнуться, ответить-то она не могла, зелье всего второй день действовало. Завтра вечером придется снова выпить, чтобы держать образ немой.
С «кривым» от гнева лицом она взяла «супруга» под руку и вместе с ним вышла из комнаты, направилась вниз по лестнице. Вчера зал сверкал миллионами огней, сегодня же – мрачен и темен, лишь солнечные лучи пробивались сквозь прозрачные окна. Бериан уверено повел ее на улицу. Зонтик оказался как нельзя к месту, солнце не так сильно слепило вампирские глаза. Марина все еще с трудом переносила палящие лучи. Иногда на коже появлялся зуд, а глаза постоянно слезились. Яд все еще жил в ее крови.
Во дворе собралось немало народа. Посетило мероприятие и королевская чета вместе с новорожденной дочкой. Принц находился не удел и на него практически не обращали внимания, чем пятилетний мальчик недоволен и постоянно хмурился.
Бериан не стал подводить Марину к королевской чете, на ее немой вопрос он послал ей мысль:
- «Королева ненавидит красивых женщин. Лакиль она особенно презирала, даже пыталась пару раз отравить».
- «За что?» – изумилась девушка, тайком разглядывая королеву, посылавшую в ее сторону нелестные взгляды.
- «За короля. За кого же еще? До женитьбы, которую, между прочим, король и устроил, Лакиль являлась его фавориткой».
- «Любовницей?»
- «Да, за это королева тебя, то есть ее и ненавидит. Она ревнива как мегера, но согласись, ее ревность небеспочвенна. У нее даже фрейлин красивых нету, только потому, что король слишком часто тянет ручки к их ножкам».
- «Так что, мне надо флиртовать с королем и отвечать на его милость?»
- «Нет, после рождения мертвого ребенка от короля Лакиль спит только с мужем и рожает детишек только от него, об этом все знают. И о том, что она прогнала его величество из своего дома, тоже все знают. Высшему обществу скучно, вот они и занимаются сплетнями, обсуждая самые пикантные подробности».
Они перестали переговариваться, когда подошли к небольшому каменному фонтанчику в виде трех чаш, на которых сидели каменные птички. Марина заметила, что Бериан придирчиво рассматривает фонтан и кривится, словно ему что-то не нравится. Он критично потрогал птичку, будто хотел отломать ей крыло и переделать. Она впервые замечала за ним эту черту, до этого вампир хорошо скрывался.
- Прекрасная работа самого Ладоджио, – подошел к ним кудрявый щеголь в серебряном костюме и с закрученными усами. Карие глаза полны насмешливых искорок. Нос с горбинкой и тонкие губы. Он держал в руке, украшенной перстнями, хрустальный бокал с темно-красным вином.
- Мне больше нравится реализм, – выдохнул Бериан.
Щеголь засмеялся.
- Реализм вышел из моды.
- Мода – понятие относительное, недолговечное. А прекрасное останется в веках.
- Забыл представиться, маркиз Затдет, из северных провинций, – протянул руку щеголь.
- Лаэль, – едва коснулся пальцами пальцев маркиза вампир. В «Золотой миледи» здороваясь, не брались полностью за ладони, касались лишь кончиков пальцев, а то и вовсе не подавали руки. – А это моя жена Лакиль, с некоторых пор она лишалась голоса и не может почтить нас прелестным пением.
- Сочувствую. В одном вы правы, Лаэль, – продолжил прежний разговор маркиз, – я как-то посетил замок одного богатого человека, коллекционировавшего вещи сделанные белыми вампирам и веронами. Вы же знаете, как их работа высоко ценится, и те и другие работают в реализме. Они не признают другого стиля. Так вот, этот человек рассказывал мне шокирующие вещи. Он побывал в мире белых вампиров на экскурсии. Вы не представляете, – захихикал, – они раздают свои работы даром, у них нет ни экономики, ни денег, ни власти, ничего. За еду, он не платил. Ешь что хочешь – они не против. Вероны на этот счет немножко другие, но тоже странный народ. У них нет нищий и богатых. Фантастика, не правда ли? В это с трудом верилось, но он был так убедителен. Прекрасный был человек.
Марина скромно отворачивалась. То, что было для этого человека фантастикой для нее давно истина. Он и малого не знал о том, как живут белые вампиры и что они за существа.
- Почему вы говорите о нем в прошедшем времени? – нахмурился Бериан и взял себе бокал белого вина с подноса слуги.
- Потому что этот человек мертв, – хмыкнул щеголь, – его убили и обокрали, что неудивительно! Он держал дома целое состояние! Пусть он не платил за их работы, а брал даром, все равно он был слишком беспечен. Посмотрите, – протянул руку и показал сапфировый браслет. Марина едва не ахнула. Браслет был прекрасный, переливался всеми гранями, тончайшая работа. Ни единого шва и помимо этого тонкий рисунок веточки растения. – Этот браслет стоил мне кучу золота, но он того стоил, достаточно посмотреть на восторженное лицо вашей супруги. У нас гениального во всех отношениях мастера, что сотворил это совершенство на моей руке, называют Стеклянный мастер.
- Почему стеклянный?
- Он в основном работает со стеклом любых видов, драгоценными и полудрагоценными камнями, обычными камушкам. Очень редко берется за мрамор, гранит и металлы. Наши мастера буквально желчью исходят. Даже тот же Ладоджио использует свой стиль, – дотронулся до фонтана, – все, для того, чтобы переплюнуть его, Стеклянного мастера! Во многих мирах мечтают заполучить его. Готовы даже выкрасть мастера из мира белых вампиров. Запереть в золотую клетку, чтобы он работал и творил. Сколько не пытались уговорить или подкупить белых вампиров они так и не выдали его, молчат. И нам приходиться довольствоваться только придуманным нами именем и его прекраснейшими работами.
- У белых вампиров много мастеров, – хмуро заметил вампир и отпил из бокала вина.
- Но то художники, певцы и музыканты, но он-то скульптор и гений в одном лице! – не сдавался маркиз и погладил усы. – Никто не спорит, что у белых вампиров полно гениев, о которых мы можем только мечтать. Но даже у них бывают свои гении на порядок выше остальных. О нем будут говорить в веках. Ни за чьи работы столько не лилось крови и не сыпалось золота, сколько за его работы. Говорят, такой же успех имел хранитель равновесия Кантор, но насколько мне помнится, он строил здания, а не отдельные вещицы. А может, он ожил или мы имеем дело с его потомком?
- Картины его отца тоже имели популярность.
- О да, короля драконов в этом деле еще никто не переплюнул. И почему все они работали в реализме? Странно.
- Может потому что любили истину, а не ее искажение?
- Но работы в другом стиле отражают внутреннюю суть.
- Вы хотите сказать, что картины короля драконы не отражали внутреннюю суть?
- О нет, ни в коем случае! – замотал кудряшками. – Его критиковать не имеет права никто! Никто! – поднял палец для увеличения эффекта. – Он был гений, равного которому не родилось на свете, разве что Стеклянный мастер его перевоплощение. Он мог передать все!

URL
2011-05-03 в 12:16 

Романчик Анастасия
- Вы видели его картины?
- Я видел портрет его жены, исполненный его рукой. Страшная женщина, в смысле, – глупо захихикал, – она не уродина, но и сильной красавицей ее не назовешь, как, к примеру, ее дочерей. В ней было что-то такое, что притягивало взгляд. И ты смотришь на нее, словно видишь свое отражение в ее страшных глазах, отражение своей жизнь. Смотришь и поражаешься, насколько омерзителен ты в этом отражении. Сила этой необыкновенной женщины поражала и ужасала одновременно. Я еще видел портрет королевы фениксов, но там сам огонь на тебя смотрит, пламя и много того, чего я так и не понял. На другие портреты еще восьми прародительниц хранителей я не решился глянуть. Вообще редко кто доходит до третьей картины. Необыкновенный опыт.
- Я бы тоже хотел посмотреть, – улыбнулся Бериан.
- А вы можете глянуть,– заговорщицки подмигнул щеголь, – если у вас есть деньги, то в королевской галерее собраны десять портретов и десять картин, где они изображены в полный рост, всех самых старших хранительниц. Сам король драконов их рисовал. А еще три картины изображающие его сыновей. Недавно привезли. Это дорогого стоит – просто на них посмотреть.
Марина нетерпеливо дернула «мужа» за рукав. Она загорелась, ей очень хотелось взглянуть на картины. Девушка столько слышала о хранителях равновесия, что просто не терпелось взглянуть на картины, если уж есть такая возможность.
- Ты действительно хочешь на них посмотреть? – повернулся к ней Бериан и оставил бокал на поднос слуги.
«Супруга» энергично закивала головой, ради того, чтобы попасть в галерею, она готова даже забыть на время о неприязни к Бериану.
- Маркиз, не будете ли вы так любезны, проводить нас в галерею? – развернулся обратно к щеголю вампир. – Лакиль желает посмотреть на картины хранителей.
- О, конечно, ради прекрасной дамы я готов потратить пару драгоценных минут своей жизни, – поцеловал девушке пальчики маркиз.
Марина обворожительно улыбнулась. Они вместе направились в галерею, находившуюся на нижних уровнях дворца. Маркиз по дороге много говорил, ему не требовался собеседник, а нужен слушатель, что часами мог слушать его болтовню.
Бериан лишь изредка мог обронить пару слов, но находился в непривычном для Марины состоянии. Она не могла подобрать точного слова, но скорее подошло бы «ожидание». Он ждал. Белый вампир отличался терпением, особенно если того требовали обстоятельства. Ее не могло не удивлять, что он так быстро согласился на ее просьбу, обычно вампир игнорировал подопечную. Видимо, Бериан сам хотел посмотреть на картины. Редкий шанс взглянуть на работы хранителя, пока их не выкрали, что не исключает людская жадность и зависть.
- Ну, вот и все, – сказал щеголь, остановившись в сером каменном коридоре напротив мощной деревянной двери обитой железом. – Дальше я не пойду, я там уже был, поэтому если меня простит ваша супруга, то я покину ваше общество и вернусь наверх.
Бериан молча кивнул, не проводив человека взглядом. Девушка вновь дернула его за рукав.
- «Чего ждем? Идем!»
- «Перед этим не торопятся, наберись терпения», – изумил ее ответом.
Марина ждала, а он все стоял и смотрел на дверь. Она пыталась отвлечься, переминалась с ноги на ноги как ослик Иа из мультика про Вини пуха. Девушка рассматривала доспехи и каменные статуи, вдоволь расставленные вдоль длинного освещенного факелами коридора, шахматную плитку пола.
Девушка начинала злиться, кого ее потянули за локоть. Она чуть не упала от неожиданности. Бериан аккуратно открыл дверь. Внутри оказалась еще одна точно такая же дверь, перед ней сидел старичок в мантии и читал со светильником книгу. Он, подслеповато щурясь, разглядывал посетителей.
- Маг? – спросил и одновременно предупредил Марину не делать глупостей Бериан.
- Да, – скрипнул старичок, протерев очки с лупами, подошел к ним.
- Этого хватит, чтобы мы могли пройти? – протянул раскрытую ладонь, на ней лежало парочка блестящих камней.
- Вполне, проходите внутрь, если что, зовите, – улыбнулся щербатой улыбкой старик и забрал сокровища из протянутой руки.
Так же медленно вампир провел спутницу внутрь, и уж совсем еле переставляя ноги. Зал просто огромный, освещенный белыми люстрами на потолке, чтобы можно было рассмотреть каждую деталь выставленных произведений. Галерея не баловала посетителями, кроме них в помещении никого нет.
«Супруг» подвел Марину к первому портрету. Той самой, где изображена королева драконов. Девушка едва не задохнулась. Она хотела и не могла отвести взгляда от темно-русой женщины, смотревшей на зрителя с холста в простой оправе. Сила, мощь и нечто большее, что мог подобрать скудный язык человека. Ее глаза… они действительно страшные. Нет, не внешне, а внутренне. Нечто таилось в ее взгляде, что заставит согнуться даже короля. Марина не могла точно сказать какого они цвета или вообще его не имели. Король драконов действительно талант с большой буквы, если сумел передать даже взгляд супруги, а не только ее внешний облик.
Бериан приблизился к портрету и дотронулся до холста, словно пытаясь ощутить всю силу, вложенную туда художником. Он потянул остолбеневшую «супругу» к следующей картине. Там тоже изображена королева драконов, но в полный рост и каждая деталь отображена с доскональностью. Марина шаталась, ее мутило, слишком сильно впечатление от увиденного. Вроде бы ничего необычного, женщина с красивой фигурой танцевала среди электрических разрядов и черных туч, но…нечто еще таилось за изображением. И чем дольше Марина смотрела, тем отчетливее это понимала, и ей становилось страшно. Хотелось убежать прочь, еще никогда она так мерзко себя не ощущала.
Бериан вновь потянул ее дальше. Картины располагались друг от друга на приличном расстоянии, так что зритель, рассматривая один портрет, не мог видеть следующий. Под сильным впечатлением девушка подняла взгляд на чистый огонь, всепожирающее пламя. Ей казалось, что она сама горит и огонь расползается по ее коже. Рыжая женщина в огне смотрела укоризненно, как само правосудие, своими невероятно зелеными глазами. А еще милосердие читалось в глубине ее глаз. Не сочетаемое качество, но при этом реально существующее.
До четвертой картины, где рыжая в полном росте стояла среди лавы и испарений, Марина не дотянула. Она упала в обморок. Бериан привел ее в себя и заставил выпить некое зелье.
- Будешь смотреть дальше? – спросил он с горящим от восторга взглядом.
- Д-да, я хочу, – беззвучно промолвила.
Шатаясь, девушка приблизилась к еще одному портрету. Ей захотелось неудержимо засмеяться и повалиться от хохота на пол. Она действительно смеялась и не понимала, что ее так сильно насмешило. Легкие щекотал ветерок, мир закружился в хороводе. Игривая миниатюрная блондинка с голубыми глазами смотрела с картины. Она улыбалась и манила ручкой в неведомую ветреную даль.
На шестой, где блондинка в полный рост вертелась в смерче, Марина хохотала, сгибаясь, и совсем ничего не соображала, что творит. Мир кружился, она завертелась вокруг него, хотелось танцевать. Рядом хихикал Бериан, но хихикал почти беззвучно.
Седьмой портрет беловолосой женщины с прозрачными голубыми глазами. Очень холодно, желание укрыться одеялом становилось навязчивым. Марина с удивлением заметила, что выдыхает облако пара. Неужели впечатление так сильно, что вызывало галлюцинации? Душа заледенела. Марина не могла согреться.
Бериан не стал надолго задерживаться и возле восьмой картины, где ту же женщину сложно рассмотреть среди снегов. Страшно холодно. Марине казалось, что у нее отваляться руки, если она еще хотя бы секунду лишнюю постоит возле нее.
Девятую и десятую Марину не помнила, так как потеряла сознание от давления, словно на нее в один миг свалилась тонна камней. Из носа пошла кровь. В бессознательном состоянии «супруг» подтянул «жену» к одиннадцатой картине и привел ее в себе тем же зельем. Девушка разрыдалась, смотря на голубые волосы и голубые глаза королевы морских змей. Поток слез так силен, что невозможно остановиться. Вспомнились самые печальные моменты ее жизни, и она не могла успокоиться. На двенадцатой Марина впала в истерику и едва не билась головой об пол.

URL
2011-05-03 в 12:16 

Романчик Анастасия
Бериан буквально притащил ее за шкирку к тринадцатой, тут девушка впала в ступор, словно статуя. Среди кристаллов скрывалась платиновая блондинка с карими глазами и застывшей на лице улыбкой.
Опять вампиру пришлось тащить «супругу», только на этот раз она вообще не двигалась, находясь под воздействием четырнадцатой картины.
Пятнадцатая и шестнадцатая. Притяжение земли и море голосов, непонятных едва слышных. Марина не видела, кто изображен на холсте, у нее едва не взрывалась голова от чужой речи. Она снова свалилась снопом.
- Еще чуть-чуть, – произносит вампир и поит ее зельем.
Семнадцатая и восемнадцатая. Умиротворение покой и нечто еще. Салатовые волосы и точно такие же глаза. Среди растений еще одна королева улыбалась и дарила тишину и шелест листьев. Марина словно наяву слышала, как они шелестят. Вот подойдешь и сможешь потрогать ароматные и яркие цветы, ощутить их бархатные лепестки пальцами. Но девушка смутно понимала, что это всего лишь картина, пусть и нарисованная настоящим гением. Изображение не портал в другое измерение, как бы этого не хотелось. Оно не приведет в другой мир.
Вампир едва оттащил ее к девятнадцатой и последней картине – двадцатой. Свет. Всепроникающий свет дарила она. На душе светло и радостно, все прежние горести и печали забыты, есть только свет.
- Ты сможешь посмотреть сразу на три картины братьев? – спросил Бериан встревожено, проводя перед ее носом баночкой с мерзким резким запахом.
- Наверное.
- Наверное, или сможешь?
- Смогу.
Она явно не рассчитала силы. Портреты трех родных братьев, трех совершенно разных мужчин находились рядом. Джим, Кантор и Анирэл. Сначала Марина взглянула в голубые глаза, затем в зеленые и, встретившись с сапфировыми очами, лишилась сознания. Надолго.
Бериан долго хлопал девушку по щекам, пытаясь привести ее в сознание. Она открыла с легким вздохом глаза и медленно приподнялась.
- «Что это было?» – спросила Марина.
- «Теперь ты понимаешь, почему дальше третьей картины никто не доходит?» – вампир тоже находился под впечатлением, но на нем не так сильно отразилось странное воздействие картин.
- «Так, слегка… но не понимаю, что происходит, когда на них смотришь».
- «Король драконов не просто рисовал красивые картинки, передавая образ, что видел, а вкладывал свою душу в рисунок. И то, что ты почувствовала это его душа».
- «Ни хрена себе! – прокомментировала девушка, дальше и вовсе сквернословя. – А почему на тебя это по-другому действовало?»
- «Потому что меня и хранителей создала одна и та же сила, мы знаем о ней и верим в нее. Из-за нашей схожести, в отличие от людей, мы понимаем, что вложил в свои творения король драконов. В первую очередь – мощь света».
Марина повернулась и увидела статую, скромно расположенную в сторонке. Она раскрыла рот от изумления. Даже протерла глаза, чтобы удостовериться в правдивости видения. Перед ней стояла она… стеклянная. Нет, нет, не Лакиль, а Марина. Не та статуя, рассматриваемая девушкой ранее, а другая. Маринка подошла к ней и коснулась пальцем.
- «Никогда не понимал их, зачем надо было ее воровать? – хмуро заметил Бериан в негодовании. – Она же никому не мешала, стояла себе в парке! Нет, надо стащить!»
- «Бериан, ты знаешь, кто ее сотворил? Я хочу знать его имя», – попросила Марина, с мольбой глядя на вампира.
- «Нет!» – грубо отрезал.
- «Что нет?»
- «Нет, значит, нет! Идем!»
Ну вот, испортил все очарование. Марина успела посмотреть на табличку, на которой написано: «Стеклянный мастер». Хотя бы псевдоним будет знать, и она его обязательно найдет.
Бериан покинул ее едва они вышли к гостям короля, оставил на попечение сестрицы. Он отправился искать брата. Вампир нашел его скрывающимся за деревом, чем немало удивился, хотя и не показал этого.
- Ты что тут делаешь? – спросил Бериан.
- От брата короля Суаша прячусь, он меня достал! – огрызнулся брат.
- Чем?
Серебряные глаза нехорошо сверкнули.
- Тем, что лапает меня! У меня на попе скоро будет синяк от его посягательств! Что за люди?! Никакого покоя!
Каларин явно хотел, что-то сказать, но слишком много свидетелей и тех, кто мог подслушать. Они не решились разговаривать вслух. Пришлось изображать страстный поцелуй. Сколько омерзения получили оба не передать словами, но нужно играть роль, а за ними ведь наблюдали. Вот какой состоялся между ними мысленный разговор:
- «Что ты узнал?» – спрашивает Бериан, стараясь, отбросить мысль, что целует в губы собственного брата.
- «Это дело гораздо запутаннее, чем нам казалось вначале».
- «А в чем дело?»
- «Я узнал имена клиентов, и то, что в деле может, быть замешан сам король. Нужно искать похитителей среди людей богатых и состоятельных. Круг, заметь, сузился. Но самое страшное, что за всем этим могут стоять адские эльфы».
Бериан страстно обнял брата.
- «Ты издеваешься!»
- «Вчера я ходил к Жабе, к информатору, а сегодня утром его нашли мертвым, тот же почерк. Ты понимаешь, в какое дерьмо мы влезли?»
- «Ага, и что бросать дело и передать его кого-нибудь другому? Например, ариантам или веронам?»
- «Бериан, если адские эльфы доберутся до охотников, они уничтожат всех. Мы не может подставить своих. Они умеют скрываться и принимают любой облик, сначала разберемся с этим делом, как и планировали. Адских эльфов пока не трогаем».
- «Что ты решил?»
- «Обратиться к эльфам света. Мы адским эльфам не противники, даже если привлечь к делу Ориса. Ничего решить самостоятельно мы не сможем. Нам нужна их помощь».
- «Ты думаешь, они ответят?»
- «Не знаю, но мы должны попробовать, бояться легко, а сражаться тяжело».
- Какая пикантная сцена, я просто в умилении, – прозвучал голос Вериа над ухом.
Оба брата с радостью оторвались друг от друга и посмотрели на «супруг». Марина едва не ржала, отыгрывалась за испорченное утро.
- «Ну, как целоваться с братом?» – спросила ехидно она.
- «Не лучше чем с адским вампиром, который любит тепленькое».
Марина поперхнулась. Нет, в ехидстве его не переспоришь, у него фора в пятьдесят лет. Он ни капли не потерял самообладания, даже после того как страстно целовался с родным братом. В конце концов, это же брат и им приходилось играть роль перед высшим обществом. Нужно соответствовать образу, как бы неприятно было бы.
- «Ударь меня веером», – подсказал вампир.
Девушка так сильно замахнулась, что сломала зеленый шикарный веер, а заодно свою руку и челюсть муженька вывихнула.
- Дура, – захрипел Бериан, схватившись за пострадавшую часть лица, пока она прыгала, держась за сломанную конечность. Называется, отомстила…

URL
2011-05-03 в 12:17 

Романчик Анастасия
Глава 21.

Три дня Сирена заставляла Лиму затормаживать время и тренировать что вол на поле. Девушка начала неплохо кататься и могла ловить шарик на огромной скорости, но ее движения еще далеки от совершенства.
Вскоре Сирена организовала турнир. Она приказала магам разослать приглашение горожанам и журналистам, что могли транслировать игру на всю планету. Особенно ее интересовало, чтобы люди находящиеся на улице могли увидеть зрелище. Для нее это важно. Чем больше людей посмотрят, как они играют, тем лучше. Нужно, чтобы люди стали заинтересованными в игре под названием льюрмарк.
Маги основательно готовились к предстоящей игре. Вероны против команды магов. Для Сирены сотворили легенду, что они маги и члены гильдии. Воительница не стала препятствовать в распространении слуха, пускай так оно и будет. Как и ожидалось, очень многие заинтересовались необычной игрой. Люди склоны любить жестокие игры, и они клюнули на приманку. Билеты по низкой цене разошлись моментально. Все расходы в магическом смысле Сирена взяла на себя и успешно справилась с задачей.
В день игры собралось много народа, все желали посмотреть на знаменитую в открытых мирах игру под названием льюрмарк. Люди жаждали зрелищ, и даже сектанты не сумели отговорить народ пойти на игру. Тем более, после серьезного удара по репутации, когда не получилось сжечь еретичку, их влияние подорвано. И нужно было быстро брать быка за рога, что воительница и сделала. Бесполезно просить о том, чтобы человек отказался от удовольствия получить капельку адреналина от того, как две команды игроков мутузят друг друга.
Сирена вела на стадион девушку в полном спортивном облачении. Кроссовки, спортивная форма черного цвета. Все то, что не мешало бы им противостоять игрокам соперникам. Лима завязала, как и Сирена огромную и длинную косу. При желании ее можно использовать как бич или короткий кнут. Благодаря специальным лентам атаки волосами становились возможными, главное чтобы их не отрезали.
Олимпиада с удивлением рассматривала огромный стадион. Овальный магический купол защищал многочисленных зрителей от поля с игроками. Воительница уверенно шла в его сторону. Ее никто не останавливал, перед ней открывали все двери. Обе поднялись на огромную высоту и остановились.
Лима заметила, что кроме нее и Сирены на поле присутствуют желтогразик с сероглазым напарником, два дракона в человеческом облике, в итоге шесть. Напротив них стояло шестеро мужчин. Олимпиаде они показались подозрительными.
- Вероны, – проговорила женщина и внезапно надела на Лиму намордник и перчатки.
То же самое она проделала с собой. Вероны тоже накинули на лица намордники только другого цвета. Команда воительницы была черного цвета, вероны – все поголовно белого.
- Будем играть в мяч или по-другому льюмарк на древневеронском, – хмыкнула Сирена.
- Но я же еще плохо держусь на коньках!
- Вот и будет шанс поучиться.
- Мы же их сделаем.
Преподавательница скептически хмыкнула.
- Я и пятак не дам, что мы их уделаем. Не забывай, это, – обвела рукой парней, – вероны! Одна из самых древних и сильных рас. Хоть они и всеядные, но их считают хищниками, и я скажу, что не зря считают. Не рассчитывай на жалость, мол, я девушка слабая. Не подействует. У них и женщины и мужики получают тумаки одинаково. Никаких привилегий. У всех одинаковые права. Так что, береги нос, заедут – костей не соберешь. Правила ты, надеюсь, помнишь.
- Да, но зачем нам эти зрелища?
- Будем собирать поклонников.
- Чего?
- Спортивные игры подобны наркомании или сектам. Ты знаешь, сколько появится желающих увидеть сегодняшнее шоу? Они забудут обо всем лишь бы побывать здесь. Льюрмарк имеет огромную популярность среди открытых миров, и именно маги, заметь, организовали зрелище. Секта здесь будет слаба, потому что их только придурки будут слушать. Кстати, льюрмарк от веронов и пошел, они создали эту игру и успешно играли в нее на протяжении тысячелетий. Впоследствии игра получилась распространение даже в темных мирах, хотя там она более жестокая, чем у нас. Готова?
- Думаю, что да.
Главный маг выпустил на поле мяч и поспешно сбежал с места событий. Лима запоздало, поняла, что ей заехали в нос и хорошенько приложили об щит стадиона. А ведь Сирена предупреждала беречь нос. Вот и получила сразу от двоих. Вероны начали игру. Они повели, мяч сразу же оказался у огненного верона. Он ловко передал пас ледяному напарнику на коньках. Игра во всех смыслах жесткая. Даже Сирена получала от веронов по полной программе, но ее могли завалить только вдвоем, что успешно и проделывали. Вероны забили им два гола и собирались забить третий. Лима пыталась вклиниться в игру, но каждый раз получала от веронов по голове. В душе закипал гнев.
- «Ну, как тебе игра древних рас?» – насмешливо спросила в мыслях Анализела.
- «Жесть! Мы против них дети!»
- «О да!»
Один раз сероглазику удалось забить, но слегка смехотворно. Его атаковал верон и так сильно ударил, что запустил мужчину прямо в свои ворота. А сероглазик мертвой хваткой вцепился в мяч, поэтому очко засчитали.
Трибуны визжали от удовольствия и скандировали.
- Держи меня десять человек! – закричала Сирена. – А ну собрались, девочки! Не позорьте мамочку!
Но «мамочка» и сама прилично позорилась, летая среди молний. Вероны никому не давали спуску и гоняли команду соперников, что овечек пастухи.
Мяч снова в игре. Случайно он попался Лиме в «биту». Девушка завизжала как резанная под хохот людей и магов. Она забыла, что на коньках нужно скользить и побежала, высоко задирая ноги. Ее почти сбил один из веронов, но девушка прыгнула на него кошке подобно и вцепилась мертвой хваткой в его намордник и повисла на нем как клещ. Прежде чем к ним подоспели его напарники, девушка бросила мяч в ближайшего к ней члена команды. Вышло неудачно. Мяч попал желтоглазику в голову, чем сбросило его с каменной дорожки и перекувырнуло в сальто, от его правого ролика отлетело колесико. Благо мячик подхватил Вышибала, и ловко уйдя от верона-защитника, забил гол.
Объявили короткий перерыв. Верон с осторожностью снял Лиму с себя. Девушка даже поразилась его деликатности.
- В первый раз играешь? – спросил весело он.
Олимпиада кивнула.
- Ничего, научишься, – сказал и укатил к своим.
Вторая часть игры была не менее жесткая, чем первая. Лима продолжала получать по голове и надолго выходила из игры. Пока она сползала по щиту барьера и восставала из «забвения мозга», ее команде успевали забить гол. Еще один раз сумел закинуть мяч в чужие ворота Вышибала. Он хорошенько протаранил противников и вместе с ними оказался за чертой, еще одно очко в их пользу, это-то при счете 9\3. Последний четвертый гол забила Сирена. Она бросила мяч с одного конца поля в другое и умудрилась попасть.
Люди расходились довольные. Они еще долго обсуждали зрелище между собой и собирались вновь прийти и посмотреть на то, как играют в льюрмарк.
- Мы проиграли, – грустно сказала Лима, подходя к Сирене.
- Главное не игра, а участие, – улыбнулась та. – Мы играли просто так, от этой игры не зависело ничего. Мы просто повеселили публику.
Чуть позже женщина-воин собрала команду из разношерстных веронов (любой цвет волос вплоть до самых невероятных цветов) в тренировочном зале. Воительница хотела с ними серьезно поговорить и обсудить предстоящие планы.
- Так, ребята, я очень рада, что вы сюда пришли и согласились выслушать меня, – начала речь женщина. – Не так давно, силы света нанесли секте серьезный удар, но мы не должны на этом останавливаться. Игра на стадионе стала новым этапом к исцелению мира.
Лима недоуменно уставилась на нее, но вероны даже усом не повели. Они догадывались, о чем говорила Сирена, не дураки сразу видно.
- Подорвать влияние секты, – продолжала, – можно только создав другую секту, и такой сектой будет называться льюрмарк. Во все времена спортивные игры привлекали внимание человека, и теперь мы должны привлечь к игре как можно больше людей. Вы и четыре мага будете кумирами, которых будут слушать. И когда придет время, вы скажете, и массы пойдут за вами. Именно перенять у секты инициативу входит в нашу задачу, уничтожить ее на корню. В своем учении они поступили глупо, тем, что призывают людей запретить спорт как жестокий вид человеческой деятельности. Мы же будем призывать людей заниматься спортом, смотреть на него и любить его. И я уверена, пару игр против соперников из других миров и поклонники у нас в кармане. А значит, способные слышать и внимать, готовые защищать свою страну люди. Адреналин и зрелища – это то, что мы можем им предложить. Пусть льюрмарк считается где-то грубой игрой и среди людей он имеет массу ограничений, дабы они не покалечились, но это не делает его менее привлекательным и зрелищным.
Вероны довольно закивали, им бы не знать какое влияние имеет их игра.
- Магов будем изображать я и моя команда. Мы должны побеждать и потому должны день и ночь тренироваться, пока у нас есть на это время. Нас двенадцать, мы будем меняться игроками, и играть друг против друга. Мы должны стать лучшими. Люди должны нас полюбить и послушать. И когда придет время воевать, мы встанем в первые ряды и поведем за собой массы. Темные запищат у нас от страха!
Вероны оскалились, обнажая ряды острых зубов. Темные не раз пожалеют, что пришли в этот мир и попытались его захватить. Парни разошлись, а Лима подошла к Сирене и задала мучающий ее вопрос:
- Сирена, ведь ты не все им сказала?
- Да, потому что именно льюрмарк решит исход войны, – невесело проговорила воительница. – Победим мы в игре или проиграем, решит историю этого мира. Либо мы проиграем, и его уничтожат либо мы выиграем, и потребует от темных кое-чего взамен. Победитель заказывает пиар и пишет историю.
- Кто будет участвовать среди четырех магов желтоглазик или сероглазик?
- Им нельзя участвовать, темные могут возмутиться. Участвовать будешь ты, поэтому мы будем тебя дрессировать особо.
Лима испуганно сглотнула. Начиналось самое страшное. От ее игры зависело жизнь мира, и как поступить в этой ситуации? Обычная игра в мяч могла решить судьбу мира, обычная игра могла стать контрольным выстрелом, последним шагом войны.

