Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:45 

Романчик Анастасия


Прощенные. Часть 2. Любовь вампира


Краткая аннотация: В открытые миры попадает сестра Лимы. Она становится вампиром и влюбляется в лорда. Ради него девушка готова пойти на предательство и отдать вампирам на растерзание собственную сестру...Зы: Обложка выполнена Natali-K

Все мои произведения можно найти на страничке самиздата zhurnal.lib.ru/r/romanchik_a_w/
запись создана: 03.05.2011 в 03:47

@темы: Прощенные

URL
Комментарии
2011-05-03 в 03:52 

Романчик Анастасия
Часть вторая
«Ты веришь мне, сестра?»
Пролог

В гуще темного леса охотники с трудом отыскали дом пропавшего верона. Они бы и не знали об его исчезновении, если бы вместе с ним не пропали люди, жившие на окраине. Народ перепуган, они просили разобраться, что произошло в ту злосчастную ночь, когда небо стало кровавым.
Верон жил обособленно, иногда выходил в город, чтобы набрать продуктов. Горожане хорошо его знали, но лишь немногие ведали его главную тайну, за что и поплатились. Люди просто пропали из своих домов и больше не вернулись, соседи же подняли тревогу.
Когда охотники равновесия нашли дом, то увидели, что часть стены снесло неизвестной силой, словно кто-то в ярости в нее прыгнул. Внутри небольшого деревянного здания разгром, повсюду валялись книги со следами от когтей. Стеллажи, столы, стулья и другая мебель опрокинута. Двери в спальню вырваны вместе с петлями, кровать разломана пополам. На подушке и на полу запекшаяся кровь, принадлежащая хозяйке дома, веронке – жене пропавшего. Заметны следы борьбы. Кем бы не были противники, просто так они ее не взяли. Она отчаянно сражалась.
Немногочисленные следы вели к порталу, на деревьях те же самые отметены от когтей. Верону явно пришлось спасаться бегством. Но кому же он досадил? Кому помешал, скрываясь в дремучем лесу?
Охотников полон дом, но они ничего серьезного не обнаружили, кроме энергии вампиров. Настоящие похитители успели замести следы. Орис беспокойно ходил из одной комнаты в другую. Хоть бы одна зацепка! Куда же пропал верон? Не мог же он испариться вместе с супругой!
- Капитан, – обратился к белому вампиру парень с темного отделения.
- Да.
- Нам только что доложили. Все миры веронов, кроме столицы закрыты… и… - он запнулся, что с ним с роду не бывало.
- Говори же.
- Дунгрог мертв и вся его семья перебита, в живых остался только его младший сын. Хранитель равновесия Диония тоже мертва.
- Убили хранительницу Размараля? – изумился Орис. – Что говорит королева драконов?
- Она ничего не говорит и не хочет разговаривать. Вы же знаете, что Диония была ее дочерью.
В дом влетает черноволосая девочка лет десяти, сносит всех кто встает на ее пути. Ребенка ловит Орис и обнимает.
- Где он? Где он? – кричит, давясь слезами.
- Аркалия, прекрати. Как только мы его найдем, тебе сразу сообщат, возвращайся на базу.
- Папа, скажи, его убили? Да? Кто?
- Мы ничего не знаем, сейчас у веронов сложное время, нам некогда заниматься твоим другом. Скорее всего, он жив, просто ему пришлось срочно уходить.
- Папа, он почернел, – протягивает черный полумесяц бывший некогда серебристым. – Нрол сказал, что если с ним что-то случится, металл изменит цвет. Папа, он мертв!
Орис не знал, как успокоить дочь и гладил ее по волосам. Вампир застыл, когда в дом зашел он. Охотники изумленно расступились, пропуская его.
- Верона убили, – говорит, – девочка права.
- Я сожалею, что ваша сестра погибла…
- Орис, – перебивает, – вы не могли бы выйти? Я хочу поговорить с вашей дочерью наедине.
Охотник беспрекословно подчинился, вместе с ним вышли и другие. В комнате осталась перепуганная заплаканная девочка.
- Я…
- Тсс иди сюда, – прижимает ребенка к себе, девочка сразу успокаивается, чувствуя огромную умиротворяющую силу. – Запомни то, что я тебе сегодня скажу. Сегодняшний день ты должна помнить всю свою жизнь.
- Он умер, – вновь захныкала, перебирая необычно желтые волосы.
- Да, твой друг умер, но ты должна помнить, что ему удалось сделать. Он совершил подвиг, сумел вырваться. И, несмотря на то, что верон мертв, он победил. Помни о нем.
- Я буду помнить.
- Останови своего отца.
- Но мой отец…
- Ты поймешь, а сейчас ты должна просто помнить…
- Помнить…

URL
2011-05-03 в 03:53 

Романчик Анастасия
Глава 1.

Черноволосая девушка на старой скамейке вздрагивает и отбрасывает в сторону потухшую сигарету. Нервы разыгрались, совсем покоя нет. Она достает из кармана пачку и зубами вытаскивает очередную палочку с никотином. Зажигает и нервно курит, прищурив глаза, забросив ногу на ногу.
В многоэтажном доме, возле которого сидела девушка, шел ремонт. Его мобильно утепляли и потому облепили пенопластом. Местами еще видны старые стены со следами облупившейся краски неизвестного цвета. С противоположной стороны дома находилась небольшая автостоянка, заполненная наполовину дорогими иномарками и машинами проще на вид. А дальше шла детская площадка, но ее назвать детской разве что с трудом можно. В «живых» осталась только горка с прогнившим дном, да песочница, облюбованная дворовыми кошками. Жильцы дома давно жаловались, но их жалобы пока не доходили до адресата, потому гулять приходилось в другом месте.
В кармашке черной куртки с шипами и черепами звонит телефон. Девушка раздраженно достает предмет связи из кармана, смотрит на экран и отвечает на звонок.
- Мать, че надо? – грубо спрашивает.
- Вика, ты разговаривала со следователем? – доносится обеспокоенный голос до слуха.
- Да.
- Он что-нибудь сказал?
- Без изменений. Да и мудак он еще тот! – фыркнула.
В трубке заплакали и отключились.
По понятной причине Виктория не стала распространяться матери о том, что пыталась флиртовать с симпатичным молодым следователем. Но, несмотря на внешнюю привлекательность, девушка не сумела его ничем завлечь. Букву закона мужчина знал хорошо и что бывает за связь с несовершеннолетней девчонкой, коей была черноволосая девушка, имел представление.
Вика закурила третью сигарету. Руки у нее тряслись. После исчезновения старшей дочери мать на нервной почве попала в больницу. Викторию на некоторое время приютил отец. Какое-то мгновение девчонка радовалась событию, а затем поняла, что не так все и круто. В восторге папа не находился, особенно от внешнего облика дочери. Как выяснилось позже, не устраивал папочку и скверный характер дочурки. Ее курение и свободное поведение в отношении мальчиков и вовсе чуть не довело его до инфаркта. Вскоре он стал ставить ей в пример как мама старшую сестру, мол, она намного лучше. Когда его методы не подействовали, папочка избрал другую тактику и старался обращать на нее внимания не больше, чем на тумбочку в прихожей. В общем, игнорировал дочь и ее капризные требования. Брат и вовсе делал вид, что младшей сестры не существует.
Виктория люто ненавидела зануду сестренку, и ее пропажа только укрепила эту непонятную ненависть. Из университета пришло письмо о том, что старшая сестра поступила на бесплатное отделение. Ею конечно можно гордиться.
Девушка злобно выругалась и сплюнула. По ее мнению, если бы у нее вообще не было сестры, жизнь самой Вики сложилась бы куда удачнее.
К ней на скамейку подсел бывший одноклассник сестры. С ним у Вики имел место роман, но он продлился недолго, как и другие многочисленные интрижки девушки. Это был юноша восемнадцати-девятнадцати лет худощавого телосложения с тонкими ногами и жилистыми руками. Невысокого роста. На голове беспорядок из соломенных волос, постриженных слегка неаккуратно, словно парень сам себя стриг. Глаза мутные карие, цвет кожи местами зеленоватый, что не удивительно, ведь он курил как паровоз. На нем спортивного вида одежда, состоящая из черной майки, красных шортов и просто огромных черных кроссовок. Звали его Денис. Спортом юноша не занимался, когда-то любил футбол, но затем его увлечением стала травка…
- Ну что отыскали твою дурковатую сеструндию? – спросил насмешливо Денис.
- Не-а.
- А Маринку? – его голос на несколько градусов потеплел.
Марину любили в классе и ненавидели одновременно. Она являлась самой красивой девушкой в школе, неизвестно по какой причине связавшейся с ненормальной Лимой. Многие думали, что на ее фоне Марина чувствует себя еще краше, но они глубоко ошибались. Есть люди, которые не ценят дружбу ни на грош, Олимпиаде же – дружба дороже всего.
Когда Марина и Лима бесследно пропали, родители зеленоглазой красавицы подняли на ноги почти всю милицию города. Следствие вели до сих пор, расспрашивали родственников, знакомых, но найти пропавших подруг никто так и не смог.
- Не-а, что ты меня вообще спрашиваешь об этой уродине зеленоглазой ведьме? – огрызнулась черноволосая.
- Да, так, просто спросил, они же вроде вместе пропали, – пожал плечами парень.
- Туда им и дорога, этим дурам! – вскочила резко, сжимая кулаки.
- Чего ты психуешь? Ты что переживаешь, что у тебя пропала сестра? Ты же ее вроде как недолюбливала!
- Я не психую, я бешусь!
Не объясняя свое странное поведение, она быстрым шагом удалилась от него. Парень не стал следовать за ней, здраво поразмыслив, что раз девушка не в себе, то не стоит раздражать ее еще сильнее.
Вика от бушевавшего внутри бессильного гнева футболила все, что попадало ей под ноги. Во всех своих бедах винила только сестру. Как посмела пропасть и вновь привлечь к себе внимание окружающих?
Девушка не знала, что за ней наблюдают, да и разве подобное почувствуешь? Особенно, когда за дело берутся лорды адские вампиры. Они сильно удивлены, тем, что увидели в магическом зеркале.
Вампиры расположились в небольшом белом зале, что находился в самой высокой башне их белого замка. Зал круглый и вместо стен сплошной без остекления балкон, открывающий вид на красные просторы темного мира. По середине зала возвышалось большое зеркало с оправой из черного дерева Эвы, что произрастала в мире принадлежащем Катраклам. В магическом стекле отражалась Вика. Возле зеркала стоял большой прямоугольный коричневый стол с рисунком «клыкастого рта». В отличие от двух стоящих вампиров третий с удобством для себя валялся на поверхности стола.
- Странно, я точно помню вкус ее крови, почему тогда оно показывает совершенно другую девушку? – раздраженно произнес блондин. – Мне нужна седая бестия, а не какая-то человеческая мымра!
- Не горячись, наверняка, та девица давно изменилась, а это, скорее всего ее сестра. Схожая с ней кровь, – пытается успокоить его женщина.
- Но это не она! – недовольно пробурчали в ответ.
- Но кровь та, – логично заметила и пожала красивыми округлыми плечами, – седую нужно искать иным способом, с помощью крови теперь мы ее не найдем.
- Дух не тот. Там воля, что сталь, выкованная в огне дракона, а эта, – презрительно фыркнули в сторону отражения. – Мы даже без применения силы и своих возможностей можем склонить ее на нашу сторону. Она быстро согласится стать одной из нас.
- Твоя, правда, – мягко отвечал ему еще один мужчина. – Но девчонка наш ключик. Пусть она, не такая как ты сказал, тем лучше для нас. Через нее найдем сестренку.
Черноволосый красавец, бордовые глаза. Это он полулежал на столе, положив под спину белую подушку с бордовыми кистями, и пил кровь из красивого бокала. Длинные блестящие волосы завязаны сзади в шикарный хвост. Черный плащ и штаны составляли его гардероб. Голые пятки лежали на золотой тарелке. Серебро вампиры не переносили, потому в здании не найти ни одной серебряной вещицы.
- Ты собираешься вырвать девчонку из закрытого мира? – кивнул на зеркало блондин, где отображалась раздосадованная Вика.
- Да, – расслабленно ответил обладатель бордовых глаз.
- Но ты же не знаешь, куда она попадет!
- Ты знаешь вкус ее крови, потому отыщешь девчонку легко.
- Надеюсь, что ее не прикончат раньше, – вполголоса произнес мужчина. – Но зачем тебе девчонка?
Криво улыбнулся.
- А может, я влюбился?..
Ничего неподозревающая Вика продолжала неспешно прогуливаться по улице, постепенно выходя к стадиону. На травянистом поле две команды юношей в разных цветов майках и шортах вяло играли в футбол. Болельщиков на полуразвалившихся трибунах наблюдалось немного, да и те булькали в уголке жидкостью определенного состава. Кто-то особенно задиристый выкрикивал, кому и как ногу переставлять и куда провалиться, если промахивался. За кого он болел, осталось загадкой, видно, для него важен сам процесс игры, а не команды футболистов.

URL
2011-05-03 в 03:57 

Романчик Анастасия
Вика же к футболу равнодушна. Ее могло заинтересовать, если бы игроки вдруг стали танцевать стриптиз и раздеваться. Она присела на скамейке, болтая ногами. Долго ходить девушка не любила, предпочитая, чтобы ее постоянно носили на руках. Носильщиков же не наблюдалось поблизости, те, что имелись, разве что кролика поднимут не надорвавшись. Совсем извелось племя мужское.
Викторию сильно потянуло в лес. Она даже с места сорвалась как ошпаренная, дабы стремглав ринуться в чащу. Вика долго вспоминала, что произошло в момент, когда она вошла под прикрытие деревьев. Виктория не могла припомнить местности, а ведь в этом самом месте не раз гуляла с друзьями. И когда успела наступить ночь? Тропинка та же, только вот растительность не та. Светилась в темноте и двигалась.
Вика испуганно осматривалась, пытаясь сообразить, чего же она нюхнула, что могло вызвать правдоподобные галлюцинации. Виктория достала из заднего кармана черных брюк пачку сигарет, рассмотрела внимательно, даже в пальцах раскрошила одну палочку. Вроде не они, а что же тогда? Девушка пожала плечами, решила не забивать голову глупостями и пойти к другу, посидеть у него, может чего куснуть. А на галлюцинации просто старалась не обращать внимания.
Вместо дома перед ней выросло огромное дерево с дуплом. Вика хмыкнула, мол, нас не запугаешь, и двинула прямиком в проем. Спираль лестницы вначале привели ее в недоумение. Но опять же девушка считала себя реалисткой, чтобы верить собственным очам. Глаза часто ее обманывали. Лестница казалось бесконечной, и все не кончалась. И чем ниже Виктория спускалась, тем светлее становилось. Кривые деревянные стенки, словно облеплены многочисленными светлячками, а каждый шаг оставлял светящийся желтый след. Прям пиши фантастический роман под названием: «Глюки Вики».
Виктория стала слышать чьи-то переговоры. Они не исчезали с каждым новым шагом, а становились громче. Вскоре ее взору открылось огромное пространство, освещенное призрачным светом. Вика сглотнула и в который раз усомнилась в здравости своего рассудка. Может, она уменьшилась? Вроде нет. Тогда почему под землей произрастают огромные грибы с фиолетовыми шляпками и мощными белыми ножками? Мимо лица девушки пролетали разноцветные стрекозы, шурша крылышками. Где-то неподалеку квакали лягушки и ловили длинными языками стрекоз. Возле основания некоторых грибов булькала болотного цвета густая жижа. Пузыри надувались и медленно лопались с противным плеском.
- Офигеть, я сплю и вижу сон, – хмыкнула Вика, глубоко вдохнув. На всякий случай она себя ущипнула, но видение упрямо не хотело пропадать. Ладно, глаза и уши могли ее обмануть, но обоняние! Она отчетливо различал странные и незнакомые ее носу запахи.
Девушка подняла голову, чтобы взглянуть на потолок. Море светящихся светлячков разнообразных цветов и оттенков, а также стрекозы сидели на свисающих вниз каменных шипах. Вдоль всего потолка росли другие грибы, они двигались и прозрачно-красные шляпки напоминали перевернутых медуз. Некоторые грибы вздувались и выплевывали красное облачко.
Изумленная Виктория спустилась до конца ступенек и вступила на рыхлую почву. Нечто вдали привлекло ее внимание. Кучка незнакомых людей в черном тряпье переговаривались, ругались и спорили. Они стояли возле большого гриба, одна фигура упрямо ковырялась в белом стволе, словно что-то хотела оттуда достать.
- Эй, вы не подскажите, куда я попала?! – крикнула им обрадованная девчонка.
Роковая ошибка. Не зря же детей учат не разговаривать с незнакомцами. Девушку в мгновении ока окружили и схватили за руки моложавые, все как одна черноволосые женщины с отражающими свет желтыми глазами.
- Посмотрите, какая девочка к нам приблудилась, просто чудо! – прокудахтала одна.
- Уберите от меня свои лапы, я сейчас вас бодну! – Вика и вправду попыталась боднуть хоть одну из незнакомок, но те оказались слишком быстрыми для ее атак.
- А какая кожа, кому из трех отдадим ее или оставим себе на потеху? – пропела вторая.
- Сестры, отдадим ее третьему, – похихикала третья.
- Мы его совсем не балуем, – согласись четвертая.
- Его жертвы не так громко кричат.
- У нас музыка сегодня есть лучше, наши сестры поймали эльфа, сегодня будет пир!
Они мерзко захихикали, а Вике показалось, что у нее едет крыша. Разве могут у обычного человека загореться мистическим красным огнем глаза? Вряд ли. Они потянули Викторию за собой, не переставая хохотать каждый раз, когда девушка пыталась вырваться из их плена. Женщины подвели ее к одной из трех ям, окруженных огромными грибочками. Прямо, как после ядерной катастрофы. Правда, они еще и светились. Не церемонясь, Вику сбросили вниз. Она, свалившись, погрузилась в кромешную тьму.
- Желаем повеселиться, дорогой, она тебе понравится!
- Сучки, а ну выпустили меня отсюда!! – закричала сестра Лимы и бросила в них один из камней, валявшихся на земле в огромных количествах. Не попала, а жаль.
Когда их хихиканье перестало быть слышным, Вика различила рядом с собой чье-то горячее дыхание. Запоздало девушка поняла, что находится в яме не одна. И к кому они ее бросили? Она резко развернулась. В темноте едва девушка сумела разглядеть мужскую фигуру. Он стоял напротив и кажется, с интересом рассматривает ее.
- Если ты насильник, то я и так отдамся, – стала быстро раздеваться, оставаясь перед ним, в чем мать родила. – Мне все равно кто ты и что, мне моя жизнь дороже. Так что можешь приступать.
- И ты так просто отдашься незнакомцу, не зная, ни кто он, ни что из себя представляет?
Голос Вике не понравился, за ним словно повторяли его же слова. Слишком уж неестествен, как будто его обработали на компьютере, чтобы придать мистики и ужастика. Так сказать детишек малых пугать милыми фокусами. Но Вику ничем не удивишь. Она коренной житель городов и с молоком матери впитала его горький вкус.
- Ну, чего ты ждешь? – возмутилась девушка. – Я замерзла или ты ср…ный импотент и не можешь, если девка не кричит. Так я и покричать могу для разнообразия.
- Не думаю, что тебе понравится.
- Задолбал, мы будем…
Вика замолчала, когда в ее бедро вонзилось что-то острое и сознание стало меркнуть. Она помнила, как он вышел на свет. Ее еще поразили его сетчатые как у мухи голубые глаза с горящим желтым зрачком.
- Для этого мне не нужно, чтобы ты находилась в сознании, – последнее, что девушка услышала, прежде чем погрузиться в небытие…
Тем временем ведьмы привязывали к столбу эльфа. Они находились среди тех же огромных грибов. Возле столба импровизированный жертвенный алтарь с рисунками из крови для вызова жителей глубин. В одной руке у самой дряхлой женщины с грязными свисающими седыми волосами жертвенный нож. А в другой правой руке – золотая чаща для крови. Во многих открытых мирах считалось, что золото любят жители бездн, что недалеко от истины.