URL
2011-05-03 в 12:18 

Романчик Анастасия
Начались утомительные и страшные тренировки. Она старалась тренироваться наравне с веронами. Они не называли настоящих имен. Были только клички. Камень, Холод, Жаркий, Речной, Вихрь и Ядовитый. Имя соответствовало тому дару, что владели вероны. Сирена пояснила, что каждый верон умел летать, генерировать электричество, был силен и ловок, и владел определенным даром. Королевская семья помимо перечисленных ранее достоинств, обладала еще одним даром, вторым ментальным и они намного сильнее, чем обычные вероны. Дитя грозы или по-другому король считался всемогущим. Так оно или нет, на практике Лиме проверить не удалось, а хотелось.
В один из дней Олимпиада заприметила, что вероны и трое спутников Сирены мужского пола о чем-то договариваются. Она недоуменно смотрела на них, продолжая тренироваться.
- Хотят сыграть в карты на желание, – пояснила насмешливо Сирена, приблизившись к ученице, когда та остановилась. Женщина легко скользила на коньках, хотя ее задача в игре использовать «электрический» дар. И тормозила, разуметься, не копчиком…
- А какое желание? – поинтересовалась Лима, снимая перчатки.
- Вон видишь пачки балерин? – показала пальцем на вешалки у северной стены.
- Ну.
- Проигравшая команда, наряжается погибшими лебедями и танцует по всей гильдии магов. Пока не заглянут во все комнаты, до тех будут танцевать.
Олимпиада захихикала.
- Кстати, тебя хотят привлечь, а заодно и меня, – глаза Сирены приняли зеленый цвет с некой глубокой синевой.
- И ты согласишься? – изумилась.
- А почему бы нет? – задумчиво скосила взгляд на вешалки воительница. – Я люблю бесплатно поржать. Если даже проиграем, подойдем к этому с юмором. Ты будешь? Вон Луна и та согласна.
Девушка пожала плечами. К ним приблизился желтоглазик, умоляюще сложив ладошки. Он тряс руками и знаками просил сыграть.
- Идем, сыграем, – согласилась Лима, после тяжелых тренировок хотелось развеяться.
Воительница еще не начала играть, как захохотала и не могла всю игру унять смеха. Видимо, им предстояло нечто действительно веселое. Вероны хорошо играли не только в льюрмарк, но и в карты. Они сделали их как детей. Команде Грозы пришлось облачиться в пачки балерин с «фантастическими» юбками. Сразу стали видны белое кружевное белье Лимы, стринги Луны и голубые панталоны Сирены с сердечком на попе. И здесь воительница не обошлась без прикола, еще и пернатую корону надела, самодовольно скалясь. Но это не так плачевно как у трех мужчин. У них видны носки и семейные трусы. У желтоглазик – в медвежата, сероглазика – обычные серые, а у дракона – с сердечками.
Вероны ложились от хохота, и смех их до неприличия громок. Команда Сирены еще танцевать не начали, а у мальчиков уже болели животы от смеха.
- Ну че, ща поскачем? – спросила воительница, поправляя бюст, беря в руки весло.
- А маги нас не прибьют? – поинтересовалась Лима, надевая пернатую корону. Им пришлось завязать волосы всем шестерым в пучки, чтобы не мешали.
- Не, они будут в шоке.
И поскакали. Первым делом в прямом смысле понимания залетели на лекцию к первокурсникам. Лектор едва не подавился мелом, когда знаменитая Гроза в голубых панталонах начала изображать под соответствующую музыку умирающего лебедя с веслом. Молодые маги смотрели на нее с открытыми ртами. Затем влетела Лима и начала скакать по партам, за ней Луна, сверкая стрингами. Ввалились, устроив кучу малу, мужчины. Желтоглазик раздобыл ружье и целился в Сирену, раздалось громкое «бабах», и женщина картинно повалилась. Примерно как деревенская баба с коромыслом, его-то и заменяло весло. Вышибало и сероглазик погнались за другими лебедятами. Скорее напоминая озабоченных орангутангов в семейных трусах, чем лебедей. Желтоглазый взвалил на плечо женщину и, скача, как горный медведь вылетел из аудитории.
Лектор от представления икнул и выронил мел. В помещении стояла тишина, и только истеричный хохот веронов доносился издали.
Лебедята шокировали всех, в том числе и архимага. Он привел в гильдию делегацию, чтобы обсудить предстоящую игру. Именно в этот момент к ним вбежал желтоглазик, прыгая в шпагате. Делегаты изумленно уставились на мужика в семейных трусах, стремительно теряющего перья из зада. Желтоглазый напарник воительницы не растерялся перед ними, потерся медвежатами о посох мага. Хлопнул себя по заду, вильнув им напоследок, этим окончательно добив зрителей.
С лестницы скатилась Сирена. Она запуталась в ковре, уронила на себя подсвечник с громким: «Ой!» поползла дальше запутываться в коврике. Залезла под стол и столкнулась с диваном, с криком: «Что за фигня?!» протаранила его лбом. С той же лестницы свалились остальные лебедята, увидев архимага, поспешно стали вынимать из ковра Сирену и ловить разбушевавшегося Желтоглазика. Он катался на шторах и собирался познакомиться с рыбками.
Архимаг им потом все припомнил, но веселого настроения не поубавил.
С Сиреной всегда весело, даже если ситуация не располагает к празднеству. Вечером, после капитальных разборок, главный маг гильдии сам хохотал над их выступлением. Во всей гильдии говорили о лебедятах. Особенно поразили панталоны воительницы. В таком виде ее еще никто не видел.
- Конечно, юмор у вас, Гроза, феноменальный, – вытирал платком слезы, выступившие от смеха, маг. – Но больше не делайте так. Я не знал, что им говорить, когда он, – кивок на хихикающего желтоглазка, – начал задним местом тереться о мой посох!
- Спасибо, я польщена, – смеялась задорно воительница. – Но идея была не моя, а моего дракона.
- Вы готовы к первой игре? – спросил маг, удобно устроившись в кресле.
- Думаю, что да.
- Какие у вас планы?
- Я бы не хотела о них пока распространяться, – сразу стала серьезной женщина, – вы же понимаете причину? Об этом должны знать, только те, кто непосредственно участвует в игре. Когда она состоится?
- Через неделю.
- Замечательно, значит, у нас есть немного времени, чтобы поднатореть в мастерстве. Мы должны быть в хорошей форме, чтобы сражаться за звание чемпионов. И еще, средства, полученные из игры, вы пустите в дело. Люди должны быть готовы, если… что-то пойдет не по планам.
- Я вас понял, Гроза. Людям мира передали, что игра состоится в самом большом стадионе, который мы можем предоставить. Будут гости из других миров.
- Они должны быть, не зря же я записалась на межмировые состязания.
- Хотя я до сих пор не знаю для чего это нужно, но мы в точности выполняем ваши указания.
- Отлично.
Все разошлись. Немного позже Лима решила заглянуть в библиотеку. Она убедилась в том, что маги действительно боялись вампиров и старались избегать ее. Едва они видели фигуру девушки, как сразу же сбегали в неизвестном направлении.
Олимпиада осторожно просматривала корешки книг, читая названия. Разуметься ничего на русском языке не найти. Но никто не отменял универсального переводчика, что позволял читать девушке на любом языке, если его автор желал, чтобы его поняли.
- Эльфы, – почему-то остановилась Лима перед названием. Может потому, что она скучала по ним? Очень сильно не хватало Рила, его задорного характера. Марине он бы тоже понравился…
С трудом девушка извлекла тяжеленный для человека фолиант и села за стол. Сдув с обложки пыль, она раскрыла книгу. Сердце сильнее стучало в груди. Это как взглянуть на тайну одним глазком. Перед ней лежали столетия неизведанного и прекрасного мира. Мира, что назывался печатным словом.
Желтые листочки хрустели, когда Олимпиада осторожно переворачивала их. Как и многие другие существа, эльфы первоначально считались светом, но потом произошел раскол. Тьма искусила часть молодежи. Они стали отступниками и дали начало первой темной расе эльфов. Адским эльфам…
Едва девушка прочитала, как ее волосы встрепенулись от ветра, потухла на столе свеча. Лима хорошо видела в темноте, поэтому не стала вновь зажигать огня. Раньше, будучи человеком, она отлично видела только днем и страдала куриной слепотой. То есть у нее была плохо развита светочувствительность. Девушка будто слепла в сумерках, стоило солнцу скрыться, как она словно теряла часть острого зрения.
История написана настолько простым и доступным языком, что Лима не замечала, как проходило время. Она углубилась в чтение и не могла оторваться, словно читала интересную художественную книгу.

URL
2011-05-03 в 12:20 

Романчик Анастасия
Между эльфами, что остались на стороне света и теми, кто принял сторону тьмы начала страшная война. Эльфы, отказавшиеся от войны, стали в последствии называться смертоносными. Они скрылись в одном из девственных миров и ревностно охраняли свои территории от чужаков. А остальные эльфы вступили в сражение. Только вмешательство хранителей равновесия (миров) помогло избежать огромных жертв. Война повлекла за собой хаос, многие эльфы покинули первоначальную родину и поселились в других мирах. Со временем они стали меняться и приобретать все больше отличий от прародителей.
Лима с удовольствием рассматривал картинки нарисованные от руки, изображающие больше полусотни разновидностей эльфов. Она и не знала, что их столько существует. Рассказывалось об их быте, жизни, местожительства, законах, оружии. В основном они пользовались наэнами, что стали меняться вместе со своими хозяевами. Язык всех эльфов схож, но при этом у каждой разновидности эльфов имелся свой неповторимый акцент и тысячи слов, о которых не знали другие эльфы. Многие даже поменяли цвет кожи, приобрели зеленый или синий либо красный оттенок, даже черный. Все зависело от места, куда они переселились после раскола.
Девушка с разочарованием обнаружила, что книга заканчивается всего тремя страницами, где написаны названия трех прародителей. Описание их оружия. И ни одной картинки внешнего облика эльфов. Никакого намека об их жизни. Любопытство жгло и съедало. Она решила наведаться к Сирене и спросить обо всем у нее.
Осторожно подхватив книгу и взяв за шкирку тигренка, Олимпиада направилась в комнату Сирены. Ян всегда за ней бегал на поводке и любил играться с хвостом хозяйки.
Как всегда воительница предпочитала селиться на самых высоких этажах. Консервативная женщина не изменяла своим вкусам. В данном случае она поселилась в самой высокой башне. Лиме пришлось пройти длинную лестницу прежде, чем добраться до ее покоев.
- Сирена? – постучалась Олимпиада, но никто не ответил. – Сирена? – открыла дверь и вошла.
Девушка изумленно выпустила тигренка, тот сразу начал кувыркаться по полу. Преподавательница казалось мертвой. Она прямой фигуркой лежала на кровати и бессмысленно смотрела на потолок. В ее руке крепко зажат небольшой топорик. По венам струился голубой свет. С глазами творилось нечто странное, к чему с трудом подбиралось название. Они стали зеркалом, и через него ты словно видишь от начала до конца чужую жизнь. Олимпиада старалась не смотреть в них, ей казалось, что у нее едет крыша. Еще миг и она повалится на пол без сознания.
- Сирена? – толкнула обездвиженное тело Лима. Никакого результата.
Немало удивленная ученица села на кровать и положила себе на колени книгу. Она впервые видела воительницу в таком состоянии. Никто раньше не мог к ней подобраться так близко незамеченным. Сирена чувствовала даже приближение эльфов, что в принципе нереально. Не раз проверенно. На нее это непохоже.
Только через час, когда Лима от нечего делать начала играться с тигренком, Сирена громко вздохнула и стала приходить в себя. Медленно к ней возвращались привычные краски, словно она просыпалась из глубокого тяжелого сна. Сирена выглядела слегка помятой, с трудом приподнялась и положила под спину подушку. Еще некоторое время ее взгляд бездумно блуждал по комнате. Наконец, воительница остановила внимание на ученице.
- Давно ты здесь? – спросила Сирена, потирая руки.
- Больше часа, – ответила Лима, погладив корешок книги. – А что с тобой случилось?
- Я разве не говорила, что если ты увидишь меня немножко неадекватной не пугаться, это я в трансе?
- Ты что-то видела?
- Я много чего вижу, – нехотя ответила, – и лучше я не буду рассказывать, что именно вижу. Раз в месяц мне нужно впасть в невменяемое состояние, тогда это можно держать под контролем. Иначе я могу впасть в транс в любой момент, даже на поле сражения и тогда мне может присниться каюк. Так зачем я тебе понадобилась? Книгу притащила из библиотеки. Давай колись, че надо?
- Я просто прочитала историю эльфов и наткнулась… короче, посмотри.
Она протянула раскрытую книгу именно на той странице, что вызвало ее любопытство. Сирена лишь мельком взглянула и отстранила рукой от себя фолиант. Некоторое время она молчала, а затем задала вопрос:
- Ты хочешь узнать, почему нет изображений и описания?
- Ну да. Здесь описание только наэн и луков. Лук свет – это тот, что у меня. Адский лук и лук бешеных ветров. Это их оружие.
- Адских эльфов, смертоносных эльфов и эльфов света никто не видел, а если видел, то не спешил вдаваться в подробности их жизни.
- А почему?
Сирена пожала плечами.
- Одних боялись, вторых боялись, а последние себя обезопасили и те, кто их видел, уважал их и хранил тайну, что перед ним раскрыли.
- А ты их видела?
- Да.
- Расскажешь?
Воительница осмотрелась и щелкнула пальцами, вмиг все звуки внешнего мира пропали.
- Запомни, то, что ты сейчас узнаешь, не должно распространяться. Если кому-то говоришь, то ты должна быть на сто процентов уверена, что он не проболтается кому-нибудь еще. Поняла? – на немой вопрос в глазах девушки она пояснила: – Эльфы света никого не будут убивать из-за своей тайны, они могут стереть память и заменить воспоминания. Вжик и ты ничего не помнишь. Адские эльфы и смертоносные – другое дело, они убьют за свою тайну. Хотя с некоторых пор смертоносных многие видели и они уже не так ревностно охраняют тайну. Если ты, конечно, помнишь историю, которую я тебе рассказывала про изменившуюся рогатую девушка. Один из смертоносных эльфов дружил с ней. Он принес массу изменений для своего народа. По правде говоря, смертоносные эльфы погибали, они попали под власть тьмы. Но одна женщина решила сохранить сына, которого должны были принести в жертву. Она спасла двоих детей от смерти ценой своей жизни. Это и стало началом изменений, теперь потихоньку смертоносные эльфы меняются.
- А как они выглядели, ну все три разновидности? – полюбопытствовала Лима.
- Смертоносные эльфы типа хамелеонов. Ты видишь стену, – показала на стену покрашенную в голубой цвет (специально перекрасили для воительницы), – а там реально стоит эльф.
У Олимпиады изумленно поднялись брови. Она посмотрела на стеночку, а потом вновь обратил взор на Сирену.
- Как только ты приблизишься или встанешь сбоку, – жестикулировала рукой женщина, – ты увидишь, что там реально стоит фигура принявшая другой цвет. У них даже глаза и волосы, а у смертоносных эльфов длинный волос, принимают любой цвет. Это у них такая маскировка, поэтому их никто не видел.
- Обалдеть, а светлые и темные?
- А вот здесь сложнее, во-первых, они древнее, во-вторых, сильнее и, в-третьих… – нахмурилась. – Сама придумаешь, что, в-третьих, – Лима усмехнулась на ее слова. – Эльфы света практически полностью белые. Глаза: изумрудные, бирюзовые, голубые, небесно-голубые, ну и серые. Может еще, какие цвета есть, не знаю. У них черные брови и красные губы, словно их кто нарисовал. У эльфов света белая кожа, ногти, волосы, все белое. Они светятся в темноте и переливаются всеми цветами на солнце. Безумно красивы, залюбоваться можно как произведением искусства. Но самое главное, они могут принять любой облик как Вышибала с Луной. Захотят стать тараканом, станут тараканом, или захотят булавкой быть, станут булавкой. Уникальная маскировка. Они копируют мельчающую деталь, а еще копируют память и могут порыться в воспоминаниях личности, чей облик приняли. И опять же обратим свой взор на стену. В отличие от смертоносных эльфов они не просто сольются со стеной с ее цветом или структурой, они станут стеной. И еще они прекрасные ищейки, иголку в стоге сена найдут. Свет наделил их массой достоинств с давних пор.
- А адские?
- Они краснокожи, из башки торчат кинжаловидные огненные рога, целых три штуки. Черноволосы, с длинными красными хвостами, на конце хвоста фигня с ядом. А еще в хвосте содержится вещество способное телепортировать хозяина на короткие расстояния. Это не раз им помогало уходить от погони. Маскировка точно такая же, что и у эльфов света, но они не умеют копировать память, для них это недоступно. Все-таки темные и светлые эльфы по разным дорогам шли, различия между ними есть и как видишь существенные. Глаза у адских эльфов чисто черные из них может выходить туман, окутывающий фигуру и покрывающий все пространство вокруг. Что самое странное, эти эльфы еще могут плодиться, они не бесплодны, хотя у них общество… врагу не пожелаешь там жить. Эльфы подземелий, эти бледные поганки, ты наверняка о них читала…. Так вот, их законы покажутся милыми детскими шалостями по сравнению с нравами адских эльфов.
Сирена нахмурилась и подняла ногу, которую пытался грызть подросший тигренок.
- Ты его че, не кормила? – спросила хмуро она.
- Конечно, кормила, это он так играется.
- Так, товарищ острозуб, моя нога вам не кость, ее грызть нельзя! – пригрозил пальцем, тигренок облизнулся и повилял хвостом, пошевелил крыльями. – Вот маленький проказник! Я тебя желтоглазику отдам!
Тигренок, поскуливая, спрятался под кровать. Воительница удивленно приподняла брови и взглянула на ученицу.
- Он его на горшок пытался посадить, а еще мордочкой кое-куда тыкнул, – скромно пояснила девушка.
Сирена прыснула и захохотала в голос.

URL
2011-05-03 в 12:21 

Романчик Анастасия
Глава 22.

Вика проснулась рано утром, хотя понятие утра в их мире относительное. Солнце никогда не поднималось и никогда не опускалось, луна также не светила в небе. Но часы еще никто не отменял, хотя Вике трудно привыкнуть, что в сутках у них двадцать три часа, а не двадцать четыре.
В кровати она лежала совершенно одна. Лиэн куда-то ушел и не стал ее будить. Последнее время ей все чаще удавалось настраиваться на сестренку. Но как назло, Лима надолго не задерживалась в одном и том же мире. Вампиры пытались проследить за ее продвижением, но кто-то закрывал ее очень мощной энергетикой. Лиэн от этого факта приходил в бешенство и вымещал злобу на предметах мебели. Вика до сих пор не могла понять, зачем им нужна ее сестра, в чем она такая особенная?
Как и раньше Вику брала зависть. Даже здесь тень старшей сестры настигла ее. Она готова была сделать любую гадость, чтобы Лима не стояла между ней и ее любимым мужчиной. Лиэн принадлежит только ей и неважно, что он спит со многими женщинами. Вампир все равно любил только ее и никого больше. Олимпиада могла помешать их прекрасному союзу, своей чистой и безупречной моралью. Вика усмехнулась. Смешно. Сестренка летала в облаках и до сих пор с них не спустилась.
Виктории становилось легче, когда она в мыслях издевалась над жизненной позицией старшей сестры. Она ее терпеть не могла и просто хотела забыть о ее существовании.
Не торопясь и нежась в мягкой кровати, девушка поднялась. Она ступила на пол и надела на себя черный плащ, перепоясав его черной лентой, прямо на голое тело. А затем Вика натянула кожаные сапоги до бедра с длинной шпилькой.
В замке непривычно тихо и даже где-то скучно, вампиров внутри с огнем не отыскать. Цокая каблучками, Вика вышла из спальни и осмотрелась. Даже мыши не шуршали, хотя рабы-вампиры давно их съели бы. Рабы не гнушались даже насекомых, что тут говорить об аппетитных грызунах.
Виктория не останавливалась напротив картин или скульптур, бросая на них скучающих мимолетный взгляд. Она не интересовалась никаким искусством. Девушка считала глупым растрачивать драгоценные минуты вкусной жизни на такую глупость как художественный бред.
Одни бред создают, а другие им восхищаются, а третьи изображают из себя крутых критиков и поливают бред грязью. Для замены портретов есть фотография, на крайний случай фотошоп. А почитать можно и газету, либо фильм посмотреть, что гораздо интереснее.
Вика ненавидела стереотипы своего родного мира, поэтому и одевалась вызывающе, стараясь выделиться из серой толпы. В губе она сделала дырку и штук пять в ухе. Собиралась и язык раздвоить, да только не успела. Вампиром же делать разрез бесполезно – зарастет в ту же секунду.
Обострившийся слух девушки уловил некий звук, доносившийся из нижних уровней замка. Вика знала, что где-то среди камер сидел маленький мальчик, Лиэн об этом говорил. Но сейчас шумел явно не похищенный ребенок, тогда кто?
- Посмотрим, что же там, – проговорила в слух.
Она вступила на лестницу и начала быстро спускаться, насколько позволяли ей высокие каблуки. Девушка погрузилась в темноту, и мир заиграл новыми незнакомыми красками. Мрак будил в ней кровожадного хищника, что древнее, чем этот мир. Вика играючи вступила на стену и не заскользила, а потом переместилась на потолок.
- Круто!
Спуск убыстрился, в нос ударила сырость подземелья и множество запахов неизвестных девушке. Ей пришлось спрыгнуть вниз, чтобы открыть дверь. Ее встретило некоторое количество пустых ям. От них смердело за версту, и Виктория ускорилась, чтобы быстрее покинуть неприятное место. Она даже не задалась вопросом, кто мог сидеть в громадных ямах. А звук приближался и становился громче, особенно, когда девушка попала в хранилище каменных гробов.
- Какое старье, – хмыкнула девушка, рассматривая каменные крышки.
Адские вампиры не спали в гробах, но любили попугать публику. Стоит отметить, что лорды все-таки сотрудничали с представителями человеческой расы. Вике они не нравились, но приходилось терпеть, она-то в политике ничего не соображала. Один раз Лиэн достал до печенок один человек, и разгневанный вампир закрыл его в гробу на пару часов. Мужчин сразу стал сговорчивее и растерял всю наглость. Смерть имеет жуткий облик.
Викины вампирские глаза различили очень сильное тепло, исходящее от следующей каменной двери. Преграда явно отличался от встречавшихся ранее дверей. С каменной глыбы на девушку смотрело пучеглазыми глазами рогатое большеротое чудище, со змеиным телом. Вика почти коснулась камня, когда…
- Что ты тут делаешь? – спросили сурово.
Вика подскочила кошке подобно, разве что не зашипела.
- Совенок! – узнала в вопрошавшем вампире лорда. – Напугал!
- Я задал вопрос, что ты тут делаешь? – приблизился, его янтарные глаза сузились.
Девушка опешила, она не ожидала от него такого холодного тона.
- А разве я не лорд и не могу гулять, где мне вздумается? – поинтересовалась с вызовом.
Он насмешливо растянул губы в улыбке.
- Конечно, ты лорд, но разве у нас не может быть небольшого секретика от остальных? И ты… еще не готова туда… зайти.
- Почему?
- Много вопросов на сегодняшний вечер, не считаешь? – развязал ей ленту на поясе и слегка коснулся плеч. Плащ упал на пол, обнажая округлые формы девушки. – Давай просто повеселимся и забудем, что ты сюда спускалась.
- А где Лиэн?
- Обойдемся без него, – посадил ее на крышку гроба.
- Подожди.
- Ты мне отказываешь? – поднял бровь.
- Нет… просто, я хотела поговорить с Лиэном, а потом мы могли бы вернуться…
Совенок прервал ее укусом в шею. Сразу стало все неважно…
После того как они разнесли в дребезги парочку гробов и разрушили часть лестницы, Вика, шатаясь, вернулась в спальню. Она вышла на балкон, села на голову горгуле. Даже после бурной «романтики» с Совенком, девушка не могла выкинуть из головы то тепло, что отыскала в подземелье. Лорд явно старался что-то от нее скрыть, иначе бы не вел себя подобным образом. Обычно он не сильно ее жаловал, предпочитая худощавых блондинок, а тут такая сильная страсть.
Ее размышления отвлек скрип двери. В комнату вошел Лиэн, улыбаясь во все клыки. И вновь она тонула в его бордовых глазах. Как он может не любить ее? Он так прекрасен.
- Милая, сожалею, что прерываю твои раздумья и посиделки с каменным истуканом, но нам нужно собираться в путь дорогу, – проговорил мужчина, целую подбежавшую Вику в губы.
- А куда мы отправляемся?
- К оракулу, я хочу выяснить пару вопросов.
- Он?..
- Он людоед, и мы привезем ее соответствующую жертву, и он ответит на все наши вопросы.
У Вики все в душе похолодело, она медленно облачилась в черную одежду, поправляя растрепанные короткие волосы. Ее изменившееся настроение не укрылось от Лиэна.
- Тебе противно?
- Просто… мне нужно время, чтобы привыкнуть к тому, что люди наша пища, и мы с ними обращаемся как с животным. Я ведь тоже была человеком.
- Я понимаю, – провел пальчиком по ее подбородку, – в тебе еще много человечности, но пора избавляться от нее. Тебя не поймут остальные вампиры, если ты будешь испытывать жалость к нашей еде. Это то же самое, что человек пожалеет курицу, которую зажарили для него. Не беспокойся, тебе не придется смотреть на их смерть. Оракул не любит свежее мясо, мы специально посетили кладбище.
- Вы вскрыли могилы? – поперхнулась Вика.
- Да, самому оракулу сложно добывать себе пропитание, вот мы и посетили кладбище соседнего мира. Они же мертвы, им же все равно, что происходит с их телами.
Девушка закрыла лицо на его груди.
- Я люблю тебя, – шепчет тихо.
- Я тоже люблю тебя, милая, скоро ты привыкнешь к нашей жизни и станешь другой, – его взгляд нехорошо блеснул, когда он поцеловал ее в макушку.
Они вместе покинули белый замок адских вампиров. Уродливые рабы собирались в дорогу. Аристократы всем повелевали, лорды лишь следили за ходом приготовления к поездке.
Блондинка-фаворитка находилась в гневе. Она буквально светилась от бешенства. Иногда проскакивал второй облик вампирши и рабы в ужасе отскакивали от нее боясь, как бы госпожа вдруг не разорвала их. Женщина бросила яростный взгляд в сторону Лиэна. Долго она его рассматривала, а потом не сдержалась и выпалила:
- Лиэн, что это за цирк с походом на бедного выжившего из ума оракула?! Мы просто можем переместиться туда, без этой мелкой шушеры!
- Ты недооцениваешь силу оракула, – спокойно почесал пальчиком носик вампир. – Я не хочу стать ингредиентом его адских зелий.
- Все равно, он нам не ровня! Чтобы показывать, что мы его боимся, могли просто приползти к нему на коленях и просить милостыни!
Он оказался очень быстро возле нее и приставил кинжал к ее горлу. Женщина заткнулась и не сводила настороженного взгляда с его руки. Холодные бордовые глаза неотрывно следили за ее беспокойным дыханием. Одно движение и она перестанет существовать. Дианул, Хела и Совенок спокойно наблюдали за поведением Лиэна. Аристократка слишком далеко зашла. Если она спала с лордами, это не значит, что может позволить себе кричать на одного из них. Власть почувствовала.
Вика смотрела во все глаза. Таким она Лиэна еще не видела. Ей сразу припомнился фильм «Мой ласковый и нежный зверь», вот только его концовки вспоминать не хотелось. Она доверяла Лиэну и любила, верила в его любовь. Девушка не могла даже допустить иной мысли.
- Не зли меня, – проговорил Лиэн, – я могу ненароком зарезать тебя. Мне нужно устрашить оракула, чтобы он боялся нашей силы. Что мы пришли к нему не просто узнать вопросы, но и в случае отказа убить его. Если у тебя вместо мозгов дерьмо, лучше молчи и не раскрывай своего милого ротика. А хотя нет, лучше открой его. На колени, шалава!
Вика предпочла отвернуться и не видеть того, что происходило дальше. А ведь на месте дерзкой блондинки могла быть любая, что посмела бы крикнуть на него. Но нет, Вику он любил, а аристократку всего лишь использовал, как подстилку, для удовлетворения низменных инстинктов. Это не одно и тоже.
Девушка, не выдержав неприятной картины, взлетела в воздух. Последнее время у нее все лучше получалось летать. Она приземлилась среди серых развалин, находившихся недалеко от их замка.