URL
2011-05-03 в 03:57 

Романчик Анастасия
Для подобного случая собрались все ведьмы и заунывно напевали нечто себе под нос, размахивали кривыми кинжалами. Клан именно этих ведьм не имел сообщений с другими, они предпочитали одиночество. Изредка воровали людей из селения либо существ из других миров. Пока они вели себя довольно тихо и потому не привлекали к себе излишнего внимания. Но как долго продлится их спокойствие неизвестно.
У парня-эльфа скучающее выражение лица, словно его собираются не казнить, а прочитать ему нудную лекцию. Он не сопротивлялся и едва подавливал зевки. Женщины находились в недоумении. Они часто ловили людей, но вот эльф им попался впервые. Обычно жертвы кричат, упираются, пытаются вырваться, этому же все равно. Он еще и зевать смеет, ехидно посмеиваться.
Главная ведьма стала зачитывать заклинания для призыва жителя глубин.
- А побыстрее нельзя? – возмутился эльф, перебивая ее. – У меня еще дела есть, а вы меня тут задерживаете!
Ведьмы остолбенели и замерли, не зная как вести себя с наглым пленником. Он не только не боялся, но еще и нахально указывал, что им делать.
- Замолкни! – визгнула, не выдержав, одна из ведьм.
- А ты мне кляп в рот засунь, может тогда интереснее станет, я хоть сплюну тебе его на макушку, – ехидно заметил остроухий юноша.
Женщину затрясло. Она подняла кулак, дабы ударить насмешника, но ее остановили сестры.
- Пускай посмеется перед смертью, – злобно прыснула главная ведьма и продолжила заклинание.
- Ноги, поставь ровно, карга! Кто так ставит? – продолжал издеваться пленник. – Кубок с кровью поставь в центр, а то грохнется на пол. Ну что я говорил? Грохнулся. Буквы произноси правильно и не шепелявь. А то призовешь сейчас озабоченного рогатого, он с вами тут быстро управится. Я же повишу и посмеюсь.
- ЗАТКНИСЬ!!!
- Ай-ай, – цокнул языком сочувственно, – нервишки шалят, травки с чайком выпей. Может, полегче станет. Куда смотрит государство? Ведьмы вон и те на ногах нормально не стоят. Ай-ай, просто кошмар, я подам жалобу в городское управление.
- ЗАТКНИСЬ!!!
Ему вставили кляп в рот, но не помогло. Он его разгрыз, ловко сплюнул, как и обещал, на голову самой раздражительной ведьме.
- Знаешь, ты так намного лучше выглядишь. Ты не пробовала носить парик? Говорят, очень хорошо предохраняет от блох. Хотя твою голову это уже не спасет, в тебе их больше, чем населения муравейника.
- Р-р-р, я его сейчас придушу!!!
- Давай, сделай мне массаж, у меня давно затекла шея, я просто изнемогаю.
Главная ведьма гневно сплюнула.
- Сестры, посадите его в яму, завтра подумаем, как его заткнуть и продолжим ритуал, – приказала она.
- Ай-ай, все-таки попей травки, нервишки шалят, и как ты только ведьмой стала? Недоучка среднего разлива и то лучше тебя справится!
Ему кубком с кровью треснули по лицу. Он поморщился.
- Ну вот, теперь я весь липкий и мокрый, а посильнее не могла? Хотя бы зубы мне выбила, а то и на это у нас силенок не хватает. Ай-ай, я расстроен, просто до самой глубины душевной огорчен.
- Уведите его.
- Эй, а еще раз меня ударить, ну хоть подзатыльника на прощанье дать? Что, радикулит замучит? Ай-ай, что за ведьмы пошли? Сплошное разочарование!
Женщины десятки раз пожалели, что пленили эльфа, кто ж мог подумать, что он таким ехидным и языкастым окажется?
- Сестры! – вбежала еще одна ведьма, когда эльфа увели и бесцеремонно скинули в яму.
- Что, случилось?
- Я нашла мертвую Зинду, у нас гости.
- И кто мог посметь совершить сие злодеяние, прямо в нашей обители?
- Вампиры, – прошептал чужой голос.
Сразу все обернулись. К ним приближались двое.
Мужчина в черно-красном костюме с длинным пальто, перепоясанным огненно-красным поясом. Высокие сапоги до бедра. Прекрасный блондин с красными глазами и иголками зубами. Его спутница – черноволосая женщина и такая же красноглазая. Минимум одежды едва скрывало ее белоснежные формы. В руках она держала огненный посох. На голове золотая диадема, на шее сверкает желтое ожерелье в виде летучей мыши. Алые губы плотно сомкнуты, из уголков рта стекала алая кровь.
- Мы же за тьму, почему? – прошептала главная ведьма.
- Какая жалость, вы плохо служите, – глумливо улыбнулся вампир, прежде чем оторвал всем стоящим головы. Ему понадобилась всего секунда.
- Зачем ты их убил? Они могли бы многое нам рассказать, – упрекнула его спутница.
- Не люблю шавок, тешущих себя глупой надеждой, что делают кому-то огромное одолжение, – поморщился, брезгливо вытирая платьем ведьмы руки. – Таких нужно давить, дабы не пятнали наше имя своими грязными руками!
- Ты чувствуешь, где девчонка?
- Да, идем, заберем ее.
- Ты превратишь ее?
- Нет, ее превратит он.
На полу расползалась кровавая лужа. Именно так платит своим слугам тьма, и она никогда не бывает благодарной…

URL
2011-05-03 в 03:59 

Романчик Анастасия
Глава 2.

Травка зеленеет, птички поют, дубрава раскинула ветви, сверчки стрекотали, река влекла прохладой и чистой воды. Сквозь ветки деревьев, проникал солнечный свет, вызывая трепет в душе. Цветы пахли чудесно и одурманивали мимо прохожий мимоезжих. Кто-то громко кричал…
У темных эльфов Афоэль весело, правда, только для них самих. Крики, что раздавались в темной роще, принадлежали бедной Лиме. Садистка Сирена, придумала ей новое испытание, что отнюдь не прибавляло оптимизма. Все делалось, для того, чтобы девушка забыла события последнего сражения и перестала себя грызть. Теперь за ней не гнались с кнутом и палкой, на нее объявили настоящую охоту. Надели на голову рога, и давай бегай по лесу, удирай от темных эльфов, улюлюкающих и громко хохочущих. Эльфам определенно забава пришлась по душе. От их стрел чудовищно трудно уйти, а они еще остроухие изверги целились в пикантное место. В итоге девушка ощущала себя павлином, распушившим хвост. В данном случае ее хвостище состоял из стрел. И так продолжалось каждый день, а еще Сирена не забывала бросить кирпич…
Несмотря на все издевательства и всю смехотворность ее положения, темные эльфы относились к Лиме хорошо. Когда небольшая компания Сирены переправились через портал после сражение к «остроухим». Олимпиада ожидала чего угодно, вплоть, что они будут ее ненавидеть. Но ничего подобного не произошло. Вначале да, они приняли ее в штыки, потом же стали присматриваться. Молодые эльфы охотно тренировались вместе с ней и даже подшучивали вполне дружелюбно. Старшие же показывали, как надо стоять при стрельбе из лука, как держать оружие, из чего оно делается и как из ничего сделать «плешку». Травницы водили за собой и носом тыкали ее, какие травы нужно собирать для ядов, а какие для лекарств. Олимпиада ловила все на лету. Сирена продолжала тренировать ее память, поэтому новая информация воспринималась моментально. От эльфов Лима узнала много чего нового.
Девушка искренне не понимала, почему ее новых знакомых называли темными, если из-за глаз, то глупо. Потом Сирена ей пояснила причину. Все дело в темном прошлом, которое трудно забыть и изжить. Темные времена давно прошли и нынче эльфы Афоэль поворачивались к свету, все происходило постепенно, но неуклонно.
Для Лимы особенно трудно было научиться бегать по веткам, как делали это лесные жители. Воительница заставляла ее пробегать огромные расстояния, не опускаясь на землю и не замедляясь. Олимпиада потеряла счет падениям и числу веток, которых она пересчитала телом, падая вниз. Еще девушке пришлось убедиться, что эльфы отлично стреляют на слух и мгновенно перезаряжаются. Сирена ставила ее в середину раскиданного по поляне хвороста. Она заставляла ученицу идти так тихо, чтобы не услышали стрелки с завязанными глазами. Каждый шорох сопровождался выстрелом. Под конец испытания Олимпиада напоминала большого пернатого ежика.
Вернувшись после охоты с хохочущими эльфами, Лима с огромным облегчением сняла рога с головы и повыдирала стрелы из зада. Кто-то подкрался сзади и попытался ущипнуть ее. Но тренировки Сирены не проходят даром. Девушка резко развернулась и едва не впечатала кулак молодому парню в нос. Он дернулся, и удар слегка задел его челюсть.
- Ой! – спохватилась Олимпиада, прикрыв лицо двумя руками. – Извини, Рил, я не хотела.
- Сразу видно, что у тебя учитель Многоликая, – потирал место удара эльф, весело посматривая на девушку сиреневыми глазами. Черные дуги бровей немного приподняты. Он явно не ожидал нападения.
- Конечно! Она меня гоняет! Если бы ты так легко мог ко мне подобраться, она бы заставила меня… Мне даже страшно представить, что она для меня бы придумала. У нее фантазия богатая.
Рил – высокий темный эльф с серебряными волосами и белоснежной кожей. Девушка сокращала эльфийские имена. Ей легче называть нового товарища Рилом, чем ломать язык, пытаясь выговорить полностью его имя.
Лима практически не различала эльфов, так как все они были по-королевски красивы. Высокие, статные, изящные и пахли почти одинаково. У Рила имелась на шее черная татуировка в виде кривых клинков без рукоятки. Именно по этой особенности девушка его узнавала. На кончике левого острого уха маленький темно-зеленый паучок.
Рил первый кто пошел на сближение и постарался познакомиться с ученицей воительницы. Отчасти из-за молодости, отчасти благодаря вздорному характеру ему захотелось узнать о незнакомке больше.
- Как настроение? – поинтересовался он.
- А какое оно еще может быть? – нахмурилась девушка. – У меня все болит, а еще нужно топать, чтобы твой отец вытряс из меня последние мозги.
Рил расхохотался.
- Радуйся! Тебя тренирует наш лучший боец, один из главных военачальников. Даже я – заметь, его сын – не могу у него тренироваться, так как ты каждый день.
- Я его боюсь.
Парень снова не удержался и хохотнул в кулак.
- Ты ученица самой Многоликой боишься простого темного эльфа?
- Ничего себе, простой! – возмутилась праведным гневом. – Да у меня после его тренировок на теле живого места нет!
- КРИК, ИДИ СЮДА, ЛЕНИВАЯ ОВЦА!!! – заорали на весь лес.
- Все, полку поспели, Сирена орет, значит, мне получать подзатыльник.
- Удачи, – хихикал эльф весело.
- Спасибо, Рил, немножко удачи мне не помешает.
Девушка двинула через благоухающие кусты прямо на голос. Стоит отметить, что лес эльфов сильно отличался от обычного леса. Стволы толстых деревьев не коричневые и даже не белые, а где-то ближе к светло-фиолетовому цвету. Также стволы пронизаны светящимися фиолетовыми жилами. Сиреневые либо темно-зеленые листья закручены в спираль и внутри светились, благодаря зернышку с горох. Всего в лесу эльфов около десяти видов подобных деревьев. Одни из них приносили сочные плоды. Иные служили защитой стране эльфов и домом. Имелись также другие растения, целебные травы и огромные красивые цветы, опыляемые птицами и насекомыми. Границы леса охраняли колючие заросли, любой, кто подойдет без приглашения будет наказан. Растения прицельно стрелялись ядовитыми семенами. Потому леса эльфов обходили стороной даже крупные хищники.
Кроме эльфов Афоэль мир больше никто не населял. Когда-то давно эльфийские земли были мертвыми и безжизненными, пока не пришли хранители равновесия и не возродили мир к жизни. Они-то и поселили сюда темных эльфов Афоэль, а уж сами эльфы постарались придать новому дому подобающий вид.
Кроны деревьев столь густы, что солнечные лучи практически не пробивали сквозь листья, но света от зернышек, жил древ и кустов хватало, чтобы не заблудиться и не щуриться сослепу. Лима быстро отыскала преподавательницу. Воительница нетерпеливо перебирала палочку пальцами, развалившись на низкой ветке большого дерева. Когда Олимпиада подошла к ней поближе женщина открыла изменяющие цвет глаза и внимательно ее осмотрела.
- Не дури ему голову, он еще молодой, запутаться может.
Девушка опешила.
- В смысле? Кому я дурю голову? Рилу что ли?
- Я не тебе, овца! – разозлилась Сирена. – Ты если и задуришь кому голову, то только чокнутому старичку, страдающему хроническим склерозом. Рил на тебя смотрит только как на другого парня. Это ж надо себя так зарекомендовать, что в тебе девку не видят и в лупу!
- А кому тогда ты это говорила? – постаралась поменять неприятную тему.
- Мысленная связь с одной дамочкой. Мне пацана стало жалко, вот и вмешалась, больше тебе не положено знать по статусу, усекла?
- Усекла, а зачем ты меня звала?
- Скоро с тобой партизанить будем.
- А когда на нас нападают?
Сирена довольно ухмыльнулась.
- На нас как раз таки не нападают. Мы пойдем темным в бубин давать.
Лицо Лимы вытянулось еще сильнее.
- Как это, мы пойдем?
- Понимаешь в чем фишка, – поерзала на ветке воительница, – темные, прежде чем атаковать эльфов, стараются скрыть сам факт нападения. Если эльфы предупреждены, то к ним лучше даже не соваться. У них практически непрошибаемая оборона. Только самые сильные могут не бояться их. Что вообще делают темные! Они натыкают порталов в лесу по всему периметру и одновременно начинают атаку, а главное поджигают деревья. И получается, что у эльфов практически нет шансов выстоять. Всего пару случаев имеется в истории, когда оборона с большими потерями сумела отбиться и еще дать в бубин обидчикам. В данном же случае темные не знают, что к эльфам приперлась я и рассказала о приближающейся беде, а наши ушастые парни умеют скрывать информацию.
- Поэтому ты не участвуешь в тренировках! И мы приехали сюда ночью! – догадалась ученица.
- Именно, – кивнула, – они не должны меня видеть. Чокнутый вампир среди темных эльфов не велика новость, тебя даже не старались скрыть.
- И что мы будем делать?

URL
2011-05-03 в 04:00 

Романчик Анастасия
- На месте решим. Мы ведь действовать не в этом мире-то будем, так что приготовься к путешествию через портал. А пока дуй к тренеру, он тебя порвет на лоскутки, если в ближайшие пять минут ты не появишься на тренировке.
Лима горько застонала.
- Давай-давай, и не стони как великомученик! Тяжело в учении, легко в бою!
- Я знаю.
Отец Рила был известным среди эльфов главнокомандующим и стратегом. Званий у эльфов нет, но если сравнивать, то у людей его бы называли как минимум генералом. Как личность Лима тренера уважала, такого сильного и мужественного мужчину трудно не уважать.
Эльф ждал ее, заложив руки за спину. Одна стройная нога опиралась на высокую ветку, вторая оставалась на нижней. Белые волосы эльфа заплетены в сложную прическу из черных и зеленных ленточек. Облегающий черно-зеленый костюм только подчеркивал стать мужчины. На плече темно-зеленый лук со змеиными головами на обоих концах, черная тетива. Стрелы его с зеленым оперением отравлены.
Тренировались эльфы, как ни странно не на полянах, а на ветках деревьев, отчего тренировки только усложнялись. Трудно уходить пусть и от деревянных клинков и одновременно думать, как не свалиться вниз головой.
- Ты опоздала, – упрекнул девушку тренер, не поворачиваясь к ней лицом и откладывая в сторону лук с колчаном, дабы не мешали.
- Простите, учитель.
Олимпиада предпочитала называть его учителем, нежели сокращать его длинное имя. Она физически не могла называть эльфа иначе. И дело тут не в возрасте. Его сын Рил годился ей в прадедушки, если не в прапрадедушки и ничего, нормально.
Его мгновенный выпад она едва отбила. Насыщенные фиолетовые глаза темного эльфа с вертикальным зрачком, как всегда холодны и ничего не выражали. На правой черной брови небольшой вертикальный белый шрам. В левом остром ухе почти на самом кончике черная сережка-змея. Эльфы любили украшать уши.
- Многоликая говорила тебе, что скоро мы отправимся в темный мир? – спросил, не переставая атаковать. Его особая манера – он разговаривал и сражался одновременно. Лиме приходилось отвечать, и тогда она получала тумаки от тренера, едва не слетала с дерева. В последнее время девушка одевалась точно так же как темные эльфы. Ей нравилась их одежда, во всех отношениях удобная.
- Да, только что сообщила.
- А причину, по которой мы отправимся, объяснила?
- Нет.
- Значит, узнаешь все по прибытию, – его нога припечатала вампиру в челюсть. У Лимы посыпались искры из глаз. – Но знай, мы отправимся вчетвером. Мой сын будет с нами.
- А почему?
Самое скверное для Олимпиады – эльфы в совершенстве владели телом и атаковали всеми конечностями. В ходе драк использовали запрещенные приемы и все предметы, что попадали под руку. Даже улиткой могли в глаз пульнуть. Для выживания все средства хороши. Особенно в тех случаях, когда тебя атакуют сразу шесть противников, тут уж о чести не стоит заикаться.
- За нами наблюдают, – отвечал эльф, атакуя ее сразу двумя клинками, затем коленкой еще умудрился извернуться и под дых дать. – Мы должны вести себя естественно и сильно не светиться. Никто не должен догадаться о том, что мы знаем о готовящейся атаке.
- Ясно.
- Сегодня ночью состоится праздник в честь удачного сбора урожая, во время него мы уйдем из леса в другой мир. Ты готова к путешествию?
Лима неуверенно кивнула. Она привыкла жить среди эльфов. И, несмотря на изнурительные тренировки, ей нравилось скрываться в лесу. Эльфы другие и этим все сказано.
Сегодня Олимпиаде удалось достать палкой тренера. Ее «убили» неисчисляемое количество раз, но даже такой маленький успех радовал, значит не все потеряно. Рил находился в приподнятом настроении, его как мужчину мысль о предстоящем сражении не могла не радовать. Девушка прекрасно понимала, почему выбор пал на него и дело тут вовсе не в том, что Рил сын главнокомандующего. Они будут работать в паре. Девушка ранее отрабатывала с ним движения. С ним лучше всего получалось и кому как не Сирене видеть в них боевую двойку?
Праздники у эльфов красочные с музыкой, с песнями и что больше всего радовало девушку без спиртного. Эльфы никогда не пили. Все дело в придуманной темными казни. Пленного эльфа десять дней поили крепким спиртным, после чего тот умирал в страшных муках.
Огромную поляну освещала большая луна и маленькая рядом с ней. Ничего общего между праздниками людей и эльфов нет. Эльфы практически не разговаривали между собой. То был праздник жестов, где не нужны лишние слова, за них скажут движения. Лима танцевала вместе с ними, и пьянящим был тот танец. Древняя магия сливалась с реальностью и трудно отличить, где правда, а где вымысел. В огромной костре среди больших камней можно рассмотреть целый спектакль. Между танцующими пролетали водяные птички, обдавая всех холодными брызгами. Если попытаться их поймать, то они начинали плеваться водой. Нарисованные перед праздником тигриные черные полоски на коже эльфов внезапно приходили в движение. Молодежь (всего сто лет от роду) бегали друг за другом и бросались зелеными шариками из пыльцы.
Рядом с поляной находился водопад, и эльфы со смехом ныряли в прохладную воду. Лима уставшая, но жутко довольная присела на большой камень, покрытый нежным желтым мхом. Она опустила ножки в прохладную воду. В разные стороны уплыли маленькие разноцветные рыбки. Фиолетовые водоросли щекотали пятки, прозрачные блестящие камушки привлекали взгляд. На душе стало очень хорошо, музыка проникала в самую глубину и тревожила замысловатым напевом. Кто-то из эльфов красивым, хорошо поставленным голосом запел. Его голос распространился по всей поляне и достиг водопада, эхом отражаясь от камней. Помнится, Олимпиада слышала от Сирены, что многие любители музыки специально пытаются проникнуть на праздники эльфов, дабы послушать их певцов. Она же слушала их бесплатно.
Рил подобно коварной змее подобрался к ней сзади. Лима его почувствовала, но не ожидала от него никакой подлости, а зря. Он спихнул ее ногой в воду, еще и шариком с пыльцой пульнул в голову. В итоге девушка не только мокрая, но еще и зеленая от пыльцы. Эльф захохотал и дал деру. Лима, гонимая местью, погналась за ним, позаимствовав шарик с пыльцой. Старшие эльфы с улыбками провожали их, пока молодежь металась между их фигурами и деревьями. Наконец Олимпиаде удалось поймать эльфа за «уши» и прямо в нос заехать шариком. Он, вновь засмеявшись, закружил ее в объятиях и нырнул вместе с ней в воду. Девушка поняла его план только, когда оказалась под водой. На глубине виднелся окно в другое пространство. Никто никогда не рассказывал ей о том, что на глубине водоема прямо под водопадом находится портал. Эльфы молчаливый народ. Они не любят распространяться о своих тайнах.
Рил потянул ее за собой и быстро поплыл к небольшому телепорту. Проходить сквозь него тяжелее, сопротивление сильнее, будто проходишь сквозь желе или клей. На той стороне их ждала Сирена и отец Рила со снаряжением.
- Повеселилась? – с улыбкой поинтересовалась воительница у ученицы.
- Немного, – ответила Лима, выжимая длинные белые волосы.
- Идемте, у нас еще много дел, а нужно вернуться до утра.
Переодеваясь на ходу (она не стеснялась эльфов), Лима рассматривала мир, куда они прибыли. Мертвая серая земля, покрытая пеплом, обломки камней, разрушенные старые здание окружали их со всех сторон. Серое небо. Кругом сплошной сумрак, ноги по щиколотку скрывались в полупрозрачном мутновато-белом тумане. На земле, местами потрескавшейся, валялся разнообразный мусор.
- Смотри, – поравнялась с Олимпиадой Сирена. – Если темные побеждают, они убивают мир. Лет семьдесят назад здесь было очень красиво.
- А кто здесь жил? – поинтересовалась Лима.
- Люди. Многие погибли, кто-то попал в рабство, остальные сбежали в ближайшие миры за помощью. Печальная картина.
- Ты так и не сказала причину посещения этого мира, – выразительно осмотрелась. – Я не вижу с кем здесь драться.
- Нам нужны копии карт их миров, – начала пояснять. – Миров, откуда они начнут нападение. Если мы сумеем отыскать необходимое, то сможем опередить их. Выкрасть план расстановки порталов и горячо встретить нападающих.
- Кто-нибудь охраняет карты?
- Кошечки и тени.
- Не совсем понимаю, – нахмурилась ученица.
- Скоро увидишь, – загадочно ответила Сирена.
Впереди за полуразрушенными домами показалась огромная стена, словно старая серая каменная плотина, коей давно не пользовались. Ни ворот, ни входа внутрь, никакого намека на то, как можно попасть за пределы стены. Но за преградой явственно видна высокая башня. Из-за тумана и сумрака башня малозаметна, ее едва разглядишь с дальнего расстояния.
- Так, нам надо разойтись, – приняла позу истукана воительница, присвистнув. – Рил и Крик, вы войдете в город с восточной стороны, а мы зайдем с западной. Нужно ликвидировать защитников и попасть в крепость темных.
Лима и Рил кивнули одновременно, вместе побежали вдоль огромной стены. Оба двигались бесшумно. Сирена заранее знала, где находятся ворота в мертвый город со скелетами каменных домов. Но ворота были закрыты.
- Полезли наверх, – предложил эльф, отчаявшись открыть большую дверь.
- А не лучше ли взлететь?
- Заметят, у тебя крылья слишком яркие.
- Ладно, тогда полезли.
Рил выстрелил из лука. К стреле прикреплена веревка. Как только острие закрепилось в трещине, эльф быстро вскарабкался наверх. Девушка дождалась, когда он окажется на самом верху, и залезла вслед за ним. С вышины стены они осмотрели пространство впереди. В центре города красовалась черная цитадель, она единственная казалась «живой». На вершине башни светился энергетический шар. Он поддерживал находящиеся внутри порталы и оборудование.
- Как-то пустынно и слишком тихо, – прошептал Рил.
- Не обольщайся. Спускаемся.
Девушка легко спрыгнула вниз с огромной высоты. Эльф приземлился рядом, и они вместе двигались по направлению к цитадели. Пустые полуразрушенные дома, мусор и пепел под ногами – все, что встречало их по пути. Лима подняла вывеску и стряхнула с нее пепел.
- «Кафе «Чародейка», мы всегда рады единомышленникам», – прочитала задумчиво. – Странная реклама.
Рил лишь пожал плечами. Пару раз он заглядывал в распахнутые двери, висящие на одних «соплях» и разбитые полукруглые окна, пытался даже что-нибудь интересное раскопать. Эльф быстро спускался в подвалы и тут же недовольный возвращался обратно.