URL
2011-05-03 в 12:21 

Романчик Анастасия
Ее мутило. Вика не знала, почему ей так противно смотреть, как ее любимый унижает женщину. Не ее же унижает, чего страшного-то? Но все равно червячок грыз, съедал и не давал покоя.
Она некоторое время бродила среди развалин, когда его фигура выросла перед ней. Он старше, сильнее и передвигался быстрее. Неудивительно, что он так скоро ее нашел. Вампир смотрел на Вику и его бордовые глаза пылали. Одним движением он сорвал с нее всю одежду и грубо прислонил к стене, приблизившись к лицу.
- Не надо от меня убегать, когда я больше всего хочу тебя, – прошипел он. – Ты должна чувствовать мои желания, милая.
Вика вскрикнула от его резкого движения.
- А я сейчас зол, не надо меня злить еще больше, милая, – обхватил ее за обнаженные ноги и сильнее приложил спиной к холодной стене. – Твоя сестренка, порядком меня взбесила, мне так и хочется услышать ее крик боли. Это моя мечта. И ты будешь слушать ее крик вместе со мной.
Девушка впилась в его спину когтями и кричала от удовольствия. Она не желала вдумываться в его слова, думать о том, сколько жестокости сквозит в них. Девушка хотела, чтобы ее любили, сильно, так как умел только он. Ее единственный мужчина. Пусть Лиэн жестокий адский вампир, но он принадлежал ей. И сейчас даже в его грубости она ловила наслаждения. А сестра? Она только лишняя…

URL
2011-05-03 в 12:21 

Романчик Анастасия
Глава 23.

- Не шипите, леди, сломанная рука еще не беда! – укоризненно вещал местный лекарь.
Мужчина довольно пожилого возраста выпрямлял Марине руку, ставя кости на место. Зелье перевоплощения практически полностью остановило ее регенерацию. О такой вещи как анестезия люди «Золотой миледи» не догадывались, поэтому девушка имела зверское выражение лица и желание порвать «садиста-старикашку». Каждый раз, когда лекарь делал ей больно, она молотила по нему остатками веера. В итоге он ругался, а Марина смотрела на старика как на врага народа.
Их окружила толпа людей. Бериану как пострадавшему за супружескую неверность сочувствовали мужчины, хотя и не без «злорадства». Целовался-то полукровка с другим мужчиной, за этим занятием его и застукала «ревнивая женушка». Вампир держал возле челюсти лед и хмурился. У него тоже приостановлена регенерация, а значит и боль продлится дольше. Каларин хихикал в сторонке, вяло отбивался от веера Вериа. Но сестренка опытнее, чем Марина, она не собиралась ничего ломать об брата. Вампиры откровенно потешались, нисколько не скрывая веселого настроения.
- «Все-таки ты дура» – послал «супруге» мысль Бериан.
- «Да пошел ты!»
- «Я попросил тебя побить меня, а не ломать себе руку! Не забывай, что я намного сильнее тебя!»
К шипящей девушке подошел высокий брюнет.
- Как вы, дорогая?
Марина не посмотрела, кто к ней подошел. Она подумала, что это Бериан и запустила в обидчика веером. Предмет попал ему в нос, едва не подбил «фонарь». Все гости замерли. Девушка запоздало поняла, что пульнула орудием обмахивания в короля. У него стало такое красное лицо, что впору спутать с вареным раком. Королева смотрела с ненавистью на эльфийку, и если не было бы гостей, то расцарапала сопернице лицо. В ее величестве накопилось столько желчи, что женщина пожелтела. И только этикет двора не позволял ей дать волю эмоциям.
- Простите ее, она не знает что творит, – сразу заслонил от короля «жену» Бериан, продолжая прикладывать лед к щеке.
- Понимаю, – сквозь зубы прошипело его величество, смерив полукровку презрительным взглядом.
За королем внимательно наблюдал Каларин. Он очень жалел, что не может прочесть мысли человека. Люди высшего общества защищались свои головы от чужого посягательства, и свои думы оставляли в секрете. Король мог быть похитителем, факты говорили за эту теорию. Все пропавшие женщины полукровки некогда являлись фаворитками его величества. Что стоило монарху самому попробовать товар, а после продать его, дабы поправить дела и пополнить казну? Но доказательств его причастности к делу у вампира пока не имелось. Надо копать и следить за действиями мужчины, наделенного властью. Рано или поздно они откроются, клюнут на приманку.
Марине обработали руку и повесили на шею повязку. На Бериана она вообще не хотела смотреть и отказалась от его сопровождения. Пускай все думают, что женщина не в себе от ревности, так легче скрыть, что она просто так на него злится. Он у нее в печенках сидел этот ехидный вампир. Даже ударить его нормально не получилось. Сама же, и пострадала. У-у-у, как он ее достал со своей семейкой!
Девушка вышла к небольшой деревянной беседке рядом с озером, где плавали красивые цветные птицы. У пташек преобладало в основном красное оперение. Марина подняла парочку камушков левой рукой и неумело запустила лягушку. Всего три прыжка. Правой получалось и десять прыжков, а вот левой – нет.
За ее спиной хрустнула ветка, Марина резко развернулась и встретилась с взглядом полным ненависти. Перед ней стояла в серебряном платье королева, сжимавшая веер так сильно, что побелели костяшки рук. По ее лицу читалось, что она хочет ударить полукровку и лишь неимоверным усилием себя сдерживает. На шикарной каштановой копне волос – небольшая золотая корона с рубином по центру. Королева – женщина тоже красивая, но до полукровки Лакиль явно не дотягивала ни красотой, ни долголетием. На ее лице появлялись следы старости. Она всего лишь человек и не могла не завидовать более красивой сопернице.
Марине ее искренне жаль. Она бы не пожелала себе участи жены монарха. Смотреть и терпеть, как твой муж флиртует с другой женщиной, не скрывая от общественности романа на стороне. Королева знала, чем они занимались и ее бешенство понятно. У нее есть все причины ненавидеть красивых женщин, желающих власти и многочисленных любовниц ее мужа.
- Тебе не стоило сюда приезжать, тварь! – зарычала ее величество, приближаясь.
Девушка хотела ответить, но у нее из горла не вырвалось ни звука. Она постоянно забывала, что лишена голоса.
- Что, разговаривать не можешь? Какая жалось, – наигранно посочувствовала королева. – Убирайся из моего мира, пока цела! Ты даже не эльф, жалкая полукровка! Плевок на ботинке – это все что ты есть и чем будешь, шлюха! Я просто мечтаю, чтобы ты попала в рабство, и сгнила в сырой темнице!
Марина продолжала молчать и смотреть на гнев королевы.
- Ваше величество, вы что-то хотели от моей супруги? – холодно спросили сбоку.
- Уже ничего, я все высказала, – бросила королева и стремительно покинула их.
Бериан проводил ее хладнокровным взглядом и приблизился к девушке.
- «А женщина может похищать других женщин, чтобы отомстить?» – спросила озаренная внезапной догадкой Марина.
- «Все возможно, – пожал плечами вампир. – Она тоже в круге подозреваемых, но у нас нет никаких доказательств. А слова, брошенные в гневе, ничего не значат. Мы вынуждены ждать, когда похитители клюнут на приманку. Только в этом случае мы сможем вычислить всю цепочку. Она станет очевидна. Мы сможем применить дар, до этого не имеем права рыпаться».
- «Челюсть болит, мастер?» – ехидно поинтересовалась.
- «Меньше, чем твоя рука», – не остался в долгу Бериан.
- Спасите меня! – подбежал Каларин к ним, немало удивив Марину.
- Опять озабоченный бабуин? – хихикнул Бериан, догадавшись, что могло брата довести до панического бегства.
- Да!
- Здесь негде спрятаться, тебя и в беседке и в озера найдут, если только, – Бериан посмотрел задумчиво на Марину. – Спрятаться у нее под юбкой. Надеюсь, ты наделала панталоны? А то я буду чувствовать себя неловко.
Девушка зарычала и насмешливо скалясь, приподняла юбку. Каларину же не до приличий. Он быстро на четвереньках заполз к Марине под юбку и обхватил за ноги. За пышной большой юбкой его совершенно не видно. Девушка напустила на себя серьезный вид, хотя от ситуации хотелось хохотать в голос и почему-то кого-нибудь покусать.
К ним выбежал потный и красный брат короля. Супруги поприветствовали его, но он не обратил на них внимания. Мужчина оббежал все углы, заглянул во все укромные уголки, совершенно игнорируя полукровок.
- Ваше величество, что-то ищет? – полунасмешливо поинтересовался вампир.
Мужчина остановился, его двойной подбородок тряся.
- Вы не видели Дариля? – спросил он с дрожью в голосе.
- Эм… нет, после скандала мы не разговаривали, и я его не видел.
Марина удивленно подняла брови. Она знала, что белые вампиры не могли лгать, и они не лгут, что самое поразительное. Но в то же время они не договаривали либо молчали. В данном случае Бериан видел своего брата, спрятавшегося под юбкой девушки, а Дариля – нет. Вот и получалось, что Бериан не солгал, а сказал правду. Дариля он видел только во время какого-то другого скандала, но об этом вампир не упомянул. А правильно ли его понял собеседник, в общем, это не его проблемы.
Белых вампиров можно застать врасплох, если задавать вопросы, где надо ответить «да» или «нет», тогда белые вампиры просто молчат и не отвечают. Правда – дубинка и ею нужно осторожно размахивать, если не можешь пользоваться коварной плетью лжи. Просто редко кто может правильно сформулировать вопросы, чтобы на них отвечали так, как ему хочется.
Гордо выпрямив голову, брат короля удалился восвояси. Каларин вылез из-под юбки. На лице у него читалось облегчение.
- Как он меня достал! Он мне ревнючку устроил, – пожаловался вампир, – как мне в такой атмосфере находиться? Этот круглый человек не дает мне прохода и постоянно домогается. Даже гнев суровой жены не помогает, он ее не боится. Нет, вы как знаете, а я скоро отсюда ненадолго смоюсь. У меня вся эта ситуация вот где сидит! – показал на кадык ребром ладони.
Марина и Бериан одновременно пожали плечами.
После того как Марина сломала руку, дни напролет они наблюдали за всеми гостями королевского двора. Особенно пристально следили за очень богатыми и влиятельными людьми. За их переходами, переписками, встречами, любовными похождениями и переговорами. Но либо люди осторожничали, либо вампиры в чем-то ошиблись. Главных подозреваемых насчитывалось всего три – королева и ее муж, а еще герцог. Других же подозреваемых достаточно много.
Герцог попал в список из-за неприязни к эльфам. Он не общался с полукровками либо грубил и уходил прочь. К его поведению давно привыкли, никто не обращал внимания на причуды дворянина. Полукровки и вовсе его избегали, правильно считая, что с ненормальными не стоит сводить знакомства. А дело в том, что ему в свое время отказала в любви очень красивая эльфийская женщина. Она была замужем, а, как известно, если светлые эльфы заключали брак, то не разводились и никогда не ходили налево. Отвергнутый герцог затаил зло и всячески пытался мстить, разуметься, в рамках закона, иначе бы его давно посадили за решетку.

URL
2011-05-03 в 12:22 

Романчик Анастасия
В «Золотой миледи» эльфы на особом счету. Полукровок принимали во всех дворах. И не зависимо от статуса их родителей людей, даже если мать кухарка в забегаловке или отец чистит туалеты, их считали дворянами.
Стая тоже следила, но за исполнителями, те ждали приказа с вершины и пока не сильно светились. Видимо, адские эльфы знали, кому доверить это дело, иначе бы вампиры давно нашли их посредника. Мужчина или женщина осторожничал и чего-то выжидал, возможно, того, что жертва расслабится и потеряет бдительность. Ведь все полукровки не ходили одни без охраны, а вооруженные солдаты значительно уменьшают шансы похитить цель. А шанса на промах адские эльфы не давали, на их счету много трупов и будет еще больше, если посредник опростоволосится.
Марина откровенно скучала, находясь среди пестрой компании из местных дворянок. Их разговоры не только пусты, но и неинтересны до тошноты. Слушать их беседы себя не уважать. Девушке как никогда не хватало подруги Лимы. Та много читала, потому с ней есть о чем поговорить, а не только обсудить, кто к кому залез в кровать и сколько часов там пробыл.
С Берианом и вовсе нечего делать, он стал немногословен и нелюдимым. Нередко он не слышал ее мыслей либо просто игнорировал. Вампир полностью сосредоточился на деле. Ее в свои дела братья не просвещали. Но она не одинока. Как не странно, девушка сошлась с Вериа, хотя до недавнего времени боялась грозной сестрички Бериана. Когда Вериа не находилась в бешенстве она вполне адекватна и рассудительна. Вместе они построили свою цепочку, раз мужчины не посвящали их в свои тайны. Им пришлось смириться с тем фактом, что для Каларина и Бериана они всего лишь прикрытие. Им нужно как можно дольше оставаться при дворе и не вызывать подозрений.
Девушки с зонтиками от солнца гуляли по мостовой недалеко от замка. Вышли они еще днем, теперь же вечерело. Сопровождающие их солдаты зевали в кулак, но продолжали бдеть. Не так давно, как и обещал Каларин, под предлогом, что хочет навестить родственников, он ушел из мира, куда неизвестно. Поэтому Вериа предпочла компании молодых девиц Марину. Они разговаривали мысленно, потому окружающим казалось, что они просто прогуливаются по свежему воздуху.
- «Вериа, я хотела тебя спросить, ты знаешь, кто изваял статую с моим обликом, что стоит в нашем скверике, недалеко от моего дома?»
- «Зачем тебе это знать?» – нахмурилась Вериа.
- «Я думаю, что тот, кто сделал ее, меня любит. Я хотела бы знать, кто он этот мастер», – объяснила Марина.
- «У нас много мастеров и необязательно, если он кого-то изображает…»
- «Я думаю, что этот мастер меня любит, – перебила убежденно. – Я очень хотела бы знать, кто он, поговорить с ним, что он, кто он, как живет, где живет».
- «Комета, я думаю, тебе хочется романтики, что стеклянный мастер и есть тот самый таинственный возлюбленный. Но это может быть не так, он и меня изображал, мои статуи даже воровали, но это не значит, что этот мужчина меня любит. Просто он мастер и берется делать красивые вещи. Возможно, ты его чем-то впечатлила, меня он обычно в ярости изображает. У него даже есть статуи очень старых людей, но это же не значит, что он поголовно в них всех влюблен. Он мог тебя один раз увидеть, а с нашей памятью воспроизвести повторно увиденную картину просто».
- «Я все равно хочу с ним познакомиться, ты знаешь его?»
- «В нашей школе искусств много кто обучался».
Марина развернула ее к себе и положила на плечо руку, внимательно заглянула в глаза.
- «Вериа, я знаю о вашей способности увиливать от ответа, поэтому ответь мне «да» или «нет», ты его знаешь?»
Вериа не успела и рта раскрыть, мимо их головы пролетели стрелы. Мужчины позади них захрипели и завалились на землю все одновременно. Нападающие появились как гром среди ясного неба. Марина не сумела отбиться и ее тут же скрутили, усыпили, закрыв лицо тряпкой. Она еще видела, как Вериа кулаком сломала нос одному из нападающих, но заметно, что девушка специально поддается. Маринка еще подумала, что Бериан и Каларин обязательно их найдут, а потом лишилась сознания.
Тем же временем Бериан наведался в один из местных магазинчиков и купил газету вместе с кофе. Последнее время он очень много читал издания прессы. Он пытался отыскать зашифрованное послание. Они могли придумать любой шифр, любую комбинацию цифр или буквы. Но вампир не сдавался, ему важно было отыскать послание, тогда они могли взять посредника тепленьким. Сегодня парень не надеялся на удачу, но наткнулся на произведение непопулярного среди людей писателя, работающего под псевдонимом Ловелас. Раньше Бериан прочитывал его бессмысленные и где-то даже пошлые рассказики и даже не задерживался на нем, но не сегодня.
«Две красивые женщины каждый день гуляли по мостовой, – читал внимательно вампир. – Их зеленое и серебряное платье развевались на ветру … (дальше шло описание их прелестей, что вампир с чистой совестью пропустил)… Они чувственно оборачивались на шестерых охранников, что шли позади них. Женщины желали мужчин… (опять пошлость, а затем и вовсе пошло откровенное порно с участием всех героев)… Блондинка решила забыть о своем муже и предаться страсти с другими мужчинами, с низким положением. Ее неверный муж каждый день заходил в магазинчик, покупал газеты с кофе, чтобы потом предаться страсти с продавщицей лавки…
Только что прочитанное спасло его от пленения. Они появились внезапно, одному вампир едва не свернул голову, а второго носом приложил об стену. Их было семеро, но они не знали, что напали не на полукровку, а на хорошо тренированного охотника равновесия. Нападающие не зря выбрали место. Оно достаточно нелюдимое и редко посещаемое, особенно в вечернее время. То есть, нет ни одного свидетеля нападения. Бериан связал нападающих и попытался задать им парочку вопросов, но они молчали. Пришлось использовать зелье правды, но и оно не помогло узнать, хотя бы немножко больше информации.
О нападающих вампир передал информацию охотникам. Обещали прислать отряд, что заберет их.
Бериан решил дочитать рассказик. У него глаза расширились. Он понял, кто посредник и это настолько сильно его поразило, что вампир решил связаться, не откладывая в долгий ящик, с братом. Каларин ответил не сразу, пришлось ждать некоторое время.
- «Каларин, ты где?»
- «Травку собираю», – хмуро ответил брат.
- «Что с тобой?» – насторожило его недовольная интонация вампира.
- «Поцапался с голубым драконом и получил от него в морду».
- «Я знаю, кто посредник!» – сразу ошарашил Бериан.
- «Сейчас буду».
Вампир попытался связаться с сестрой, но она не ответила, тогда он стремглав бросился к мостовой, где они обычно гуляли. То, что вампир обнаружил, ему не понравилось. Все шесть охранников мертвы и никто не сможет рассказать, что же произошло. Сестры и Марины нигде нет, только обрывки от их платьев. Больше не скрываясь, Бериан принял истинный облик. Не имело смысла прятаться за чужим лицом. Он наклонился, различая мельчайшие следы и запахи. Темно-зеленый зрачок-звезда то сужался, то расширялся. Хищник проснулся.
Следы вели в канализацию. Любая собака сразу же потеряет нюх от смердящего запаха, что там стоял, но не вампир. Бериан давно отбросил брезгливость – он и не в таких местах бывал. Он видел след даже в воде и в воздухе. Девушек похитили гораздо раньше, чем нападающие атаковали его и опростоволосились.
Брат спрыгнул, чуть ли ему на голову. Каларин хмур и зол как никогда.
- Почему ты всегда возвращаешься помятым? С кем ты постоянно дерешься? – возмутился Бериан.
- Замолчи, лучше двигаемся быстрее! – сверкнул серыми глазами.
Их образ расплывался. Они вышли к подземному укрытию. Им повезло, посредник отдавал приказы подчиненным, размахивая руками и сыпля угрозы. Каларин грубо и нецензурно ругнулся, узнавая в нем одну неприятную личность.
- Не могу поверить, что именно он посредник! Просто свинство! – воскликнул вампир.
- Надо брать тепленькими.
- Одни?
- А что есть другие варианты? – хмыкну Бериан. – Хочешь, чтобы они сестру нашу продали? Конечно, я не завидую ее будущему мужу, но все равно она нас со свету сживет, если выберется. Ведь Вериа скрутили, потому что мы ее попросили притвориться слабой полукровкой.
- Ты прав, среди них люди, а еще адское оружие. Замечательно! Кто-то позаботился, чтобы наша жизнь усложнилась.
- С каких это пор ты боишься людей?
- С тех самых, с тех самых пор, – намекнул тонко брат. Бериан пришлось согласиться с ним.
Они прислушались.
- Где ее муженек?! – визгнул посредник.
- Его должны были уже поймать, но возможно вы чего-то не досказали и полукровка может гораздо больше, чем целоваться с мужиками.
- Замолчи! Заказчик ждет, нельзя медлить!
Берин переглянулся с братом.
- Пора?
- Пора, – ответил Каларин.
Бесшумно они проникли в помещение. Люди так и не поняли, что произошло. Среди них не было вампиров, чтобы противостоять неожиданным противникам. Охотники равновесия моментально обездвижили всех находящихся внутри людей. Каларин прислонил к стене брата короля. Именно Суаша все затеял и являлся посредником. От брезгливости вампиру хотелось сморщиться, но он держал холодный бесстрастный лик. Человек в его руках затрясся от страха.
- Что вам надо? Мы не переступали дорогу вампирам, – проговорил быстро брат короля.
Каларин моментально принял облик Дариля. Суаша взвизгнул, узнавая, милый и родной облик.
- Любовь моя, – чуть ли не плача произнес он.
- Зачем ты похищал полукровок? – спросил холодно Каларин.
- Потому что ты женился на этой дряни и перестал меня любить, – вампиру захотелось зарычать, но он сдержался, – эта тварь забрала у меня тебя, а я любил тебя! Поэтому я решил согласиться на их предложение и продать всех полукровок! Я всегда мечтал, чтобы твоя жена сюда приехала и тоже попалась! Я с удовольствием ее бы продал самому вонючему и противному из клиентов!
- А сам не такой? – хмыкнул Бериан.
- Кто тебе предложил воровать женщин? – шикнул на брата Каларин.
Суаша захрипел и моментально почернел, рассыпался прахом прямо в руках вампира.
- Проклятие, – констатировал факт Бериан.
В этот момент раздался взрыв в другой комнате, запахло палёным металлом.
- Вериа! Комета! – заорали одновременно братья и бросили в ту комнату.
Клетка пуста, следы вели в дыру каменой стены. Бериан бросился за ярким следом.

URL
2011-05-03 в 12:23 

Романчик Анастасия
- Стой! – заорал Каларин, но брат уже скорчился на полу.
- Мои глаза, мой нос! – закричал вампир, закрывая лицо руками.
Каларин, закрывшись тряпкой, оттащил брата подальше от распространяющегося яда. Лицо Бериан залепила неизвестная черная субстанция. Аккуратно Каларин снял ее и на обожженные участки лица брата накапал сока Заранды.
- Видишь что-нибудь? – спросил старший брат.
- Да, но очень больно, что это было? – с тревогой взглянул на дыру Бериан.
- Сок эвы перемешанный с ядом василиска, – пояснил Каларин. – Я уже встречался с таким. Его используют, чтобы сбить вампира со следа. Они моментально потеряют и зрение и обоняние.
К ним ворвались остальные охотники во главе с Гларидом, первым белым вампиром.
- Они забрали их! – крикнул Каларин.
- Идемте, – ничего не поясняя, бросил Гларид и кинул под ноги шар телепортации...

URL
2011-05-03 в 12:26 

Романчик Анастасия
Глава 24.