URL
2011-05-03 в 04:00 

Романчик Анастасия
- Даже скелетов нет, – пробурчал он, закончив осмотр, – словно здесь никогда не было жизнь.
- А чем они могли уничтожить мир? – девушка сдувала пепел с очередной вывески, но на ней изображен непонятный знак.
- Чем угодно. Разве сейчас разберешь, что произошло здесь? Скорее всего, просто выпили жизнь, как из бутылки сок. Посмотри на землю, – сапогом поднял тучу серой пыли, – такая земля больше не принесет плодов, она бесплодна.
Они приблизились к громадному черному зданию. Длинные вертикальные цилиндрические окна или то, что стояло вместо них, наполнены непонятной желтой жидкостью. Приглядевшись можно увидеть противных на вид змей, смотрящих на мир рубиновыми глазами. Глупые рептилии бросались на стекло, видя добычу, и едва не выбивали себе острые зубы. С близи цитадель напоминала сложенные вместе и оплавленные черные восковые свечи, энергетический шар заменял огонь. Мост поднят, а вокруг здания вырыты большие и глубокие ямы, из которых исходил зеленый свет.
- Ну что, прыгаем? – ухмыльнулся эльф. Была у них с Лимой забава, кто дальше прыгнет. Но на сей раз, прыгать не пришлось…
Из ямы выбралась кошка. Рил и Лима остолбенели и глядели на нее во все глаза. Примерно так же смотрят хомячки на тигра. Ужас и страх. Монстр напоминал кошку лишь мордой, остальное представляло собой обожженную кожу и сплошные шипы. Шесть когтистых лап и два хвоста с жалом скорпиона. Изо рта капала зеленая слюна, и куда падала капля, поднимался с шипением пар. Кислота.
Первым среагировал Рил. Он подхватил девушку на плечо и дал стрекоча.
- Рил, я сама бегать умею! – возмутилась Лима.
Но ее никто не слушал. Он бежал и петлял между полуразрушенными зданиями. Кошка не отставала, сшибая столбы и врезая с разбегу в дома. Пыль позади бегущего эльфа стояла такая, что не видно ни кто за ними бежит ни что. Эльф подобно обезьяне забрался на стену. Кошка, взвизгнув, клацнула зубами и врезалась в преграду головой. Это препятствие стало для нее непреодолимым.
- Чуть не схавала! – выдохнул, опуская девушку на пол.
- Ну и кошечки у них! А зачем ты меня подхватил?
- Столетняя привычка – первых всегда спасают женщин и детей.
- Спасибо, я польщена, что меня все-таки причисляют к женскому полу, – ехидно улыбнулась Олимпиада, извлекая на свет заэну. – Как ты думаешь, небольшая вспышка брякнет ее или нет?
Он ругнулся матом. Что именно эльф сказал, Лима не поняла, видимо он не хотел, чтобы она понимала его.
Прицелившись, Олимпиада выстрелила сгустком энергии. Кошке слегка опалило шкуру, но сильного вреда ей атака не принесла.
- Попробуй из хвоста, – предложил эльф. – В голову целься.
Лима изменила облик и вновь прицелилась, выстрелила.
- Вот это череп!! – воскликнул Рил, почесав в затылке. – И как нам быть с этой дурой?
- Давай в глаз попробую.
- Ты видишь у нее глаза? – удивился юноша.
- Я вижу глазницу, этого достаточно!
Вновь выстрел.
- Пригнись!
Вовремя легли. Кошка умерла, правда своеобразным образом. Она взорвалась, разбрызгивая кислотную кровь.
- Почему я не прихватила зонтика?
- На тебя попало?
- Нет, а могло!
Встали и отряхнулись от пыли. Лима скорее почувствовала, чем увидела, летящий в Рила гарпун. Уроки Сирены не прошли даром. Олимпиада оттолкнула эльфа. Страшное оружие пробило ее живот и вышло из спины. Девушка упала. У Рила округлились глаза от ужаса, он не успевал подхватить напарницу. Лиму дернули, и на дикой скорости она полетела в сторону цитадели, сбивая здания на лету. Пыталась сломать гарпун. Тормозила ногами, но они лишь крошили железобетон как картон. Рил кричал где-то позади и бежал за ней.
Дикую гонку закончила Сирена. Она подпрыгнула и перерубила трос, подхватила за шкирку упавшую в обломки ученицу. Воительница скрылась вместе с Лимой за полуразрушенными стенами.
- Когда в следующий раз соберешься когда-нибудь спасать береги тело, а то взяла моду! – упрекнула девушку женщина.
Она лично вырвала из Лимы гарпун и выбросила. Сирена выскочила и поймала оружие, предназначенное ей, как дернула – и башни нет. Подбежавший Рил присвистнул:
- Я себя ощущаю помощником титана.
- Идем, помощник, – ухмыльнулась воительница и повела обоих за собой внутрь башни.
- А почему вы так уверенно идете сюда? – спросил Рил.
- Ну, вообще-то кроме монстров здесь никого нет. Стрелявшие в нас тени скончались в завалах камней. Темные считают, что в хранилище и так никто не сунется, поэтому их личное присутствие не требуется.
Через пару шагов к ним присоединился отец Рила. Он похлопал сына и Лиму по плечу и молча шагал вместе с ними. Сирена завела их внутрь цитадели. Мост опустился просто. Воительница, имевшая немалую силу за плечами, зацепила кнутом одну из цепей и потянула на себя. Механизм с треском и шумом подчинялся, а потом и вовсе сломался. Мост с грохотом упал, подняв кучу пыли и обнажая оранжевый провал коридора. Оранжевым он казался из-за янтарных стеклянных стенок, внутри них содержались те же самые змеи. Проходя мимо них, Лима каждый раз вздрагивала, когда очередная рептилия врезался в стекло.
- Что это за твари? – спросила девушка у Сирены, проведя по идеальной стеклянной поверхности пальцами. Сразу с десяток змей устремились за ее рукой.
- Экспериментальные монстрики, – ответила воительница, едва взглянув на существ. – Темные много кого разводят в лабораториях, издеваются над жизнью, как только умеют. Постарайся не кричать, когда пройдем дальше, а то ненароком те твари могут стекло, что их удерживает, снести. А теперь, ребята, тихо, ни звука, а то у меня нет желания удирать от этих существ.
Лима едва не вскрикнула, когда закончился оранжевый туннель и показался огромный зал. С равным интервалом друг от друга стояли цилиндрические сосуды высотой с десятиэтажный дом и такой же ширины. Внутри в красной жидкости содержались существа и в самой страшной сказке невиданные. Черная блестящая шкура, огромные четыре лапы с внушительными когтями. Жгуты мышц под кожей впечатлили бы и профессионала по бодибилдингу, принимающего стероиды. У монстра два острозубых рта, один на голове с множеством закрытых веками глаз, второй на выпуклой груди. Морда… без комментариев. И в каждом сосуде содержалось по одному чудищу.
Вчетвером команда шла достаточно бесшумно и изредка посматривали, чтобы ни одно из существ не открыло глаз. Даже Сирена необычно напряжена. Олимпиада, засмотревшись на монстра, случайно задела ногой шнур. В панике, запутавшись в нем, она рухнула на пол. Немая пауза…
- Стоять, не двигаемся, – приказала воительница, застыв и не сводя взгляда широко распахнутых очей с раскрывшегося красного глаза чудовища.
Они долго ждали, пока монстр внимательно на всех посмотрит. Медленно веко закрыло страшный глаз.
- Идем? – двинулся Рил.
- Стой-й-й, – запоздало тихо взвизгнула Сирена.
Чудовище заревело, перебудив всех собратьев, и ударило по преграде кулаком. Стекло треснуло.
- Бе-жим! – протяжно закричала воительница, и первая газанула к выходу, только пятки сверкали.
Лиму снова забросили на плечо, на этот раз она оказалась на плече отца Рила. Девушка не возражала, у нее все онемело, и от ужаса творившегося вокруг она повизгивала.
Сирена добралась до дверей, машет им рукой.
- Быстрее, копуши! – кричала она, нетерпеливо подпрыгивая на месте.
Эльфы последним скачком прыгнули в открытую дверь, перекувыркнулись, сделав на полу несколько оборотов. Сирена кулаком нажала на кнопку. В металл врезалось сразу несколько черепов чудовищ, сквозь щели потекла красная желейная жидкость. Воительница быстро вскрыла какую-то панель и замкнула пару проводков. Послышался рев множества мощных глоток. Затем наступила тишина.
Все четверо тяжело дышали и смотрели на закрытые, местами погнутые от ударов двери. Сирена без сил свалилась на пол, подняв тучу красных брызг.
- Убила бы, да нечем, – ни к кому лично не обращаясь, произнесла женщина, проведя рукой по лицу.
- Что с ними произошло? – спросила Лима и посмотрела на тренера, которого несколько минут как обнимала за шею. Девушка скромно убрала ручки и встала.
- Есть такая хорошая вещь, как утилизация, – проговорила Сирена, поднимаясь. – Я их просто утилизировала. Но теперь можно не думать о том, как состряпать аварию, чтобы темные ни о чем не догадались. Потом я еще кого-нибудь выпущу, пускай порезвится, пару лабораторий разнесет.
- Зачем они их создают? – воскликнула возмущенно Олимпиада.
- Для сражений и для уничтожения миров, – пояснил вместо воительницы отец Рила. – Они не могут их контролировать. Это огромная куча мяса. Их запускают перед тем, как войти в мир. Все что остается просто добивают.
- Ага, мы вообще выполнили смертельный трюк, – улыбнулась Сирена. – Темные к ним не заходят просто так, для начала всем этим пупсикам мышечную систему блокируют. Они ж все тупые и реагируют на серьезные движения и громкий звук. Так, идем дальше, пока я инфаркт не схватила.
Дальше их путь проходил без особых приключений, пару раз попадались клетки вместе с агрессивным зверьем. Но их не стоило опасаться. Наконец, Сирена вывела всю группу в просторный зал, где стройно в ряд стояли стеклянные ящики. Внутри ящиков находились белоснежные блестящие луки без колчанов и стрел.
- Что это такое? – изумилась Лима, рассматривая содержимое стеклянных сосудов.
Сирена, не обращая внимания на стеклянные ящики, приблизилась к столу и взяла схемы.
- Наши умники хотели создать совершенный артефакт.
- Это то, что о чем я думаю? – поинтересовался отец Рила.
- Да, эти луки способны пробивать любую броню, прошивать сотни солдат одной стрелой. Изумительно, они создавали оружие света, пытаясь преобразить его в орудие тьмы.
- А не легче ли сделать свое? – спросила Лима.
- Легче, но такие луки неповторимы, сильнее их даже адские луки не будут. Луч света – это нечто. Поэтому они решили испортить артефакт, заразить его тьмой.
- У них получилось? – поинтересовался эльф.
- Как знать, – пожала плечами Сирена, – но наворовать кучу светлого оружия они сумели.

URL
2011-05-03 в 04:01 

Романчик Анастасия
- Так ты и за этим сюда пришла?
- Да, они – наша победа. Перевес такой, что вам и не снится. Так, Елиналис, зови своих эльфов, пускай по-тихому забирают добро и осваивают здесь стрельбу из этих крошек. Рил, пойдешь с ним. Лима, ты со мной.
Оба эльфа убежали, а воительница подошла к стеклянному ящику разбила и извлекла из него лук. Она протянула его Лиме, потом разбила второй и так же отдала оружие ученице.
- А зачем мне два? – недоуменно уставилась на белоснежное фигурное древко луков Олимпиада.
- Потом узнаешь, – туманно ответила женщина и повела ее дальше.
Они вышли к бронированной двери, которую воительница выбила ногой одним ударом. Лима не переставала удивляться ее силе. Заглянули внутрь хранилища, где в точно таком же стеклянном ящике висел черный лук.
- Почему ты не сказала им?
- Он еще не закончен, но заражен. Я увидела это по чертежам. Это не единственное место, где хранится эта дрянь.
- И что мы будем делать?
Женщина разбила стекло и взяла обеими руками лук. Он вспыхнул и исчез.
- Что произошло? – недопоняла Олимпиада.
- Даже артефакт предпочтет гибель тьме, – задумчиво посмотрела на пустые руки. – Он свой выбор сделал. Он все равно погибал.
- Так что будем делать? Если он не единственный, то они могут штамповать их тысячами, и тогда они будут побеждать! Лук света же поражает только тьму! А такой как этот будет уничтожать все живое!
- Именно поэтому, наш долг уничтожить место, где их разрабатывают.
- Но кому это нужно?
- Адским капитанам.
- Что? Я думала, есть только генералы, владыки, высшие, низшие…
- Их гораздо больше, чем тебе кажется, – перебила. – Их очень много. Адские капитаны хитрые твари. Понимаешь, им не хватает до завершения плана одного маленького штриха и что это за штрих мне неизвестно. И если они его получат случится катастрофа.
- Но у нас есть светлые луки, – девушка потрясла оружием.
- Дело не только в них. Если они получат этот ингредиент, они будут моментально переделывать светлое оружие прямо в бою в темное. Они создают не просто темное оружие, они пытаются создать вирус, который свел бы в ноль все наши старания.
- И что же им нужно?
- Я не знаю, но мы должны постараться помешать им. Идем, я кое-что тебе покажу.
Они вернулись обратно на улицу. Сирена уверено вела ее через дома, пока не остановилась и не начала капать землю. Олимпиада, недоумевая, следила за ее манипуляциями. Наконец, воительница выкопала кольцо и потянула его, открывая проход и лестницу ведущую вниз.
- Идем, – поманила за собой.
Пальцы Сирены зажгли голубым светом, освещая старинные серые стены. Они долго спускались, пока не оказались в небольшом зале с рисунком по середине. На полу изображено огромное дерево с синими листьями.
- Древо жизни, – пояснила женщина, – таким его видели хранители равновесия. Дерево, что растет в их родном мире, где никогда не ступала нога смертного.
Кулаком она разбила каменную плиту и извлекла из тайника ларец. Она, сломав замок, раскрыла его и осторожно вынула из ларца нечто светящее, похожее на маленькую точку.
- Что это? – спросила Лима, напряженно рассматривая.
- Семя света – физическая форма слова Создателя, – встала и вложила маленькую частичку в ее руку.
- Зачем она мне?
- Если за твоей спиной будет стоять народ, увидевший в тебе свет, а впереди лишь выжженная мертвая земля. Посади ее, и ты увидишь, что будет.
- Я не тот человек, за которым идут люди. Почему ты не заберешь ее себе?
- Я найду еще, а тебе она нужнее, – улыбнулась, помогая Лиме вложить семя в медальон в виде солнца. Сирена сама подарила ученице два таких медальона. Воительница говорила, что где бы она не появилась, ее узнают по этому талисману. – Уходим, нам больше нечего здесь делать. Карты у нас, теперь мы знаем в каких мирах, обитают наши враги.
Девушка кивнула. Она все еще ощущала на руках тепло семени. Лима подозревала, что Сирена что-то видела. И это что-то не радует ее саму. Тяжело быть ясновидящим, еще тяжелее, когда не можешь ни с кем поделиться и вечно хранишь в себе чужие тайны.
Спрятав медальон в сумке, Олимпиада последовала вслед за учительницей. Им предстояло еще много дел. Первым, что сделала Сирена, после того как эльфы забрали оружие света, это выпустила всех зверушек в цитадели, и те вскоре здание взорвали…

URL
2011-05-03 в 04:03 

Романчик Анастасия
Глава 3.

Сидеть в яме – тяжело, а главное сидеть в яме – скучно. Эльф успел смириться с мыслью, что ведьмы решили оставить его голодным. Не впервой ему голодать, если что, червяки, что ползали под ногами, тоже мясо. Тишина же вокруг угнетала и настораживала. Появлялись тяжкие думы, а не догадались ли они, что им подставную жертву подсунули? Хотя для этого ведьмы слишком глупы. Чтобы догадаться нужно мозги посильнее в черепную коробку засунуть.
- Ау, меня кто-нибудь мучить будет? – оскорблено крикнул он, стараясь криком привлечь к себе внимание.
Внутрь ямы ворвался свет и эльф прикрыл ладонью лицо, чтобы лучше рассмотреть того, кто открыл решетку.
- Не надоело придуриваться, напарник? – весело спросили его.
- Бериан, придурок, мог бы хоть предупредить! – огрызнулся эльф, хватаясь за руку напарника и вылезая из своей тюрьмы. – Я тут театр целый устроил, а они все не топают! Вы их хоть арестовали?
- Некого арестовывать – ведьм всех перебили, – бесстрастно сообщил новость Бериан.
- И кто? Почему я узнаю обо всем последний? – нахмурился.
- Судя по почерку, кто-то из вампиров, скорее всего адские. Их запахом пропитаны все стены.
- А почему до меня не добрались? – миндалевидные глаза эльфа широко раскрыты от изумления. – Удивительно, что они не рискнули, прибить темного эльфа Афоэля. – про себя благодарил небо, что до него вампиры не добрались. От адских вампиров даже охотнику равновесия не так-то просто удрать.
- Во-первых, мы их спугнули, во-вторых, их целью был не ты. Пойдем, покажу.
Эльф последовал за белым вампиром к грибам, где виднелся провал ямы. В двух других, находились мертвые минотавры. Адские вампиры не удержались и выпили их кровь. Бериан решительно спустился в третью яму и зажег шарик, залез в лаз. Среди белых змеек копошились два младенца.
- Термитотелы! – воскликнул эльф, едва увидев их.
- Нет, это не термитотелы, но нечто похожее на них, – возразил Бериан.
- А где мама?
- Не знаю, скорее всего, она и была целью вампиров. Они забрали ее.
- А почему детей не убили?
- Они, скорее всего, также как ты решили, что это дети термитотелов. У вампиров и термитотелов нейтралитет. Намеренно нарушать они его сейчас не будут. Война обеим сторонам невыгодна. Обе расы слишком сильны для столкновения. Они могут уничтожить друг друга.
Белый вампир взял детей на руки и завернул в плащ.
- Что ты делаешь? – недоуменно уставился на напарника эльф.
- А что, незаметно?! Хочу забрать их! – огрызнулся.
- Псих, в твоей семье и так термитотел растет, ты еще двоих хочешь усыновить?
- Почему сразу я?! – возмущенно воскликнул. – У нас в мире решится какая семья заберет их, желающих много.
- Вы точно психи, и притом не лечитесь, – хлопнул себя по лбу.
- Идем, скоро мозги приедут, нам же тут делать больше нечего.
Они вылезли из ямы. За ними все это время наблюдали голубые сетчатые глаза. Его никто не заметил, так как он умел скрываться. У него имелось желание показаться им, но он слишком слаб, чтобы бороться с неизвестными. Не ведал, что за сила в них, тем более, один из них походил на вампира. Уж этих тварей он отлично знал.
Не так давно его разбудили из ледяного сна. Он так и не пришел в себя и не осознал, что много времени минуло с тех пор, как его раса процветала и жила в мире. Темные все испортили. Они разъединили их и заставили бороться друг против друга. Почему эти незнакомцы назвали его детей термитотелами, мужчина так и не понял. Его разум еще не осознал, что прошло не десять лет и даже не двадцать, а много тысячелетий, если не миллионов лет.
Вначале, как и многих других, расу термитотелов можно было считать светлыми. Об этом факте биографии давно позабыли, и никто не помнил, кем же являлись термитотелы прежде чем стать одной из самых древних темных рас. Случившийся раскол повлек за собой хаос, в итоге светлая разновидность закована в ледяной капкан родного мира. Темные же процветали и плодились, постепенно эволюционируя и изменяясь. Их когда-то называли по-другому, клауурисы, но с тех пор название стерлось даже с камней, и появилось иное, что больше подходило для темного подвида расы. Считалось, что светлой разновидности никогда не существовало. Оказалось все совершено иначе.
Крауул, так звали пробудившегося, понимал, что остался один и что нужно как-то возродить великую династию. Его дети стали первым шагов, хотя никакого удовлетворения от поступка он не чувствовал. Мужчина не знал, к какой расе принадлежала девушка. Крауул не видел в темноте. Но странная девушка не пострадала. Он извлек оплодотворенные яйцеклетки до того, как они начали быстро расти и убивать свою мать. Дети выросли вне тела матери, получая все необходимое от отца. Девушка не мутировала и не изменилась, как в случае если бы за дело взялся Шруускунер. В намерениях Крауула не было кого-то убивать, хотя без этого тоже не обойтись, если придется спасать свою жизнь.
В сознании яркими пятнами вспыхивали воспоминания. Он помнил тех, кто погубил его расу, тех, кто уничтожил его дом и родных. В душе клокотал гнев и жажда мести. Конечно же, мужчина не знал, что убийцы давно выродились. Их давно не существовало, они сами себя уничтожили. Но жива другая раса похожая на них и название им – люди.
Крауул не знал с чего ему начать либо возвращаться в мир, откуда он вышел, и пытаться спасти остатки ценных данных либо идти мстить. Еще один вариант, отбить детей у вампира. Но он так слаб, а вампиры отличаются огромной силой. Нет, не сейчас. Крауул, надеялся, что к моменту, когда он закончит дети будут еще живы. Тем более, он вживил в них память предков. Если что, они сами поймут, что нужно делать, без его помощи. Мужчина старался не думать о былых временах, когда была жива она, и все было хорошо. Приходилось мириться с тем, что он единственный выживший.
Крауул выбрался из ямы и вздохнул, осмотревшись. Одежда на нем представляла собой лохмотья. Белая кожа, местами покрытая черными полосками, напоминала лак. В отличие от своих темных сородичей за его спиной росли необычные крылья. Он мог ими атаковать, ибо на концах полно шипов и колючек с ядом. Структура волос совершенно другая, один волос толщиной с палец и заканчивался тонким щупальцем. Вторая челюсть тоже имелась, да только зубы не такие острые. Брови черные колючки, из спины торчали синие шипы. Много тайных щупалец, плюс тонкий хвост с тремя жалами. Термитотелы старались походить на людей, поэтому хвост у них исчезал, да и по правде говоря, выглядел он по-другому. Клауурисам же незачем скрываться, особенно в то время, когда они процветали. Тогда не существовало людей, белых вампиров, многих разновидностей эльфов, орков и многих других. В общем клауурисы одни из древних, сродни хранителям равновесия и веронам.
Уникальная маскировка клауурисов помогла Крауулу остаться незамеченным. Пришедшие охотники равновесия не почувствовали его, когда он бесшумно вышел наружу, минуя их фигуры. Осматривая природу вокруг себя, Крауул пытался припомнить название мира, но ничего на ум не приходило. Куда же он попал, в какой из дальних миров? Если бы мужчина знал, насколько близко находится от родного мира, то сильно бы поразился. Природа за столь продолжительное время как тысячелетия успела претерпеть ряд изменений.
Он шел по тропинке, изредка посматривая по сторонам. Его дорога вывела к людскому городу. Мужчина смотрел и узнавал. Вот они, его враги…
В момент, когда Крауул ушел, в мир приехал лично Орис. Вампир хмурился и молча слушал отчет. Сам побывал на всех местах преступления, для чего-то залез в базу данных, изучая архив.
- Что скажите, командир? – подошел к нему один из молодых охотников. – Адские вампиры славно повеселились, никого не оставили в живых, кроме нашей дорогой приманки. Его-то как раз таки они почему-то не обнаружили.
- Они не пришли с целью убить, – проговорил Орис. – С базы сообщили, что сюда переместился некто из закрытого мира. Совет в шоке. Это уже второй случай несанкционированного перемещения за последний год. Им нужен был он.
- Мы можем его даже не искать. Они не стану медлить с его превращением, если конечно они вытащили его из закрытого мира для этой цели.
- Меня не это волнует.
- А что?
- Ребята нашли двоих детей, – командир коснулся маленькой грибочка, тот лопнул и растекся жижей. – Сегодня решится их судьба. Внешним обликом они напоминают термитотелов, но это не они. Ведьмы содержали не только минотавров, но кого-то еще, о ком мы ничего не знаем. Конечно, у нас проведут ряд анализов, чтобы выяснить кто они такие.
- Вы думаете их мать или отец некая неизвестная нам разновидность термитотелов?
- Нет, мать человек, – отрицательно покачал головой. – Закрытых миров не так много и за ними пристально следят. Тот же мир, откуда произошло проникновение, человеческий. Это исключено. Меня интересует их отец, по идее самец.
Охотник не стал спрашивать, почему он так уверен, что именно отец и есть тот, о ком они говорят.
- Вы думаете кто-то из дальних миров?
- Сомневаюсь, ведьмы не зашли бы так далеко, да и не торговались они, надеялись только на свою могучую силу. Значит, круг сужается да нескольких десятков. Сообщи нашим пускай проводят исследования в ближайших от этого пространства мирах. Возможно, все это время мы упускали нечто важное. В первую очередь осмотрите мертвые миры.
- Слушаюсь.
Орис некоторое время подозрительно осматривал белых «змей».
- Эх, королеву сюда. Она бы увидела, что за хреновщина тут творится. Кто же ты? И что тебе нужно?
Разуметься, ему никто не ответил. Белый вампир, оставил своих охотников разбираться с трупами и уликами. Его ждали дома. Без него не станут решать вопрос о найденных детях. Скорее всего, их возьмет Аркалия в свою семью. Она давно об этом мечтала, теперь наступила и ее очередь.