Игра за игрой проходили быстро как мгновения. Победа за победой, их команда приближалась к чемпионству. Слава о них гремела во многих ближних мирах. Лима не могла показаться спокойно на улице, ее сразу окружали пищащие фанаты и требовали автографы. Девушка так и не привыкла находиться в центре внимания, поэтому предпочитала отсидеться в «бункере». Тренировки становились все тяжелее, свободного времени практически не оставалось. Спасала смекалка Вышибалы, зачинщика всех их веселых историй в гильдии магов. У него с Луной вылупились маленькие драконята, целых три штуки. Дракон находился на десятом небе от радости и не упускал возможности показать детишек. У Сирены с их появлением прибавилось проблем. Постоянно приходилось ловить маленьких баловников за хвосты.
Льюмарк захватывал все больше почитателей, вера в серых перестала быть актуальной. Их выкрики больше не слушали, а кричащих о покаянии адептов проходили мимо. Льюрмарк завладел разумом человеческого мира, даже древние старики говорили о нем. Появилась людская команда в льюмарк, проводившая соревнования внутри мира, не выходя за его рамки. Также набралась команда из молодых магов, но они пока не участвовали в серьезных играх.
Перед началом самой главной игры Лима впервые увидела, как Сирена плачет. Ее удивлению не было предела. Она молча присела рядом с воительницей и смотрела на ее истинное лицо. Сильнее всего женщина походила на подростка, подростка на которого свалился тяжкий груз ответственности, к которому он не готов.
- Сегодня должно все решиться, Крик, либо мы либо они.
- А почему ты плачешь?
- Потому что мне придется сделать очень тяжелый выбор. Я не могу отступить. Разумом я понимаю, что это правильно, этим можно спасти всех людей этого мира. Но с другой стороны мое сердце не хочет этого понимать. Нужно сделать расчетливый выбор и сделать страшную ставку, к которой… я не могу быть готова. Это страшно, Крик, когда ты имеешь власть, щелкнуть и построился город, еще раз щелкнул, и ты его разрушил. Доля всех наделенных властью, только кто-то понимает, что в его руках миллионы жизней, а другой это не понимает и никогда не поймет. Мне страшно, Крик, я не хочу этого делать, это не моя жизнь, я не могу сделать эту треклятую ставку! Я не могу поставить на кон жизнь этих людей, пусть они трижды достойны худшего! – зарылась в подушку, что держала на коленях.
- Что за ставка?
- Мы уйдем, если проиграем, и мир останется без защиты. Мы оставим его голым, люди останутся одни против зла.
Они некоторое время молчали.
- Сирена, ты меня учила, что самое главное в жизни это выбор. Ты не жертвуешь ими, ты распоряжаешься только собой и если ты хочешь защитить всех, то эта ставка нужна. Мы должны сделать ее. Мир слишком большой, прольется много крови, а я так не хочу, чтобы она лилась. Мне хватило того, что я видела у амазонок. Мы должны рискнуть, если есть возможность не лить кровь.
Сирена кивнула. Она об этом знала, Лима лишь озвучила ход ее мыслей, но иногда даже сильной личности нужна поддержка, чужая уверенность в правильности решения. И она для себя уже решила.
Стадион, выделенный для решающего поединка огромнейший, но даже он не сумел поместить всех желающих посмотреть на игру. Пришлось размещать во всех городах и даже селах магические экраны с прямой трансляцией матча. Люди галдели, скупали шапки, майки, еду с изображением кумиров. Они с нетерпением ждали финала. Сирене с трудом удалось организовать матч в их мире, а не в темном пространстве, откуда родом их противники. Она давила на то, что люди могут пострадать от неблагоприятного климата и местной фауны и флоры. Совет дал согласие.
Лима поняла, для чего Сирена погружалась в транс. Женщина вычислила тех, кто собирался напасть на мир. Их представители собирались играть против них. Соперники и есть те, кто хотел уничтожить людей и захватить их мир. Хитро, коварно и подло. Даже совет не догадывался об их намерениях. О том, что миру угрожает опасность, информация имелась, но кто все организовал, знала пока одна Сирена и ее команда. Но она собиралась ошеломить всех новостью.
Команда из десяти членов в фирменной синей одежде с молниями на спине и груди шла к стадиону под оглушительные крики встречавших их людей. Вероны махали ручками и флажками многочисленным поклонникам. Они веселились от ситуации, хотя и понимали всю ее серьезность. Но где они еще получат столько положительных эмоций, когда вернуться в веронскую столицу Размараль? Они любили жизнь, пускай она и была порой жестока.
Сирена как никогда серьезна и хмура. Лима пыталась молиться, но не могла вспомнить ни одной подходящей молитвы, воспоминания, словно букашки расползались от нее. Вышибало и Луна обнимались и тихо шептались. Драконы не отличались разговорчивостью и предпочитали зачастую молчать, нежели говорить. Желтоглазик игрался с тигренком, сероглазик с Илем сидели среди зрителей. На их головах смешные большие шляпы с широкими полами. Из-за масок не видно, какие выражения приняли их лица. Руки вяло шевелились, держа флажки.
Команда Сирены встала напротив соперников из темного мира. Они казались одинаковыми, если бы не разный цвет глаз и волос. То были рогатые, что не удивительно, кто еще мог добраться до вершины? Им позволяла сила, а еще природная изворотливость. Да и подкупить судей нужно уметь. Но сегодня судья из совета, а их подкупить не так-то просто.
Сирена вышла вперед, как и красноглазый капитан темных. На большом экране показали их лица.
- Я знаю тебя, – проговорил темный изумленно.
- И я тебя знаю, – насмешливо заметила Сирена. – Ты знаешь, кто я такая и понимаешь, что от меня трудно что-либо скрыть. Я знаю о ваших намерениях, я их вижу. Ставки высоки, нас сейчас смотрят миллионы жителей этого мира и других миров. Готов ли ты сделать ставку, что я потребую?
- Какова твоя ставка, леди без мозгов? – насмешливо спросил темный.
- Мы не препятствуем захвату этого мира, как бы нам не было тяжело, мы умеем держать слово. Мы уходим, и вы поступаете так, как хотели до нашего прихода. Ставка ясна?
- Да, и что требуете взамен?
- Взамен? Вы забираете серых недоумков, а мы закрываем ваш мир.
Трибуны замерли. Перед ними открылась страшная правда, от которой они так долго бежали, сейчас решалась участь их мира. Они могли отворачиваться от нее, но сейчас исход игры мог решить их судьбу.
Темный долго перемигивался с главными рогатыми.
- Мы согласны, игра без правил. Ваша ставка понятна, мы тоже готовы сделать требуемую вами ставку.
- Мне недостаточно вашего слова, – нахмурилась воительница.
- Будет вам подпись кровью, мы все равно выиграем.
Они вернулись на места с сосредоточенными лицами. Лима повернулась к Сирене и спросила:
- Что значит без правил?
- А это то, что они могут даже облик третий использовать, а также… Лима мы играем без намордников и это с некоторой стороны плохо. Я напаслась яда белых вампиров, если что пойдет не так и они начнут кусаться, так что все схвачено, будем надеяться, что все будет тип топ.
- Мы тоже можем?
- Да.
- Тогда порвем их, – нахмурилась девушка и закатала рукава.
- Рада, что ты настроена воинственно.
Десять игроков темных встали напротив них. Темные были в серых одеждах. Пришло время выяснить, кто из них лучших и кому почивать на лаврах победы, а кому на терновнике поражения.
Пустили мяч. Игра началась. Никто не жалел противника, ставки были слишком высоки. Лима ловко выхватила мяч прямо перед носом у огненного темного и понеслась торпедой к их воротам. Ее сбили битой, но она даже в полете сумела передать мяч напарнику из веронов. Он перехватил мяч и в сопровождении из трех собратьев огненного и водного направился к воротам. Его попытались сбить битой как Лиму, но темного внезапно атаковала Сирена и хорошенько припечатала к барьеру. Уж что-что, а таранить она умела. Трибуны кричали громче, чем обычно.
- Убью, сука! – закричал кто-то из темных ядовитых и атаковал верона с мячом кислотной струей.
Верон увернулся и зарядил мячом темному в глаз, таким образом, передал мяч Вышибале. Дракон не гнушался выпускать в приобретших третий облик темных огненный или ледяной струей. Его жену сбили и припечатали в барьер, когда она собиралась перехватить пас от мужа, но опять Сирена оказалась вовремя в нужно месте и в нужный час. Врезав противнику огневику в челюсть, она с замаха забила мяч в чужие ворота.
Лима ощутила, насколько тяжелее им дался этот гол, а ведь это только начало. Им предстояло еще забить девять штук, а еще нужно учитывать, что противник не упустит своего. И вправду сражение не на жизнь, а на смерть. Сражение за мир, пусть и ограничилось всего двадцатью игроками в льюрмарк, от этого оно не становилось менее яростным.
И снова мяч в игре. Вели темные. Они ловко перебрасывали и уходили от противников. Лима бросилась на темного и была отброшена в сторону огненным плевком. Им забили в ворота. Счет равный.
- Не стой у меня пути, тварь! – бросил ей противник.
В душе девушки поднялась целая стихия. Чтобы ей, ученице Сирены, какой-то слизняк смел приказывать!

URL
2011-05-03 в 12:27 

Романчик Анастасия
Мяч в игре. Лима перехватила его и наглому темному выстрелила из хвоста прямо в лицо. Сильного вреда это ему не принесло, но отбросило и припечатало в барьер, на некоторое время ее атака вывела его из игры. Лима довольно успешно перекидывалась с каменным вероном. Он прекрасно катался на роликах по каменной дорожке, что создавал впереди себя, а еще у него отличные атаки каменными «руками» размером с быка. Удар и противник улетел. Лима запрыгнула на шею сопернику с точно таким же даром как у нее и, получив подачу, забросила мяч. Наглому темному она показала средний палец и агрессивно зашипела. Он послала ей в ответ недружелюбный взгляд.
- Не возгордись, – предупредила Сирена, подлетев. Из глаз женщины к волосам вырывались электрические разряды, – холодная голова всегда лучше, чем горделивая башня.
Пришлось тут же опуститься на землю. Перевес в один гол еще ничего не значит, они должны сражаться до конца и стараться выиграть.
Игра приобретала все более жестокий характер. Темный не гнушались кусаться и плеваться, использовать против противников третий облик. Но и их команда не отставала, слишком многое стояло на кону, чтобы уступить темным. Они должны выиграть этот матч любой ценной.
Особенно яростно стали сражаться за мяч, когда счет был 9\9 либо они, либо темные. Одно из двух, третьего не дано.
Мяч попала к Вышибале, но ему ногой заехали в пах и дерзки вырвали мяч. Сирена вцепилась темному в волосы и зашвырнула его в барьер. Мяч выпал и, визжа и хохоча, улепетывал от игроков. Противники одновременно бросились за ним. То один, то второй игрок улетал в далекое странствие. Мяч оказался в руках у верона, ему саданули по животу и отобрали мяч. Лима пиявке подобно вцепилась зубами темному плечо, отобрала мяч и передала напарнику. Но и у него мячик не задержался, он сцепился сразу с двумя противниками. Началась куча мала, третий темный отобрал вожделенный предмет и почти забросил мяч в чужие ворота, если бы в последнюю минуту его не перехватила Луна. Она стрелой пронеслась перед носом врага и полетела в сторону чужих ворот. Ей в челюсть зарядили битой. Но мяч не попал в руки темных, его перехватила Лима, и стремглав кинулась к воротам. Нужно было забивать и чем быстрее, тем лучше. Она упустила удар. Он огненными когтями вспорол ей спину, брызнула кровь. Девушка, вскрикнув от боли, бросила мяч в сторону ворот. Казалось, мячик очень медленно летит к долгожданной победе. Но темный успевал его перехватить. Вышибала буквально за считанные минуты преодолел поле, столкнулся с темным противником и отдал ему должок коленкой в пах. Дракон перехватил мяч и забил гол…
Мертвая тишина. Гром и молнии появились в небе, мгновенно затянувшемся тучами. Темные, желавшие захватить мир, в один единый миг исчезли, а вместе с ними пропала и секта. Все ее участники отправились в темный мир. Он перестал быть открытым и закрылся на неопределенный срок.
Сирена встала на колени прямо в воздухе и подставила лицо дождю. Она истерически захохотала, да так громко, что ее смех слышали даже за пределами стадиона. Вероны первыми завизжали самым натуральным образом от радости. Один из них закружил плачущую Лиму на плече. Луна и Вышибало обнялись и поцеловались на глазах у всей трибуны с кричащими зрителями. Они победили, победили.
Лима подкатила к улыбающейся учительнице. Она грустно обернулась на веронов. Ей не хотелось их покидать.
- Мы должны уходить? – вытерла дождевую воду вместе со слезами Лима.
Сирена кивнула и сама посмотрела на веронов.
- Мы провели много веселых деньков с ними и связь, что между нами возникла, никогда не порвется. Могут пройти годы, но они все равно вспомнят, вспомним и мы, вместе посмеемся над случаем с лебедятами. Эти моменты остаются здесь и здесь, – она поочередно показала на сердце и на голову. – Их никогда не забыть. И пока мы помним, наша связь не порвется, сколько бы лет не прошло.
- Я когда-нибудь навещу Размараль.
- Навестишь, я это вижу, это я могу тебе раскрыть и хочу сказать больше, они еще раз сыграют в карты, выиграют, и кое-кто вновь изобразит лебедят.
- Все равно грустно, – улыбнулась девушка, – я не хочу уходить. У меня никогда не было столько хороших друзей, кроме Марины у меня никого не было.
- Они должны уходить в свой мир, а мы идти дальше. Нас ждут.
- А люди?
Сирена насмешливо хмыкнула.
- Они будут верить, что нас специально послали для их спасения и так будет лучше для них.
- Сладкая ложь?
- Они сами себя обманут, а мы всего лишь уйдем.
Лима продолжала смотреть на пляшущих веронов, когда картинка перед ее глазами резко сменилась. Девушка рассматривала хвойный лес, росший даже на каменных выступах. Олимпиада вопросительно посмотрела на учительницу.
- Мы не можем перенестись прямиком в нужный мир, пришлось в соседний прыгнуть. Сейчас немножко ножками потопаем. Вот карта, придешь к порталу и ждешь меня, поняла?
- А ты куда?
- Я немного промахнулась. Нужно наших товарищей вытащить, а то, какое веселье без них? А то знаешь, желтоглазик снова с твоим тигром может поцапаться, – она кулачком слегка толкнула Лиму и побежала прочь, мгновенно скрылась из виду.
Девушка внимательно посмотрела на карту, сверилась с внутренним компасом и, осмотрев местность, пошла вперед. Она умело перемещалась по острым камням, залезала на препятствия и без страховки поднималась все выше. Перед носом пролетали разноцветные бабочки и пожелтевшие листья деревьев. В этом мире приближалась осень, ею пропах воздух, пожухлая трава только свидетельствовало об этом.
Лиме нравилось, иногда забыть о том, что у нее есть вампирская сила и побыть немного слабым человеком. В этом есть какая-то прелесть, просто полазать по скалам и пробираться сквозь заросли хвои либо то, что на нее походило, как обычный человек, а не вампир. Она давно не ощущала сильной жажды, хотя и понимала, что та выжидает и может проснуться в любой момент. Главное контроль.
Едва Лимка просунулась через узкую расщелину, как увидела озлобленное лицо старого знакомого черноволосого вампира по кличке «Мясник». Олимпиада так и не узнала его настоящего имени, да и не хотела знать. Он сидел на карточках и, кажется, что-то собирал. Встречи с ней явно не ожидал и потому был удивлен не меньше, чем она.
- Ты?!! – вскрикнула испуганно.
- Я! – ехидно ответил вампир и атаковал ее, запустив чем-то похожим на звезды нидзя. Лима, даже отпрыгнув с траектории, сразу узнала зуулы. Их-то она просто ненавидела. Они летали и взрывались. А еще у них есть зазубрины и если попадут в плоть, так просто их не выдерешь, а взрывались они быстро.
Взрыв прозвучал за спиной удирающей Лимы. Пусть она и ученица Сирены, но у него есть существенное преимущество – почти сто лет практики. С этим трудно поспорить.
Девушка выбежала на скалистую местность и снова была атакована зуулами. На этот раз ей пришлось спрыгнуть с обрыва и зацепиться за скалу.
- Ты меня что, преследуешь?! – спросила раздраженно его.
- У тебя аура невезения, а она притягивает неприятности! В данном случае я твоя неприятность номер один! – Лиме пришлось согласиться с его доводом, хотя и мысленно.
Едва вампир замахнулся, как что-то свистнуло и из его руки выдернули зуул.
- Погодь, нехорошо девушек обижать. А где обещание жениться?
Он яростно зарычал. Мужчина не желал вспоминать, что произошло между ним и поганым адским вампиром.
- Я так и думала, что кабелина испаскудил мне девку, а сам в кусты! Так не пойдет, милок! Я тебе ща устрою головомойку!

URL
2011-05-03 в 12:27 

Романчик Анастасия
Вновь засвистел кнут. Вампир увернулся, но тут же получил «по наглой рыжей морде». На глазах он стал трансформировать.
- Наглость!
Его бесцеремонно скинули с обрыва, завернув в сетку как муху.
- Совсем молодежь обнаглела. Давай, что встала? Драпаем отсюда, пока он не вернулся с дружками.
- Что с ним случилось?
- А ты думала только у тебя крутой драконий облик и хвостище? У этого парня третий облик покруче будет, уж поверь мне. Он чистокровный! Ща вернется, и если мы не сделаем ноги, он надерет нам обеим задние карманы. Танк ракету полюбил, погулять ее в рощу пригласил, от такого романа, роща переломана.
- Это ты к чему?
- О ваших отношениях.
Лима оскорбилась, будто это она ищет с ним встречи. Наглость. Кто ж виноват, что он все время стоит у нее на пути? Надоел хуже горькой редьки.
Они обе дали стрекоча. Лима, тяжело дыша, бежала за Сиреной. Женщина вывела ее к порталу, когда позади, раздался страшный рев и хлопанье громадных крыльев. Лима обернулась. За ними летел большой синий дракон в серую полоску и собирался плюнуть огнем. Девушка едва язык не откусила от ужаса и прибавила скорости.
- Что это значит?! – взвизгнула Олимпиада.
- Это значит, что у него третий облик – облик настоящего дракона! – зарычала Сирена и послала в синего ящера молнию, на время она его остановила, что ничего не значило. – Хрен бы его побрал собаку! Очень редкий дар! Лучше бы он в собаку перевоплощался, меньше бы проблем от него было!
Перед самым порталом Сирена еще раз выстрелила в дракона молнией. Желтоглазик от изумления выронил желтую косу и тут же поднял ее, подхватил свои лохмотья, оглядываясь, «драпанул» к окну в другое пространство. Жаркое он явно не собирался становиться в ближайшее время.
- Вышибало, не сметь! Он тебя порвет! – закричала Сирена, заметив ощетинившегося молодого дракона и быстро подбегая к телепорту, набрала код. – Быстро, прыгайте в окно! Я его задержу!
Без вопросов ее спутники попрыгали в открывшееся окно.
- Я тебе не Крик, урод клыкастый! – оскалилась Сирена и мгновенно преобразилась в голубого с белой полосой на голове дракона, еще большего размера, чем синий.
Вампир резко затормозил, встретившись внезапно с преградой. Ей достаточно было одной лапой его сбить, чтобы он отправился в дальний полет. Она не хотела его убивать, все-таки он белый вампир, а вот немножко покалечить можно. Все равно глупый вурдалак быстро залечит раны.
- Адпачывай, хлопчык, пакуль мазгі не знойдзеш і розуму не дадасца (белорусский), – вернула себе облик Сирена, последним исчез раздвоенный язык.
Она спокойно вошла в портал, как раз в этот момент из леса показался черноволосый вампир. Он вынимал из волос ветки деревьев и шипел, дотрагиваясь пальцами до многочисленных ссадин. Легко отделался. И вампир это прекрасно осознавал. Она могла его прихлопнуть, но не сделала этого. И почему он всегда теряет контроль, когда видит девчонку? Еще никогда у него не было такого сильного желания кого-нибудь прибить как ее. А ведь девчонка не проявляла сильной агрессии…
- «Каларин, ты где?» - связался с ним брат.
- «Травку собираю».
- «Что с тобой?»
- «Поцапался с голубым драконом и получил от него в морду», – хмуро ответил вампир, в общем, не вдаваясь в подробности. Но брату неинтересно, у них хватало проблем без драк с драконами.
- «Я знаю кто посредник».
- «Сейчас буду».
Ругая себя за глупость, Каларин набрал код. Хорошо еще, что портал недалеко. Прыгнул в окно и сразу нащупал нить связи с братом. Тот оказался под землей. Сейчас дорога каждая минута, а беловолосая девушка подождет…

URL
2011-05-03 в 12:27 

Романчик Анастасия
Глава 25.

Лиэн выбрал весьма необычный способ передвижения для вампиров, умеющих летать. А именно – он поплыл на кораблях. Они давно телепортировались в другой мир и плыли на судне по местному морю. Вика, свесившись с борта, смотрела на зеленую жидкость, глумливо называемая морем. В небе ни единого облачка, но оно серое с непонятными разводами. В воде что-то плавало и скалилось. Девушку перекривило от омерзения, когда она разглядела чудище-мутанта.
- Тебе лучше отойти оттуда, – раздался позади голос возлюбленного.
Вика послушно отошла и обняла его за шею.
- Ты конечно лорд, но мне бы не хотелось тебя доставать из мерзкого желудка одной из этих тварей, – клюнул ее в нос Лиэн. – Они наблюдают за нами и только и ждут, чтобы кого-нибудь съесть.
Его слова сопровождались ужасным криком одного из рабов. Нечто выпрыгнуло из воды и утащило его на глубину. Остальные вампиры суетились и стреляли в тварь магией, пока не прикончили ее. Та с диким ревом отправилось в мир иной.
- Мы потеряли раба, – хмыкнул Лиэн, констатируя факт. – Так что, лишний раз не нервируй зверушек. Они последнее время голодные и злые.
- А что стоит оракулу потопить наши корабли? – спросила Виктория.
- Ему ничего не стоит обрушить на нас стихию, но тогда он не получит пищу. А мы-то умеем летать и очень быстро. Он десятки раз пожалеет, что напал на нас. Так что, не бойся, никто нас не потопит.
Снова крики и возня.
- Мне это начинает надоедать, зверушки явно обнаглели, – произнес вампир разъяренно.
Лиэн оторвался от девушки и подошел к одному из своих уродливых рабов, схватил его за рог и обнажил шею раба.
- Хозяин, не надо! – взвизгнул вампир, но зубы лорда все равно вонзились в его горло. Брызнула кровь.
На глазах раб стал меняться. Лиэн за тот же рог подтянул его к краю борта и бросил в море под изумленные взгляды остальных вампиров. Вика увидела и закричала от ужаса, когда раб вынырнул страшным чудовищем больше чем их корабль. Раб состоял из сплошных жгутов красных мышц, огромные руки с когтями, хребет с шипами и толстый хвост с металлическим наконечником, смахивающий на приличный тесак. Большая пасть раскрылась, обнажая острые зубы, размером с бревно. Черные рога соединялись красными разрядами. Большие черные глаза смотрели на спокойно стоящего лорда.
- Убивай морских чудищ и охраняй корабли, – приказал Лиэн властно.
Чудовище со всплеском погрузилось в пучину. Ужасные звуки разрываемой плоти сопровождали его погружение. Лиэн вернулся к перепуганной Вике и обнял ее, снова поцеловал в нос.
- Они его порвут, но надолго от нас отстанут. Мы сможем спокойно доплыть до берега. Разве не чудесно? – ослепительно улыбнулся.
- Чудесно, – отозвалась вяло девушка.
- Вот и прекрасно, наслаждаемся поездкой.
Через час они приблизились к одинокому маленькому острову, где стояла черная скала, из которой был вырублен замок с горящим шпилем. Корабли подплывали к обители оракула. Сухенький старичок метра три ростом, сгорбившись, встречал их на пристани. Взгляд черных нехороших глаз следил за разгрузкой корабля.
- Оракул, ты знал, что мы приедем? – улыбнулся Лиэн, изображая радость. Вика пряталась за его спиной.
- Знал и ждал, Лиэн, – прогнусавил старик, – трупы сгружай в подвал, а все твои лорды пусть пройдут в главный зал. Я поем и после буду говорить с вами.
- Отлично, мы подождем.
Пять лордов, оставив аристократов на пристани, отправились внутрь каменного гиганта. Вика рассматривала темные коридоры и залы, которые они проходили, и поражалась мрачности, царящей в обители оракула. Никаких украшений и устрашений, ничего, просто одни мрачные стены, даже мебели нет. В зале, котором они остановились, стояла только подставка с бежевым кристаллом.
- Он кушает людей, – вздохнула Вика.
- Мы тоже кушаем людей, – хихикнул Дианул, – только он пожирает их плоть, а мы пожираем их кровь и жизненную энергию. Две небольшие разницы. Мы хищники Викаа, ты сама убивала людей. Он просто людоед и любит несвежую человечину.
- Дианул, хватит, – нахмурился Лиэн.
Блондин тут же заткнулся. Еще через полчаса, когда половина лордов с хрустом зевала, оракул соизволил прийти. Он, шаркая ножками и не обращая внимания на них, приблизился к кристаллу и сел прямо на воздух, где появилось кресло.
- У прощеной очень мощный покровитель, – начал оракул, даже не задавая вопросов. Он и так знал, зачем к нему пришли. – Даже тебе Лиэн не справиться с ним.
- И кто же это? – сощурился вампир недовольно.
- Кто-то древней крови, – заскрежетал в смехе, – ее покровитель имеет силу света, которой ты не ровня. Он убьет тебя, и ты не сможешь причинить ему вреда. Его не возьмет обычное оружие.
- Это он или она?
- Ты поймешь, когда увидишь, ты почувствуешь древнюю кровь и силу его.
- Ты знаешь мой вопрос, – с угрозой прошипел Лиэн.
Старик развернулся с улыбкой, обнажавшей острые зубы, с них свисали обрывки мяса. Его собственная кожа серая и неприятная местами обвисла. Одежда оракула как оказалось на проверку сделана из кожи. Вике не хотелось думать, что эта кожа может оказаться человеческой.
- За это тебе придется заплатить, – проговорил оракул.
- Я заплачу, отвечай!
- Мне нужны гарантии, без гарантий не буду говорить, – упорствовал.
Лиэн заскрежетал зубами. В воздухе перед ним появилась бумага. Вампир укусил себя за запястье, промокнув кровью перо, сразу подплывшее к нему, поставил подпись. У темных считался прочным договор, если он скреплен кровью. Только в этом случае можно гарантировать, что тебя не обманут и не предадут. Но нужно учитывать все нюансы, сроки, потому что и в этом случае тебя могли надуть. Оракул же умел составлять договоры, потому Лиэн еще сильнее сжал зубы. Не подкопаешься, что не говори, людоед знал себе цену.
- Теперь говори, – прошипел лорд.
В воздухе появилась стрела с черным оперением, сразу привлекшая внимание лордов. Наконечник светился сумрачно и нехорошо. Даже Вика почувствовала исходящее от металла зло.
- Адский металл, это все что я могу тебе предложить, вампир, – проговорил оракул, когда Лиэн взял стрелу в руки, внимательно рассматривая ее, – целься в голову или в сердце, помни в сердце либо в голову.
- Он может увернуться.
Старик заскрежетал в смехе.
- Замани его в западню, я скажу тебе, в каком мире он появится. Примани его невинной кровью. В твоем подвале сидит мальчишка, пусти ему кровь в этом мире и покровитель девчонки придет. Изуродуй мальчишку так, чтобы его родная мать не узнала, но так, чтобы он остался жив. Не сомневайся, он придет и уничтожит всех, кто причастен к ритуалу. Ты должен сделать все быстро, не медлить. Он не должен отойти от гнева, только тогда он не увидит летящей в него стрелы. Убьешь его, девчонку сможешь поймать.
- Когда встречать урода?
- В день серой звезды, он появиться вот в этом мире, – появился код в воздухе, – запомни, не медли и целься осторожнее. Он очень силен, тебе с ним не совладать в случае провала, другой стрелы у меня нет. Мы оба ненавидим свет, так что порадуй, вампир, мою темную душу.
Лиэн ухмыльнулся.
- До скорой встречи, оракул.
- До скорой, до скорой, – вновь проскрежетал.
Лорды развернулись и вышли из помещения.
- Он не должен пережить этой ночи, – проговорил сам себе и заснул оракул.

URL
2011-05-03 в 12:28 

Романчик Анастасия
Глава 26.

- Зачем мы идем к нему домой? Нам надо спасать девчонок! – возмутился Бериан шепотом. – Какой от этого прок, если их продадут?! Мы даже проследить за похитителями не можем! Они телепортироваться гады умеют, еще и яд оставили в подарок! Даже арианта это дрянь выведет из строя!
- Верь ему, он никогда нас не обманывал, – успокаивал его брат.
- Я верю, но я не могу не… беспокоиться.
- Как трудно в этом признаваться, особенно тебе, – нервно смеется Каларин.
- Еще бы, – хмуро соглашается, – я позволю сестренке себя парочку раз ударить в качестве компенсации.
- Лучше не надо, а то она точно обнаглеет…
- Мы пришли, – сообщает им Гларид, заводя парней в свой кабинет.
Вампир, торопясь, резким движением сорвал покрывало с маленького портала с такой же маленькой табличкой с кодами. В телепорт можно проходить только по одному, слишком узкий и маленький проход.
- То, что вы увидите не должно выйти за пределы нашего мира, – проговорил Гларид. – Я вам доверяю как самому себе, поэтому вам будет открыта тайна. Готовы ли вы принять ее ради спасения девушек?
Переглянувшись, медленно братья кивнули.
- Тогда, идемте, нужно торопиться, пока их не продали.
Они вошли в телепорт и сразу очутились в совершенно чужом для них мире. Они никогда не видели его, и не подозревала о его существовании. На дворе стояла ночь, но было светло, как днем. От многочисленных растений распространялся мягкий белый свет. Каларин некоторые виды растений узрел впервые. Он догадывался, куда привел их Гларид. Ничего удивительного в том, что первый белый вампир знал обо всех их планах и делах, нет. Он унаследовал от супруги дар предвидеть события и активно им пользовался.
- Где мы? – спросил Бериан, дотрагиваясь до светящихся листьев, с них сразу же посыпалась белая как маленькие искорки пыльца. Вампиры словно попали в лунный мир.
- Очень давно, – говорил и шел уверенно вперед Гларид, – когда нас только открыли, ко мне пришла моя жена и привела за руку человека. Я не знал кто он, но человек попросил меня и мою расу об убежище. Он говорил, что им пришлось покинуть прародину из-за перенаселения. Нужно было искать новый дом. Они боялись, что их не примут в других мирах, а девственных миров практически не осталось. Мы тогда осваивали новые планеты. И мы выделили им три планеты, этого было достаточно. Моя жена принесла семя света, и мертвые планеты в мгновения ока стали близнецами друг друга. Они стали копиями прародины эльфов света. Лишь немногие знают, что среди нас живут эльфы света и иногда посещают наши дома как гости. Тот человек оказался эльфом света, он показал мне свое истинное лицо. Это он привел свой народ сюда и помогал многие столетия нам, когда мы действительно нуждались в помощи.
Братья даже, несмотря на все самообладание, шокированы новостью. Они изумленно двигались вслед за Гларидом. Вампиры сами покрылись пыльцой и светили в ночи как фонари. Гларид привел их в город. Бериан столкнулся с братом, так как тот удивленно застыл.
В вышину тянули белоснежные деревья, покрытые как светлячками светящимися серебряными листьями. Древа, как и у других эльфов живые. Они двигались и приветствовали прибывших вампиров огромными ветками. Среди листьев и цветной травы братья разглядели эльфов. Белые, светящиеся и очень красивые. На прекрасном белом лице как драгоценные камни горели глаза. Красные губы и черные брови, будто подведены краской. Не спеша, они окружали вампиров и перешептывались как шелест листьев. Их одежда состояла из блестящей паутины, на плечах висели белые луки света, а за спиной виднелся прозрачный контур наэны. По округе распространялась мелодичная музыка.
- Они читают наши мысли, – почесал затылок Каларин.
- Я это уже почувствовал, – отозвался брат.
Гларид не торопил эльфов, позволяя им изучать их мысли. Вперед вышла женщина. Она коснулась лица красноглазого и поочередно лиц братьев.
- Мы поможем вам, – мелодично пропела эльфийка, остановившись напротив Каларина, – наши враги не будут торжествовать. Пора положить их злодеяниям конец.
Женщина подозвала двух мужчин. Они прямо на глазах изменились и приняли облики командиров охотников – Ориса и Карглоса. Юноши шокировано рассматривали их. Сходство поражало. Если бы они не знали, что перед ним стояли эльфы, то можно запросто перепутать.
- Лист и Шелест помогут отыскать логово врага и уничтожить его.
В отличие от других эльфов эльфы света как очень древние существа использовали для имен то, что видели, слышали и ощущали. Ребенка могли назвать Камушком, Сердцем или Ветром. Любое легкое словосочетание могло послужить для полета фантазии. Поэтому, когда они принимали чей-то облик, они могли даже не менять имени, его принимали как кличку, не более. И никак не связывали странное и простое имя с эльфами света, в это слишком сложно поверить.
Сходство стопроцентное, от оригинала и с шага не отличишь. Эльфы даже ходили и говорили как командиры охотников, а также имели их память. Видимо Орис и Карглос знали тайну. Эльфы не раз принимали их облик. Иначе как объяснить, что командиры охотников равновесия могли оказаться одновременно в разных местах? Им помогали эльфы света. Теперь многое становилось на свое место.
- Быстрее отправляйтесь, нужно торопиться, – сказал напоследок Гларид, – девушки не должны быть проданы.
Юноши вместе с псевдо командирами открыли временный портал и прыгнули обратно в мир «Золотой миледи». В том же месте, где они обнаружили логово похитителей, суетились множество охотников. Несколько охотников разгоняли яд, но их успехи нельзя назвать хорошими.
- Помогите остальным, мы сами разберемся! – властно приказал подставной Орис.
Охотники безоговорочно подчинились, у них и задней мысли не возникло, что командира могли подменить. По правде говоря, и братья бы подчинились, а ведь такими способами могли пользоваться и их враги. Как отличить подлинную личность от фальшивой?
- Адские эльфы не умеют копировать память, а мы умеем, – произнес Карглос-эльф, он же Шелест. – Они не рискуют перевоплощаться в телепатов, их мигом раскусят. Их мысли сильно отличаются. Поэтому своими обликами они могут дурачить только тех, для кого чужие мысли тайна.
- Надеемся, – с сомнением в голосе произнес Бериан, ему все еще хотелось встать по стойке смирно. Самообман серьезная штука, с ним очень трудно бороться. Особенно когда глаза тебе врут, а сознание отказывается принимать истину.
Лист-Орис извлек из кармана маленькую клеточку и выпустил из нее небольшую бабочку. Насекомое взлетело, распыляя белоснежную пыльцу, устремилось вперед.
- Она развеет яд, и мы сможем последовать за свежими следами. Запомните, вампиры, не верьте глазам и ушам, они могут обмануть вас. Слушайте только внутреннее «я», оно подскажет, где правда, а где ложь.
- Поторопимся, – напомнил Шелест.
Шаги эльфов не отличились от шагов их командиров. Они долго петляли по длинным лабиринтам подземелья, пока бабочка не села на стену и не застыла капелькой льда. Лист снял ее и вернул в клетку.
- Это тупик? – спросил Каларин.
- Нет, тайный портал, нам нужна ваша кровь, – и уточнил: – не красная, а голубая вашего истинного облика.
- Зачем?
- У всех белых вампиров по венам течет демоническая кровь ваших далеких предков, – пояснял Лист и кинжалом надрезал ладонь Каларину. Потекла голубая кровь белого вампира, находящегося в истинном облике. – Именно поэтому адские эльфы избегают встречи с вашей расой. Вы потомки темных существ. Очень опасное качество. Ваша кровь способна открыть любые двери. Темные сами себя загнали в ловушку. Они играются со своей кровью и совершенно забывают о темных, вставших на сторону света. Они считают, что вырваться из сетей тьмы невозможно, но это неправда.
Эльф обрызгал камень. Кровь зашипела и невероятным образом расползалась вдоль всей стены, образуя старый рисунок. Через минуту ворота в другой мир запылали красным огнем, и рассыпалась пеплом, открывая окно черного портала.
- Куда мы попадем? – спросил Бериан.
- Туда, где содержат рабынь перед их отправкой к клиентам.
- Так просто? Сюда мог попасть любой!
- Нет, перед вами ворота открылись только благодаря крови. Ни вампиры, никто иной не смог бы обнаружить врат. Заклятие крови сильно, только высшие демоны могут открыть портал, а последний раз, когда они встали на сторону света, – Шелест повернулся к юношам, – случилось при рождении вашей расы.
- Они наверняка ждут нас.
- Сытая жизнь влечет за собой потерю бдительности. Они не ожидают нас так скоро.
Когда портал открылся, все четверо прыгнули в него. Прохождение труднее, чем в обычном телепорте. Кто-то хватал за руки и кричал в ухо, видения как из страшного сна преследовали во время всего прохождения.
Можно сойти с ума от ужаса, если не понимаешь, что это всего лишь иллюзия и некто пытается тебя запугать близостью темного мира. Стук сердца убыстряется, многочисленные руки хотят добраться до него и ощутить сладость горячей крови. Но кошмар кончается, когда портал будто выплевывает их наружу.
Каларин едва не закричал. Он неудачно выпал и рукой погрузился в лаву. Неприятный запах горелой плоти щекочет ноздри. От его руки мало, что осталось. Медленно белый вампир извлек из сумки голубой плод и накапал пару капель на страшную рану.
Рука отрастает и покрывается молодой кожей. Боль еще пульсирует маленькими иголочками, но ее можно терпеть.
- Будьте осторожны, это не простой огонь, – предупреждает Лист. – Старайтесь избегать с ним встречи. Ваша сущность не защитит вас от древнего жара.

URL
2011-05-03 в 12:29 

Романчик Анастасия
Каларин кивнул, вставая и осматривая огромную пещеру, в которую они попали. Внутри светло как днем, благодаря текущей из всех щелей раскаленной лаве. Черные камни скалились, стараясь напугать незваных гостей. Впереди горели глазницы древнего каменного ящера. Его пасть раскрыта и вела куда-то вниз. Огромное тело скелета наполовину срослось с камнем.
- Нам туда, – указал на голову монстра Шелест.
- Сколько их?
- Максимум двое, супруги, большее количество между собой не уживутся. Они уничтожат конкурента.
- Надеюсь, что мы на правильном пути, – проговорил Бериан и первым прыгнул на каменный островок…
Тем же временем, Марина и Вериа, брошенные в камеру к остальным похищенным девушкам, стали приходить в себя. Вначале открыла глаза белая вампирша, а затем она разбудила Марину. Другие пленницы жались к стеночке и боялись смотреть на вновь прибывших незнакомок. До носа Маринки донесся аппетитный запах крови. Не соображая, она поползла на запах. Жажда проснулась. Вериа вовремя обнаружила ее состояние и обхватила за шею Марину.
- Пусти, – взвизгнула девушка, пытаясь вырваться.
- Стой, глупая, ты разрушишь все чего, так долго добивалась! – зарычала Вериа.
- Мне все равно, запах! Этот запах! Он сводит меня с ума! Я хочу попробовать, всего разок, что с того?
- Этот разок тебя погубит!
Но Марина не слышала и продолжала вырываться. Остальные девушки поскуливали от ужаса. Их борьбу прервали двое мужчин, внешне очень напоминающие людей. Да вот только взгляд страшный нечеловеческий. Они черноволосы и похожи как родные братья. Один из них вошел в клетку и откинул от Марины Вериа, схватил Комету за волосы. Он отвесил ей звонкую пощечину. Марине показалось, что ее молотом ударили, хруст челюсти только подтвердил это.
- Она вампир, скрывающийся под обликом полукровки, – проговорил человек, ударивший Марину.
- Неужто? – подошел второй и провел рукой перед лицом девушки. Она тут же приняла истинный облик. – Ба, ты только взгляни, это наш заказ! Заказчики будут довольны, а может вторая…
Он просел перед рычащей Вериа и провел рукой перед ее лицом, но разочарованно причмокнул.
- Вампир, да не тот, что нужен. Если бы нам повезло, и мы вторую нашли, то сорвали бы немалый куш.
- А что будем делать с этой? – кивок на Вериа.
- Мы можем продать ее только термитотелу, что и сделаем, другие не смогут ее подчинить, слишком норовистая лошадка.
Оба вышли. Один остался возле клетки, а второй потащил девушку в неизвестном направлении.
- Что вам нужно?! – закричала Марина, а сама пыталась его укусить за руку. Жажда стала сильнее, и девушка не могла с ней бороться. Слишком долго она терпела, чтобы найти силы сопротивляться пробудившемуся кошмару.
- Ничего особенного, мы хотим продать тебя, – прогнусавил незнакомец. – Можешь не стараться меня укусить, моя кровь обожжет тебя подобно огню. И жажды твоей, вампир, она не утолит. Да и зачем? Вскоре ты встанешь всего лишь пеплом на странице истории, никто о тебе не вспомнит. Ты перестанешь существовать.
- Пустите меня!!
- Размечталась, – насмешливо подтянул ее к своему лицу человек.
На миг Марина увидела его страшные черные глаза, из которых струился темный туман. Ей стало очень страшно. Существо, что тащило ее в неизвестном направлении нельзя назвать человеком. Его сила намного превосходило даже ее, а ведь она укушена адским вампиром, самой сильной разновидностью вампиров. Девушка отчаянно закричала, призывая на помощь, но на ее попытки мужчина лишь рассмеялся.
- Кричи, никто тебе не поможет, никто тебя не услышит.
Но Марина не сдавалась и продолжала надрывно кричать. Он притащил ее в огромный красный зал с черным порталом по центру. Мужчина собирался набрать код, когда в его лицо полетел кулак. С легкостью он его перехватил и отшвырнул от себя мешавшую девушку.
- Бериан! – крикнула Марина, узнавая.
Вампир прилагал все усилия, чтобы сдвинуть руку хотя бы на сантиметр. Мужчина же с улыбкой наблюдал за его потугами. Он явно издевался. Затем его лицо исказилось гневом. Мужчина зарядил Бериану его же рукой в нос и в челюсть. Вампир повалился на спину, но тут же поднялся, готовый вновь сражаться.
- Глупец, я тебя старше, сильнее и умнее! – холодно проговорил и на глазах поменялся. Это был краснокожий эльф с гривой черных волос и тремя рогами, его хвост раздраженно подрагивал. – Мне интересно, кто тебе показал дорогу, – усмехнулся. – Но ты такой глупый, кто же на темного эльфа ада руку поднимает?
Бериан принял третий облик. Марина сильно поразилась, она никогда не видела вампира в третьем обличии. Перед эльфом стоял серый с зеленными глазами необычный феникс с четырьмя лапами и с таким же количеством крыльев. Феникс издал сильный «звенящий» звук, раскрыв клюв и выдохнул огонь. Какое-то время все вокруг горело, обжигая жаром. А потом Марина заметила, что вместо того, чтобы погаснуть пламя становилось стеклом. Необработанный фленал. Невероятно.
- Глупо, ты думаешь напугать меня этим, мальчишка? Смешно. Жаль, что здесь места не хватает, так бы я тебе показал, что такое настоящая мощь. Сегодня ты умрешь, глупый мальчишка.
Облик эльфа тоже преобразился. Напротив серого феникса стояло существо непонятное, со змеиным телом, с огромным количеством шипом и щупалец. Драконоподобная пасть раскрылась, с огромных зубов падали хлопья зеленого яда. Шесть лап с большими когтями.
Бериан не растерялся. Он не собирался сходиться с противником, вместо этого он выдохнул смертельное дыхание. Эльф заревел, но серьезного вреда вампир ему не причинил. Студенистое тело впитало в себя острое стекло. На этот раз юноше пришлось уходить от кислотной атаки темного эльфа.
Марина закричала, когда они сцепились. Зубы явно преобладали над острым клювом. Но феникса защищали огненные перья, потому кусать его также больно, как если бы птица выдохнула огонь. Бериан толкнул чудовище на стену, полетели осколки камней и серые перья. Феникс извергал огонь и бил когтями, но адский эльф умудрялся складываться заново.
- Ты еще глупее, чем я думал, – проговорил противник и выдохнул птице в лице ядовитое облако. – Ну что, не нравится? – с насмешкой наблюдал, как трясет головой вампир.
Феникс закричал и вновь выдохнул огонь. В третьем облике вампира не так-то просто вывести из боя и Бериан отчаянно сражался, теснил эльфа стремительными атаками. Острые когти птицы задели один из рогов эльфа, и выдернул его с корнем.
- Убью, мальчишка! – рявкнул противник, взвизгнув от боли.
- «Марина, беги!» – мысленно приказал Бериан девушке.
Марина не заставила себя дважды просить. Она бросилась обратно в коридор, откуда ее привели. Но далеко убежать не дали. Змеиная черная лапа перехватила ее возле самого входа.
- Никто не уходит от нас! – рявкнул эльф.
- Отпусти ее! – заревел в ответ раненный вампир, когти противника серьезно задели его.
- А ты попробуй, отбери, мне неинтересно с тобой сражаться, вампир, ты для меня слишком слаб!
Он принял настоящую форму. Бериану тоже пришлось преобразиться.
- Что ты в ней нашел? – спросил раздраженно темный эльф. – Она же темный вампир, твой враг. Ее мучит жажда, она хочет крови. Зачем тебе ее спасать? Она давно обречена.
- Это наше дело!
- О, конечно, вы добрые! Считаете, что все можно исправить, так вот, я тебя хочу разочаровать. Эту войну вы проиграли, девчонке никогда не измениться. Она останется проклятой на всю свою жизнь. Так не лучше ли отдать ее нам? Тебе не отвоевать ее, ты слишком слаб для этого.
- Отпусти, девчонку! – послышался голос Ориса и черные глаза адского эльфа широко раскрылись.
Эльф света принял истинную форму и натянул лук света для стрельбы.
- Выстрелишь, убьешь девчонку, – предупредил темный эльф, – тебе придется убить ее, чтобы пристрелить меня.
Голубые глаза эльфа света сузились. Бериан страшно закричала, когда с тетивы сорвалась стрела. Марина видела, как летит в ее грудь луч света. На лице адского эльфа отразилось несказанное удивление. Стрела эльфа света прошила их обоих.
- Комета!!! – бросился к девушке вампир.
- Невозможно, – последнее, что сказал адский эльф и распался мелкими угольками.
Марина удивленно рассматривала свою неповрежденную грудь. Она случайно коснулась раны Бериана и та тут же зажила, впитывая в себя зеленые огоньки, что сходили с пальцем девушки.
- Как? – повернулся к эльфу вампир.
Лист снова принял облик Ориса.
- Стрелы света поражают только зло, если его слишком много то оно убивает своего носителя, если его недостаточно, то лук света не причинит вреда, – эльф приблизился к девушке, – у тебя сильный дар исцеления, ты должна использовать его.
- Нужно освободить остальных девушек! – поторопил Бериан.
- Разумеется, – кивнул эльф.
Они бросились в коридор. В окружении спасенных девушек Каларин держал на руках раненого Шелеста. Лист бросился к нему и с мольбой обернулся к Марине. Девушку мучила жажда, и она не могла сосредоточиться. Бериан заметил ее состояние и, переглянувшись с братом, кивнул и забрал от него раннего эльфа.
- Возможно, будет больно, – предупредил Каларин Марину и резко впился зубами в ее шею. Она закричала, схватив его за волосы. Боль отступала, а вместе с ней уходила жажда. Яд белого вампира помогал ей вернуть разум.
- Поторопись, помоги ему, Заранда ему не поможет справиться с ядом, – попросил Лист.
Девушка аккуратно приблизилась к раненому и коснулась его. И вновь от ее пальцев распространялись зеленные огоньки. Они погружались в раны и заставляли их закрываться. Эльф судорожно вздохнул и открыл глаза. Он слабо обхватил за шею вампира.
- Сможешь идти? – спросил Бериан.
- Вряд ли, я еще слишком слаб, но яд отступил, – пробормотал эльф и потерял сознание.
- А где второй? – поинтересовался Бериан.
- Он сбежал через портал, мы не успели его перехватить, – ответил брат.

URL
2011-05-03 в 12:29 

Романчик Анастасия
- Нужно быстрее возвращаться, – произнес Бериан.
- Вы возвращайтесь, а мы с сородичами постараемся перехватить сбежавшего и прикрыть продажу девушек, – проговорил Лист.
Эльф света открыл портал. В телепорт сразу же ринулись все девушки. Они плакали и не могли унять истерики, не могли поверить, что их спасли. Затем вошел Бериан с раненым и Каларин. Последними запрыгнули в портал Вериа и Марина.
Они перенеслись в главный мир белый вампиров. Их сразу встретили. Плачущих девушек поспешили отправить в больницу на реабилитацию, а затем их вернут домой к родным. Оба брата вместе с сестрой сразу испарились в неизвестном направлении. Марина лишь обиженно насупилась. Разуметься ее не взяли с собой, чего и следовала ожидать от ехидного семейства. Кто-то из белых вампиров лекарей с фиолетовыми волосами протирал ей виски и обрабатывал рану от укуса Каларина. Укус не хотел заживать и сильно болел, причинял дискомфорт зудом. Но каждый раз, когда девушка хотела его почесать, мужчина строго удерживал ее руки.
- Вы потеряли много сил, – проговорил вампир заботливо. – Выпейте это и вам полегчает.
Девушка глотнула предложенной настойки и закашлялась.
- Гадость какая, – фыркнула она.
- Лекарство редко бывает вкусным, – нахмурился врач, сверкнув зелеными глазами, – выпивайте до дна.
Маринка, допив горькую микстуру, сразу почувствовала себя лучше и свежее.
- Хорошо, что Садюга успел до того, как мне отправили в рабство, – говорит она, не замечая, как меняется в лице белый вампир и закрывает баночку.
- Я рад, что вы вернулись живой и невредимой, я бы с Бериана три шкуры спустил бы, если бы вы пострадали.
Марина сильно поперхнулась, ей пришлось постучать по спине. Она только сейчас заметила фамильное сходство…
- Вы…
- Отец Садюги, – улыбается, обнажая клыки.
- Ой, простите, я не знала, – густо краснеет Маринка. – А почему именно вы нас встречаете?
- Во-первых, я помогаю больным, во-вторых, если мои дети ранены, их лечу я, в-третьих, они связались первым дело со мной, поэтому я здесь.
- Еще раз простите, я правда не знала.
- Ничего, я привык, – грустно вздыхает. – Бериана любят называть Садюгой, что уж поделаешь, что он характером в свою мамочку пошел, – позволили себе хихикнуть. – Мама у нас, о-го-го какая, она и Каларина построит, что уж говорить об остальных. Извините меня, но мне надо вернуться в больницу, работы очень много. Размораживание мира, похищенные девушки и еще куча всего, чего не перечислишь. Если станет хуже, приходите.
- Обязательно, – скромно попыталась улыбнуться, но вышла кривая гримаса.
Она еще некоторое время смотрела на удаляющийся фиолетовый затылок отца Бериана. Девушка всегда представляла их папочку иным, неким злобным дядечкой с ехидным выражением лица. Оказалось все совершенно по-иному. Он другой, хотя девушка еще не видела их маму…
Марина поплелась в сторону портала. Мимо нее не пробегало вампиров, они словно все куда-то испарились, что неудивительно. Все их думы заняты новой расой, вернее очень и очень старой.
Маринка не замечала ничего вокруг, единственная цель добраться до дома и лечь в кровать. Отдых, ей требовался отдых. В другом бы состоянии девушка бы почувствовала опасность, но не сейчас, когда ей так плохо. Яд еще продолжал бушевать в крови, сражаясь за место в ее теле.
- Какая встреча, – прозвучал голос над ухом, знакомое эхо заставило все внутри Марины заледенеть.
Он появился прямо перед ней, сжимая девушке горло. Нет, это был не Шруускунер, но некто очень похожий на него. Марина не решалась сказать хотя бы слово, и смотрела в красные зрачки сетчатых глаз термитотела. Ей оставалось только поражаться, как он сюда попал и сумел добраться до нее.
- А теперь ты мне скажешь. Где моя сестра? – медленно проговорил.
Марина с ужасом взглянула на вторую челюсть, что открылась перед ней. Набор острых зубов запросто вскроет ей череп.
- Повторю еще раз. Где девочка, которую ты бессовестно украла у нас?
- Я ничего не скажу, – еле прошептала девушка, сердце сковало страхом.
- Правда? – ухмыльнулся черными губами. – А если так?
Марина заорала от боли. Его щупальце медленно погружалось в ее тело и разрывало изнутри мышцы, добираясь до костей.
- Где девочка, куда ты ее спрятала?
- Катись в ад! – прорычала.
- Ответ неверный.
Он сломал ей плечо.
- Где девочка?
- Здесь полно белых вампиров, – с перерывами в дыхании прошипела. – Они услышат меня и придут на помощь и тогда тебе не поздоровиться, мерзкое насекомое!
- Их здесь нет. Они все в ледяном мире, до жилых районов далековато, я туда и не сунусь. Какая беспечность с их стороны, оставить портал без присмотра. Где девочка?
- У меня ее нет!
- Лжешь.
В ее тело погрузилось второе щупальце, отчего больнее стало вдвойне. Марина жутко орала, пока термитотел продолжая держать ее за шею, и наблюдая, как она извивается от боли.
- Где девочка?
- Смени пластинку!
Марина твердо для себя решила, что ни за что на свете не скажет ему, где находится Ульяна. Пускай замучает до смерти, но он ничего не узнает. Пускай сам пытается найти девочку.
- Почему… ты решил, что она у меня?
Он рассмеялся и коснулся языком ее щеки, шепнул на ухо:
- Я самец и чувствую ее запах, что исходит от тебя. Ты пахнешь ею, поэтому я знаю, что она у тебя. Где она, куда ты ее спрятала? Они все равно, так или иначе, будет моей и возглавит мой улей!
- Никогда! – заорала. – Зачем ты вообще сюда пришел?
- Не пытайся заговорить мне зубы, хотя я отвечу. Я искал тебя. А у кого ты еще можешь спрятаться, кроме как у вампиров предателей? Тебя отовсюду попрут, как мерзкого вампира. Аркалия умна, но не умнее нас. Она не стала оригинальничать и просто запихнула тебя сюда. Я затаился, знал рано или поздно ты объявишься в главном мире, либо о тебе упомянут. У них вкусные животные, просто сладость. Они даже не заметили меня. Но мы отвлеклись. Где девочка?
Термитотел застыл, возле его шеи появилось нечто острое.
- Отпусти ее, – прозвучал другой голос с эхом.
Марина увидела Крауула. Он успел немного измениться. Одежду сменить и приобрести более подходящую форму. Голубые сетчатые глаза сужены в нехорошем прищуре
- Иначе что? – повернулся к нему темный.
- Иначе я убью тебя очень быстро и болезненно. Ты чувствуешь мою силу, и знаешь, что вырваться у тебя не получиться.
- Тогда она умрет вместе со мной, – зарычал.
- Я отпускаю тебя, ты отпускаешь ее и уходишь отсюда. Посмеешь впустить в нее яд и тогда ты пожалеешь.
- Какие гарантии? – напрягся, с ненавистью сверля предка взглядом.
- Никаких, – приблизился к его лицу, – только мое честное слово.
- Я тебе не верю.
- В отличие от темного отродья мы держим слово. Твоя жизнь за ее жизнь.
Некоторое время термитотел размышлял. Крауул его поторопил. Белое щупальце вонзилось в спину парня.
- Думай быстрее, мое терпение небезгранично, – предупредил Крауул.
- Она умрет! – панически крикнул.
- Ты тоже, так что поторопись и отпусти ее.
Еще раз бросил в сторону предка полный ненависти взгляд. Из тела Марины извлеклись черные щупальца. Крауул внимательно наблюдал за его действиями.
- А теперь пошел к порталу и смотри без глупостей.
- Твое слово!
- Я его сдержу, и ты отправишься в темный мир, откуда пришел.
- Моя семья это так не оставит! Тебя уничтожат, предатель!
- Это вы предатели ведете свою ветвь от моего сына, отвернувшегося от нас, так что не тебе говорить о предательстве!
Марина опустилась на колени, наблюдая, как Крауул вышвыривает своего потомка в портал. Затем он вернулся к ней и помог подняться.
- С тобой все в порядке? – спрашивает мужчина.
- Да, просто слишком многое случилось, я очень устала. Он не оставил на мне змейки?
- Не посмел бы в моем присутствии, я бы почувствовал. Тебя проводить?
- Да, спасибо, – согласилась Марина, положив ему руку на плечо для опоры. Она с трудом передвигалась. – Если бы не вы, то я не знаю, чтобы он со мной бы сделал. Как вы здесь оказались?
- Я узнал от Ориса, что его подчиненные вернулись с задания, и я поспешил, чтобы перехватить их. Я случайно почувствовал присутствие своего темного потомка. Ради смеха решил познакомиться. Видно, не зря.
- А зачем вам нужны были подчиненные Ориса?
- Мне посоветовали Каларина как отличного пилота, остальные заняты на других заданиях. Я его искал. Я хотел с ним договориться о перевозке.
- Уже всех разморозили?
- Да, моя жена до сих пор плачет, не может поверить, что нашего сына давно нет в живых. Для нас удар, что он стал предателям и дал продолжение в виде этих отвратительных существ. Я еще не мог в это поверить, но сегодня убедился в том, что это правда.
- Как ваша жена отнеслась к тому, что у вас двое детей на стороне? – зачем-то спросила Марина и сразу же поругала себя за нескромность.
- Она меня поняла, – изменился в лице, в глазах появилась грусть, – к тому же, у меня не было физической близости с той девушкой, это бы ее убило. Мы слишком разные.
- Ваши дети тоже быстро растут?
- Нет, пройдет тридцать лет, прежде чем они станут взрослыми.
Он, придерживая ее за талию, подвел девушку к порталу, перенесшему их на планету, где проживала Марина.
- Крауул, а вдруг ваш сын жив? – поинтересовалась она.
- Невозможно, – покачал головой он.