URL
2011-05-03 в 04:04 

Романчик Анастасия
Глава 4.

- Дианул, тебя не учили, что с едой не играются?! – возмутилась спутница вампира, когда тот вылез из второй ямы весь в чужой крови. – Мог выпить жизнь из ведьм, вместо этого ты их прикончил.
- Зачем мне кровь слабой шавки, когда я могу попробовать крови сильного и могучего минотавра? – облизнулся блондин, улыбаясь во все клыки. Он резко вдохнул воздух, сощурившись от предвкушения. – Они где-то спрятали эльфа, найти бы его.
- Вспомни, зачем мы сюда пришли и успокойся. Эльф подохнет без тебя.
- Какая ты злая, Хела, – сморщился и посмотрел внутрь последней ямы. – Какой-то незнакомый запах, не ощущаешь?
- Ощущаю, – буркнула недовольно, – потому и нервничаю, мне этот запах не нравится, так пахнут термитотелы. Как бы мы с тобой не опоздали со спасением девчонки от злобных тварей.
Вампир саркастически фыркнул.
- Не думаю, что ведьмам удалось пленить самца термитотелов, пусть даже молодого. Он бы их порвал.
- А раненого?
- Я об этом не хочу думать, – сразу пропала улыбка.
Они спустились и нашли обнаженную девчонку без сознания рядом с копошащимися младенцами. Блондин хотел к ним приблизиться, но его остановила Хела.
- Стоять, ты что, не видишь, кто они?! – она едва не взвизгнула на высокой ноте, красные глаза ярко сверкнули в темноте. – И где он?! Где их папаша, мать его за ногу?!
- Меня он меньше всего беспокоит, забираем девчонку. Иначе у нас два варианта, первый – встретиться с папочкой детишек, а он может предъявить права на нее и тогда нам влетит от Лиэна.
- А второй вариант?
- Ноги в руки и бежать отсюда.
Он быстро завернул девушку в свой плащ и вылез из ямы. Хела постоянно оглядываясь, последовала за ним.
- Прекрати оглядываться, если он захочет нас убить, нам не поможет наше зрение, – зарычал на напарницу Дианул.
- Он не станет рисковать нейтралитетом с Лиэном.
- А кто докажет, что это сделал термитотел? За молодыми никто не следит, и они рвут, кого хотят, – скорчил рожицу.
- Тоже резонно, – пришлось согласиться ей.
Они вернулись в один из своих миров, «Кровавая бездна». Неизвестно кто первый дал название этому миру. Вообще у них имелось много миров, где они могли проживать, не боясь солнечных лучей. Главное условие – наличие рядом страны или мира, откуда можно брать «пищу». Вампиры, несмотря на всю их силу, зависели от живых.
На пороге портала лордов встречали рабы. Сгорбленные рогатые фигуры передвигались подобно обезьянам. Они глупы и беспрекословно подчинялись лордам и аристократам-вампирам. Рабы обладали куда большей физической силой, чем те же аристократы, но в магическом плане бедны как церковные мыши. К тому же их намного легче убить. Лорд же сильнее всех вампиров и практически неуязвим, особенно если прожил на свете куда больше ста лет. Его не возьмет ни серебро, ни деревянный кол в сердце, ни чеснок, ни даже солнечные лучи. Так, пощекочут немного. Единственное что для лорда опасно – вещи заряженные верой. Они еще могут нанести ему некоторый урон. А вот с оружием света лучше не сводить близкое знакомство, однозначно будет ждать горячая встреча в аду с неудачниками. Аристократы куда слабее лордов, но к ним еще нужно подобраться, чтобы убить серебром или тем же колом. Они обладали сильной магией, им нет нужды подходить к жертве, чтобы уничтожить ее, достаточно видеть цель.
- А ну брысь отсюда, уроды! – злобно рыкнул Дианул, скоренько пробегая мимо согнувшихся в почтительном поклоне вампиров-рабов.
- Да, хозяин, – бормотали они унижено.
Стоит отметить, что рабы тоже имели яд, но только один, аристократы – два, а лорды – три. Рабы создавали подобных себе рабов, только эти подчинялись еще тому, кто их укусил. Получалась иерархическая лесенка. Существовало четыре клана по числу имеющихся лордов. У каждого лорда особая метка на шее, что подчиняла всех его аристократов и рабов. Никто не посмеет перечить лордам, и все адские вампиры мечтали стать лордами. Но для этого необходимо испить крови одного из четырех главных вампиров, с согласия оного. Иначе выпей хоть всю кровь того же Дианула, ничего не выйдет. Он должен захотеть создать себе подобного. Но конкурентами обживаться мало, кто хотел.
Рабы построили огромный замок для своих господ. То ли в шутку, то ли еще по какой другой причине здание покрашено в белый цвет с хрустальными башенками и стеклами. Вампирам нравилось изображать из себя паинек. Они то и дело развлекались. Раз они бессмертны, то и жизнь у них должна проходить в сплошных удовольствиях и веселье.
Девушку принесли в охотничий зал. Вместо голов обычных зверушек, на стенах висели головы монстров. Вампиры тоже обожали охоту, им не чужды людские радости и жажда крови, но охотились они своеобразно… Весь зал, также как и остальные помещения здания, выкрашен в белые и нежно-зеленые цвета, кое-где можно встретить ярко-красный. Даже свечи, камин и светильники – белые. Внутри замка достаточно просторно и светло. Случайный гость никогда не подумает, что попал в обитель ужасных вампиров. Ему подобное в голову не придет. Многие тешат себя стереотипами о том, что вампиры спят в гробах, сселятся в мрачных и страшных замках. Адские вампиры же глумились над жертвами. Они обожали играть со своей «едой». Вначале поймать, показать какие они хорошие, добрые и заботливые хозяева. Или изобразить из себя полных дурачков, как говорится, у кого, на что фантазии хватит. Втереться в доверие и убрать все подозрения, а потом…
Обнаженную Вику положили на большую красную круглую подушку, напоминающую небольшую алую кровать. Маленькую точку на бедре девушки никто не заметил. Вику облачили в халат. Она медленно приходила в себя, освобождаясь от дурмана наведенного ядом.
- Где я? – первое, что спросила Виктория, приподнимаясь.
- У друзей, – ответила женщина и мягко улыбнулась. – Мы освободили тебя из плена и наказали твоих обидчиков.
Бывшая пленница ведьм скептически осмотрела говорившую дамочку. Красивых женщин она не любила. Потенциальные соперницы. Вика не верила в женскую дружбу, и поэтому настоящих подруг у нее никогда не было. Она никому не доверяла, предпочитая вольную и одинокую жизнь. Девушка искренне считала себя олицетворением свободы. «Делай, что хочу и как хочу» – ее девиз. Она хотела попробовать все в этой жизни и обожала сравнить в постели мужчин.
Блондин, стоящий рядом с черноволосой женщиной, больше привлек внимания девушки. Она даже хмыкнула, рассматривая его. Да, такого красавца приятно иметь в числах любовников.
- Кто вы такие? – в лоб спросила Вика, закончив осмотр.
- Мы? – улыбнулся парень, наклоняясь к ней и обнажая в улыбке клыки. – Мы вампиры, детка.
- Слышь, харе прикалываться! Все знают, что вампиров не существует! Сказку про белого бычка рассказывайте кому-нибудь другому, но не мне. Вы думаете, я поверю в такую чушь? Вы за кого меня принимаете? За умалишенную дуру?
Он вручил ей в руку железный кубок.
- Согни его.
Девушка скептически нажала и пожала плечами, отдала невредимый кубок обратно. Парню хватил всего одного движения рукой, чтобы смять его в кусок бесполезного металл. Вика нахмурилась.
- А вы сильный и что с того? Этим вы решили меня удивить?
- Хела, нам не хотят верить. А может ей черного ящера показать или наш мир целиком?
- Зачем? Она может оказаться слишком впечатлительной. Покажи ей свои рога, – улыбнулась женщина.
Вика подозрительно присматривалась к ним.
- Вы что, психи? Тогда я могу позвонить в новинки, и вам быстро мозги вправят.
Он снова наклонился к ней и положил ее ладонь на свой лоб. Девушку в ужасе убрала руку, когда увидела, как сминается и меняется лицо вампира.
- Как ты это делаешь?
- Ты еще не поняла? – приблизилась женщина, обнажая клыки. – Мы действительно вампиры и хотим, чтобы ты присоединилась к нам. Мы выбрали тебя, вырвали тебя из твоего мира, спасли из плена. Разве этого мало, чтобы поверить в правдивость наших слов?
Последней каплей для Вики стало, когда она, посмотрев в зеркало на стене, увидела себя и не заметила отражений женщины и мужчины. Их просто не было. Вампиры специально повесили обычное зеркало перед пробуждением девушки. А еще они начали очень быстро двигаться, так что пришлось поверить.
- Так это правда, вы действительно вампиры? Вот круто! – встала с подушки Виктория. – Но, ребят, я не хочу становиться кровосоской. Может к годам тридцать, тогда подумаю, а так нахрен мне это надо? Побуду пока человеком.
- Ты получишь все, что только можешь пожелать, – прошептала женщина, поцеловав ее в щеку
- Власть, золото, драгоценности, лучшие наряды, – шептал он.
- Лучшие мужчины будут преклоняться перед тобой, – вторила вампирша.
Они ходили хороводом вокруг нее, касаясь ее белыми красивыми руками. И были приятны эти прикосновения.
- Ты будешь всегда красива.
- Вечна и бессмертна.
Вика слушала их и скептически хмыкала, но лишь до тех пор, пока не появился он. Девушка застыла, смотря, как спускается вниз мужчина ее мечты. Можно ли это назвать вампирским обаянием или нет, но Виктория легко поддалась его чарам. У нее захватывало дыхание, громко билось сердце в груди, отдаваясь в висках. Что же творят с ней его бордовые глаза, властная улыбка? Темный властелин, смертоносный и прекрасный. Она не могла отвести взгляда от лица вампира. Мужчина пленил ее, завладел неразумным сердцем. Все мысли только о нем.
Мужчина мечты подошел к ней и поцеловал руку как королеве.
- Меня зовут Лиэн. Идем, – мягко потянул ее за собой, – я отведу тебя туда, где нам будет хорошо вдвоем, моя бестия.
И она шла за ним, безвольной кукле подобно. Вика не могла поверить в реальность, казалось, что она спит и видит прекрасный заваривающий сон. Неужели он действительно позвал ее, именно ее?

URL
2011-05-03 в 04:05 

Романчик Анастасия
Через пятнадцать минут они лежали на одной большой кровати. И Вика впервые почувствовала себя самой желанной женщиной в мире. Он целовал ее, как не целовал никто. Обнимал жарче, чем другие. Никто никогда не любил ее так сильно. Она не верила, что мужчина может так жарко овладевать женщиной и не любить. Впервые у нее вскружилась голова от чувств, верила, что любит его, по-настоящему и то, что он любит ее.
И следующий день не похож на предыдущий. И каждый раз девичье тело вздрагивало от прикосновений ласковых и нежных рук. Лиэн смотрел на нее со страстью и с необыкновенной любовью. Хотелось раствориться в бордовых глазах, лишь бы чудесный миг длился бесконечно.
Он обратил ее в вампира не сразу, давал насладиться человеческими эмоциями, как бокалом вина. Укусил только на пятый день, когда Вика была пьяна от любви и не могла ни мыслить, ни говорить без упоминания его имени. Укуса она не почувствовала и только шептала:
- Люблю.
Вампир целовал и отдавал свою кровь через поцелуй. И Виктория готова забыть обо всем в его объятиях. Она пойдет вслед за ним в ад, только бы чувствовать его жаркое дыхание на коже. О, как же он любил! И она хотела верить, что и ее можно также сильно любить, как героинь романов.
- Как новые ощущения, милая? – спросил Лиэн, когда жжение на месте укуса и боль во все теле отступили.
- Не знаю, – расхохоталась и обняла его, посыпая лицо мужчины поцелуями. – Я безумно счастлива и я люблю, люблю!!!
- Тебя не пугает, что придется убивать?
- Ради тебя я готова на все!
Он нежно провел рукой по обнаженному бедру новообращенной и поцеловал ее в губы.
- Я помогу тебя разобраться во всем. Будет трудно, но я всегда буду рядом с тобой. Теперь ты моя. Моя девочка, моя любимая глупенькая девочка. Наша любовь будет длиться вечно.
- Вечно, – повторила Вика, смакую новое звучание знакомого слова. – Если все будет так же чудесно, то эта вечность будет самой замечательной на свете!
- Идем, я покажу тебе свой мир!
Смеясь, они выбежали на балкон, где он запрыгнул на каменную гаргулю.
- Как-то мрачновато, – плотнее укрылась одеялом девушка, осматривала горизонт.
- Хочешь полетать?
- Что?!
Из его спины появились черные кожистые крылья.
- Давай, не бойся, иди ко мне.
Она залезла к нему и обняла мужчину за шею. Лиэн взлетел, и девушка громко завизжала, а он захохотал, кружась в воздухе и делая сумасшедшие сальто.
- Псих!
- Теперь ты понимаешь, как я люблю тебя? – хохотал Лиэн. – Вика, – ее имя прозвучала с ужасным акцентом, непривычно резануло слух.
- Все равно псих!
- Ты никогда не занималась этим в воздухе? – вопрос сопровождался лукавой улыбкой, и все это время он не переставал кружиться.
- С ума сошел?! Все смотрят!
- А не все ли равно? Когда двое любят разве кто-то может им запретить? Ты мне веришь?
- Тебе? Да, верю, – поцеловала его.
С другого балкона за ними наблюдал Дианул, нервно куря трубку. Выражение лица как у обкуренного ежика и глазки в кучке. В его трубке явно нечто покрепче табака. Все дни, что Лиэн провел с Викой, блондин не находил себе места. Ему хотелось поскорее начать поиски беловолосой девчонки. Они могли заполучить ее в сети и укрепить статус. И еще нечто не давало ему покоя, что-то связанное с беловолосой девушкой. Он не мог понять, что именно его волновало, и хотел во всем разобраться.
Бесшумно к нему приблизилась женщина-вампир и отобрала трубку, закурила сама.
- Ты слишком много куришь, – заметила Хела.
- Безумец, ты посмотри что творит, – кивнул на парочку в небе. – Он занимается сексом прямо…
- А тебе что, завидно? – перебила насмешливо женщина. – У тебя, небось, и на такое фантазии не хватит.
- Я предпочитаю кровать, на ней удобно и мягко, – фыркнул. – Она должна отыскать сестру.
- Думаешь, она ее предаст?
Он рассмеялся и вернул себе трубку, выпустил облачко ядовитого дыма.
- Ради него она кого угодно предаст, разве ты не видишь? – кивнул на парочку. – Девчонка в полной его власти, влюбилась по уши. Стоит ему попросить и все, она не только приведет свою сестренку, но может лично вырезать ей сердце из груди. Это еще называется зависть сестер. Та старше, сильнее и интересует нас больше, ревность по любому взыграет в нашей кокетке.
- Ты так в этом уверен? – подняла задумчиво бровь. В общем Хела тоже так считала, но Дианул старше ее, а значит опытнее в некоторых вопросах.
- Я разбираюсь в людях, этого достаточно. Она эгоистка, собственное счастье выше даже жизни родной сестры. Она пожертвует ею без сожаления и угрызений совести.
- Пускай развлекаются, идем. Нужно подготовиться к балу.
- Ты думаешь, она сможет с первого раза?
- С первого раза вряд ли, – покачала черноволосой головой. – Слишком много впечатлений.
Они удалились с балкона. Парящие в небе продолжали кружиться, пока вампир с довольной улыбкой не опустился обратно на балкон.
- Ну как?
- Охренено! – рассмеялась девушка, целуя возлюбленного. – Почаще бы так! Почему я не могу на тебя налюбоваться? Не расскажешь? Мне кажется, что я знаю тебя всю свою жизнь.
- Глупая, ты еще многого обо мне не знаешь. Ты голодна?
- Я бы слона съела! – улыбнулась.
- Вика, – снова жуткий акцент, заставивший девушку рассмеяться. – Тебе придется убивать, чтобы утолять голод. Мы не едим обычной пищи. Мы пьем только кровь.
- А убивать обязательно?
- Да, иначе мы погибнем, понимаешь? И наш укус превращает жертву в вампира – это еще одна причина, почему мы вынуждены их убивать.
Она кивнула и прижалась щекой к обнаженной белой груди.
- Понимаю, как же я счастлива. Я не думала, что такое возможно. Мне хочется быть рядом с тобой всю свою жизнь.
- Моя девочка, – коснулся мягко губами ее виска. – Я очень стар, но я впервые встречаю такую девушку как ты. Свободную без правил и моральных устоев. Мне это нравится. Ты моя плохая девочка.
- Старичок, – расхохоталась. – Мой старичок!
Дотронулся когтистым пальцем носа девушки.
- Я сейчас уйду, а тебе принесут платье. Сегодня ты должна пройти посвящение и окончательно стать одной из нас.
Вика восхищенно провожала его стройную фигуру до самой двери. Со счастливой улыбкой девушка закружилась на одном месте и плюхнулась на кровать, раскинув руки в стороны. Как же она счастлива. Обладать самым прекрасным мужчиной – мечта, и она владеет этой мечтой. Виктория забыла прежних любовников, они меркли перед Лиэном. Он ее мужчина, ее идеал и она любила его. Сердце замирало при одной мысли о нем. Разве может оно ошибаться? Даже то, что оно перестало биться, разве может оно обмануть?
В комнату вошла блондинка в белом фартуке на голое тело. Она принесла шикарное бальное красное платье. Раньше Вика не стремилась к роскоши и красивую одежду не любила, но здесь ахнула. Совершенство, с каким выполнено платье, не могло не восхищать. Служанка, тоже вампир, помогла девушке одеться и повернула к ней зеркало. Вика с удовольствием рассматривала себя в магическом отражении. Иные зеркала не отражали сущность вампира. Если раньше Виктория была просто симпатичной, то теперь стала красавицей. Красный цвет подчеркивал ее бледность и яркость пухлых губ, пикантность форм. Она могла стать мисс мира, покорить не одно мужское сердце, если бы захотела, но сегодня лишь для одного мужчины хотела быть желанной.
Он пришел, когда служанка соорудила из Викиных коротких волос подобие прически. В черном парадном костюме, сапогах.
- Прекрасно выглядишь, моя девочка, – улыбнулся, и девушка не удержалась и поцеловала его. Как же приятно ощущать прикосновения холодных губ вампира. У нее кружилась голова от любви к нему. А он так нежно улыбался и смотрел на нее. – Я люблю тебя, – прошептал, нежно касаясь губами ее губ. – Нас ждут.
- Может еще чуть-чуть, – промямлила.
- Идем, нам пора.
Он потянул ее за руку. Мужчина привел девушку в белоснежный зал, где танцевали в разноцветных нарядах вампиры. Они приветствовали своих лордов. Одинаковые красные глаза горели в полумраке.
- Поприветствуйте свою госпожу, – вывел вперед девушку. Она смущенно заулыбалась.
Вампиры захлопали в ладоши и улыбались клыками.
- Сегодня день первой жертвы и мы отпразднуем его! А пока танцуем, дамы и господа!
Он закружил Вику в танце. Как же он красив! Его объятия такие чудесные. Как же она могла жить без всего этого раньше, без него, без его прекрасных бордовых глаз. Но пришлось опуститься на землю. Музыка замолчала. В зал вывели толпу перепуганных людей. Женщин и мужчин. Они с ужасом смотрели на вампиров, кто-то из них плакал и молил о пощаде.
- Что это? – спросила Вика.
- Наша пища, – ответил холодно.
Виктория поняла, что страшный момент настал.
- Дианул, выбери, – приказал Лиэн.
Блондин ухмыльнулся и выбрал из толпы молодую женщину. Она отчаянно закричала и попыталась вырваться. Но ничего у нее не вышло. Дианул подвел ее к Вике и сорвал с несчастной рубашку.
- Пей до дна, – насмешливо сказал, выгибая женщину дугой, чтобы удобнее было присосаться к ее шее.
- Просто укуси ее, и жажда все сделает за тебя, – шепнул Лиэн Вике на ухо.
Девушка слышала ее пульс, как быстро бьется сердце. Чувствовала ее животный страх и питалась им как деликатесом. Глазные зубы сами по себе выдвинулись. Ей хотелось попробовать какая она на вкус.
- Давай же.
- Я…
Он понял без слов ее нерешительность. Один взмах когтистой руки и женщина захлебывается собственной кровью. Из разорванной артерии била фонтаном кровь. Вика не смогла себя больше сдерживать, и ее зубы нашли мягкую плоть. Она пила живительную жидкость и теплом наполнялось холодное тело. Ощущала, как жизнь покидает несчастную, как слезы катятся из ее глаз. Она хотелась жить, но ей уже никогда не увидеть рассвета.
- Да начнется пир!
Крики полные ужаса сопровождали его слова….