URL
2011-05-03 в 12:30 

Романчик Анастасия
- Последнее время мне все время говорят об этом, но все происходит в точности наоборот. Мы же не знаем, что произошло с вашим сыном. Что с ним стало, вдруг он обрел бессмертие и сумел дожить до сегодняшнего дня? Разве такое невозможно?
- Я предпочитаю, чтобы он был мертв, – выдохнул и клацнул зубами. – Его предательство клеймо на нашем роду, это из-за него мы погрузились в вечный холодный сон. Мне легче думать, что он мертв, чем жив и продолжает творить зло.
Их разговор прервал радостный крик девочек. Они подросли, и Марина едва не расплакалась, смотря на них.
- Ты вернулась! – закричала Лена.
Марина присела, чтобы обнять обеих.
- Я так скучала по вам, мои сладкие! – прошептала девушка.
- Думаю, я здесь лишний и нужно отыскать Каларина, проблема-то не решена.
- А может, вы останетесь на ужин? – просит девушка. – Я хорошо готовлю, вам понравится.
- Хотел бы остаться, но не могу, много нерешенных дел. Может в другой раз я обязательно навещу вашу семью, – он потрепал девочек за волосы и вернулся к порталу.
- Дядя очень грустный, – проговорила Ульяна.
- Я тоже была бы грустной, если бы вы стали плохими девочками, – поцеловала ее в щеку Маринка. – Идемте домой, я так давно не была дома!
Медленно переставляя ноги, держа за ручки девочек, Марина, наконец, оказалась дома и могла расслабиться. Выслушав за столом длинный рассказ о том, что малышки делали в ее отсутствие, она уложила их спать. Кровать специально сделанная для нее приняла уставшее тело. Марина с наслаждением вздохнула, чувствуя облегчение во всех клеточках организма.
- Они что, издевались над тобой?
Марина резко раскрыла глаза. На нее смотрел Кларен собственной персоной, прислонившись спиной к стене.
- Как давно ты здесь?
- Не так давно.
- Как ты узнал, что я вернулась? – изумляется еще сильнее.
- У меня есть связи с охотниками, как только я услышал, что монстр Садюга вернулся, я понял, что вернулась и ты, поспешил прямо сюда. Ты не рада меня видеть?
- Нет, рада, просто все в один день… это так неожиданно. И мое наказание, если Бериан…
- По моим подсчетам наказание закончилось, – поднял глаза к потолку, – и он сюда не придет.
- Ты так в этом уверен? – кривится и обратно погружает голову в подушку. – Ужасный день, а начинался так хорошо.
- Обычный день, – хмыкает.
- Тебе не воровали самые злобные на свете эльфы, ты не опростоволосился перед отцом Бериана, назвав его сына Садюгой, и ты не подвергался пытке термитотела.
- ЧТО?!
- То, что слышал. Если бы не Крауул меня замучили бы до смерти, выведывая, где находится Ульяна.
- Вулкан был прав, – садится на кровать, сильно хмурится и злится, хлопает кулаком по раскрытой ладони. – Тебе не следовало красть его дочь! Шруускунер не остановится, пока не вернет то, что принадлежит ему! Он доберется до тебя и девочку заберет! Взяла на свою голову обузу!
- Не смей так говорить! – разгневанно берет его за ворот. – Ты не понимаешь, о чем говоришь!
- Я беспокоюсь за твою безопасность! – красные глаза сузились. – А ты ведешь себя как маленькая капризная девочка. Взяла себе две игрушки и думает, что и дальше сможет играться в детском саду. Они живые! Рано или поздно дети вырастут и сядут тебе на голову, если вообще не оторвут!
- Они считают меня мамой! – возмутилась, краснея.
- Как трогательно, – фыркнул. – Мама, вытри мне попку, а то я наделала в штанишки! – передразнил.
- Ты… ты вредный клыкастый пессимист!
- Мне дорога твоя жизнь!
- С каких это пор тебя стала тревожить моя жизнь? Не ты ли хотел меня пристрелить там, на поляне? Я помню твой голос. Я же мерзкое адское отродье, которое нужно добить, чтобы не мучилась.
Кларен отстраняется как от удара.
Марина пожалела, что распустила язык, но вампир зашел слишком далеко. Никто не смеет дразнить ее девочек.
- Да, я хотел тебя застрелить, – соглашается спустя минуту молчания он, – я не отрицаю этого. Да я хотел тебя убить и твою подружку вместе с тобой. Ты мне понравилась с самой первой минуты, как только я тебя увидел. Но думаешь, легко было бы смотреть, как ты…превращаешься в уродливое чудовище? Раба адских вампиров. Безмозглое существо, лижущее ботинки своего господина.
- Но Вулкан… – неуверенно молвит.
- Вулкан романтик, – перебивает ее. – Наш Коготь любит рассказывать легенды, и он рассказал легенду про прощеных вампиров, а босс всегда отличался хорошей памятью. Зацепила его история, а тут ты попадаешься нам на пути такая красивая и необыкновенная. Даже я… подался чарам, иначе не стал бы…так долго спорить с ним, а пристрелил бы вас, не дожидаясь приказа. Я всегда так поступал, но не в тот день… – ткнул себя в висок пальцем. – Разум отказывается верить, – взял руку девушки и положил себе на грудь, – а в сердце горит надежда.
Девушка закусывает губу.
- Я не верил в прощение, но до тех пор, пока в моей жизни не появилась ты, – берет ладонями ее лицо. – Сила твоей души все изменила. Я оказался слишком слаб, чтобы бороться дальше, и я отказался от своего главного сражения…. А ты продолжила и я вижу результат по твоим глазам. Они снова зеленые. Белые вампиры чокнутые чудики, но они были правы. Ты прощеная и женщина, которую я безумно люблю, хотя долго не мог себе признаться в этом.
- Кларен, я запуталась, – гладит по его белым волосам. – Я не знаю чему верить, мне очень тяжело разобраться в себе. Сначала Вулкан, а потом ты. Бериан издевается надо мной, говорит, что у меня двоится в глазах. Может, у меня действительно раздвоилось в глазах? И я в глубине души хочу быть, – нервно засмеялась, – двоемужницей.
- Если ты так решишь, я согласен стать вторым мужем, лишь бы быть рядом с тобой.
- Кларен…
Целует ее в губы. Его поцелуй яростней, чем Вулкана и требовательней…
- Мама, нам не спится.
Марине хотелось засмеяться от комичности ситуации, она закрывает глаза и отстраняется от вампира.
Выражение лица Кларена достойно первых обложек юмористических журналов. Все его мысли читались прямо на его физиономии.
Бесцеремонно оттолкнув ухажера мамы, девочки легли с разных сторон на ее кровать и обняли Маринку, посмотрели на мужчину как на врага народа. Не оценили по достоинству претендента на место их папы. Марина беспомощно посмотрела на Кларена.
- В другой раз, – прошептала она, стараясь не засмеяться.
- В другой раз, – согласился парень, едва не зарычав от досады. Он покинул ее дом, словно фурия.
Марина не знала, радоваться ей или нет. Она не готова была видеть ни Кларена ни Вулкана. Они хотели слишком многого от нее. Девушка не могла разобраться любит ли их или ее сердце все-таки принадлежит другому. Вдруг ее судьба стеклянный мастер? А двое поклонников могли все испортить. А еще она вспоминала Бериана. Она не знала, почему хочет увидеть именно его. С ним она чувствовала надежность, пусть он и ехидная скотина. Бериан несмотря на всю свою колкость всегда ее выручал, даже если сам порой обижал ее.
С этими тревожными мыслями девушка заснула…

URL
2011-05-03 в 12:30 

Романчик Анастасия
Глава 27.

Они выпрыгнули из портала как пробки, покатились по земле, собирая на себе всю грязь. Лима остановилась и схватилась за многострадальную голову. Затем она вскрикнула и подскочила. Прямо перед ее носом лежал человеческий череп.
- Кошмар, – буркнула недовольно Олимпиада.
Девушка осмотрелась, ее глаза поползли на лоб. С серого неба падали хлопья… пепла. Землю покрывал слой того же пепла. Дышалось даже вампиру затруднительно. Кругом валялись обломки металла, а еще машин и роботов, никаких домов.
Лима с удивлением подошла к обломкам и осмотрела механизм. Она услышала грохот, и спряталась вместе с остальными спутникам за железками. Огромный робот, смахивающий на ящерицу, переливаясь с одной механической ноги на другую, прошел мимо них.
- Это че за хреновина? – поинтересовалась Лима у желтоглазика, но тот лишь не менее пораженно пожал плечами.
Сработал портал, и робот резко развернулся к нему. Из телепорта вышла Сирена и в нее сразу полетела ракета.
- Не, ты смотри, как наглеет народ! – она легко увернулась от атаки и послала в ответ молнию. Робот не был таким же проворным и взорвался, повалился на бок. – Выходите, нечего бояться этих консервных банок!
Лима изумленно вышла из укрытия и приблизилась к воительнице. Она забрала от желтоглазика тигра и интенсивно его наглаживала по гладкой шерстке. Ян не пытался вырваться и тихо мурлыкал.
- С кем на этот раз придется сражаться? – поинтересовалась Олимпиада, хмуро бросая редкие взгляды на взорванную только что машину.
- С искусственным разумом, – был ответ.
Ученица чуть не поперхнулась.
- Что, типа терминаторов или как?
- Не, все нормально было до поры до времени. Как всегда темные постарались. Они заразили главный компьютерный мозг злобным вирусом, захватившим всю систему. Развязал войну с людьми, ну результат ты видишь.
- И что?
- Короче, злобный компьютерный мозг совсем офеншуел, наша задача его кокнуть. Так, девоньки, у нас полно дел. Нужно отыскать выживших гуманоидов. Рассредоточимся по всему периметру. Роботов, машины и другую механическую хрень мочите без всяких угрызений совести. Перво-наперво нужно найти выживших.
- А ты их не видишь?
- Не-а, слишком многое в мире случилось. Меня захлестывает, не могу сосредоточиться на чем-то одном, поэтому придется пользоваться старинкой. Крик, на всякий случай прими третий облик, с ним безопаснее. Да и про заэну с луком не забудь, пригодятся.
- А Ян с Илем?
- С ними посидит сероглазик, ему не впервой нянчить их, так что спокойняк.
Они разошлись в разные стороны. Лима держала и лук и заэну в одной и той же руке. Лук света очень тонок, но и крепок тоже. Так удобнее.
Пепельный снег продолжал падать, видимость плохая, практически ничего не видно. Даже вампирское зрение не помогало. Лима двигалась быстро, но выживших людей не могла найти, если не считать раздавленные человеческие кости, покрытые пеплом.
Девушке внешняя картина напоминал мир будущего после ядерной катастрофы. Но здесь явно не изобрели ядерного оружия, иначе бы они не искали выживших, а хоронили их остатки. Никаких движений со стороны живых, кроме роботов никто не попадался на пути. Механизмы падали после первого выстрела из лука света. Лима нравилось использовать оружие самых древних эльфов. Она словно ощущала наяву их силу. С Анализелой было по-другому, она как живой собеседник, с ней можно пообщаться.
- Лиз, – позвала Лима, не переставая плавно продвигаться вперед, словно большая кошка, высматривающая добычу. Из сторон в сторону мотался длинный хвост.
- Да, – сразу отозвалась. Они давно обговорили с Анализелой, что девушка будет сокращать длинное имя заэны, чтобы не путаться.
- Ты кого-нибудь чувствуешь?
- Нет, много пепла, мне, как и Сирене сложно настроиться. Слишком многое произошло в этом мире, картинка нечеткая и расплывчатая. Все эти электромагнитные волны сводят меня с ума.
- Как тебя можно свести с ума? – недоумевает девушка.
- Наверное, можно, – хмыкнула.
- И как же мне их искать?
- Может, попробуй по крови?
- Я… я могу сорваться, – испугалась и застыла на месте.
- Если ты боишься зверя, значит, ты не сможешь его победить. Я с тобой, не забывай об этом.
Лима расслабила все свои вампирские чувства. Обострился слух и зрение, обоняние различало тончайшие ароматы, а еще запах крови. Она одновременно вызывала в ней отвращение и желание. Яд еще не погиб. Он желал вкусить крови, ощутить ее сладостную силу. Но девушка взяла жажду в железные тиски. Она не собирается никого кусать. Ей нужно отыскать людей.
Подобно хищнику Олимпиада побежала по хорошо видимому следу. Вот она кровь, уже близко. Лима влезла в большой круглый как гусеница черный корабль, переживший крушение и внутри давно обветшавший. Обшивка слетела, много паленых дырок и следов металлических когтей. На огромном пространстве среди мусора кто-то копошился. Олимпиада загнала жажду назад, теперь ей не требовалось чувствовать кровь, чтобы видеть живое существо в темноте. Она прекрасно различала его теплое пятно среди холодного. Девушка спустилась аккуратно вниз и направилась к живому жителю этого почти разрушенного мира.
Они одновременно наставили друг на друга оружие. Лима натянула лук. А незнакомка наставила ей в лоб пушку с лазерным прицелом. Серые и сапфировые глаза встретились. Олимпиада, осторожно не спуская с пушки настороженного взгляда, разглядывала девушку. Длинные черные перепачканные волосы. Миниатюрная, курносая, вся грязная в оборванной одежде. Она напряжена как струна и готова в любую минуту выстрелить. Лима же спокойна, лазер не причинит ей серьезного вреда, лишь пощекочет.
- Я не хочу причинять тебе вреда, – произносит Крик.
- Я тебе не верю, вампир! – возмущенно говорит, ее голос слегка хрипит, как если бы легкие забила мокрота. – Я видела, как ты двигалась, ты собиралась укусить меня! Ты шла на мою кровь! Еще шаг и я стреляю, пушка заряженная верой и серебром, она тебя прикончит!
Олимпиада не стала задавать вопросов, откуда человек, так быстро определил кто перед ним. Хотя ее с потрохами выдавали клыки и взгляд – так смотрел хищник, вампир. У человека же животный страх перед вампирами, и если встречались раньше, то могут почувствовать.
- Я не совсем вампир, – медленно говорит Лима, повернувшись в другую сторону.
- Не подходи! Я буду стрелять! – встрепенулась девушка.
Олимпиада разозлилась и убрала лук.
- Тогда стреляй.
- ЧТО?! – сапфировые глаза удивленно раскрылись еще шире. – Я могу выстрелить в тебя! Ты что, не понимаешь, что это убьет тебя?!
- Тогда стреляй и мы посмотрим, что будет.
- Ты не белый вампир, – с сомнением произносит, подозрительно присматриваясь, – тогда кто ты, что не боишься?
- Я прощеная, если это о чем-то говорит.
Девушка медленно достает фонарик из кармана и светит на Лиму. Ее глаза еще больше раскрываются.
- Откуда у тебя этот лук?
- Опустишь пушку, скажу, – скрещивает руки на груди, упрямо поджимая губы.
Но незнакомка не торопится. Она медленно приближается, посматривая на беловолосую незнакомку испуганным зверьком. На близком расстоянии дотрагивается до лука, а потом до заэны.
- Странная девочка, – комментирует Анализела, – но по всему она человек, хотя у меня на этот счет большие сомнения.
Девушка не слышала того, что сказала заэна. Она опустила оружие и облегченно вздохнула.
- Ты не лжешь, – проговорила девчонка и поманила за собой Лиму, – помоги мне, пожалуйста. Мне не хватает сил сдвинуть эту махину.
Показывает на мертвого робота. Олимпиада футболит его и отбрасывает, чем не удивляет незнакомку. Черноволосая девчушка начинает заново копошиться в поисках чего-то.
- А что ты ищешь, и как тебя зовут? – интересуется Лима.
- Меня зовут Скрепка.
- Так что, ты ищешь, Скрепка?
- Еду. Это сволочь придавила мою сумку! – со злостью смотрит на железку.
- Есть еще кроме тебя люди?
Подозрительно отрывается от своего занятия и прижимает сумку к груди.
- Зачем тебе? – тревожно спрашивает девушка.
- Ладно, – вздыхает тяжко Крик. – Мы пришли сюда помочь вам.
- Ты не одна?
- Нет, я не одна, со мной друзья и мы пришли сюда помочь вам.
- Никому нет дела до нас, – ворчит недовольно и поднимается, закидывая себе на плечо найденную сумку, такую же грязную, как и сама девчонка.
- Мне есть! – доносится громкий голос.
Лима даже не поворачивается к Сирене, а вот девчонка с удивлением смотрит на подошедшую женщину.
Олимпиада перестала удивляться, способностям воительницы чувствовать. Тем более преподавательница видела, что с ученицей происходит, а раз так, она давно увидела их встречу.
- Вы пришли помочь нам, Многоликая? – тихо спрашивает черноволосая девушка.
- Да, вижу, у вас порезвились малость машинки-то, – ухмыляется весело. – Веди к людям, а то мне уже надоело дышать этой хренью. Надеюсь, у вас хотя бы пепла нет.
Скрепка интенсивно закивала.
- А ты кого-нибудь нашла? – спросила Лима у воительницы.

URL
2011-05-03 в 12:31 

Романчик Анастасия
- Не-а, – качает головой с недовольной гримасой, – только старые трупы и скелеты, никого. Тебе повезло найти ее. Вышибало, и тот не решился взлететь и поискать. Дракона и того сбить могут, в крылья попали и все считай, что труп.
- Да уж, – хмыкает Лима скептически. Полеты действительно придется отложить.
Она потеряла бдительность и на выходе из разрушенного корабля в нее выстрели. Все произошло так неожиданно, что девушка не успела отскочить. Осколок попал ей в грудь. Лима чувствовала, как жизнь покидает ее вместе с живительной влагой называемой кровью. Изумленно она смотрела, как нечто теплое вытекает из раны, и не могла поверить, что так просто попалась. Почему не почувствовала? Изо рта потекла струйка крови. Они задели легкое. Сирена что-то орала, но ее голос доносится как из глухой бочки. Девушка еще видела, как воительница врезается в толпу роботов и разрывает их строй, берет за ногу одно из механических чудовищ и бросает подобно молоту в товарищей. Перед мутневшим взором появилось встревоженное грязное лицо и сероглазик в маске.
Лима не думала о том, что находится на пороге смерти. Ее мысли летели к прошлому, такому далекому и горькому…
- Ты никогда не понимала меня!! – кричал отец матери, сидящей за столом и плачущей.
Маленькая Лима прижимала к себе младшую сестренку со слезами на глазах. Обе сестры спрятались за дверью. Папа с мамой не видели их и не знали, что их подслушивали. Вика не понимала, почему родители ругаются. Она недавно проснулась и терла глазки маленькими ручками. А Олимпиада знала. Папа полюбил другую женщину и собирался бросить маму. Она видела эту женщину. Красивую, молодую, наглую. Такая, конечно, заслуживала счастья.
Илья играл за компьютером и надел на уши наушники, ему все равно.
- Что ты хочешь от меня?! Полюбил, уходи! Оставь меня в покое! – срываясь, произнесла мать.
- Я объясняю тебе…
- Мне не нужны твои объяснение, объясняйся с детьми, почему ты их бросаешь…
- Не прикрывайся детьми! Мне не нужны твои дети, она нарожает мне лучше! А Илья уйдет со мной сам!
Лима заорала, резко распахнула дверь и подскочила к отцу. Он опешил и смотрел в ее серые глаза, полные слез, гнева и обиды.
- Я… никогда… тебя… не прощу!! СЛЫШИШЬ, НИКОГДА!!! – закричала и выбежала из комнаты.
- Лима! – прикрыла рот рукой изумленная мать.
«Никогда, никогда» – одно слово повторяла про себя девушка, теряя сознание…
- Осколочное ранение, быстрее готовьте реанимацию!
Смутно Лима узнавала голос отца. Он работал в хирургии и являлся талантливым врачом. Но откуда он мог взяться здесь? В мире, где полно враждебных машин. Она не могла в это поверить, слишком трудно осознать, что у нее получилось попасть домой. А может, они никуда не уходили, оставались здесь и все хорошо?
- У нее началось заражение крови? Почему у нее кровь с черной примесью? – раздался изумленный голос.
- Какая разница?! Быстрее, нужно спасти ей жизнь! Введите ей…
- Она в сознании!
Появилось лицо в белой маске врача, раскрыли глаз и посветили фонариком.
- У нее странные глаза, я никогда таких не видела, но зрачки реагируют.
- Где я? – просипела девушка, выплевывая кровь.
- Не надо разговаривать, девушка, у вас осколочное ранее, скорее всего, задето легкое, – появилось другое лицо, смутно знакомое.
Нечто вкололи. Она не успела досчитать до десяти, как погрузилось в тяжелый без сновидений сон…
Кто-то щелкал перед лицом пальцами.
- Как вы меня слышите? – спросили.
- Хорошо, – ответила Лима, придя в себя, зрение не прояснилось. Она смутно видела говорившего мужчину.
- Вы меня видите?
- Очень плохо, я вас практически не вижу.
- Вы родились в рубашке, с таким ранением как у вас не выживают, – в его голосе слышалось облегчение. – Вы быстро идете на поправку. Но при вас не было документов, вы можете назвать свое имя?
- Крик.
Некоторое время длилась тишина. Потом мужчина прокашлялся и вновь спросил:
- Фамилия, имя, отчество? Год рождения? Адрес, где вы живите? Телефон, куда мы можем позвонить? Вы помните?
- Перцова Олимпиада Леонидовна, улица…
Кажется, упал карандаш или ручка, точно девушка не смогла определить.
- Вы можете еще раз повторить ваше имя, – просит нервно.
- Перцова Олимпиада Леонидовна, – повторила Лима. Она давно не говорила своего настоящего имени и немного удивлена вопросом.
- Мать, отец?
- Перцова Инна Николаевна и Перцов Леонид Иванович.
Неизвестный снова прокашлялся.
- Лима? Можно называть вас так?
- Да.
- Лима, ваши… родные вас опознали. Вы пропали без вести почти год назад, где вы были? Вы можете вспомнить?
- Вы мне не поверите, – криво улыбается. – В это сложно поверить, я сама в это с трудом верю. Меня примут за сумасшедшую. Я не могу сказать, где точно была. Место, которое невозможно описать и поверить в его существование.
- Вы отдохните, скоро придет следователь и задаст вам пару вопросов.
- Папа?
Он замолчал и кажется, заскрипел зубами.
- Я же знаю, что это ты, – продолжает говорить девушка. – Мамы здесь не было, я бы узнала ее по запаху. Я хорошо знаю запах ее духов. Она не изменяет своим вкусам, несмотря ни на что. И ты выдал себя, когда запнулся на «родных» или ты считаешь что я все еще глупая девочка?
- Я не узнаю тебя, – проговорил он через паузу. – Что случилось с моей дочерью? Эти глаза, они пугают.
- Ничего особенного, просто… люди меняются и твоя дочь не исключение.
- Ты прости, я никогда…
- Я знаю, не надо лишних слов. Я давно простила тебя. Это был твой выбор, и ты его сделал.
Он хлопнул себя по щеке и взял девушку за руку.
- Когда вы пропали с твоей подругой, мы здесь места не находились, а потом пропала Вика. А сейчас ты нашлась, это просто чудо! Я бы хотел знать, что за сволочь ранила тебя.
Лима изумленно повернулась в его сторону.
- Вика сбежала?
- Мы не знаем. Она просто исчезла, так же как и ты. Мы ждали, что за вас потребуют выкуп, но ни звонка, ничего. Никакого намека на то, что могло с вами произойти.
- Как Илья?
- Собирался жениться, но когда с вами такое произошло, он отложил свадьбу и подключил к вашим поискам свои связи.
- Хорошая девушка?
- Что? – недоуменно завозился.
- Девушка, хорошая? – повторила Лима, улыбнувшись.
- Да, красивая, добрая, твоей маме она понравилась, – поспешно сказал.
- Он приходил к ней?
- В тот день, когда вы пропали. Ты меня извини, я сейчас сделаю пару звонков.
Он встал и вышел, как раз в тот момент у Лимы прояснилось зрение. Когда отец вышел, в ее палату зашел другой врач с маской на лице. Серые глаза показались ей смутно знакомыми.
- Сероглазик? – рискнула девушка.
- Да, – улыбнулся глазами. – Ну что, готова возвращаться?
- А как я сюда попала?
- Ты здесь благодаря мне. В тебя попал осколок адского металла. Только закрытый мир мог нейтрализовать его магию и спасти тебе жизнь. А почему выбор пал на этот мир тебе не стоит пояснять?
- Я понимаю, – кивнула Лима.
- Поправляйся, завтра тебя будет ждать Сирена. Сразу скажу, остаться здесь ты не можешь, а я не могу вечно прикрывать твою вампирскую сущность. Пока люди не заподозрили, но как долго это будет продолжаться? Ты же понимаешь, что вечно обманывать ты не сможешь, да и не захочешь. Помни, у тебя есть время до завтрашнего дня.
- Не забуду.
- Будь умницей и постарайся следователю лишнего не вякать. Он вечером тебя навестит.
Второй спутник Сирены вышел из палаты. Через некоторое время девушка услышала беспокойные голоса. Она постаралась прислушаться:
- Ты уверен, что это она? – Лима узнала мамин голос.
- Ее трудно узнать, но это действительно она, – отвечал мужчина.
- Че, облысела что ли?
- Илья! Нельзя так! Она твоя сестра! – незнакомая женщина шикнула на парня.
- Не облысела, но поседела. Инна, только не надо делать такое лицо! Она жива, это главное!
- Она говорила что-нибудь про Марину? – спросил кто-то надтреснуто.
- А про Вику? – тут же подхватили.
- Нет, я не спрашивал, я был слишком шокирован. Вроде бы, куда делась Вика, она не знает. Инна, прекрати рыдать! Ей нельзя расстраиваться! Она недавно перенесла серьезную операцию!
- Она сказала, где получила ранение?
- Нет.
- Чего мы стоим? Давайте зайдем и сами все узнаем!
В палату зашли знакомые лица в белых халатах поверх будничной одежды. Папа, заплаканная мама с половиной седых волос на голове. Родители Марины с цветами. Илья, державший связку фруктов, не удержался и присвистнул.
- Ну, сестренка, тебя не узнать! – пораженно сказал он. Его толкнула незнакомая девушка с каштановыми волосами, явно чувствовавшая себя неловко.
- А вот ты остался прежним, братан, – улыбнулась Олимпиада и откинулась на подушку. Боли она не чувствовала, хотя рана еще до конца не затянулась.
- Доченька! – еще сильнее зарыдала мама и взяла ее за руку, погладила ладонь, не веря и боясь, что она исчезнет.

URL
2011-05-03 в 12:31 

Романчик Анастасия
- Мама, не надо плакать, все хорошо.
- Лима, познакомься это Даша, моя невеста, – попытался отвлечь от неприятной темы Илья, представляя сестре девушку стоящую рядом с ним.
- Очень приятно познакомиться, – кивнула слегка Лима.
- Мы очень рады, что ты жива, – начала медленно мама Марины, подбирая слова,– но…
- Марина жива, – перебила ее девушка, – Она сейчас работает с хорошими людьми.
- Почему вы ничего не сообщили нам, куда уехали, зачем? Я чуть с ума не сошла!! – сорвалась мама.
- Мы случайно попали туда, там не работали наши телефоны. Мы хотели сообщить, что с нами все в порядке, но не могли даже письма отослать.
- Где же вы так были? – поинтересовался Игорь.
Лима закусила губы и все-таки решилась ответить. Она знала, что будет много вопросов по поводу ее ранение, значит нужно сказать хотя бы часть правды. Девушка сказала, запинаясь на каждом слове:
- В другой стране, очень далеко отсюда. Мы бывали в разных странах всех и не перечислить.
Родственники и родители Марины замерли с открытыми ртами, не в силах переварить услышанное.
- Я не хочу рассказывать то, что со мной произошло за неполный год, пускай это останется в прошлом. С Мариной все в порядке. Она работает, живет, все нормально, не беспокойтесь, она вас любит и скучает.
- А ты с кем-нибудь встречалась? – спросил брат. – Ну, парень, там, есть у тебя? Или окончательно на себя забила?
- Илья! – упрекнула его Даша.
- Я… у меня был один, – запинаясь, проговорила Лима, – но я не знаю, куда заведут эти отношения.
Они некоторое время разговаривали, пока не пришел следователь. Родственникам пришлось разойтись. Он задавал вопросы, Лима отвечал ему односложно, так как учила ее Сирена. Олимпиада понимала, что скажи она что-нибудь лишнее, то ее минимум ждет психиатрическая больница. Мужчин не был удовлетворен ее ответами, это читалось по его лицу. Он был не глуп, чтобы понять, что девушка многое не договаривает ему. Он бы еще ее помучил, но его выгнали медсестры.
Под утро Лиму посетил сероглазик с бумагой и ручкой.
- Пиши объяснительную записку и тут же уходим. Только быстро, у нас немного времени.
Девушка расплакалась.
- Я понимаю тебя, – говорит мужчина, вздыхая. – Ты давно не видела свою семью, но нужно сделать это сегодня, иначе ты понимаешь, что тебя ждет.
- Да. Они посчитали меня немножко того, – покрутила у виска. – Да?
- Есть такое, но не будем об этом, нас ждут.
Лима быстро черканула пару строк и встала с кровати. Раны в груди как не бывала. Регенерация вампира сработала. Правда, остался небольшой шрам от осколка, но его практически не видно.
Она взяла мужчину за руку. Не было не вспышек, ничего, просто стояли, а потом их не стало. Они исчезли.
На утро в палату зашел отец девушки, он первым и нашел записку.
- Леонид Иванович, – окликнула его медсестра, как раз когда он читал записку.
- Что?
- Вы просили результаты анализов пациентки.
- Да, да.
Он принял от нее результат и его брови удивленно поднялись.
- Что-то не так?
- Не знаю, но мою бывшую жену новость должна обрадовать…

URL
2011-05-03 в 12:32 

Романчик Анастасия
Глава 28.