URL
2011-05-03 в 04:06 

Романчик Анастасия
Глава 5.
- Он собирается ее утопить? – обеспокоено спрашивает Калилиа у супруга.
Парень в полном изумлении пожимает плечами.
Они десять минут наблюдали, как Бериан окунал визжащую Марину головой в воду. Охотник и прощеная не нашли общего языка и выясняли отношения. Кто побеждал и так понятно.
Конфликт возник из-за Вулкана. Он явился в мир белых вампиров днем позже, чем Кларен, которого отправили в далекий и прекрасный полет. Вулкан не успел даже сказать «привет» девушке, как встретился с «лапочкой» Берианом. Мужчины сильно поругались, а потом подрались. Вампиру потребовалось всего пару минут, чтобы завязать суару в узел хвост, за ноги оттянуть к порталу и катапультировать подзатыльником в другой мир. Марина прибежала слишком поздно и начала орать на Бериана. Он некоторое время ее слушал, а затем решил искупать прощеную. Именно за «купанием» следили изумленные супруги.
Кали хотела вмешаться и отругать Бериана, но ее муж решил проблему иным образом – он забрал супругу, чтоб она не видела издевательства над прощеной девушкой.
- Ты… – попыталась выговорить Марина, но громкий бульк в воду заглушил фразу на корню.
По ехидной улыбке вампира можно понять, что он получает от действия массу приятных впечатлений. Хотя с ехидством ему все-таки приходиться бороться. Никем оно не поощрялось.
Они находились недалеко от портала, возле большой чаши с водой, куда, в общем-то, и окунал Бериан Марину. Напарник вампира, эльф, выйдя из телепорта, приблизился к ним и вопросительно поднял бровь. Одет он в форму охотников, хотя от обтягивающей одежды все равно не смог отказаться. На штанах поблескивал черный пояс – признак темного отделения, хотя считать его таковым можно, если только условно. Охотники равновесия все поголовно боролись за свет. Все зависело от характера охотника, чем он злобнее и противнее, тем больше шансов загреметь на темное отделение. Хоть у Бериана и белый пояс в отличие от напарника, в прошлом он тоже служил на темном отделении, но сумел немного исправиться и перевестись. Каларин и Бериан были единственными белыми вампирами, что получили черные пояса. Напарник же у Бериана не менялся. Их командиры – хорошие психологи. Они разбирались в своих подчиненных и знали с кем кого ставить в пару.
- Воспитательная работа, – пояснил вампир на немой вопрос эльфа Афоэль. – Слишком сильно любим мужиков, за то и страдаем.
- Я не… – и снова бульк в воду заглушает все звуки.
- Прощенная? – облокотился об ствол дерева, совсем близко от напарника. Сочувствия на лица эльфа не читалось, все действия Бериана он считал правильными, сам бы так же поступил.
- Ага, и мое наказание, – вздохнул жалобно.
- Орис дал тебе такое наказание за того мага, что ты от чистой души отмолотил? – позволил себе изумиться остроухий. – Да я сам бы его отдубасил! Свинство!
- Вперед, флаг дать? – скосил взгляд.
- Не, вас наказывает Орис, меня же накажет Карглос, а как наказывает он, ты знаешь, сам учился у нас. Хотя маг та еще скотина, а мы вынуждены его терпеть.
- О да, мне не забыть старину Карглоса, – вампир вытащил девушку из воды, дал ей подышать, и снова окунул.
- Хотя, если так разобраться я б не пережил, если бы мне на шею бабу повесили и ты ей вроде няньки?
- Да, нянька, телохранитель и учитель в одном лице.
- Свинство, – повторил эльф, покачав головой с гривой серебристых волос.
- Помогите, уби… - Бериан с каким-то мрачным удовлетворением посильнее запихнул девушку в воду.
- Все-таки ты рано от нас ушел, еще бы служил и служил, – хихикнул эльф, наблюдая за действиями напарника. – Ты ничего не слышал о второй девице, Крик кажись?
- Не-а, хотя многие охотники равновесия ядом брызжут, особенно с темного отделения. Что девчонка опасна, ее нужно чуть ли не закопать и надгробием прихлопнуть, чтоб не выползла обратно, гадюка такая.
- Я кстати так и не понял, за что на нее взъелись-то?
- Человека грохнула, никто не знает обстоятельств, как это произошло. Но факт на лицо – человек мертв. Он превратился и его прикончили. Орис девчонку защищает, мол, могла и не кусать, ведь человек-то сектантом был. Братик мой настаивает, что она виновата в смерти человека.
- Лима не… - бултых обратно в водичку.
- Что она хотела сказать? – насторожил острые ушки эльф.
За волосы Бериан оттянул девушку на свежий воздух. Марина судорожно дышала.
- Заканчивай мысль, – напомнил вампир.
- Лима, то есть Крик не могла убить человека.
- Ты это знаешь наверняка или строишь предположения? – безжалостно поинтересовался эльф, постепенно разочаровываясь.
- Я знаю ее!
- Окунай обратно, – фыркнул.
- Всегда, пожалуйста, – улыбнулся Бериан и садистки опустил Марину с легким всплеском под водную гладь.
- Кстати, поговаривают, что с девчонкой тетка путешествовала, она тебя еще покусала.
- У Ориса есть соображения, но правда слишком страшна, чтобы ее озвучивать вслух. Возможно, в ней течет древняя кровь и если это так…
- Ой, не пугай меня, а то у меня изжога будет. Я едва Пламенеющего увижу, так у меня коленки трясутся от страха, ты видел его? – поежился и вздрогнул. – Лучший воин тридцати миров с древней кровью в жилах.
- Это не доказано, даже Орис в этом не уверен, – нахмурился вампир, давая подышать воздухом Марине. – Никто не знает, что за кровь течет в жилах знаменитых братьев. Вспомни, их родители – люди по происхождению, поэтому мы не можем утверждать наверняка. Главное то, что они на нашей стороне и служат на светлом отделении.
- А мне казалось, что Пламенеющего все-таки переведут к нам, уж больно взрывной у него характер. Ты же знаешь, что его иногда Динамитом называют. Того мага, что тебя достал, ему даже не показывают, испепелит гада, как пить дать.
- Ты прав, точно испепелит, потому Орис сует братьев, куда только можно, лучшие охотники равновесия просто нарасхват.
- Ладно, заболтался я чего-то, я потопал, – оторвался от дерева и направился к порталу.
- Насмешник, – окликнул напарника Бериан, – а ты куда сейчас?
- Отдыхать.
- Везет, – буркнул вампир недовольно, провожая напарника мученическим взглядом.
Он глубоко вздохнул и неприязненно посмотрел на свое наказание.
- Ну что, будем слушать? – оттянул за мокрые волосы девушку Бериан.
- Да… мастер, – прошипела Марина, посмотрев на вампира как на врага народа.
- Хорошо, тогда следи за мной внимательно, а не как в прошлый раз. Я тебе руки и ноги оторву, если не будешь внимательна.
У Бериана существовал собственный подход к обучению новичков. «Делай как я» – именно так в шутку называли его тренировки молодые охотники. Стоит отметить, что молодежь ловила все налету и усваивала материала в два раза быстрее, чем у других преподавателей. Это и неудивительно, если учитывать какой характер у «мастера».
Если белый вампир делал какое-то движение, то нужно было в точности его повторить. В случае «тормознутости» обучаемого, следовало наказание. Его-то и боялись до дрожи в коленках. Между своими охотники называли Бериана «садюгой». Было за что. Марина на собственной шкуре испытала недовольство мастера.
Проигнорировав его, она не повторяла то, что он показывал, да и пыталась издеваться над белым вампиром. Бериан долго терпеть не стал. Он подвесил ее за ноги над пропастью и раскачивал так сильно, что она сталкивалась со скалой. А потом глумливо бросал в нее дротики. Марина не первый раз усомнилась, что он белый вампир.
Сегодня, несмотря на то, что девушку душило дикое раздражение, она сумела повторить за мастером движения. Марина понимала, что это только начало, что он будет усложнять тренировки, и ей страшно было представить, что он может придумать. Их прервал младший брат Бериана.
Марина удивленно остановилась, когда увидела, какие сильные перемены, происходили с грубияном. На лице появилась светлая улыбка. Она никогда не видела у него такой красивой улыбки, только отвратительные ухмылки.
- Крас, перестань, я занят! – смеясь, воскликнул Бериан.
Младший врезался в его спину. Он не понимал и не хотел понимать. Затем к нему присоединился еще один. Марина с удивлением узнала термитотела, спасенного ею. Она никогда бы не подумала, что именно ее кошмару доверят младенца. Но Бериана словно не видел различий между родным и приемным братом. Он повалился и притворился мертвым.
- Все, вы меня «убили» – проговорил он глухо, жалобно постанывая. – Крас, Зарарин, вы убили своего брата.
- Бериан! – воскликнул второй мальчик со знакомым Марине эхом. В отличие от того же Шруу его белую кожу не покрывали черные полоски. Девушка еще предположила, что возможно они появляются с возрастом. – Не притворяйся!
- Бу!
Дети захихикали.
- Ребят, я действительно занят. Идите, поиграйте с Каларином, этот бездельник баклуши бьет, а мне работать надо.
- С этой что ли? – кивнул ревниво Крас на девушку.
Марина смутилась.
- С этой, с этой. Ленивая гарпия совсем отбилась от рук, кто-то же должен ее гонять?
У Маринки перекривился рот от досады. Ее впервые называли гарпией и не оценили красоту. Ею всегда восхищались, а теперь же ехидно потешались. Видимо, придется и к этому привыкнуть.
- Бериан, скоро время, – показал на солнце Зарарин.
Вампир скривился.

URL
2011-05-03 в 04:07 

Романчик Анастасия
- Ну, я все равно занят. Не могу. Хочу, но не могу. Орис мне голову оторвет, если я убегу от наказания.
- Меньше бы выкаблучивался, меньше бы получал, – ехидно заметил Крас.
Марине подумалось, что плохой характер – у них семейное. Пришлось в этом убедиться, когда прилетел Каларин. Он приземлился недалеко от детей, которые тут же с радостным воплем его облепили. Она впервые видела черноволосого вампира, старшего брата «мастера». Вместо улыбки у него появился оскал, когда он наткнулся взглядом на нее.
- Что эта тварь делает здесь?! – прорычал он Бериану, словно это брат виноват в том, что Марина находится в их мире.
- А ты слухов не слушаешь?
- Нет, я только вчера вернулся с задания.
- Это мое наказание. Правда, Орис очень изобретателен?
Черные брови поползли вверх, казалось, серые глаза изменят цвет.
- Адский вампир? Твое наказание?
- Поправочка, братишка, прощеная. На этот раз действительно прощеная, а не фуфло. Кстати ты видел, какие у нее девочки? Одна из них термитотелка, а вторая фея.
Лицо вампира разгладилось. Намеки он понимал хорошо и немножко по-другому взглянул на девушку. Посадил себе на плечи обоих младших братьев.
- И как успехи у… наказания? – спросил Каларин насмешливо брата.
- Никаких, полная бездарь, – без запинки ответил Бериан. – Впервые встречаю такую бездарность!
- Скоро время, уже придумал, что будешь делать?
- Наказанием прикроюсь, – улыбнулся вампир и поднялся на ноги.
- Наши решили переждать бурю в общем зале, туда их не пустят.
- Хорошая тактика, жаль, что все не поместятся. Детей не забудь.
Каларин поднялся в воздух, прихватив с собой малышню.
- А что за время… мастер? – осмелилась спросить девушка, проводив взглядом белоснежную точку в небе.
- Скоро узнаешь, – недовольно скривился Бериан, – мы не любим, когда наш мир посещают чужаки. Но от безобидных экскурсий никуда не денешься. А еще так совпало, что у меня дежурство и ты еще на мою голову!
Марина поняла, что он имел в виду, только когда через портал пришли люди, в основном девушки. Они так восторженно повизгивали, что становилось страшно. Молодые белые вампиры, не имевшие пары, сразу дали деру. Они прыгали в пропасть, в воду, с дерева, куда угодно лишь бы подальше от восторженных фанатов.
Девушка почувствовала, как сзади ее обняли. Сердце замерло в груди. Она слышала его дыхание над ухом, тихий редкий пульс.
- Не двигайся, если не хочешь чтобы нас растащили на сувениры, – произнес Бериан, – и не забывай улыбаться, словно ты влюбленная корова.
Пришлось опуститься на землю. Он так и остался грубияном, несмотря на все его вампирское обаяние.
Парочек почему-то фанаты избегали трогать, в основном гонялись за одиночками.
- А почему они себя так ведут?
- Именно поэтому эльфы давно запретили людям посещать их леса. Все из-за нашей внешности. Хорошо, что им хоть мозгов хватает не трогать пары, понимают, что ловить нечего, вот и не суются. А к холостым можно, они ж не определились еще, вдруг повезет и кого-нибудь выберут.
- И что, выбирают?
- Смеешься? – фыркнул Бериан. – Ты видишь хоть кого-нибудь нормального среди этих попискивающих обезьян?
- Мастер, вам никто не говорил что вы грубиян?
- И не раз, но их это не пронимает, им пофиг. Можно побить, но это не поможет. Раз бьет, значит, любит и тогда вообще начнется ад.
Девушка покачала головой.
- Кстати, как только закончиться время экскурсии пойдешь со мной на собрание, – произнес вампир будничным тоном.
- Зачем?
- Не зачемкай, если надо, значит надо. От меня ни на шаг, поняла?
- Да, мастер.
Как только люди ушли из мира белых вампиров лицо Бериана «окаменело». Марина уже видела подобное выражение у Нуарии. Не стоило забывать, что белый вампир – охотник и притом не самый последний. Он расправил крылья с зеленой краской на концах перьев и взлетел. Марине пришлось последовать за ним. Невольно она залюбовалась его полетом. Если бы вампир не был таким злобным, то его можно любить.
На огромной прозрачной «поляне» соединяющей семь гигантских деревьев между собой собралась множество народу. Большинство сидело на ветках и, переговариваясь, наблюдали за находящимися посередине «поляны» вампирами.
- Мама! – закричали хором Лена и Ульяна, увидев подлетающую Марину, заскакали на ветке. С ними находилась Нежналия, вампирша некогда помогавшая Марине, когда девочки были маленькими.
Бериан приземлившись на ветку не склоняя головы, положил руку на сердце. Как понимала Марина, это у них такое приветствие, но что оно обозначает, так до конца и не поняла, все слишком сложно. Если дословно, то «мое сердце бьется». Традиция так приветствовать друг друга появилась еще среди самых первых белых вампиров.
Постепенно подлетало все больше белых вампиров. Марина с ужасом услышала множество голосов. Она даже стала оглядываться в изумлении. Девушка могла прислушаться к каждому из них и узнать, что они говорят. Но все вампиры вопреки здравому смыслу молчали, даже ее девочки.
- Успокойся, в этом месте большая концентрация белых вампиров, – прошептала Нежналия вслух, – нужен разум каждого, чтобы подключить остальных.
- То, что я слышу…
- Мысли всех присутствующих и тех, кто отсутствует, находится в других мирах, – закончила за нее. – Мы принимаем решение все вместе и никого не исключаем из общего числа.
- Рехнуться можно! – у девушки расшились зрачки-звездочки, она мгновенно изменилась. Как и все остальные вампиры приняла второй облик, как еще считалось истинный. – Как же вы разбираетесь во всем этом гвалте?
- Нужно уметь «слушать», ты пока этого не умеешь. Телепатия в тебе слаборазвита в отличие от нас. Ты «слышишь» только потому, что нас очень много собралось. Ты сейчас едина с нами, твоя энергия слилась с нашей.
- Я ничего не понимаю, – жалобно посмотрела на женщину Марина.
Вампирша дотронулась до ее плеча и голоса упорядочились. Вместо хаоса нашелся смысл.
Марина поняла, зачем они все собрались. Бериан и его напарник темный эльф Афоэля, по кличке Насмешник нашли младенцев внешне напоминающих термитотелов. Белые вампиры удивлены. Они впервые встречали эту расу. Решалось, в какую семью попадут дети. Практически все склонялись к мысли, что их нужно отдать в семью Аркалии и Дарлуна. Им больше миллиона лет (Марина поперхнулась), а у них до сих не было приемных детей. У них родилось тридцать четыре сына и четырнадцать дочерей, из них трое еще совсем малютки.
Когда началось голосование, Марина отдала голос за Аркалию и Дарлуна. Она тоже считала, что лучшей семьи не найти. У белых вампиров, что женщины, что мужчины имели равные права. У них даже такого вопроса не стояло кто в доме хозяин. Глупо спорить на бессмысленную тему и выпячивать грудь, доказывая, кто главнее. Каждый имел свое место в жизни и в нем он самый главный.
Как и ожидалось детей забрала семья охотников равновесия. Аркалия позволила себе улыбаться, и на ее лице действительно было счастливое выражение.
Марина не переставала поражаться им. Если бы не такая заноза как Бериан ее жизнь среди белых вампиров можно назвать замечательной. Ей нравилось жить среди них, и понимала, что вместе с ними меняется в лучшую сторону.
Бериан потянул ее за рукав, напоминая, что собрание окончено. Он не взлетел, а спустился вниз. Приложился лбом к одному из семи деревьев, отступил и коснулся двумя пальцами век, посмотрел вверх. Девушка изумленно глядела на него и на других вампиров, которые повторяли его действие. Она не знала, стоит ли ей делать то же самое. На помощь пришла Нежналия:
- Эти деревья священны для нас. Их посадили наши предки, когда осваивали эту планету. Символ веры и любви. Они – память и мы уважаем ее, всегда помним о далеком прошлом.
Марина, закусив губы, дрожа всем телом, коснулась лбом ствола могучего дерева. Она едва не задохнулась от мощи, что ощутила от этого прикосновения. Девушка удивленно отстранилась, слегка покачиваясь, медленно дотронулась пальцами век и посмотрела в небо. Голова закружилась.
- Передоз, – констатировал Бериан, поддержав ее за плечи. – Бездарь.
- Удивительное чувство.
- Любовь света, Он любит нас. Чем ближе к корням или вершине, тем сильнее ты ощутишь его силу, – произнес он и впервые улыбнулся ей.
- Обалдеть. А что означает… ну это? – показала на глаза.
- Мы помним, мы чувствуем, мы видим.
- Ни хрена не поняла, но это самое офигетельное, что со мной происходило за всю мою жизнь.
- Пойдем, нужно сбросить излишек энергии.
- А куда?
- К моей стае.
Девушка от досады заскрипела зубами. Она уже слышала о стае Бериана. Возглавлял ее Каларин, на правах старшего белого вампира. Жесткая дисциплина, подготовка получше, чем у многих. Она очень хорошо представляла, что будет, когда она там объявиться. А именно – ничего хорошего…

URL
2011-05-03 в 04:08 

Романчик Анастасия
Глава 6.