Марина долго приходила в себя после задания. Оно ей с самого начала не нравилось, но она целиком и полностью зависела от Бериана. Но последнее время он вообще не объявлялся, и она его редко видела. Его сестру девушка тоже никак не могла поймать, словно она избегала встречаться с ней.
Девушку все больше захватывала тайна, окутывающая таинственную фигуру стеклянного мастера. Кто же он? Мысль о нем помогала забыть о неприятностях. Марина стала часто посещать скверики, где выставлялись его работы. Она расспрашивала других вампиров, но они отмалчивались, и стеклянный мастер снова ускользал из ее цепких пальчиков. Ей хотелось выведать все у Бериана. Он обязан знать стеклянного мастера, ведь у вампира третий облик – феникс – источник фленала.
Но разве у ехидного монстра что-нибудь спросишь? Обругает, и отжиматься заставит.
Однажды Марина обнаружила в любимом скверике Каларина. Он играл на арфе и прикрыл глаза веками. Девушка пораженно прислушивалась к чудесной мелодичной музыке и смотрела на лицо вампира. Складывалось ощущение, что он сильно страдает душевно, но никому не рассказывает о своей боли. Она сделала шаг ближе, он мгновенно перестал играть.
- Я не помешаю, играй, – скромно улыбнулась девушка.
- Я не хочу, – ответил и отвернулся.
- Не хочешь мне рассказать что-нибудь?
- Нет, я к этому не готов.
Она упрямо нахмурилась и села рядом с ним. Почему-то именно сейчас Марина не испытывала страха к грозному и страшному Каларину, старшему брату Бериана. Сейчас он ничем не отличался от других белых вампиров. Вампир открылся и потерял всю ужасность. Девушка понимала, что он может надеть маску обратно, но упрямство в ней сильно как никогда.
- Расскажи, это все из-за задания? – погладила его по руке. Каларин никак не отреагировал на ее прикосновение, а ведь это подобно игре с взрослым тигром.
- Отчасти, – хмыкнул, некоторое время молчал, но девушка не торопила его. – Мне противно от одной мысли о том, что происходило в «Золотой миледи». Мерзко. Я должен был привыкнуть к мерзостям других миров, но так и не смог. Для меня дики их отношения между собой. У нас другому учат детей, а у них нет таких понятий. Это страшно. Приходя сюда, они пытаются распространить свое учение. Они считают неправильным, что у нас нет экономики, что наши женщины не продают свои тела и предназначены для семейной жизни, что мужчина не изменяет жене и не… – нервно засмеялся, – не любит другого мужчину.
Он замолчал нечто обдумывая.
- Он воровал полукровок, – продолжил Каларин, – потому что его возлюбленный женился на полукровке, это была его месть ей. Он мстил ей за то, что она отобрала его у него. Так он сказал.
- Он был болен и безумен, – сказала Марина, вздохнув.
- Разве? – повернулся вампир, серые глаза как никогда полны недоумения. – У них это норма. Они убивают друг друга ради стекляшек, – коснулся ракушки. – Он был шокирован, хотел отказаться от работы, но я его отговорил. Не он виноват, что они так глупо себя ведут.
- Ты знаешь, кто стеклянный мастер? – удивилась Марина. – Ты можешь мне сказать кто он?
Вампир повернулся к девушке и внимательно заглянул ей в зеленые глаза, насмешливо покачал головой. Марина сразу ощутила в его глазах сто лет, прожитые им. Перед ней сидел старик. В ее мире редко кто доживал до девяноста восьми лет и, уж тем более, не выглядел как двадцатилетний парень.
- Ты не хочешь знать кто он, – наконец промолвил белый вампир.
- Как же? Хочу! Очень хочу узнать, кто он! – воскликнула девушка.
- Нет, не хочешь.
За его спиной появились огромные крылья. Он мгновение ока вспорхнул, держа на руках изумленную девушку. Марина кричала, когда вампир ловко маневрировал между ветвями и вылетел в безветренное пространство. При большом желании девушка могла коснуться облаков, мимо которых они пролетали. Каларин молчал до самого места прибытия. Маринка с несказанным изумлением увидела огромную зеленую поляну, усеянную чем-то блестящим. Лишь при приближении она различила многочисленные статуи и фигурки. Между ними ходили белые вампиры.
Каларин опустился прямо по центру и, опустив девушку на землю, подошел к статуе, изображавшей его в гневе.
- У него столько много работ? – поинтересовалась Комета, разглядывая каждое произведение искусство. Он не повторялся, и все что она видела перед собой уникально.
- Очень много, но здесь он выставляет их после завершения. Во многих домах можно найти его вещи. Он творит для всех, а не только для себя.
- Почему ты сказал, что я не хочу знать, кто он? – приблизилась к вампиру, стараясь разгадать, о чем он думает.
- Потому что ты летаешь в облаках как маленький ребенок, – мужчина пожал плечами и состроил рожицу стеклянному двойнику. – Тебе не нужна горькая правда, тебе нужна сказка. Ты хочешь уйти от проблем.
- У меня нет проблем! – возразила гневно.
- А двое ухажеров не проблема? – усмехнулся. – Если бы стеклянный мастер действительно оказался тем самым единственным, ты смогла бы вздохнуть свободно и сказать: «такова судьба». Вырулить ситуацию с Вулканом и вампиром по имени Кларен. Как видишь, брат мне многое рассказал.
- Я просто хочу знать кто он, – упрямо проговорила, закусив полную губку.
- А если он окажется хромой или кривой, а может у него жена и десять детишек? Ты хочешь узнать такую правду?
- Это может оказаться не так, – возразила и даже топнула ногой.
- Один из ста вариантов, что будет именно так, как желаешь ты. Это я еще смягчил. Поэтому я и говорю, что ты не хочешь знать кто он. Ты себя обманываешь и продолжаешь обманывать. Мучаешь себя и других.
- А вдруг он тот, что мне нужен! Вдруг это правда?!
- Нет, тебе не нужна истина. Тебе не нужен он как личность со своими недостатками, дефектами. Ты не готова встретить такую реальность, ты красивая и привыкла к мужскому вниманию. Ты привыкла к тому, что все решается за тебя. Пора самой включать мозги, хорошенько подумать и задать себе вопрос. Готова ли ты к правде? Я могу сказать тебе кто он, но нужен ли он тебе как личность? Он может оказаться чудовищем, а вдруг это я тут эти статуи ваяю.
- Не-ет, – засмеялась девушка, но, встретив серьезную мину вампира, сразу же опешила, – это не правда, ты прикалываешься надо мной.
- Что и требовалось доказать, ты не готова, – кивнул сам себе Каларин. – Стоило тебе узнать, что стеклянный мастером могу оказаться я, и ты сразу же мне не поверила. А ведь это могло быть правдой, и тогда разлетелись бы все твои надежды о твердые скалы истины. Тебя не нужна личность, скрывающаяся под псевдонимом «Стеклянный мастер». Он может не оправдать твоих надежд. Ты слишком многого от него просишь. Он не даст тебе этого.
- Я надеялась… просто, ваш священник сказал мне, что я связана с кем-то, что я его встречала.
- В этом я тебе не помогу, я сам запутался.
Марина удивленно посмотрела в его лицо, но ничего не заметила. Он вновь надел маску безразличия.
- Комета, подумай хорошенько, что ты можешь дать взамен своему избраннику? Кроме красоты, ведь ты ее можешь потерять.
- Но я же вампир…
- Неважно! – перебил ее. – Мы тоже можем лишиться привлекательности и тогда мы остаемся до конца своих дней некрасивыми. И только те, кого мы выбрали всегда вместе с нами. Они любят не внешнюю оболочку, а внутреннюю суть. Вот и подумай, что ты ему предложишь? Способна ли ты на жертву ради него. Если он белый вампир, то именно жертва от тебя требуется. Он-то пожертвует, в этом не стоит сомневаться, а вот сможешь ли ты пожертвовать?
Она еще хотела что-то сказать, но он раскрыл крылья и вспорхнул. Марина поняла, что сегодня ответа на вопрос не получит. Девушка уселась на одну из стеклянных раковин и посмотрела в небо.
Сегодня Каларину удалось ее озадачить. А ведь действительно, что она будет делать, если стеклянный мастер не будет совпадать с ее идеалами, способна ли она на жертву? Слишком сложно для одной запутавшейся в себе девушки. Слишком, слишком сложно…
Где-то под вечер настоящий Орис, сидя в своем кабинете, раскладывал по столу бумаги и, нахмурившись, изучал их. Последние отчеты ему сильно не нравились. Шпионы докладывали, что адские вампиры зашевелись, что самое страшное ими похищен из детского дома ребенок. Орис давно догадался, зачем Лиэну нужен ребенок, но думать об этом не хотелось.
- Вызывали, командир? – донеся голос.
- Да, заходи, Олийн, – отозвался командир, оторвав взгляд от бумаг.
В кабинет Ориса заглянул на вид молодой парень. Белый вампир по происхождению. Синие волосы и такие же синие глаза, красивые черты лица, хотя для его расы немного резковатые.
- Вот, возьми, – протянул документы Орис охотнику. – Ознакомься и отправляйся. Набери побольше молодых охотников из обоих отделений, а то мальчики засиделись без дела. Да и еще прихвати с собой Каларина.
- А разве он…
- Да, да я помню, я снял его, Крауул доволен его работой. Парень талантлив, в будущем из него выйдет первоклассный пилот, если сможет, конечно, свой темперамент смирить. Он управился в кратчайшие сроки. Так что, бери парня и командуй им, да смотри, чтобы сильно не рвался в бой, а то он у нас норовистый, того и гляди вляпается куда-нибудь.
- Бериана, как я понимаю тоже взять? – уточнил Олийн.
- И его тоже возьми. Я его предупредил, чтобы девчонку прощеную на некоторое время оставил в покое. А то для нее слишком много стрессов, пускай останется в нашем мире и отдохнет.
- Командир, двое много для меня.
- Так с тобой будет напарник. Один с ними двоими ты не справишься, а твой напарник Каруклокс как рявкнет, так они все и построятся.
- А что эта за история с прощеной девчонкой по имени Крик?
- Да так, – машет на себя папкой, – вспылил наш мальчик и продолжает пороть горячку. Не верит он в нее. Так и рвется, чтобы ее ликвидировать.
- Я бы тоже сомневался, на ее счету труп, – проявил осведомленность Олийн
- Она защищалась, – возразил Орис, – она же не пила его кровь, что ей только в плюс.
- Есть вероятность, что мы можем встретить ее в этом мире?

URL
2011-05-03 в 12:32 

Романчик Анастасия
- Вероятность есть всегда, точно сказать я тебе ничего не могу.
- Особых распоряжений на ее счет не будет?
- Нет, девчонку не пугать и не трогать, нужно дать ей шанс. По возможности оградите ее от опасности, если вдруг она встретится на вашем пути. Чего я не исключаю. И предупреди об этом Каларина, а то мне не нравится его поведение.
- Будет сделано, я могу идти?
- Да, иди.
На выходе Олийну попались сразу оба обсуждаемых белых вампира.
- Оба за мной.
- Но…- попытался возразить Каларин.
- Оба за мной, – повторил более сурово вампир.
- Так точно.
По дороге Олийн просматривал документацию, выданную ему Орисом, все больше узнаваемые факты ему не нравились. Он считал, что для такого дела нужно использовать не молодых охотников, а кого-нибудь постарше и опытнее. Но если посмотреть с другой стороны, молодняк тоже нельзя оставлять в стороне. Их нужно учить и вбивать в знание в молодые да горячие головы.
- Мы отправляемся на задание, – проговорил Олийн, как только дверь в его кабинет захлопнулась. – Вы оба едите со мной, у меня есть пилот, но еще один не помешает. Каларин будешь набираться опыта у старшего охотника.
- Олийн, я в младшей группе, патруль и контроль границы, – напомнил Бериан.
- Приказ Ориса, набрать как можно больше молодых на это задание. И кстати, если встретиться прощеная девчонка, по имени Крик, ее не трогать и по возможности оградить от опасности.
- Что?! – возмущенно воскликнул Каларин, едва сдерживая в себе гнев. Встретив недовольный взгляд старшего по званию он мгновенно успокоился.
- Это приказ Ориса, не понимаю твоего негодования, Каларин. Объяснись, – потребовал Олийн.
- Она убийца, притом адский вампир! – прошипел парень.
- У нее есть шанс измениться, мы как белые вампиры не имеем права лишать ее шанса. Я не понимаю твоего поведения, вроде бы ты принял в свою стаю Комету, а она тоже была адским вампиром укушена, не вижу разницы.
- Разница есть, она…
- Она прощеная, – перебил его гневно охотник, – на пути к тому, чтобы стать одной из нас. Не превращай спокойное пламя в фанатичный пожар. Я советую тебе успокоиться и взять себя в руки. Завтра мы должны быть на месте, сегодня выезжаем, не забудьте собраться. Можете идти.
Оба вампира вышли, только на выходе Каларин дал волю гневу – разбил кулак об стену. Бериан внимательно за ним наблюдал и даже приподнял бровь в изумлении.
- Она не одна такая, – заметил друг.
- Да, но у той нет трупа за плечами.
- Забудь, тебя накажут, если ты пойдешь против приказа командира.
- С каких это пор ты такой послушный?!
Бериан резко развернулся и толкнул Каларина на стену с такой силой, что та едва выдержала.
- Ты чего?! – поразился черноволосый.
- Думаешь, я не вижу, что с тобой происходит?! – рявкнул брат. – Девчонка запала тебе в душу и ты бесишься от одной мысли, что судьба могла свести тебя, белого вампира, с адским отродьем!
- Допустим, – не стал отрицать Каларин, развернулся, чтобы уйти.
- Ты думаешь, если она вдруг погибнет, тебе станет легче? Ничего подобного!
- А я попытаюсь!
- Смотри, сам не стань еще хуже, чем темные вампиры.
Спина белого вампира от этих слов дернулась как от удара кнута, он остановился.
- И что же мне делать? – спросил глухо.
- Нравится ли нам это или нет, девчонке дали шанс, и мы не вправе его отнимать, приказ есть приказ. Орис приказал нам следить за безопасностью девчонки, если она встретится нам на пути, значит, мы будем следить.
- Будем следить, – эхом отозвался Каларин.
- Ты подозрительно себя ведешь, Каларин, – повернул к себе лицом брата Бериан. – Что на самом деле случилось между тобой и ею?
У юноши заскрипели зубы. Бериан отшатнулся, прочитав правду на лице брата.
- Каларин, ты придурок!!! Ты чокнутый придурок!! Ты спал с ней! И после этого ты все еще хочешь убить ее?!
- Она адский вампир! То, что произошло, не имеет никакого значения!!!
На этот раз брат сильного его ударил кулаком в челюсть.
- Заткнись!!! Придурок!!! – на большее Бериана не хватило. Он спрыгнул с лестницы, приземлился на первом этаже, перепугав посетителей базы охотников.
Каларин сполз по стене спиной. Он не в обиде на брата. Бериан не виноват, что не может понять его. Парень сам себя с трудом понимает. Но как быть ему, если девчонка убийца, мерзкий адский вампир и он в полной ее власти. Не смог убить и сопротивляться ее женским чарам. Он вспоминал ту ночь одновременно с тоской и ужасом. Что вампир мог сказать Комете? Она его тоже не поймет, ведь сама метается от одного к другому и не видит очевидного…
- Будем следить, – как во сне произнес Каларин и, закрыв глаза, нервно расхохотался.
Охотники лишь проходили мимо, иногда оглядываясь на белого вампира.
- Вставай, Дикий, нужно собираться и выезжать, – услышал он голос знакомого охотника. – Олийн отдает распоряжения, прям пух и перья летят. С тобой все хорошо, почему ты здесь сидишь и хохочешь как сбежавший из психушки?
- Со мной все нормально.
Каларин поднялся и посмотрел на напарника. Он единственный белый вампир, у кого в напарниках другой охотник из светлого отделения. Обычно им ставили кого-нибудь из темного отделения. Но Каларин сам едва выбрался оттуда и мог снова загреметь. Когда ему определили товарища и коллегу в одном лице, он как раз учился на темном отделении. Его напарник – верон. Характер у него тоже не сахар, но он единственный мог выдержать яростного белого вампира и не удивляться его выходкам.
Перед ним стоял статный мужчина с бордовыми волосами и переливающимися, словно внутри них молнии, голубыми глазами. Нос слегка курносый, средние губы, из-под которых выглядывали острые зубы. Руки с белыми острыми ногтями спрятаны в перчатках. Верон не любил, когда ему напоминают, кто он такой, не любил различия.
Внутри базы охотники обращались друг к другу по псевдонимам. Каларина называли Дикий, а Бериана – Садюгой, ни тот ни другой не возражали, им все равно. Настоящее имя верона Каларин знал, но предпочитал называть его Рубином. Имя подобрали благодаря необычному цвету волос верона, по насыщенности они могли сравниться с драгоценным камнем.
- Ты как всегда не знаешь подробностей? – позволил себе ухмыльнуться верон.
- Угадал.
Его напарник выгодно отличался тем, что не задавал лишних вопросов и не копался в чужой душе острыми когтями. По природе вероны терпеливы и любопытством страдали так же часто, как и остальные, но они умели ждать. Верон знал, что рано или поздно ему раскроют тайну, поэтому никогда не задавал вопросов личного характера. Ту же политику для себя выбрал и Каларин.
- Тогда это для тебя, – королевским жестом верон передал напарнику бумаги.
- Откуда это у тебя?
- Олийн был столь любезен, что позволил мне сделать копию. Этого сделать ты, конечно же, не догадался.
Рубин являлся ровесником Каларина, у них разница в возрасте была лишь три года в пользу верона. Долгожителей часто ставили вместе, рассчитывая на долгое сотрудничество.
- Зачем им устраивать там жертвоприношение? Лиэн сошел с ума? – удивился Каларин. – Он же прекрасно знает, что мир охраняет наша организация. Что его выходка не останется незамеченной, и мы тут же заткнем ему рот и повыбиваем клыки.
- Вот именно это нас и настораживает. Лиэн не просто адский вампир, – нажал на кнопку вызова стеклянного лифта Рубин. – И тебе это прекрасно известно. Многие из нас пытались его убить. Тебе не стоит рассказывать, чем все эти попытки заканчивались. Я и сам хочу запихнуть ему в глотку взрывчатки и нажать на кнопку. Самый сильный вампир, на счету которого очень много трупов.
- Нас слишком много, кто-нибудь да оторвет ему голову, – хмуро говорит Каларин, наблюдая за мелькающими цифрами этажей.
- Не факт, – усмехается, – но ты прав. Я подозреваю, что он преследуют какую-то свою цель.
- Ну, это и так понятно, – фыркнул Каларин, заходя в лифт, когда стеклянные двери распахнулись.
- Нет, ничего непонятно! Последнее время они слишком тихо сидели, словно и забыли о беловолосой дурочке, лишившей тебя сна и покоя.
- Причем здесь она? – недовольно спрашивает. Стоит отметить, что напарники не скрывали друг от друга эмоций, как в случае с другими охотниками.
- Как причем? – нахмурился Рубин. – Ты сам говорил, что ее кусал Дианул и поил своей кровью. Зачем ему, законно спрашивается, это делать? А он же лорд! Она не пришла к ним, о чем это может говорить?
- Я не буду гадать, – отворачивается.
- О том, что Лиэн по любому в бешенстве, – злорадно хихикает Рубин. – Никто не смеет перечить им, а она посмела, по любому из этой истории будут торчать ее белые косички. Девчонка определенно привлекает к себе слишком много внимания, и от Лиэна она не спряталась. Возможно, жертвоприношение нужно, чтобы ее пленить. У нас поговаривают, что она не бесплодна. Это усложняет ситуацию. Если это действительно так, то мы должны ему помешать поймать ее. Второго Лиэна нам еще не хватало. Одного едва терпим, а с двумя совсем крыша поедет.
- Ты в этом уверен? – изумляется Каларин, стараясь скрыть беспокойство.
- Нет, – легкомысленно шевелит пальчиками перед носом напарник, – но едва ли стоит исключать этот вариант, Лиэн просто так ничего не делает. Кстати, не так давно среди них появился новый лорд.
- Ты сплетник, – засмеялся Каларин.
- Есть немного, – не стал отрицать. – Что самое удивительное они вырвали ее из закрытого мира.
- Та самая?
- Ага, и заметь, в ней нет силы. Адские вампиры аристократы буквально желчью брызжут от этого факта. К ней Лиэн расположен, с чего бы это? Баб у него полно, а тут такая неземная любовь и страсть! Просто чудо какое-то!
Каларин опешил, как раз открылась дверь лифта и оба охотника вышли.
- Подожди, девчонка родная сестра беловолосой! Я помню, как об этом говорила Комета.
- В точку, – повернул к нему голову на секунду Рубин, – кровные узы могут вывести их к беловолосой. Скорее всего, они обнаружили ее и теперь строят планы как ее изловить, а мы должны помешать осуществить адским вампирам свой дьявольский план.

URL
2011-05-03 в 12:32 

Романчик Анастасия
- Ты утрируешь. Мы все равно сможем их обнаружить только по пущенной ими крови. Если бы знать точное место и помешать принести им в жертву столько людей.
- Хорошо, хоть знаем мир, где это будет происходить. Избежим больших жертв. Если эпидемия распространится, пострадает много людей, живущих в этом мире.
- Ты прав.
- Кстати, с Бериана сняли его наказание?
- Нет.
- А чего он не возьмет с собой Комету?
- Приказ Ориса, дать девушке отдохнуть. Выполним задание, и тогда братик вновь вернется к основным обязанностям сиделки.
На немой вопрос Рубина Каларин ответил:
- Я с ним повздорил.
- На этот раз, какая причина?
- Все та же, беловолосая девчонка, лишившая меня сна.
- Знаешь, я скоро сам возьмусь за пистолет и пристрелю ее, – скрипит острыми зубами.
- Не получится, тебе разве Олийн не сказал?
- Впервые в истории я не в курсе, расскажи, – пожал плечами Рубин.
- Мы не имеем права ее трогать, при возможности даже должны защищать.
- Это только подтверждает мою теорию, что цель адских вампиров именно она. Но я все равно хочу ее пристрелить.
- Тогда тебе придется пристрелить бабу, что уже два раза наваляла мне.
- Шутишь? – позволил себе улыбнуться.
Они как раз подходили к самолету, которым должен был управлять Каларин. Рубин не пилот, он считался шпионом и главным информатором базы. Раздобывал ценнейшие данные для охотников.
- Не-а, два раза получил от нее по морде, – продолжал вампир, – мои чувства задеты, пожалей меня.
- Обойдешься, хоть кто-то же должен тебя бить, а то совсем распоясался, мудак, – ехидно оскалился Рубин.
Рубин направился в пассажирский отсек. Каларин же ловко запрыгнул в огромный самолет. За креслом сидел пилот намного старше возрастом.
- Дикий, верно? – поинтересовался он у вампира.
- Да.
- Следишь за мной, если не буду справляться, помогаешь. По месту прибытия тебя пересадят на боевой истребитель, на тот случай если лорды начнут монстров клепать.
- Понял.
- Так, девочки, взлетаем!! – закричал ответственный за взлеты охотник.
- Ну держись, Дикий, у этой крошки мощность, что надо!
Каларин лишь улыбнулся. Скорость он любил и когда занимался любимым делом, то забывал обо всем…

URL
2011-05-03 в 12:33 

Романчик Анастасия
Глава 29.

Команда давно разошлась по норкам, только их командир не мог заснуть. Идти в холодную постель желание не наскребалось. Его все не покидала мысль, что она там желанная, ждет его. А ведь не один и не два раза она могла стать его, но все время кто-нибудь вмешивался. Еще никогда добыча не доставалась ему так тяжело. Другие женщины податливые. Они были счастливы разделить с ним вместе ночь, но не она. Комета единственная женщина, не дававшая ему ни минуты покоя. Мысли о ней приносили почти физическую боль, каждый раз ложась с другой женщиной, он повторял ее имя. Комета. Он приложит все силы, даже будет уступать ее другому мужчине, лишь бы ощутить сладость близости с ней…
- Вулкан может, отвлечешься и выпьешь со мной? – донеся голос Кларена.
Вулкан отвлекся и удивленно посмотрел на вампира. Перед Клареном стоял ящик со спиртным.
Истребители нечисти сделали для себя исключение и поселились в одном из многочисленных домов. Дом был просто огромен, так что они поместились без особого труда. Вулкан сидел в столовой и безразлично ковырялся вилкой в мясе, лежавшим перед ним на тарелке.
- А? – недоуменно осмотрел беловолосого парня.
- Хук правой по яйцам от двух маленьких девочек, не желающих признавать меня папой, – ответил Кларен на немой вопрос в синих глазах командира.
Некоторое время Вулкан переваривал услышанное, а затем громко расхохотался и принял от вампира бутылку со спиртным.
- Что? И тебя обломали, маленькие чертовки?
- У них, наверное, хобби такое, другого объяснения я не нахожу, – отпил из горла вампир. – Я думал, все, сейчас будет интим. Она лежит на кровати, только меня и ждет, нет, препираются они и портят весь кайф. Я, прежде чем сюда пришел, в бар зашел, разнес там все, что только можно, набил столько морд, что хватит на две полноценные жизни.
- Пар спустил?
- Ага, я бы с удовольствием их утопил. Знал бы, что так будет, прежде чем термитотелу мозги выносить, зашел бы в детскую и куда-нибудь бы их запихнул. Желательно подальше, чтобы никто не нашел.
- Скажи мне, почему нам с тобой одна и та же баба нравится?
- А хрен ее знает. Красивая зараза, думать ни о ком не могу…
Через час они изрядно набрались и лежали на столе голова к голове. У Вулкана даже хвост еле двигался от переизбытка алкоголя в организме. Кларен глупо хихикал и кушал фрукт, закидывая себе в рот маленькие виноградинки. Нередко промахивался и попадал в товарища по несчастью.
- А помнишь, как к нам Док попал? – спросил вампир, глупо хихикая.
- Ой, не вспоминай, – захихикал в ответ Вулкан. – Ты его из лаборатории спас, прямо из огня вытащил вопящего. Его соперник решил свести с ним счеты и что-то сделал с оборудованием, в итоге грандиозный пожар. Все имущество Дока сгорело в огне, он очень сильно сокрушался по поводу потерянного материала и мы взяли его к себе.
- Я пытаюсь вспомнить момент, когда он сволочью стал.
- Он всегда ею был, и знаешь что?
- Что?
- Я обожаю эту сволочь и сам бы спас его из огня, без него жизнь неинтересна.
- И то, правда, я успел тоже привыкнуть к нашему Доку. Сволочь он порядочная, но своя родная, как от такой откажешься?
- А над чем они работали, ну Док и его соперник?
- Вроде бы исследовали какой-то темный артефакт. Док мог занять престижное место, но в итоге все лавры получил его соперник.
- Какое там престижное! – фыркнул Вулкан, едва не подавившись виноградинкой. – Ты помнишь, что произошло с их миром? Мы вовремя Дока оттуда вытащили. Большой бум и мир населяют разнообразные твари из самых жутких кошмаров.
- Не надо об этом вспоминать у меня до сих пор мурашки, когда я одну такую зубаскалину увидел.
- Кстати, а помнишь, как к нам попал Хак?
- Хак?
- Угу, – согласился Вулкан и отобрал виноградинку у вампира.
- Так его вроде из тюрьмы вытащили. Он должен был идти на корм. Мы едва парня в себя привели. Я не уверен, что его и сейчас кошмары не посещают.
- Неудивительно. Он постоянно смотрел на того, кому его собирались скормить, хорошо хоть умом не тронулся. Я бы точно тронулся.
- А Коготь помнишь, как появился?
- Ага. Так он сам к нам прилетел, мрачный и угрюмый, а еще задиристый как сам черт.
Они так долго обсуждали, кто, откуда взялся, пока у Вулкана в кармане не заиграла музыка. Он нахмурился и вытащил маленькую табличку. Скривился как от лимона, прочитав сообщение
- Что там? Новое задание.
- Придется мир Дока навестить.
- Ты че, совсем сдурел?! Я туда не попру даже за кучу бабок.
- Мужики мы с тобой или нет?
- Мужики, но перестанем ими быть, если нас сожрут.
- Глянь.
Вулкан протянул табличку вампиру. Кларен присвистнул.
- Мда, придется опять снаряжаться, если бы кто знал, как я туда не хочу, – вампир приподнялся. – А может разок Комету навестить?
- Обойдешься, собираемся и выдвигаем.
- Но туда же хренову тучу топать.
- Ну, вот и развеемся, нам-то куда торопиться?..

URL
2011-05-03 в 12:34 

Романчик Анастасия
Глава 30.

Урт продолжал сидеть в камере. Он практически ничего не ел и успел осунуться еще больше. Мальчик не понимал, чего тянут вампиры, почему он еще до сих пор жив. Самым главным вопросом оставалось, зачем им понабился именно он, а не кто-нибудь другой. От одиночества и тоски хотелось завыть волком. Но кто услышит его среди подземелий вампиров?
Его час все-таки пришел, когда тот же самый вампир с бордовыми глазами спустился и открыл его клетку. Мальчик попытался спрятаться под кроватью, но мужчина бесцеремонно разломал мебель и извлек мальчишку из укрытия. Держа Урта за шкирку, вампир молча поднялся вверх по лестнице. Мальчик не удержался и взвизгнул, когда увидел, какое количество вампиров окружало его.
- Открывай портал, нам пора, – приказал Лиэн.
- Он же совсем ребенок, – произнесла Вика.
- Правильно, именно ребенок нам и нужен, забыла? Невинная кровь, она заманит покровителя твоей сестрички в ловушку.
Услышав его слова, мальчик горько заплакал, но не просил о пощаде, чем сильно удивил Вику. Ей хотелось утешить его, но этот жест был бы глуп. Мальчика ждала смерть и тут ничего не поменяешь. Лиэн не оставит его в живых, для него мальчик всего лишь пища. А жалости к пище не испытывают.
Все вместе они вошли в портал. Сразу в ноздри ударил удушливый запах крови. Рабы адских вампиров успели повеселиться на славу и продолжали издеваться над трупами людей. Мальчик закричал в руках у Лиэна, и тот дал ему оплеуху, чтобы замолчал.
Был приготовлен загодя алтарь, куда вампир положил Урта и связал его цепями, заковал в оковы. Все лорды, кроме Вики спокойно наблюдали за происходящим.
- После ритуала, твоя человечность ослабнет, – шепнула ей Хела, поцеловав в ухо, – я так же реагировала в первые годы, а после ритуала стало легче. Они всего лишь наша пища.
Вика как заведенная повторяла про себя, что люди их пища. Но едва она смотрела в полные страха и мольбы глаза мальчика, как ее мертвое сердце наполнялось жалостью. Ей тяжело осознавать, что ее возлюбленный без угрызений совести убьет ребенка.
Вампир извлек обычный кинжал из ножен.
- Приступим, – улыбнулся вампир.
Урт закричал от боли и страшен был тот крик…
Ей казалось, что внутри нее разорвали душу. Она заново умерла и вновь возродилась, жестокой и алчной. Кровь мальчика еще текла по ее венам, когда лорды покинули временное убежище, оставив внутри рабов, приказав им не трогать обезображенное тело еще живого ребенка. А рабы не посмеют ослушаться лорда.
- Ждем! – вытер чужую кровь с губ Лиэн и приготовил лук со стрелой. Они расположились на небольшой снежной горе, откуда хорошо просматривалось покинутое ими здание.
То, что произошло дальше, оглушило их. Даже Лиэн заткнул уши не в силах выдержать крик сильнейшего древнего существа. Крышу здания снесло и стены разорвало на куски. В голове у вампира, словно тысячи иголок поселилось, но он не имел права на ошибку. В тот момент, когда существо вышло, а оно оказалось женщиной, Лиэн выстрелил, целясь ей в голову. В них полетел огненный шар. Времени, посмотреть нашла стрела цель или нет, не осталось. Нужно делать ноги. Один из рабов взорвался прямо на глазах, облепив хозяев ошметками мяса.
- Уходим, быстро! – крикнул он вампирам, заметив, что к ним спешат охотники. Не хватало еще с ними поцапаться для полного счастья.
Прежде чем покинуть мир, Лиэн оставил укушенных им рабов, чтобы охотники на своей шкуре ощутили всю их адскую мощь.
- Приятно повеселиться, уроды! – оскалился он. – Ты веришь мне, сестра? – сам себя насмешливо спросил и сам же ответил: – Нет, не верю, ты меня предала!
Вампир расхохотался и скрылся в открытом портале.

URL
2011-05-03 в 12:35 

Романчик Анастасия
Глава 31.

После перемещения Лима обнаружила, что стоит среди толпы изумленных людей. Девушка осмотрелась. Она находилась в каком-то металлическом бараке с очень высокими потолками, откуда свисали толстые провода. Обшивка давно просила ремонта и местами обвалилась. Окружающие ее люди одеты в лохмотья либо в старую военную форму неизвестного ей покроя. Сероглазика рядом не обнаружилось. Он, как всегда оставил ее в полном одиночестве.
Судя по многочисленным столам и сидящему народу, что спокойно поглощал местный вид каши, Лима попала прямиком в столовую. Люди зашептались и стали переглядываться.
- Крик, твою мать, тебя долго еще ждать?! Застыла столбом и не слышит меня! – закричала Сирена, широко распахнув дверь.
Она бесцеремонно схватила ученицу за шкирку и потянула за собой. Ни приветствий, ни вопросов от нее не дождешься. Воительница – женщина действия, ей некогда отвлекаться на такие мелочи как вопросы и глупые на них ответы.
- Еще часок и мне бы пришлось за тобой топать. Не, ну что у тебя за аура такая? Ты мне скажи, – причитала Сирена, таща ее за собой. – Взорвалась машина с единственным адским осколком внутри салона, он обязательно тебе в грудь попадет! Во всем мире ты встретишь единственного на весь свет психопата, который пожелает тебя пришибить! Из всех горожан принадлежащих к секте ты отыщешь чокнутого некроманта! Я просто в ауте, даже мне так не везет как тебе, рыбынька!
- А куда мы? – спросила девушка, оглядываясь. Кругом точно такая же картина. Металл и провода, а еще экраны с дисплеем.
- Обсудить планы.
- А разве вся механика не подвластна злобному вирусу? – спросила девушка, едва поспевая за преподавательницей.
- Помнишь ту девчонку, что ты отыскала?
- Конечно, помню, это не так давно произошло.
- Так вот, она гениальный разработчик и сумела разработать программу, что даст вирусу в табло. Машины за ней гоняются, что ошпаренные. Она их перепрограммирует и использует против врага, так что от тебя есть польза, рыбынька, ты ее считай, спасла, на себя удар приняла. Ты первая вышла, вместо нее удар на себя схлопотала. Девчонка за твое здоровье переживала, как ты там, но я ее успокоила, что наш Сероглазик и мертвого из земли поднимет не то, что раненного адским осколком.
- А почему именно адский осколок?
- Чтобы наверняка ее грохнуть, хотя для человека – это как по таракану из ядерного оружия пальнуть.
Мимо них проходили люди и оглядывались. Кто-то пытался коснуться Сирены, хотя бы до плеча. От Лимы это не утаилось, она удивленно посмотрела на женщину, та лишь скривилась и махнула рукой, мол, не обращай внимания.
- Девчонка опасна для темных, потому ее и грохнуть хотят, – продолжала Сирена. – Я бы тоже хотела ее грохнуть, если была на стороне врага. Больно шустрая, везде свой нос всунет, да и сообразительная не по годам. Она у человека ученного обучалась, он почти разработал эту программу, но его убили до того, как он завершил ее. Девчонка закончила за него. У людей есть шанс темным навалять по полной программе и мир отвоевать. Вернуть свое, так сказать.
- А зачем мы здесь?
- Машины собираются атаковать и девчонку взорвать. Мы должны отвезти ее к главному компьютеру, чтобы ликвидировать вирус во всех системах.
Она решительно раскрыла двухстворчатую дверь. В большом зале с разложенной на столе картой и висящим над ним экраном стояли около десятка людей. Все взгляды обратились к ним.
- Как замечательно, что ты жива! – бросилась к Лиме на шею знакомая девчонка. – Это в меня должен был попасть осколок!
- Мне сказали, – улыбнулась Лима.
- В сторону, у нас мало времени! – заорала Сирена, прерывая бурные эмоции Скрепки. – Так, генерал, производите общую эвакуацию, выводите людей. Мой компаньон открыл портал. Мои знакомые эльфы согласились вас на короткое время приютить. Мы успеем за это время разобраться со всеми вашими проблемами. Никто не должен нам мешать. Лима и Скрепка поедут вместе. Для исключения протечки информации, курс их дороги и время отправки буду знать только я.
- Может, мои люди все-таки помогут вам, они обученные солдаты, – проговорил черноусый мужчина в форме.
- Нет, для машин они просто ходячее мясо, – покачала головой Сирена. – Я работаю по своей схеме. По словам Скрепки, ей стоит только подобраться к компьютеру, загрузить данные и ее программа начнет действовать. И тогда вы можете помахать вирусу ручкой.
Генерал кивнул и отдал приказ. По всему комплексу зазвучала сирена, призывающая людей собраться в одном из эвакуационных залов. Воительница не стала следить благополучно ли телепортируются люди. Вместо этого она поманила за собой Скрепку и Лиму. Они шли долгими коридорами, потом через подземелье пробирались на поверхность. Сирена знала куда идти и вывела подопечных в разрушенную лабораторию, где стояло четыре черных мотоцикла. Их дожидались драконы и желтоглазик с сероглазым напарником.
- И так, план прост, – начала Сирена. – Я создала около полусотни фантомов тебя Крик и Скрепки. Все они едут по заданному маршруту к главному компьютеру.
- Он распознает фантомы, они не имеют физической оболочки, – возразила возмущенно Скрепка.
- Правильно, но машины не сразу определят, где фантом, а где настоящие. Затем, когда мы приблизимся, для машинки станет понятно, что ее цель только четыре мотоцикла, и она устроит нам головомойку. Но все равно как не крути, ей придется распределить силы. Мы сумеем добраться до места, хотя бы одна машина внутри и компьютеру можно помахать ручкой. У каждого из четырех пар будет экземпляр программы. По легенде, что ты оставили, ее загрузить можешь только ты. Шпион уже доложил хозяевам об этом, поэтому их цель только ты, Скрепка.
Девушка серьезно кивнула.
- А не лучше ли нам под землей пройти? – спросила Лима.
- Мысль, конечно, во всех отношениях интересная, да только заранее гарантирует нам провал.
- Почему?
- Так как среди людей был шпион, то он доложил о месте расположения баз. То есть машинки ожидают нашего отчаянного прыжка через подземные переходы, будет поджидать в засаде.
- Вот гад, знать бы кто! – зарычала Скрепка.
- Узнаешь, он перестанет работать, как только главный компьютер перестанет существовать. Ты сильно удивишься. И так, рыбыньки, начинаем грандиозную гонку. Крик, дай себе установку не падать, у тебя ценный пассажир за спиной. Тебе-то по хрен, а ее всмятку разнесет. Так что исключи аварии, они нежелательны сегодня.
- Хорошо, – кивнула девушка и сжала кулаки.
- У нас мало времени, поторопимся, – Сирена изменилась внешне и казалось, разделилась на две фигуры. Одна стала копией Лимы, вторая – Скрепки.
- Это же фантом! – воскликнула черноволосая девчонка.
- Кто тебе сказал такую глупость? – хором поинтересовались копии девушек. – По коням, дадим машинам и в хвост и в гриву, чтоб запомнили гады, где раки зимуют!
Сероглазик и Вышибало приняли облик Лимы, а Луна и Желтоглазик – Скрепки.
Все четверо выехали одновременно, но разъехались в разные стороны. Лима потеряла их из виду, но у нее другие заботы. Черный облегающий костюм ни капли не мешал ее езде, волосы скреплены специальным устройством, от которого шел к глазу экран с мини картой со стрелкой, куда нужно двигаться. Девушка обвила Скрепку хвостом для надежности, хотя та и так крепко обнимала ее за талию.
Серый от пепла мир не предвещал никаких сюрпризов, пока их мотоцикл не приблизился к знакомому кораблю. Послышался противный скрежет, словно пила режет металл. Лима обернулся в тот момент, когда вслед за ними поехали огромные металлические колеса с разрядами электричества. Они ничем не уступали им в скорости и внешним обликом напоминали круглые пилы. В общем, это и были пилы, только очень большие, да еще и оснащенные лазерными пушками. По девушкам начали стрельбу. Лима петляла подобно зайцу, боясь, как бы не попало в пассажира за ее спиной.
- Лиз!! – крикнула Лима.
- Да хрен бы их побрал, злодеев! – ругнулась Анализела и выстрелила парочкой разрядов. Они вывели из строя пушки, остались только три пилы, гнавшие с бешеной скоростью.
Лима оскалилась и прибавила газу, теперь только бы уйти от них. Преследовавшие их машины разрезали все, к чему прикасались. Грохот стоял ужасающий, от него закладывало уши. Но Олимпиада продолжала гнать, словно сегодня остался последний день ее жизни.
- Туннель! – закричала сзади Скрепка, выглядывая из-за ее плеча.
Лима еще сильнее оскалилась. Впереди действительно виднелся темный туннель. Зарычав, девушка газанула туда и на миг погрузилась во мрак. Если бы не глаза вампира, они бы разбились об многочисленный мусор, валявшийся на полу. Преследование продолжалось. Лима ехала по стенам и потолку. Впереди показались рельсы, а внизу кипела зеленная жидкость.
- Повернешь направо! – приказала Скрепка.
У Лимы не было поводов не доверять девушке. Ведь она лучше знала свой мир, и места где ей приходилось работать.

URL
2011-05-03 в 12:39 

Романчик Анастасия
Из-за разрушений в рельсах пришлось ехать по стене. Пилкам вообще ничего не мешало, они гнали как танки напролом. Вскоре Лима пришлось повернуть направо, и она едва не затормозила, но вовремя вспомнила, что способна призывать лед. Ледяная дорога тут же исчезала за ней. «Наивные» машинки погнались за ней и все три расплавились в зеленной кислоте.
- Ты знала о моем даре? – спросила Олимпиада, не оборачиваясь и выезжая из другого туннеля.
- Нет, я думала ты поедешь по потолку, – ответила Скрепка.
Как только они приблизились еще ближе к месту, где хранился главный компьютер, за ними погналось еще штук шесть колес.
- Сколько же их?! – возмутилась Лима, резко сворачивая в пропасть.
- Много! Это не просто машины, это их элита! Они практически неуязвимы и от них очень сложно уйти! Лезвия и корпус из особого сплава металла!
- Я заметила, что не из обычного!
- Зеленную кислоту мы разрабатывали для борьбы с ними! Нам пришлось убегать из лабораторий, когда они внезапно нагрянули!
Лима скосила взгляд на скалы. Она прицелилась из хвоста и выстрелила немного впереди себя. Им удалось проехать, а на пилы полетели камни. Лима слышала жуткие удары камней об металл. Снова скрежет, но за ними погналось только две пилы из шести, остальные серьезно погнуло, они не смогли продолжить погоню.
Девушки выехали из пропасти и впереди стали видны огни города.
- Что это?! – спросила Лима.
- Мегаполис. Разработанный нами искусственный разум находился в столице, именно там он заправлял, когда началась эпидемия. Многие тогда покинули город, пришлось, и остальные города поспешно покидать. Началась война.
Они заехали в город. Лима без угрызений совести заезжала внутрь зданий, которые две пилы кромсали только в путь. К погоне присоединились еще и роботы, но они легко сбивались заэной.
- Мы приближаемся! – предупредила Скрепка.
- Держись! – крикнула Лима, когда она увидела огромное здание, похожее на механического дракона.
Девушка плотно обхватила вампира за талию. Лима схватилась за руль и въехала на огромный трамплин, сделала головокружительный прыжок. Они должны были разбиться, но Лима вовремя сотворила ледяную дорогу. Как и ожидалось, ехавшие прямо за ними колеса тоже прыгнули, но если Лима свернула в другой бок, то им этого не удалось и они врезались прямо в здание. Произошел взрыв и обе пилы взорвались.
Далее Лима и Скрепке пришлось спрыгнуть с мотоцикла и идти пешком. Лима плотно обхватила девушка за талию хвостом и побежала. Человек не смог бы сравняться с ней в скорости. Скрепка не возражала, чтобы повисеть немного над полом. Внутри Олимпиаде показалось, что она попала на гигантский механизированный завод. Пришлось полностью положиться на карту в глазу и память спутницы. Некоторые машины пытались им помешать, но Сирена вручила ученице парочку лазерных автоматов для профилактики. Лима их использовала по назначению, передвигаясь по стенам и потолкам, как таракан. Их цель компьютер. Внутри здания давно заунывно выла сигнализация. Лима с помощью оружия вышибала двери, препятствующие им.
Наконец, они вышли к главному компьютеру, и Скрепка громко заорала:
- Генерал?!
- Я не позволю вам оставить меня! – зарычал мужчина, наставив на них пистолет.
- Я думала, что вы человек!
- Глупышка, тебе не стоило сюда приходить, сейчас ты умрешь!
Неожиданно для себя генерал лишился механизированных мозгов. Позади него стояла Сирена с кольтом в руке из дула, которого шел дымок.
- Он мне сразу не понравился, – хмыкнула женщина, разглядывая выведенное из строя механическое тело. – Металлическая задница, а ведь как настоящий зараза! Давай, Скрепка, действуй, пока он еще чего интересного не придумал.
Девушка быстренько сгрузила с себя рюкзак и начала работу.
- Мы снова покинем мир?
- На этот раз мы пойдем пешком, у меня кончились шарики, а энергия моя еще не восстановилась до конца.
- ПОЛУЧИЛОСЬ!!! – заорала счастливо Скрепка.
- Вот и замечательно, разбирайся здесь, девочка, а мы потопали.
- Не останетесь? – спросила жалобно девушка.
Сирена потрепала ее за щеку.
- Как и ты.
Скрепка промолчала на ее слова и перестала задавать вопросы, она продолжила возню с машинами.
Перед тем как выйти из здания, Сирена зашла в один из закрытых отсеков. Лима удивленно застыла. Весь зал уставлен стеклянными ящиками со светлым оружием. Девушка еще поразилась, откуда они набрали такое количество артефактов.
- У них получилось? – тревожно спросила Лима.
- Нет, – отрицательно покачала головой, – иначе бы мы их так просто не взяли бы за задний карман. Им по-прежнему не хватает чего-то для завершения. Машину заразить вирусом много ума не надо, но это ж не машины.
- Узнать бы чего им не хватает, – нахмурилась Лимка. – Что будем делать с этим складом?
- Оружие разберут эльфы, приютившие людей. А мы должны отсюда делать ноги.
- Почему ты так торопишься покинуть этот мир?
- Потому что мне плохо здесь.
Больше Лима вопросов не задавала. Как оказалось, портал был расположен внутри города, и Сирена решила воспользоваться им для телепортации.
- Как-то все просто получилось, – проговорила Лима, когда они приблизились к телепорту.
- И твоя рожа еще смеет так говорить?! – возмутилась Сирена. – Видно, мало я тебя гоняла! Осколок в грудь попал, твари всякие за тобою гнались, а еще тетя Сирена от чокнутого генерала спасала, обалдеть! Все просто так вышло, зашибись! Да я чуть коньки не отбросила вместе с копытами!
Олимпиада весело захихикала.
- Хотя, что с тебя возьмешь, горе луковое! – махнула рукой Сирена и первой зашла в портал. За ней последовал желтоглазик, разминающий спину и Лима.
Девушка удивленно уставилась на внезапно застывшую спину Сирены. Женщина сжала кулаки. Кругом мела метель и валил снег, на улице стояла непроглядная ночь. Лима хотела спросить, что случилось, как воительница, словно за ней кто-то гнался, сорвалась с места. Олимпиада едва за ней поспевала. Женщина, изредка спотыкаясь, бежала прямиком к зданию, что едва виднелся из-за валившего снега. Полуразрушенный старый замок. Лима не успела войти в внутрь вслед за воительницей, как ее остановили Желтоглазик, державший на руках тигра и сероглазик с Илем.
- Что такое?
- Предчувствие плохое, – объяснил сероглазик их поведение. – Стоим.
Сирена, шатаясь, вошла в главный зал. Внутренняя картина, представшая перед женщиной, поразила ее. Она менялась в лице, а в следующую секунду закричала. Адских вампиров рабов, находившихся в помещении, разорвало на мелкие куски, они сразу воспламенились. Здание перестало существовать, а Сирен продолжала кричать, распространяя по округе огромную энергию. Перед ее глазами стоял только алтарь и мальчик…
Крик воительницы застал Лиму на улице. Желтоглазик внезапно забеспокоился и моментально выкопал ямку в снегу, плюхнул Иля и тигренка туда, заставил погрузиться девушку головой в белых холодный пух и сам рядом пристроился. Они переждали бурю и только после этого вылезли из маленького укрытия.
Сирена сидела на коленях среди полыхающего огня и обломков здания. Она прижимала к себе мальчика. Ее лицо мрачнее тучи. Вокруг валялись многочисленные трупы темных вампиров. Сирена не сдержалась, Лима не узнавала ее.
- Кусай! – проговорила она отчетливо, протягивая худенькую руку мальчика ей, когда девушка подошла ближе.
- Что?! Я…я не могу!
- Мне нужен твой яд!
- Нет, я не сдержусь, – чуть не плача произнесла Лима, едва выдерживая взгляд Сирены.
- Прости… я забыла, – опомнилась воительница, – Желтоглазик, набери ее яда.
Мужчина опустился рядом с Олимпиадой и, открыв ей рот, шприцом уколол в небо и чего-то набрал. Нечто черное вперемешку с голубым. А еще там была кровь…. Он хладнокровно вогнал шприц в ручку мальчика и нажал.
- Но, он же…
- Это ребенок, пусть и человеческий, – перебила Сирена хмуро. – Он намного чище взрослого. Возможно, он вернет себе первозданный облик, а возможно будет идти по тому же пути что и ты. Ты ему в этом поможешь.
- Я?!
- Да, ты, – строго сказала, – ему будет трудно порой удержаться от искушения и ты должна быть рядом, чтобы его остановить и направить.
- Но…
- Лима! – впервые назвала ее по имени Сирена, беря за плечи. – У него нет никого кроме тебя, своим примером ты должна показать, что исцеление возможно. Он не маленький, он поймет, просто веди его, помоги, как я помогла тебе. Теперь твоя очередь перенять эстафету. Пусть он мальчик, ненавистный тебе мужчина, но он ребенок и тоже заслуживает лучшей жизнь, чем эта, – кивнула на сгоравшие трупы. – Посмотри на них, они хуже зверей, именно в это ты должна была превратиться.
- А зачем ты это сделала?
- Ему сломали позвоночник и повредили головной мозг! Я здесь бессильна! Они издевались над ним! Я могу поддерживать биение его сердца, но мне не залечить подобных ран, мне не хватает знаний! Даже Заранда здесь бессильна! Я точно знаю, что я владела ими, но не могу вспомнить! Единственное, что его может спасти это твой яд! А теперь возьми его и идем!
Лима осторожно взяла мальчика, страшная рана на голове стала постепенно заживать, дыхание выровнялось и перестало походить на агонию. Желтоглазик молча повесил ей рюкзак на плечи, перед этим запихнув туда перепуганного тигренка. Они вышли из здания в лютый мороз.
- Берегись! – успела крикнуть воительница и послать огненный шар в правую сторону. В ее шею вонзилась стрела. По исказившемуся лицу женщины, Лима поняла, наконечник из адского металла.
- СИРЕНА!! – закричала Олимпиада и не успела схватить воительницу за руку.
С ужасом она наблюдала, как ее крошечное тело упало и в мгновении ока скрылось в пропасти. Лима не сумела подхватить ее, тем более с мальчиком на руках, а взлететь в такую погоду – чистое самоубийство.
- СИРЕНА!
Все в раз рухнуло, ее учительница, наконец, подруга, навсегда исчезла в завывающей пурге вечно холодного мира и она ничего не смогла сделать. Ничего, для того, чтобы ее спасти, как это делала смелая воительница.

URL
2011-05-03 в 12:39 

Романчик Анастасия
- Беги! – крикнул желтоглазик, впервые за все их путешествие, используя голос. – БЕГИ!! Не стой!
Она заметила боковым зрением причину его беспокойства. В них бросили зараженными рабами, в мгновении ока преображавшихся в монстров. Через несколько минут, они вырастут в огромную проблему.
В последний раз, бросив взгляд на пропасть, девушка дала стрекоча. Она не оглянулась даже когда услышала ужасный рев. Лима знала, что желтоглазик сумеет убежать, в этом он мастер. Ее скорость вампира не помогала полностью избавиться от преследования. Она затылком чувствовала погоню, а всему виной кровь, пропитавшая одежду мальчика. Но бросить ребенка нельзя, лучше самой умереть.
Девушка почти добежала до портала, когда услышала хруст снега и резко повернулась. Знакомое лицо, знакомые черные волосы, заплетенные в сложную косу и холодный взгляд серых глаз.
- Ну же, убей меня, сукин ты сын! – рявкнула неожиданно даже для себя Лима. – Ну же, чего ты ждешь?! Давай, убей меня и его заодно!
Он так поразился, что застыл истуканом, из-за его спины показался другой мужчина с синими волосами.
- У нас приказ, – напомнил он и двинул первым.
Синеволосый снял плащ и накрыл им девушку.
- Это я виновата, я должна была ее схватить! – плакала Лима. – Но не успела!
Синие глаза сузились. Олимпиада даже не заметила, как в ее сознание проникли, слишком сильно бушевали эмоции.
- Ты не виновата в ее смерти, она сама выбрала этот путь. Уходи отсюда! Выметайся из мира! – крикнул он и толкнул ее к порталу. – Дикий, в самолет! Скорее, время не ждет! – бросил черноволосому парню.
Вампир моментально выполнил приказ и сел в кабину самолета, поднял его в воздух. Синеволосый неизвестно откуда извлек базуку и выстрелил голубым снарядом. Издалека раздался взрыв и рев чудовища.
- Ты еще здесь?! Быстрее открывай портал и уходи!! – заметил ее охотник.
- Но куда я пойду?! Мне некуда идти!! – закричала Лима, перекрикивала грохот и рев. Началась битва.
Охотник зарычал и сам активировал портал.
- А теперь уходи!
- Спасибо, – прошептала девушка едва слышно и прыгнула в открытое окно.
Ее окружил дикий темный лес. Лима повернулась, чтобы посмотреть, что происходить на той стороне. Она еще успела увидеть, как огромный монстр схлестнулся с серым фениксом. Картинка погасла.
- А покушать будет что? – услышала Лима тонкий голос.
- Будет, – ответила девушка, взглянув, в красные, почти рубиновые, глаза мальчика.
- А кто вы?
- Я Крик.
- Странное имя, но мне нравится, а меня зовут Урт.
- У тебя есть родители, Урт?
- Нет, я сирота. Можно я вас буду называть мама?
Олимпиада едва не расплакалась, но она нашла в себе силы ответить:
- Можно.
- Очень сильно пить хочется.
- Придется терпеть, тебе будет постоянно хотеться пить, сколько бы ты воды не выпил, жажда пройдет не скоро.
- Мама, я вампир, да?
- Не совсем, – отвернулась Лима не в силах смотреть в красные глаза мальчика. – Если у тебя получиться ты никогда им не будешь, просто нужно потерпеть.
- Я умею терпеть.
- Вот и хорошо.
Она медленно переставляла ногами, пока ее взгляд не наткнулся на чьи-то изящные ноги.
- Я Крик, – сразу представилась Лима.
- Мы знаем, кто ты, ученица Многоликой, – отвечал мелодичный голос. – И рады приветствовать тебя в нашем лесу. Иди за мной.
Девушка поняла по костюму и по внешнему облику, что попала в мир ночных эльфов. Женщина вела ее между кустов и деревьев, пока не показался огромный город.
- Вау! – прокомментировал Урт, увиденную картину.
- Вау, – повторила Лима с горькой улыбкой.
- Мы позаботимся о мальчике и о тигре, – проговорила эльфийка и забрала Урт с ее рук, вторая эльфийка забрала тигра.
- Но…
- Мы знаем, что он вампир, мы будем осторожны, – перебила ее эльфийка. – Отдыхайте, вам сейчас необходимы силы.
Лима безразлично смотрела ей в спину. Из глаз брызнули слезы. Она понимала, что у нее начинается истерика. На первом месте было неверие. Олимпиада не верила, что Сирена могла погибнуть, но слишком ярко говорили за себя факты. Стрела была сделана из адского металла. Единственный металл, что мог погубить воительницу, нашел ее сегодня.
Девушку некто позвал, и она обернулась. Угрюмо опустив голову, перед ней стоял желтоглазик.
- Желтоглазик! – бросилась Лима на шею мужчине.
Он гладил ее по спине, пока не унялась истерика. Потом он отстранился и снял маску, обнажая красивое мужское лицо с желтыми немного раскосыми большими глазами.
- Желтоглазик, скажи мне, что она жива, – утирая слезы, попросила Олимпиада.
- Не могу, – проговорил он медленно.
- Пожалуйста,
- Теперь ты одна, Крик, прошу не надо, это не поможет, – обнял ее и погладил по голове, качая из стороны в сторону как ребенка. – Время, проведенное вместе с тобой мне не забыть, оно было лучшим в моей столетней жизни. Я не говорю прощай, я говорю до следующей встречи и передай Яну, что я буду скучать по его полосатой мордахе.
- Желтоглазик, не оставляй меня одну! Я не выживу, я не хочу терять еще и тебя, это слишком жестоко!
- Ты не будешь одна, просто надо учиться жить самостоятельно, – взял ее лицо в ладони в черных перчатках.
Вслед за ним подошел сероглазик, тоже сняв маску. Он молча обнял ее и сказал:
- До свидания, береги себя. И возьми вот это, – быстро покалывает ей ухо и вставляет сережку в виде дракона.
- Зачем? Я не хочу ничего, не оставляйте меня одну!
- Хранители сражались одни, но за их спиной всегда стояла армия…
Они исчезли так же как появились. Лима, рыдая, опустилась на колени, а в ухе играла песня Дакоты, участницы фабрики звезд:
«…Одна до слепоты,
И ноты сквозь меня,
Сама сменю мечты,
Но не предам себя,
Смелее меняю сны,
И кадры за окном,
Больной души симптом…»
Так и она теперь одна, совершенно одна. Больше нет Сирены, нет Марины, нет Рила, нет никого, кроме тумана и пустоты в душе…

URL
2011-05-03 в 12:40 

Романчик Анастасия
Эпилог.

Шруускунер влетел в улей отца как ошпаренный. Не так давно к нему вернулся сын и сообщил нерадостную весть. Шруу находился в бешенстве, теперь он знал, кто прикрывает девушку. Противник, что ни говори, серьезный. Мало того, что древний предок воду мутит, так еще и белые вампиры палки в колеса ставят. Совсем распоясались клыкастые.
Отец улья нашелся все в том же зале. Шруу с удивлением заметил, что собрались все его братья. Лица встревоженные, видимо их оторвали от дел и новости, что собирался сообщить Иуужана, не из приятных.
- Я уже послал за тобой, но раз ты пришел сам, тем лучше, – проговорил главный самец.
- Отец, моего сына…
- Молчи, я знаю, поэтому и собрал вас всех здесь. Пришло время раскрыть перед вами главную тайну нашего улья. До вас об этом знал только я и мои братья, теперь же я собираюсь обо всем рассказать вам, мои сыновья. Пришло время объединиться всем улья и уничтожить нашего главного врага. Мы не потерпим конкуренции. Белоснежные уроды должны исчезнуть, дабы не мешать нам.
- И как ты собираешь объединить все улья? Кто встанет во главе, ты об этом подумал? – возмутился старший сын. – Никто не уступит тебе власть!
- Я об этом подумал. Сыновья, сегодня великий день! Наш прародитель воскреснет из мертвых!...

URL
   

Другие миры - наше царство!

главная