- Куда мы идем?
Ноль внимания, пуд презрения.
- Тетя Сирена, объясните, куда мы идем?
Воительница развернулась к ученице и сплюнула.
- Ты помолчать можешь? Мне что, надо искать, где у тебя выключатель или чего хуже – затыкать кляпом?
- Мы уже час неизвестно куда идем, конечно, мне хочется узнать, куда и зачем мы идем.
Сирена вновь зашагала, не удостоив Лиму ответом. Олимпиада вздохнула и поправила на плече лук. Ей было тяжело в этом мертвом мире, где преобладали в основном серые и черные цвета. Мертвый. Этим словом дышало все вокруг. Ни животных, ни людей, ни растений, ничего к чему привыкла девушка. Старые, почти развалившиеся здания напоминали о трагедии, которая произошла здесь.
Прежде чем замолчать надолго Сирена рассказала ей историю этого мира. Когда-то он действительно был красив. Воительница видела его прошлое и смогла узнать причину гибели мира. Темные рассчитали все тонко, подошли к делу с особым коварством. Они подтачивали людской род изнутри, постепенно отравляя молодое поколение цинизмом, эгоизмом, пороками и другими отрицательными качествами. Люди практически уничтожили себя сами. Они погрязли в своем лицемерии, нарождалось убогое племя без морали и правил. В мире наступил хаос, человечество деградировало. Таких понятий как брак, семья, друзья, любовь, милосердие перестали существовать, на их смену пришли иные названия. Именно тогда пришли демоны. Они выжгли все живое, уничтожили все то, что сотворили люди. Деградировавшее человечество не сумело собраться и дать отпор захватчикам, забыли, что такое отвага и четь, наконец, истинная жертва. Люди стали рабами своих пороков, а затем рабами рогатых завоевателей.
Лима шла и размышляла. Ее мир недалеко ушел от мертвого пространства. Теперь она понимала всю мудрость хранителей миров, закрывших ее родину. Они, можно сказать, спасли их от полного уничтожения, дали шанс одуматься и свернуть с убогой дорожки. Рим уже пал, кто же следующий?
Внезапно Сирена стала ползти вверх по небольшому наклону. Это и стало немой командой, что и ученице нужно сделать то же самое. Если надо, просто нужно выполнить без всяких глупых вопросов. Воительница не любила пустой болтовни.
Они выглянули из-за обломка стены с торчащим из бетона штырем. Впереди копошили люди, слышались громкие команды, ругань, лязганье железа. Лима сразу прикинула, что они наемники или черно копатели. В других мирах полно людей желающих поживиться в давно мертвом мире. Не все же сумели выжечь темные, что-то ценное, да осталось. Но она ошиблась.
- Термитотелы, а я все думала, неужели это они рискнули ночных эльфов грабануть, – прошипела Сирена и нахмурилась.
- А кто это такие? – осмелилась поинтересоваться Лима.
На этот раз воительница рассказала. В восторге девушка не находилась после услышанного «рассказика».
- Они так похожи на людей, – пробормотала Олимпиада, удивленно разглядывая термитотелов.
- Ага, пока не выпустишь им внутренности до тех пор, не поймешь, что перед тобой просто хорошо сделанная кукла. У них даже кровь красная, обычная. Их второстепенные «дети» ничто иное, как марионетки, хорошо запрограммированные машины. Они выполняют заложенную в них главным самцом программу. Даже я с первого раза не отличу их от настоящей личности, настолько тонко сработаны детали. Прошлое, настоящее, будущее. Они умеют мечтать, думать, размышлять, дружить, но… до определенного момента. Это просто куклы, не личности, дубликаты, рабы которые без обиняков подчиняются отцу. Ты считаешь его другом, а в следующую секунду он тебя прирезал, потому что так ему приказал отец. Циничные ублюдки, которым никогда ни при каких условиях нельзя верить. Они часть улья и таковыми останутся. И если их папочка циничный ублюдок, то его дети точно такие же.
- А второй вид детей?
- Здесь сложнее, они личности, а не просто хорошо выполненные и запрограммированные марионетки.
- А зачем мы наблюдаем за ними? – поинтересовалась Лима.
- Еще до того как я нашла тебя, ночные эльфы попросили меня отыскать пропавшего котенка. Я могу его забрать себе, но при этом котенок не должен попасть к темным.
- А что за котенок?
- Белый тигр размером с лошадь. Их еще называют королевскими тиграми или лунными. У ночных эльфов эти кошки священны, остроухие жизнь положат ради них. Тигры помощники, друзья. Владеют магией, ядовиты, летают, а также они разумны.
- Откуда вы знаете, что котенок именно у них? – кивок в сторону темных.
- Я должна все знать, иначе никак. Термитотелы сложная многофункциональная структура. Недавно пал улей Зруукана, его кокнул собственный брат. Нужны новые воины. Пока жив отец, ему подчиняются все его дети внуки, правнуки и т.д. Но когда он умирает, все его дети становятся друг другу врагами. Я знаю, для чего этот тигр им нужен. Когда его крали, расторопные эльфы положили немало этих собак, пока они не догадались, что их просто отвлекали. Эльфы-то мне и сказали, что подозреваемые именно термитотелы. Другим это в голову не придет, тем более, главный самец ничем не рискует. У него детишек, что тараканов на кухне.
- Не пойму, а что мешает сыну убить отца, в нашем мире бывали такие случаи.
- Сильнейшая связь, когда-то термитотелы были светлой расой, но вмешались темные, и все изменилось. А все моя любовь к чтению на забытых языках виной, никто не может их перевести, а я свободно читаю. У светлых термитотелов была прочнейшая семейная связь, ее-то до конца тьма не сумела порвать. Пусть братья друг друга ненавидят и стремятся к власти, но отцу и своим детям они будут преданы до конца. У Иуужана – самого сильного известного мне термитотела, может лет пятьдесят назад, отбросил копыта отец. Сунулся, куда его просили, за что и поплатился жизнью. Его улей унаследовал Иуужана и началась война между братьями. Она до сих продолжается, самые молодые либо сбежали в дальние миры либо погибли как Зруукана от руки собственных братьев.
- Что мы будем делать?
- То и что всегда, пойдем наваляем люлей.
- Вдвоем?
- Вчетвером, если с желтоглазиком то впятером. Без драконов я туда даже носа не суну. У них танки, разорвут меня на мелкие куски, как я потом соберусь?
Лиму передернуло.
- И тебе советую в драконью шкуру облачиться. По тебе бабахнут, мало не покажется.
- А че сразу из танка? – округлились глаза от ужаса.
- Они кроме вампиров и нежити никого не ожидают. Поэтому будут бить наверняка, чтоб сразу без копыт и рогов остались.
- Обалдеть.
- Обалдевать будешь потом, а сейчас топаем. Ты отвлекаешь, я подбираюсь ближе и тараню танки.
- Вечно я в качестве мишени, – пробурчала недовольно.
- А ты докажи что способна на большее, тогда и посмотрим можно ли тебя на реальное дело посылать. Скоро и случай подвернется подходящий. И не бойся убивать, они бездушны, как бы жутко это не звучало, но это действительно так.
Первыми атаку начали драконы – сильным залпом огня. Таким образом, они разрушили магическую защиту термитотелов. Как и предупреждала Сирена, по ним стали палить из танков. Воительница пыталась подобраться поближе, а Лима отвлекала внимание на себя. Она который раз благодарила мысленно преподавательницу за то, что та гоняла ее каждый день и заставляла уходить от стрел эльфов. Пригодилось умение. Пули, конечно быстрее стрел, но тут и ситуация другая. Лиме не хотелось собирать свои немногочисленные мозги по асфальту, потому двигалась как ураган в летнюю ночь.
Иногда время замедлялось, и девушка с удивлением замечала, как видит пролетающие мимо нее пули. Она впервые сумела применить дар практически всех вампиров – уйти в другой временной поток, который намного быстрее, чем реальный. Иногда, кажется, что время останавливается, но самом деле, это не так. Оно замедляется настолько, что все вокруг тебя стоит, а ты движешься. Темные эльфы Афоэль и Адриэль тоже владели этим даром. Потому тренер, отец Рила пытался и в девушке развить ее способность, но как-то не получалось. С Адриэлями Лима не знакома, они и выглядели немножко по-другому, и живут далековато.
Лима сумела поймать другой поток времени, и все вокруг казалось что остановилось. Не спеша и боясь, что потеряет волну, девушка подошла к одному из танков. Она дернула крышку, но даже вампирская мощь оказалась бессильна против прочного металла. Ради смеха, даже ручка не оторвалась. Белые волосы пришли в движение, их кончики пробрались в щель. Щелкнул замок. Маленькая круглая дверца поддалась. Внутри никого не было. Лишь небольшой застывший экран светился.
- И что дальше? Провода что ли порвать?

URL
2011-05-03 в 04:10 

Романчик Анастасия
Но до проводки дотрагиваться как-то не хотелось. Тронет не тот провод и машина взорвется. Сложная техника и к тому же замудрили инженеры, чтобы врагу не достались ценные данные.
У Сирены появилась привычка заставлять ученицу много читать. Вампиру сон нужен, но всего пару часов, в отличие от того же человека. Память Лимы она тоже тренировала не только инструктажем по оружию. Что может быть страшнее для девушки привыкшей готовить на кухне и читать женские романы? Правильно, техника. Что для мужчины рай, то для женщины ад, хотя для кого как. Сирена приносила огромные книги с подробным описанием механизмов, работы двигателей машин, деталей всевозможных компьютеров, установки проводки и т.д. и т.п. После прочтения очередной познавательной книги девушка находилась в легком шоке, а все это нужно знать на зубок, чтобы на практике не опростоволоситься. Воительница зачастую отсутствовала и предоставляла ученицу самой себе либо смекалистым эльфам, сразу же находившим ей занятие. Но когда женщина возвращалась, она могла принести любые механизмы или технику, описанные в книге. Зачастую Сирена находила именно тот, который Лима хуже всего знала и не усвоила до конца. И тогда кто-то получал по «кумполу».
Кроме тренировок с рубящим и дробящим оружием появились огнестрельное. Его сложнее разобрать, а главное понять принцип действия…
Лима дотронулась до экрана и через минуту стараний, танк заработал, погрузившись в другой временной поток. Слышны были даже выстрелы. Девушка надеялась, что Сирены куда-нибудь скрылась, как и драконы в небе.
Она думала, что все прочитанное, безнадежно забыто. Но внезапно ее память предстала перед ней в качестве огромной библиотеки. Помещение в виде круглого зала. Вдоль стены располагались белые стеллажи, уходившие далеко в высь, где каждая мысль сформирована в отдельную белую книгу. Каждый миллиметр библиотеки покрыт изморозью, а изо рта девушки вырывался пар. Холодно. Лима поежилась. Видение настолько реально, что Олимпиада на некоторое время потеряла дар речи. Вот оно чего добивалась Сирена, она знала, что так будет, теперь Лима в этом не сомневалась. От нее требовалось только найти необходимую книгу и использовать, как еще говориться выудить из памяти необходимые знания. Просмотрев многочисленные корешки с названием, девушка, наконец, нашла то, что искала и взяла в руки книгу. Мягким свечением книжка рассыпалась в ладонях. Олимпиада вернулась в реальность и помнила каждую деталь, каждую строчку прочитанную ею.
- Ну что, поехали?
Руки ведали что делать, а память выдавала необходимое видение и знание. Через мгновение танк перестал бухать. Легкие звук, какой бывает при движении робота.
- Цель найдена, – сообщил металлический голос.
Вновь выстрелы, послышались взрывы.
Лима осторожно вылезла из кабины, чтобы посмотреть, что творится снаружи. Ее за шкирку вытащили из танка. Сирена поставила девушку рядом с собой, загнула дуло танка в рогалик и присела на корточки. В ее глазах отражалась пламя, горевших механизмов. Тела термитотелов распадались до мелких слизистых змей в луже крови. Девушка, увидев это, скривилась. Кровь все еще привлекала ее, но при виде такого безобразия ей хотелось стошнить.
- Идем, – все, что сказала воительница и спрыгнула на землю.
Лима, несколько раз вдохнув-выдохнув, последовала за преподавательницей. Сирена наклонилась над одним из многочисленных саркофагов, что стояли несколькими рядами под прикрытием уничтоженных танков. Воительница положила руки на крышку и замерла. Покачав отрицательно головой, она подошла к следующему и так пока не нашла то что искала. Улыбнувшись, кивнула на металлический гроб.
- Открой его, воспользуйся новыми способностями, – приказала ученице женщина. – В остальных саркофагах только мясо.
Второй раз получилось легче, и девушка быстро вскрыла табло с неизвестными ей цифрами, немного покопавшись в проводке, выполнила приказ. Нечто щелкнуло и саркофаг, открывая нечто, белое вместе с туман, какой бывает при заливке азота, открылся.
- Крик, теперь используй волосы. Они не бояться холода. Ты еще пока не умеешь пользоваться до конца этим даром, но…
Девушка поняла. Ее белые волосы пришли в движение, и свободно погрузились внутрь саркофага, извлекая на свет нечто бесформенное и черное, похожее на плотное переплетение черных змей.
- Что это? – скривилась Олимпиада.
Не отвечая на вопрос ученицы, Сирена присела на свои пятки. Поставила на колени кокон, вынула из ножен кинжал и аккуратно вскрыла черное нечто, обнажая пару кнопок. Поочередно она нажала на них. Тут же закапала вода, и змеи упали на землю, обнажая пакет с маленьким крылатым тигренком внутри с датчиком температуры на лапе.
- Зачем они его заморозили? – изумилась Лима, раскрыв рот.
- Я говорила, что лунные тигры разумны. Термитотелы не хотели иметь дело с повзрослевшим разумным существом, которое могло уничтожить их. Я не преувеличиваю их силу, потому ночные эльфы Лилинкеа так ценят их.
- А зачем им вообще тигр, если они не могут его контролировать?
- Как ты думаешь, откуда берутся облики второстепенного потомства термитотелов?
Олимпиада опешила, она даже не догадывалась о страшной истине.
- Они их едят, – сморщив нос, продолжила воительница. – Собирается вся семейка и поедает новый вид. Таким образом, они получают необходимые данные о ДНК и составляют его заново. Это как программа. Они могут контролировать процесс и воспроизводить кого угодно, даже доходят до такого кощунства, что воспроизводят гибридов, к примеру, козла и человека. Но этим они пользуются редко. Такие детки работают только в улье, как разнорабочие.
- Вы говорили о светлых термитотелах, а что они делали?
- Без понятия! – пожала плечами, следя за датчиком с постепенно поднимающейся температурой. – Я знаю, что они существовали, но как они выглядели, что делали, да хрен их знает. Это как у вас динозавры, пойди, разбери. Они жили миллиарды лет назад, это очень древняя раса, наравне с веронами, хранителями миров, ариантами и другими им же подобным хрюнделям.
Лима провела рукой по бледному лицу.
- Они же могут всех кокнуть!
- У веронов, может, и нет зверушек-детишек, но у них есть королевская семья и король. Сам по себе верон очень силен, а королевский отпрыск и главному самцу термитотелов наваляет в его втором облике, я уже молчу про короля. Я бы сама не хотела бы связываться с королем веронов. Охотники по сравнению с ними сущие дети. Так что не надо преуменьшать силу света, у нас тоже хватает своих умников.
- Термитотелы сильнее адских вампиров?
- Они наравне. У лордов три яда.
- Я помню, мне говорили, но действие двух других я не знаю.
- Второй, – подняла два пальца вверх, – делает аристократов, очень красивых, разбалованных, сильных. Они сильнее в магическом плане, чем рабы, их трудно назвать слугами, они могут и против лорда пойти.
- И выпить их кровь, чтобы самим стать лордами?
- Нет, – покачала головой, закусив верхнюю губу, – лорд должен захотеть сделать другого лорда, только тогда все получиться, а так фиг.
- А третий яд?
- А третий яд уравнивает их с термитотелами. Они создают из жертв кровожадных монстров. Я один раз только видела подобное чудовище, три дня заикалась.
- Вы его убили?
- Не убила бы, он бы пару городов как минимум сожрал бы. Вампиры сами не стремятся делать из жертв монстров, накладно. Кстати, второстепенные детишки термитотелов тоже подвластны укусам вампиров и могут выйти из под контроля отца и встать на строну лорда. Потому две расы стараются не конфликтовать, это будет бойня. И неизвестно кто победит.
- А зачем… лорд поил меня своей кровью, для чего я ему сдалась? Я же не Марина, она красавица.
Сирена задумчиво скосила взгляд и наклонила голову, томно прикрыв глаза веками.
- У тебя занижена самооценка, в облике вампира ты даже очень ничего, но блондинчика заинтересовало другое – Душа. Ни внешность, ни твой отвратительный характер, ни перспектива сделать тебя любовницей, – Лиму передернуло, – именно душа привлекла его внимание. Бесценный источник энергии. Конечно, легче тебя убить, но заполучить в свои ряды они тебя попытаются. И если у них получится, они приобретут огромную власть. Я заглянула в твое прошлое и поняла, что он подлетел к тебе привлеченный «запахом», хотя называть так то, что почуял лорд трудно.
Тигренок в пакете зашевелился. Сирена, замолчав, извлекла его из плена. Послышалось жалобное «мяуканье». Поднявшись на ноги, женщина вручила малыша Лиме.
- Теперь он твой.
Олимпиада, удивленно взирая то на тигренка, то на преподавательницу, открыла рот, не зная, что сказать, на такой подарок.
- А ты… эльфы же тебе разрешили его взять!
- У меня два дракона, Иль, желтоглазик с напарником, и куча маленьких не вылупившихся драконят-внучат. Хватает, – показала ребром ладони на кадык, – для меня будет перебор. А тебе верный и хороший друг.
Лима с опушенными уголками губ опустила взгляд и посмотрела в небесно-голубые глаза белого тигренка с плохо развитыми бело-черными полосатыми крыльями. Шерсть мокрая, «выражение» мордочки удивленное, круглые уши прижаты к голове, дыхание учащенное.
- Как назовешь его? – поинтересовалась Сирена, шагая назад, откуда они с ученицей пришли.
- Не знаю. Хочется что-нибудь простое, несложное. Но все что крутится в голове как-то собачьи имена вроде Шарика или Бобика.
Сирена фыркнула.
- Это точно не пойдет, придумывай что-нибудь другое.
- Пускай будет Ян, коротко и со вкусом.
Через пару часов они прибыли в мир эльфов. Сирена снова куда-то улетучилась, а Лима сидела возле «костра» рядом с Рилом и кормила оленьим молоком из бутылочки голубоглазого питомца. Глаза эльфов, алые, красные, малиновые и сиреневые приобретали в свете искусственного костра из магических зеленоватых светлячков необычный оттенок. Лима затруднялась точно определить какой. Они сидели молча и смотрели на свет. Рил одними пальцами чесал тигренка за ухом, даже не глядя на него. Эльф не задавал лишних вопросов, откуда, что и почему, даже если ему интересно. У темных эльфов Афоэль старше ста лет не принято докапываться до чужих тайн. Раз не говорят, значит, знать об этом никому не нужно. Они хранили свои секреты, но умели умалчивать о чужих тайнах.

URL
2011-05-03 в 04:12 

Романчик Анастасия
- Тебе не говорили, когда мы собираемся туда? – спросила она, вскользь намекая на темные миры.
- Не-а, – повернулся к ней Рил, его глаза отразили свет, подобно кошачьим, – ты же знаешь отца, молчит до самой последней минуты. Мы узнаем, когда все будет готово.
- Я сегодня впервые увидела термитотелов. Я, наверное, сегодня не засну. Я не знала, что подобные им существа могут… - запнулась и нервно погладила тигренка, освободившейся рукой.
Эльф коснулся ее лба длинными изящными пальцами. На большем пальце мужчины-эльфы отращивали длинный ноготь, специально затачиваемый. Он был очень твердый и в случае потери оружия мог вполне вскрыть кому-нибудь горло. Они складывали кулак наподобие «дули», когда приходилось им пользоваться. Смеяться девушке резко расхотелось, когда она увидела, как эльфы одним взмахом руки «когтем» могли разрезать даже самый крепкий металл. У представительниц женского пола на всех пальцах длинные ногти. Их атаки отличались от мужских атак пластичностью и подвижностью. Лиме тоже пришлось отрастить ногти, но как вампиру ей легче – у нее они вырастали быстро.
- Как говорит мой народ, то, что в прошлом не стоит вспоминать, – проговорил Рил. – Оно навсегда останется позади, а нас ждет долгая дорога впереди.
Она взяла его руку в свою ладонь.
- Как же не вспоминать, если прошлое это считай наша жизнь?
- Я имел в виду плохое. Плохое воспоминание лишнее, и его нужно задвинуть, а желательно разорвать.
- Ты уже понял, что я сумела добраться до закромов своей памяти, да? – улыбнулась девушка.
Он захихикал.
- Тут и дурак поймет. Таким даром владеют все долгожители, только не все умеют им пользоваться. У каждого свое виденье памяти, может быть даже кладбище с надгробиями.
Лима засмеялась.
- У тебя черный юмор!
- Какой есть.
- Кстати, почему ты до сих пор не женат? У вас столько красивых женщин.
Рил скорчил смешную рожицу, Лима захихикала.
- Многоликая сказала, что моей невесты нет среди эльфов Афоэль, она эльфийка из другого мира.
- Ты ее спрашивал?
- Нет, она сама мне сказала.
- Ладно, я пойду спать, устала за день
Он кивнул.
- Я еще посижу, может, с отцом поговорю, если удастся.
Девушка встала с насиженного места, разминая мышцы. Тигренок посапывал на руках и умильно шевелил лапой. По просьбе Лимы, эльфы соорудили в ее жилище небольшое ложе, куда мог поместиться тигренок и откуда он не сможет выпасть во время сна. Погладив котенка по пушистой головке, Олимпиада положила его на подушку, где он сразу скрутился клубком.
Она залезла в гамак, который служил вместо постели, взяла заэну в руки. Последнее время Лима взяла за привычку спать с оружием в руках, как это делала Сирена. В общем, именно воительница заставляла ее просыпаться и тут же быть готовой к атаке. Глаза слипались, хотелось погрузиться в сон. Но сегодня ей предстояло увидеть необычное сновидение.
Черная земля рассыпалась под ногами, скалы походили на зубы неизвестного чудища. Девушка шла вперед, пока не увидела красивую девушку с короной на голове, стоящую возле обрыва и наблюдающая за приближающейся черной гвардией. Молодая женщина стояла к ней спиной и белое платье хорошо заметно на черном фоне. Длинные волосы ниспадали водопадом, в темноте трудно рассмотреть какого же они цвета. В руке незнакомка держала голубую заэну.
- Что ты хочешь мне показать? – вскрикнула Лима, рассматривая девушку, стоящую на скале.
- Смотри, это королева драконов, – произнесли над ухом.
Олимпиада обернулась и увидела знакомую по ранее виденному ею видению женщину. Анализела – жена Аналена, выковавшая заэну, что находилась в руках у Лимы.
Как раз в это время незнакомая женщина с короной на голове страшно закричала. И так черное небо отбросило ужасную тень. Лима подняла голову и посмотрела в небеса, чтобы раскрыть рот от изумления и шока. В сторону темного войска летела туча драконов.
- Мы имели власть и силу способную разрушить целые миры, – продолжала говорить Анализела. – Мы сражались, чтобы сохранить жизнь и никогда не использовали свою силу в угоду себе. Мы были неугодны и потому нас уничтожили.
- А чем же вы лучше их?! – вскрикнула девушка, наблюдая, как под огневой мощью хранителей падают здания темных. – Вы так же опустошали миры, как и они! Уничтожали их, чтобы поселить других.
- Мы не лучше, а может и хуже.
Девушка удивленно обернулась и посмотрела в холодные зеленные глаза хранительницы.
- Я не понимаю.
- Ты увидела одну сторону, а теперь посмотри на другую.
Картинка сменилась, и Лима увидела, как с десяток высоких парней сажают деревья и те на глазах оживают и начинают цвести.
- Хранитель миров – олицетворение жизни, мы боролись за нее. В каждом мире был свой хранитель. Ты не ослышалась, когда я сказала что мы хуже, чем темные. Мы не могли вмешиваться, если народ сделал свой выбор. Нас прогоняли камнями и мы уходили.
Девушка увидела, как люди бросают камни в спину понурившего голову хранителя. Он казался совсем юным и с тоской оборачивался на прогнавших его.
- Мы уходили и обрекали мир на гибель.
Если бы у девушки и так не были белые волосы, она поседела.
- Как на гибель? – опустошено спросила Лима.
- Мир оставался без защиты и его могли захватить темные.
Олимпиада взвизгнула от ужаса.
- Все упрекают свет, что управляет, не дает свободы и право выбора. Что он жесток и отнимает с кровью самое любимое. Что ограничивает человека судьбой. Это не так. Он дает право выбора и когда выбор сделан, не вправе вмешиваться. Личность сама выбирает свою судьбу, делая шаг вперед.
- Это неправильно!!! Он же знает, что народ погибнет, почему?
- Мы давали право выбора и всегда уважали его. Пытались оспорить, уговорить, образумить, даже закрыть мир. Мы имели власть, но над выбором личности власти не имели. Потому мы хуже, темные не смотрели на выбор им все равно.
Лима присела на камень и женщина села рядом с ней.
- Тяжело быть хранителем. Все зависит от выбора. Но как же так вы позволяли им умирать?
Она усмехнулась.
- Я рассказала, как думали все.
Лима удивленно посмотрела на нее.
- Может нас, и прогоняли, но мы не уходили. Это противоречит, той силе, что нас создала. Всегда защищать и закрывать собой. Дарить свет, там, где его нет.
- Вы говорили о выборе.
- Это не влияло на выбор личности. Они оставались в неведенье. Мы защищали светлые миры и не отбивали у темных исконно их миры, а только те, что они захватили. Увы, мы не могли быть везде. Темные вели кровопролитные войны еще задолго до нашего появления. Тогда наша раса была уничтожена, практически полностью. Кроме нашей семьи никого не выжило. Они испепелили наш мир, и их жителей. Мы были наивны как дети и жили в свете и радости, – она стала грустной, – а потом пришли они, и полилась кровь. Мы остались и нам даровали силу, бороться и никогда не сдаваться.
- Вы им мешали.
- Да. И это длилось на протяжении пяти миллиардов лет.
- Почему я?
- Ты олицетворение сражения, борьбы. Теперь у них новая кость в горле.
Женщина погладила ее по голове.
- Это видение было нужно, чтобы ты услышала меня. Теперь ты будешь сражаться с темными на равных.
Видение постепенно пропадало. Лима с громким вздохом вскочила и открыла глаза. Рядом с ее гамаком стояла Сирена и задумчиво рассматривала светящуюся заэну.
- Ты готова, собирайся…

URL
2011-05-03 в 04:13 

Романчик Анастасия
Глава 7.
- Лиэн, прекрати, дай сосредоточиться, – попросила Вика, растопырив пальцы над стеклянным шариком, называемым оком. Вампиры использовали око для поисков, но пока безрезультатно.
Вампиру все равно, он продолжает целовать девушку в шею, мурлыча, как сытый кот.
- Не искушай меня.
- А меня значит можно искушать? – наигранно обижается мужчина. – Ты час стоишь над этим шариком и никаких результатов, а я не выдерживаю так долго без тебя, милая. Разве можно мучить мужчину так долго? Я найду другую, если ты будешь себя так вести.
- Не найдешь, – улыбается и встает на цыпочки, чтобы чмокнуть его в нос. – Лиэн, зачем вам моя сестра? Конечно, твоя просьба для меня закон, но все-таки. Лима не из тех девушек, что нравится парням, таким как ваш блондинчик. Даже, если предположить, что она стала красавицей. У нее омерзительный характер, мне уж не знать.
Прежде чем ответить, вампир коснулся губами ее губ.
- У твоей сестры огромное количество энергии внутри. Она как большая батарейка.
- Батарейка? Ты не ошибся словом? Откуда ты его знаешь?
- Не бери в голову, – улыбается еще шире. – Если мы получим ее в свой клан, мы увеличим свое влияние, свою власть.
- Она особенная, да? – ревниво интересуется девушка, отстраняясь и делая губки трубочкой.
Гладит ее по коротким волосам когтистой рукой и прислоняет ее лоб к своему.
- Ты моя особенная женщина, а она всего лишь батарейка. А что делают с батарейками, когда она перестает работать?
Девушка улыбнулась, а потом скривилась.
- Ты предлагаешь мне предать собственную сестру, зная, что ее ждет смерть.
- Вика, – губы мягко коснулись виска. – Мы с ней по разные стороны. Даже, если она сорвется и станет такой как мы, она не остановится, будет сражаться. Вика, она наш враг, а что делают враги тебе не стоит объяснять. Твоя семья теперь мы. Мы дали тебе то, что у тебя никогда не было. Понимание. Мы понимаем тебя. Ты стала одной из нас, существ без морали и правил. Мы делаем то, что хотим и не мы виноваты, что прокаженное общество хочет внушить другим, что они живут правильно.
- Она враг?
- Ты же знаешь свою сестру лучше. Как она отнесется к тому, что ты со мной, что ты с нами, что ты пьешь кровь и убиваешь?
- Резко отрицательно! Монашка! – фыркнула презрительно.
- Мы твоя семья, она никогда тебя не понимала и не поймет.
Вика нахмурилась и сузила глаза.
- Я поищу еще.
- Хорошо, я не буду тебя отвлекать и подожду в спальне.
Девушка стряхнула с рук напряжение и снова растопырила их над шариком.
Лиэн шагая «разболтано» удалился. Их спальня находилась с восточной стороны, вдоль большого балкона, откуда открылся вид на красную землю, покрытую молочно-белым туманом. Рядом с каменным истуканом, напротив их комнаты сидел Дианул и попивал из бутылки «законсервированную» магией кровь.
- Столетняя выдержка, не желаешь? – поинтересовался блондин.
- Предпочитаю, свежую, – улыбнулся вампир и напротив своим словам выхватил у товарища бутылку, сделал глубокий глоток, присел рядом.
- Она нашла седовласую? – хмуро спросил.
- Нет, мы слишком рано ее об этом попросили. У нее даже способности не пробудились, а ты хочешь, чтобы она сразу же нашла тебе девицу. Будем ждать, никуда она не денется, найдет.
- И как она?
Лиэн понял вопрос. За тысячи лет совместного ведения дел вампиры хорошо изучили друг друга, чтобы понимать с полуслова.
- Чертовка, – ответил.
- Ты не будешь против, но я хочу проверить ее в деле. Давно свежего мяса не было, а все эти визжащие от ужаса человечки надоели хуже чеснока в глотке.
- Так приворожи их, чего тебе стоит? Ты же у нас мастер обмана.
Дианул скривился:
- Обман, он везде обман. Что толку, что я их приворожу? Это не то. Мне нужно, чтобы баба сама хотела.
- Если захочет она, я препятствовать не стану, – пожал плечами Лиэн.
- Она захочет, стоит тебе разрешить.
Они замолчали, так как к ним в полупрозрачном черном платье шла Вика. Лицо разгневанно, руки сжаты в кулаки.
- Ничего не выходит, хоть ты тресни! – буркнула она, прижимаясь к груди Лиэна, даже не замечая вожделенного взгляда Дианула.
- Пойдем, снимем стресс, – тянет за руку в сторону спальни Лиэн.
Только внутри комнаты девушка замечает, что блондин вошел вместе с ними и внимательно наблюдает.
- Лиэн… а что происходит? – с натянутой улыбкой спрашивает Виктория, оборачиваясь на второго вампира.
- А что-то не так? – ласкает ее шею.
В этот момент Дианул приближается и обнимает девушка за талию, медленно поднимая ее платье, целует обнаженное плечо.
- Лиэн…
- Скажи одно слово, и он уйдет.
Но со страстью так трудно сражаться и она промолчала…
В это время Хела, черноволосая вамирша с золотым ожерельем в виде летучей мыши на шее находилась в подземелье. Она стояла над ямой, в которой громко ревел монстр. Рядом с ней, хмуро насупившись, расположился молодой вампир с яркими янтарными глазами. На голове заплетено множество черных косичек с побрякушками. Кожа серо-зеленая.
- Совенок, неужели так трудно не путать яды?! Я тебя спрашиваю! – возмущенно говорит женщина, потирая виски пальцами с красными когтями. Сегодня она надела вызывающую красную тунику с золотым поясом. Ее посох стоял возле стены и не внушал особого опасения, пока до него не дотронешься.
- Да, так трудно, – огрызается парень. – Я же не могу думать какой яд выпускаю, когда пью кровь из глотки жертвы. Это сложно!
Красноглазая смотрит на него с негодованием.
- Это хорошо, что Лиэн не прознал, так бы он устроил бы тебе промывку мозгов! Так бы пивнул кровушку мало бы не показалось! А если б узнала челядь? Над нами бы смеялся весь клан! Среди лордов балбас не контролирующий яды!
- А нам разве не нас….
- Я тебя сама закопаю, если не заткнешь хавалку. Мы делаем, все что захотим, но не показываем тупость и неумение. Иначе нас разорвут свои же, помни об этом. Пока нас уважают, и боятся – это выгодно нам. Тебя должны бояться, а не насмехаться над твоими провалами! РАБЫ!!!
К женщине подскочило сразу с десяток сгорбленный исковерканных фигур.
- Уничтожьте это дерьмо! – приказала она, указывая на яму с монстром, затем вместе с парнем стала подниматься по лестнице.
Прошло несколько минут, пока вампир решился заговорить с женщиной:
- Хела, что это за швабра с Лиэном? С каких это пор мы делаем из наивных дурочек лордов?
- С тех пор как тебя придурка взяли! – не сдерживает гнева.
- А если честно?
- Новая игрушка Лиэна.
- Разве у него их мало? У него целый гарем, бери любую. Они ему сапоги вылижут за один взгляд. Да и получше швабры будут.
- Не понимаешь, бестолочь, лучше молчи! Она не только Лиэну нужна, но и всему клану.
Вампир фыркнул.
- Мне она не нужна.
Его взяли за ворот и хорошенько приложили к стене. В белом камне пошла трещина.
- Ее сестрица источник энергии, только тысячи жертв могут дать столько же. Если сумеем искусить ее мы станем сильнее. А потом убьем ее.
- Зачем же убивать ее? Деваха могла нам пригодиться.
- Нет, Дианул накормил ее своей кровью, а она не пришла к нам, мы не почувствовали ее. Слишком сильная воля, ее опасно держать в живых.
- Ты хочешь сказать, что она прощенная?
- Тише, дурак, хочешь, чтобы тебя услышали?! – кричит на него, осматривается и произносит. – Да это так.
- Невероятно, ты не прикалываешь надо мной? – поправляет рубашку.
- Нет, девчонка действительно сильна. Ею заинтересованы не только мы, но держи язык за зубами и не болтай бабам в постели о том, что услышал от меня. Лиэн тебе и мне голову оторвет, если остальные прознают. Девчонка должна стать либо нашей, либо умереть. Оба варианта нам подходят.
- И сестренка поможет нам ее найти, но каким образом?
- Кровные узы, они сильны между близкими родственниками и неважно как они относятся друг к другу.
- Как замечательно, и что так сильны, что она отыщет ее?
- Совенок, недооценивай силу кровных уз, именно по ним девушка найдет сестру, и тогда мы сами пригласим ее в клан.
Совенок глумливо улыбнулся, он понял намек вампирши.

URL
2011-05-03 в 04:14 

Романчик Анастасия
Глава 7.

- Лиэн, прекрати, дай сосредоточиться, – попросила Вика, растопырив пальцы над стеклянным шариком, называемым оком. Вампиры использовали око для поисков, но пока безрезультатно.
Вампиру все равно, он продолжает целовать девушку в шею, мурлыча, как сытый кот.
- Не искушай меня.
- А меня значит можно искушать? – наигранно обижается мужчина. – Ты час стоишь над этим шариком и никаких результатов, а я не выдерживаю так долго без тебя, милая. Разве можно мучить мужчину так долго? Я найду другую, если ты будешь себя так вести.
- Не найдешь, – улыбается и встает на цыпочки, чтобы чмокнуть его в нос. – Лиэн, зачем вам моя сестра? Конечно, твоя просьба для меня закон, но все-таки. Лима не из тех девушек, что нравится парням, таким как ваш блондинчик. Даже, если предположить, что она стала красавицей. У нее омерзительный характер, мне уж не знать.
Прежде чем ответить, вампир коснулся губами ее губ.
- У твоей сестры огромное количество энергии внутри. Она как большая батарейка.
- Батарейка? Ты не ошибся словом? Откуда ты его знаешь?
- Не бери в голову, – улыбается еще шире. – Если мы получим ее в свой клан, мы увеличим свое влияние, свою власть.
- Она особенная, да? – ревниво интересуется девушка, отстраняясь и делая губки трубочкой.
Гладит ее по коротким волосам когтистой рукой и прислоняет ее лоб к своему.
- Ты моя особенная женщина, а она всего лишь батарейка. А что делают с батарейками, когда она перестает работать?
Девушка улыбнулась, а потом скривилась.
- Ты предлагаешь мне предать собственную сестру, зная, что ее ждет смерть.
- Вика, – губы мягко коснулись виска. – Мы с ней по разные стороны. Даже, если она сорвется и станет такой как мы, она не остановится, будет сражаться. Вика, она наш враг, а что делают враги тебе не стоит объяснять. Твоя семья теперь мы. Мы дали тебе то, что у тебя никогда не было. Понимание. Мы понимаем тебя. Ты стала одной из нас, существ без морали и правил. Мы делаем то, что хотим и не мы виноваты, что прокаженное общество хочет внушить другим, что они живут правильно.
- Она враг?
- Ты же знаешь свою сестру лучше. Как она отнесется к тому, что ты со мной, что ты с нами, что ты пьешь кровь и убиваешь?
- Резко отрицательно! Монашка! – фыркнула презрительно.
- Мы твоя семья, она никогда тебя не понимала и не поймет.
Вика нахмурилась и сузила глаза.
- Я поищу еще.
- Хорошо, я не буду тебя отвлекать и подожду в спальне.
Девушка стряхнула с рук напряжение и снова растопырила их над шариком.
Лиэн шагая «разболтано» удалился. Их спальня находилась с восточной стороны, вдоль большого балкона, откуда открылся вид на красную землю, покрытую молочно-белым туманом. Рядом с каменным истуканом, напротив их комнаты сидел Дианул и попивал из бутылки «законсервированную» магией кровь.
- Столетняя выдержка, не желаешь? – поинтересовался блондин.
- Предпочитаю, свежую, – улыбнулся вампир и напротив своим словам выхватил у товарища бутылку, сделал глубокий глоток, присел рядом.
- Она нашла седовласую? – хмуро спросил.
- Нет, мы слишком рано ее об этом попросили. У нее даже способности не пробудились, а ты хочешь, чтобы она сразу же нашла тебе девицу. Будем ждать, никуда она не денется, найдет.
- И как она?
Лиэн понял вопрос. За тысячи лет совместного ведения дел вампиры хорошо изучили друг друга, чтобы понимать с полуслова.
- Чертовка, – ответил.
- Ты не будешь против, но я хочу проверить ее в деле. Давно свежего мяса не было, а все эти визжащие от ужаса человечки надоели хуже чеснока в глотке.
- Так приворожи их, чего тебе стоит? Ты же у нас мастер обмана.
Дианул скривился:
- Обман, он везде обман. Что толку, что я их приворожу? Это не то. Мне нужно, чтобы баба сама хотела.
- Если захочет она, я препятствовать не стану, – пожал плечами Лиэн.
- Она захочет, стоит тебе разрешить.
Они замолчали, так как к ним в полупрозрачном черном платье шла Вика. Лицо разгневанно, руки сжаты в кулаки.
- Ничего не выходит, хоть ты тресни! – буркнула она, прижимаясь к груди Лиэна, даже не замечая вожделенного взгляда Дианула.
- Пойдем, снимем стресс, – тянет за руку в сторону спальни Лиэн.
Только внутри комнаты девушка замечает, что блондин вошел вместе с ними и внимательно наблюдает.
- Лиэн… а что происходит? – с натянутой улыбкой спрашивает Виктория, оборачиваясь на второго вампира.
- А что-то не так? – ласкает ее шею.
В этот момент Дианул приближается и обнимает девушка за талию, медленно поднимая ее платье, целует обнаженное плечо.
- Лиэн…
- Скажи одно слово, и он уйдет.
Но со страстью так трудно сражаться и она промолчала…
В это время Хела, черноволосая вамирша с золотым ожерельем в виде летучей мыши на шее находилась в подземелье. Она стояла над ямой, в которой громко ревел монстр. Рядом с ней, хмуро насупившись, расположился молодой вампир с яркими янтарными глазами. На голове заплетено множество черных косичек с побрякушками. Кожа серо-зеленая.
- Совенок, неужели так трудно не путать яды?! Я тебя спрашиваю! – возмущенно говорит женщина, потирая виски пальцами с красными когтями. Сегодня она надела вызывающую красную тунику с золотым поясом. Ее посох стоял возле стены и не внушал особого опасения, пока до него не дотронешься.
- Да, так трудно, – огрызается парень. – Я же не могу думать какой яд выпускаю, когда пью кровь из глотки жертвы. Это сложно!
Красноглазая смотрит на него с негодованием.
- Это хорошо, что Лиэн не прознал, так бы он устроил бы тебе промывку мозгов! Так бы пивнул кровушку мало бы не показалось! А если б узнала челядь? Над нами бы смеялся весь клан! Среди лордов балбас не контролирующий яды!
- А нам разве не нас….
- Я тебя сама закопаю, если не заткнешь хавалку. Мы делаем, все что захотим, но не показываем тупость и неумение. Иначе нас разорвут свои же, помни об этом. Пока нас уважают, и боятся – это выгодно нам. Тебя должны бояться, а не насмехаться над твоими провалами! РАБЫ!!!
К женщине подскочило сразу с десяток сгорбленный исковерканных фигур.
- Уничтожьте это дерьмо! – приказала она, указывая на яму с монстром, затем вместе с парнем стала подниматься по лестнице.
Прошло несколько минут, пока вампир решился заговорить с женщиной:
- Хела, что это за швабра с Лиэном? С каких это пор мы делаем из наивных дурочек лордов?
- С тех пор как тебя придурка взяли! – не сдерживает гнева.
- А если честно?
- Новая игрушка Лиэна.
- Разве у него их мало? У него целый гарем, бери любую. Они ему сапоги вылижут за один взгляд. Да и получше швабры будут.
- Не понимаешь, бестолочь, лучше молчи! Она не только Лиэну нужна, но и всему клану.
Вампир фыркнул.
- Мне она не нужна.
Его взяли за ворот и хорошенько приложили к стене. В белом камне пошла трещина.
- Ее сестрица источник энергии, только тысячи жертв могут дать столько же. Если сумеем искусить ее мы станем сильнее. А потом убьем ее.
- Зачем же убивать ее? Деваха могла нам пригодиться.
- Нет, Дианул накормил ее своей кровью, а она не пришла к нам, мы не почувствовали ее. Слишком сильная воля, ее опасно держать в живых.
- Ты хочешь сказать, что она прощенная?
- Тише, дурак, хочешь, чтобы тебя услышали?! – кричит на него, осматривается и произносит. – Да это так.
- Невероятно, ты не прикалываешь надо мной? – поправляет рубашку.
- Нет, девчонка действительно сильна. Ею заинтересованы не только мы, но держи язык за зубами и не болтай бабам в постели о том, что услышал от меня. Лиэн тебе и мне голову оторвет, если остальные прознают. Девчонка должна стать либо нашей, либо умереть. Оба варианта нам подходят.
- И сестренка поможет нам ее найти, но каким образом?
- Кровные узы, они сильны между близкими родственниками и неважно как они относятся друг к другу.
- Как замечательно, и что так сильны, что она отыщет ее?
- Совенок, недооценивай силу кровных уз, именно по ним девушка найдет сестру, и тогда мы сами пригласим ее в клан.
Совенок глумливо улыбнулся, он понял намек вампирши.

URL
2011-05-03 в 04:15 

Романчик Анастасия
Глава 8.

- Аркалия, как я рад, что ты целый месяц побудешь дома, – улыбался вампир во все клыки, рассматривая черноволосую женщину. Ее прическа была интересной тем, что если смотреть спереди, то казалось, что у нее короткие волосы под каре. Если же смотреть сзади, то длинная толстая сложная коса с перьями.
- Двести лет без отпуска, – улыбнулась Аркалия, – пусть сейчас и сложное время, но когда оно было легким? Отдохнуть тоже, иногда нужно.
Она подошла к двум крошкам, чтобы накормить их специальной кашей.
- Дарлун, что там слышно с прощеной?
- Хоть раз давай не будем говорить о работе, – закатил глаза.
- Ладно, уговорил, – нахмурилась, – Ты не замечаешь что наши приемные детки слегка беспокойные.
- Это вполне обычно, дорогая. Они же не нашей расы, мы должны найти к ним подход, чтобы суметь правильно воспитать. У нас еще не было приемных детей, будет сложно. Тем более, им должно быть легче – они родные брат и сестра.
- Наверное, ты прав. Скушай ягодку, – сказала мальчику, попыталась затолкнуть красную ягоду в рот ребенку. Но он забрал у нее из рук ягоду и внезапно стал водить по стульчику выводя знаки.
Аркалия улыбалась, но лишь до тех пор, пока не узнала буквы родного языка. Они полностью совпадали с алфавитными символами. Вчера она читала им сказку и показывала картинки с изображением букв. Женщина изумленно смотрела, как буквы выводимые ребенком складываются в слова.
- Дарлун, – позвала мужа.
- В чем дело?
- Я понимаю, что эти дети принадлежат другой расе, но разве может ребенок вывести слова: «Наш отец сошел с ума и хочет уничтожить мир».
Вампир застыл с перекошенным лицом и открытым ртом…
Тем временем Бериан привел Марину к порталу и хлопнул себя по лбу. Повернулся к ней и с ехидной улыбочкой сообщил:
- Ты ж у нас сильная девочка. Возьми пару лунных цветков в хранилище и сходи в храм, набери воды. Нам она понадобятся на тренировках. И надо же тебя чем-нибудь облить. Можешь не торопиться. Я хоть от тебя отдохну.
Марина смерила его далеким от симпатии взглядом и, порычав нечто нечленораздельное, пошла, исполнять приказ. Не выполнить «просьбу» мастера себе дороже. За это он не наказывал, но имел свойство издеваться над жертвой, а это гораздо хуже.
Маринка с удовольствием выполнила просьбу Бериана «не торопиться». Она любила ходить по прозрачным пластинам мостам, пронизанных жилами деревьев от которых росли. Смотреть на настоящие произведения искусства. По пути девушка из огромной серебристо-желтой чаши испила воды, зачерпнув ее одним из десяти усиков в виде красной чашки в мелкую крапинку желтого цвета. Чашка напоминала две сложенные вместе ладони, на ощупь слегка шероховатая. Марина зашла в скверик и полюбовалась картинами из стекла и камня. Вампиры редко пользовались красками, но если брались за кисть, то изображение моментально оживало. Их критиковали за реализм, но они не прислушивались к чужим мастерам. Вне родного мира творения белых вампиров стоили очень дорого, не каждый мог позволить себе купить их.
Девушка подошла к стеклянной статуе у стеклянного фонтана в виде искусно вырезанной ракушки. Она сразу узнала материал. Фленал. Один из самых крепких материалов, созданных из огня феникса. От женского лика невозможно оторвать взгляд. На месте сердца пульсировал завораживающий красный огонек. Рядом с искусственной девушкой в длинном платье, склонившей голову, прижимавшей к груди руку, стояла большая переливающаяся цветами радуги арфа.
- Вау, – не удержалась Марина и присела на маленький цветок-стульчик.
Нерешительно провела пальцами по полупрозрачным струнам из паутинки. Звуки получились немелодичными и «кривыми».
К ней приблизилась девушка с красными волосами и голубыми глазами в красном легком платье. На лице тату парящего красного дракона. Она приложила руку к сердцу, приветствуя прощеную. Марина смущенно повторила жест.
- Я могу научить тебя играть, – присела на ракушку девушка и зачерпнула воды из фонтана.
- Мне на ухо медведь наступил, не думаю, что у меня поучится, – криво усмехнулась Марина, положив руки на колени.
- Даже у мастеров не все получается, – улыбнулась скромно. – Посмотри на этот скверик, все, что ты видишь, делалось одним мастером. У нас учатся десятилетия, прежде чем получается действительно уникальные вещи. А эта девушка похожа на тебя, – кивнула на статую.
Марина обернулась и впервые заметила сходство статуи с собой. Та же улыбка, выражение лица во время радости.
- Это последняя его работа, – сообщила вампирша.
- А кто мастер? – заинтересовалась Марина. Ей было интересно имя того, кто слепил с нее такую прекрасную статую.
- Я не знаю. У нас много тех, кто занимается искусством, всех не упомнишь.
- Откуда же вы знаете, что их создал один че… вампир?
- Почерк. Каждый мастер имеет свой подчерк, как и душа живого существа. Все они разные.
Маринка разочарованно воздохнула и встала с насиженного места.
- Заходи еще. Если передумаешь, я научу тебя играть на арфе, – девушка, закрыв глаза, дотронулась пальчиками струн.
Марина зачарованно оборачивалась, прислушиваясь к совершенным звукам хорошо настроенного инструмента. Она мало, что понимала в музыке, но здесь ее душа прониклась.
В хранилище, когда туда пришла девушка, находилось немного народа. Некоторые вампиры залетали в него через верхний вход. Их белоснежные крылья мелькали то тут, то там. В воздухе они напоминали росчерк пера. Кое-кто застывал на одном месте над бордовым цветком. Марина где-то читала, что застывать в воздухе мало какие птицы умеют, для этого маленькая колибри очень часто машет крыльями.
- Доброе утро, – по старой привычке поздоровалась Марина, приветствуя знакомых. Вампиры прикладывали руку к сердцу, они успели привыкнуть к девушке и ее манере поведения.
Рядом опустилась встревоженная Калилиа.
- С тобой все в порядке? А то этот Бериан, иногда бывает слишком груб!
- Ничего страшного, Кали, я в порядке, – улыбнулась Марина и коснулась крыльев соседки. Ей нравилось дотрагиваться до перьев белых вампиров, с их мягкостью и нежностью разве что шелк можно сравнить.
- Не понимаю, зачем… ой…, - вырвала перо из крыла и вручила изумленной Марине, – тебя доверили ему, хорошо еще, что не Каларину.
- А зачем? – протягивает перо.
Кали улыбается. Марине иногда казалось, что она наивная дурочка, но так может подумать только тот, кто ее плохо знал. По прошествии времени прощеной девушке пришлось убедиться, что ее соседка бывает до расчетливости умна. Просто за легкостью характера трудно рассмотреть истинное положение вещей.
- Сейчас покажу, – говорит зеленоволосая и подходит к бордовому цветку, извлекает из портала бумагу.
Бумага у белых вампиров изготавливалась не из коры деревьев, а из отходов овощей, что произрастали на одной из их планет. Вампиры старались все использовать по назначению и не нарушать гармонии с природой.
- И что? – нетерпеливо спрашивает Марина, рассматривая чистый лист бумаги.
Калилиа берет белое перо с синим кончиком, проводит острой частью по бумаге. Маринка с удивлением рассматривает, как перо рисует немного светящейся синей краской. Об этом свойстве перьев белых вампиров красавица не знала.
- Какой кончик, такая и краска, – поясняет Кали и передает перо обратно соседке.
- А мое перо тоже рисует?
С некоторых пор Маринины крылья также покрылись перьями, но чисто изумрудными, местами вылезал пух, как у молодых белых вампиров.
- Твое перо, скорее всего черным рисует, – пожала плечами вампирша.
- А я все думала, почему у вас ручек нет и на крайняк чернил или карандаша. А надолго хватает?
- Пока не сломается. Ладно, если с тобой все хорошо, то я полечу договариваться с больницей.

URL
2011-05-03 в 04:18 

Романчик Анастасия
Только, когда зеленоволосая улетела, Марина запоздало вспомнила, что белые вампиры не болеют. А больницы существовали для тяжелораненых и беременных женщин. И те и другие находились в разных зданиях. А раз так, то в семье Кали скоро будет пополнение, а точнее первенец. Теперь нашлось и объяснение, почему Калилиа раздаривала перья. У белых вампиров традиция, когда должен родиться первенец родители дарили близким и знакомым по перу. В открытую же о своем положении соседка не сказала, лишь намекнула.
Марина с улыбкой нарисовала пером Кали пару рисунков, в основном потешные карикатуры на Бериана. Даже появилась задумка, не повесить ли ему на спину бумажку с надписью: «Осторожно осел, бьет копытом по лбу». Но пришлось отбросить заманчивую идею. Он почувствует и тогда за «осла», сделает из Марины «ослиху». Пришлось подойти к бордовому цветку, задание-то мастера никто не отменял.
В основном в хранилище содержались цветы с порталами, где и происходил заказ необходимого, туда же сгружали излишек материала и собранный урожай. Марина поискала лунный цветок. Через пару секунд она держала в руках две фиолетовые с черными разводами кувшинки. Исходящий изнутри свет и вправду напоминал свечение местной луны, такой же серебристый. Маленький усик у основания двигался и жадно ловил солнечные лучи.
Девушка никогда не бывала в местном храме, хотя ее не раз приглашали. Марина в отличие от Лимы не жаловала церковь и редко ходила на службы. До попадания в открытые миры она считала себя атеисткой, притом стойкой. Но после большого количества чудес, что с ней произошли, трудно не поверить в то, что силы неподвластные разуму действительно существовали.
В нерешительности Марина остановилась возле большого стеклянного здания, прикрепленного к двум деревьям. Фленал отражал свет и был непрозрачен. Формой храм напоминал семечку пшеницы с полосками и отростками корней.
- Ничего страшного, еще одно произведение искусства, – вслух сказала прощенная и двинулась к двери. Опять же дверей как таковых у вампиров не существовало. Стекло «раздвинулось» пропуская ее внутрь.
Марина с изумлением разглядывала внутреннее убранство. Картины из стекла, чаши с водой, большой фонтан в виде крылатого ангела из белого камня, льющего воду из кувшинки. Пол покрыт многочисленными письменами. Белые вампиры разговаривали на смешанном языке, он состоял из эльфийского и древне веронского наречия. Мелодичность эльфов сочеталась с привычным для веронов легким рычанием. Также и с алфавитом – он смешанный. Письмена выделялись на общем фоне, так как были написаны серебряной и белой краской. Возле дальней стены, напротив «двери» располагалась старинная книга. Она лежала на выступе в виде сомкнутых стеклянных ладоней. В храме несильно многолюдно, но и пожаловаться на отсутствие посетителей тоже вряд ли смог бы кто.
Девушка рассматривала храм со смешанным чувством восхищения и недоверия. Она случайно натолкнулась на незнакомого беловолосого белого вампира, пока крутилась вокруг своей оси, задрав голову. Марина не заметила его, так как он стоял позади статуи-фонтана. Мужчина, с которым столкнулась девушка, имел на щеке тату двух белоснежных крылышек. Высокий, молодой, хорошо сложен. Глаза… абсолютно белые, как если бы он был слеп.
- Ой, простите, я не хотела. С вами все в порядке? – перепугалась девушка.
- Все хорошо, – улыбнулся добро и светло, – что привело тебя в храм света?
- Простите, меня прислал Бериан набрать воды.
Он, продолжая улыбаться, указал на фонтан среди цветущих кустов.
- Простите за бестактность, – не торопилась девушка. – Но разве у вас не растет растение, способное вылечить слепоту? Я не раз слышала о нем, оно творит чудеса.
Вампир искренне и весело захихикал.
- Я хорошо вижу, это не слепота, это метка.
- Не совсем понимаю, – недоуменно нахмурилась Марина.
- Заметно, что ты была когда-то человеком. Я священник.
- Извините, – смутилась.
- Ничего страшного. Все наши священники помечены, – руками коснулся глаз. – Мы не становимся служителями храма по собственному желанию, нас избирают на службу.
- И вы обречены на безбрачие…
Он снова рассмеялся.
- Может, у людей действительно священники дают обет безбрачия, у меня же жена и трое детей. Просто сила, что мне доверили, очень опасна, и не каждый может выдержать ее. Свет сам избирает того, кто будет ее носителем.
- Простите, – выдохнула девушка, с содроганием смотря в его белые глаза. – Никак не привыкну к причудам этого мира. Просто у меня на родине белые глаза – признак слепоты.
- У нас – второго зрения. Я вижу немножко по-иному.
Девушка, кивнув, поспешила к фонтану, чтобы наполнить кувшинки. Беловолосый вампир приблизился, чтобы полить цветы рядышком с ней.
- Ты не собираешься замуж? – вдруг спросил он.
- Эм… - опешила – нет, с чего вы взяли?
- Я вышел сюда, потому что увидел прочную нить, что связывает тебя с твоей парой. Поэтому подумал, что ты хочешь договориться о церемонии. Странно.
- А может, я его еще не встретила? – попыталась перевести все в шутку Марина, продолжая заполнять, казалось бы, безразмерные кувшинки.
- Нет, она была бы другого цвета, – серьезно отвечал вампир. – У всех живых существ есть такая нить.
- То есть я с ним знакома?
- Да, я же говорил, она была бы другого цвета.
- А определить, кто это вы не можете?
Он покачал головой и поправил листья растения.
- Так далеко мое виденье не заходит. Вот если бы он находился рядом с тобой, тогда да, я смог бы увидеть вашу духовную связь друг с другом.
Шурша просторной серебристой одеждой, вампир скрылся в другом помещении. Марина, разочарованно проводив его взглядом, с трудом подняла в раз потяжелевшие кувшинки. Назад к Бериану возвращаться не хотелось, но и шататься весь день без дела тоже желания не наскребалось.
Выбрав меньшее из зол, девушка направилась к дому вампира. Из предыдущего опыта она знала, что он всегда возвращался к себе домой. Бериан жил отдельно от родителей на той же планете, что и Маринка.
Марина не постучалась и вошла. Ее окружило море синих, голубых и белых красок. Создавалось «холодное» впечатление. Но каждый обустраивал жилище по своему вкусу. На стене висело оружие из разных миров. Не удержавшись, Марина пощупала прозрачный стилет с серебристыми надписями. Тот же фленал. Она узнала подпись. Работа брата Бериана, Каларина. Белый вампир любил расхваливать мастерство старшего брата и нередко заставлял Марину на тренировках пользоваться его оружием. Каларин считался кузнецом, творил из разного материала, в том числе и из фленала.
Обстановка в зданиях белых вампиров во многом отличалась от жилищ людей. Маринка давно в этом убедилась. Она думала, что у белых вампиров планировка в домах одинаковая, ведь она бывала в гостях только у Гларида, первого белого вампира. Гларид был когда-то человеком и ему трудно свыкнуться с происходящими в его мире изменениями, поэтому мебель в его доме точно такая же что у Марины. Потом девушка побывала у многочисленных друзей, до этого она никогда не ходила в гости.
У белых вампиров причудливая мебель. Она живая. Кресла, стулья, столы, тумбочки, шкафы все то к чему привыкла Марина сильно отличались от человеческой. Стулья, кресла и диваны – сплошные цветы разных расцветок и форм. Они никогда не повторялись. Садясь на них, девушка всегда чувствовала себя неуютно, хотя сидеть на цветах сплошное удовольствие. Так же дело обстояло и с остальной мебелью. Видимо, ее состояние вампиры предугадали, потому ее «квартиру» постарались приблизить к человеческим условиям. У белых вампиров высокие потолки в спальнях, при этом нет кроватей. Маринка думала, что они прячут их или спят на полу, но однажды ей пришлось увидеть спящих белых вампиров. На запястье у каждого вампира имелось отверстие, из которого появлялась серебристая паутина. До поры до времени Марина не подозревала, для чего она нужна. Освобождая крылья, они взлетали к потолку и прикрепляли паутину к дереву. Паутина раскрывалась как сеть. Залезали в нее и закручивались в крылья, так что их не видно окружающим. Спящие белые вампиры пульсировали ярким светом под цвет кончиков перьев. У мужчин крылья больше чем у женщин в полтора раза. Супружеская пара вместе пряталась в крылья супруга.
Марина нашла Бериана в большой комнате заставленной сверху донизу разнообразными предметами, закрытыми плотной синей непрозрачной тканью. Он ее не услышал и что-то делал с горящим взглядом. В его лице присутствовало нечто фанатическое, такое выражение нередко приобретает талантливый человек во время вдохновения. Его руки двигались очень быстро и из-за этого трудно понять, что же он делает. Маринка попыталась приблизиться, чтобы рассмотреть, но случайно задела меч, лежащий на синем цветке. Она не успела его подхватить, и тот упал с противным лязгающим звуком.
- Упс.
Работа накрыта непрозрачной тканью. Бериан недовольно смотрит на вошедшую девушку.
- Принесла? – холодно спрашивает.
- Да.
- Могла еще полчаса не приходить, я бы за тобой сам пришел.
- Девочки на обучении, чего я буду шататься без дела? – хмуро говорит Марина.
- Идем, недобитая русалка, будем знакомить тебя с моей стаей.
«Недобитая русалка» злобно зарычала, но Бериан сделал вид, что не заметил ее недовольства. Он забрал от нее закрывшиеся плотно кувшинки и положил их в свою сумку на поясе. К спине прикрепил ножны с мечом, туда же секиру. Девушке он вручил наэну ночных эльфов. Маринка удивленно рассматривала странную палку сиреневого цвета с серебристо-голубым тонким волнистым клинком на конце. По середине наэна открывалась и освобождала еще один волнистый клинок, получалось два меча с длинной рукояткой.

URL
2011-05-03 в 04:18 

Романчик Анастасия
- Осторожно, лезвие пропитано ядом и магией, – предупредил Бериан, – я бы дал тебе наэну светлых эльфов, но у меня ее нет.
- Может, лучше меч… мастер.
- Наэна ночных эльфов исключительно женское оружие, так что привыкай к ней, раз я сегодня добрый.
Марине еще подумалось, если мастер сегодня добрый, то какой он бывает злой?..
Они снова направились к порталу. С той стороны их дожидалась приличная стая из белых вампиров. Среди снежных равнин группа хорошо выделялась. Стоит отметить, что стая Бериана выбирала самые холодные миры, что имелись в наличии у белых вампиров, иногда выходили за пределы родных пространств. Каларин отсутствовал, после собрания он сразу же отчалил по своим делам. Марина даже рада, что сегодня тренировка пройдет без него. Каларин как и брат не отличался мягким нравом. Но и от этого не становилось легче. Она знала со слов знакомых, что стая в коей главный был старший брат Бериана, состояла из белых вампиров с тяжелым характером. Самые агрессивные, нетерпимые, раздражительные, своевольные. В общем, все те, с буйством которых не смогли справиться в других стаях. Бунтари.
Марина, едва приблизившись к ним, сразу поняла, насколько сильно они отличались от остальных сородичей. А она еще считала Бериана злобным. Здесь хватало без него агрессивных личностей. От них шла агрессия и недоверие. В отличие от других вампиров они не доверяли ей, хотя и знали кто она такая.
- Вериа! – подозвал Бериан.
Из толпы вышла высокая и гибкая как пантера девушка с взъерошенными черными волосами, собранными в хвост красной лентой. Тонкая и изящная хищница, с красивой фигурой. Резкие черты, бирюзовые большие кошачьи глаза, тонкие губы и острый подбородок треугольного бледного лица. Длинная шея с тату красного тигра. В ней сочеталась опасность и красота. Настоящий хищник. Даже тот факт, что белые вампиры употребляли искусственное мясо, не делал ее менее опасной. Одета она в простую черную безрукавку с вырезом-треугольником со «стоячим» воротником, облегающие черные штаны с красным поясом. На правом плече паутина из капелек воды.
Марина же каждый день меняла одежду, сегодня она была одета в простой зеленый костюм, идущий к ее зеленым глазам. В мире белых вампиров ее очи быстро вернули прежний цвет и стали даже ярче, приобретя изумрудный оттенок.
- Вериа, – ехидно улыбнулся вампир, – познакомься со своей напарницей, Кометой.
Маринка ожидала чего угодно, но не львиного рыка исторгнутого из горла красотки. Лицо сразу же стало маской из гнева и негодования. Вампирша моментально сменила облик и стала еще больше походить на кошку. Марина впервые увидела, как белый вампир принимает третий облик. До некоторого времени она думала, что только у нее имеется третий облик, но оказалось, что Комета не единственная одаренная.
Когти Вериа стали сплошным красным пламенем, из глаз так же вырывалось красное пламя вперемешку с бирюзовым огнем. Вырос красный огненный хвост. Кожа покрылась черными и красными полосами. Уши заострились, появились рысьи кисточки. Что уж говорить про заострившиеся зубы.
- Вериа, вопрос решен! – рявкнул Бериан.
- Кем?! Тобой?! – зарычала еще сильнее девушка с отголосками металла в голосе.
- Так решил Каларин или ты оспоришь его решение, а?!
- Он не мог! – обиженно насупилась. – Брат не мог со мной так поступить!
- Вериа, с тобой не ужился ни один напарник, что ему еще оставалось делать? Сестренка, придется работать с прощеной.
Марина с открытым ртом смотрела на родную сестру Бериана и Каларина. Она не знала, что кроме младшего брата Краса и термитотела в семье есть еще сестра пятидесяти шести лет. Теперь девушка точно уверена, что отвратительный характер у них семейное. Ей стало страшно от мысли, что придется работать в паре с Вериа. Видно, что она агрессивнее, чем братья.
Вериа приблизилась к Марине, рыча. Прощеная девушка готова защищаться, но внезапно увидела перед собой белоснежную спину парня.
- Извести ее ты всегда успеешь, но не в мое дежурство! – встал на пути сестры Бериан.
Вампирша смерила его недружелюбным взглядом и скрылась с глаз в толпе оставшихся равнодушными к происходящему белых вампиров.
- Каларин будет не скоро, поэтому тренируемся как обычно. Всем все ясно? Вопросы есть?
Ни у кого вопросов не оказалось. У Марины была масса вопросов, но она предпочла их не задавать. А дальше начался ад.
Начало тренировки – бег с небольшими препятствиями. Казалось бы, что может быть легче, чем пробежаться по снегу несколько кругов? Как бы не так. Бериан извлек из сумки длинную цепь и прикрепил ее к своему поясу. Уже эта манипуляция Марину сильно насторожила. Когда же второй вампир ту же самую цепь прикрепил к своему ремню, то у девушки раскрылся от удивления и одновременно от ужаса рот. Коварная Вериа сделала ей саечку. Челюсть захлопнулся с болезненным щелчком.
- Что, никогда не бегала собачками на привязи? – поинтересовалась насмешливо сестра Бериана, пока ее новоиспеченная напарница разминала челюсть.
- Не-а, не думаю, что это сложнее, чем просто бегать.
- Ну-ну, – хмыкнула язвительно.
К Марине подошел Бериан и самостоятельно прикрепил к ней цепь, что связала ее с ним.
- Я бегу предпоследним, а ты последней. Не хочу, чтобы ты ритм сбила, – а затем рявкнул остальным: – Начинай!
Сразу стала понятна ехидца Вериа. Белые вампиры слаженно побежали друг за другом, держались на расстоянии длины цепи. Вначале Марине удавалось не отставать от них, но это до того как пошли «препятствия». Прыгать через «козлики» и не спотыкаться – трудность невелика. Но пробегать по столбикам через пропасть – сложность непосильная, особенно, если у тебя с равновесием нелады. На первом же колышке Марина поскользнулась и полетала вниз. Цепь удержала ее. Бериан даже не согнулся под ее тяжестью и продолжал бежать. Маринка столкнулась в страстном поцелуе с десятью столбами и одной каменной стеной, извергая из горла самые страшные ругательства. Ее потащили по мерзлой земле. Она едва сумела подняться, выплевывая набравшийся в рот снег.
- Сколько шишек набила? – со смешком поинтересовался Бериан, на минуту обернувшись.
- Р-р-р.
- Я так и понял, что много.
Впереди показалось нечто желтое, при приближении оно приняло форму елового леса, иголки просто желтые. Марина едва не заплакала и умоляла Бериана сбросить ее, как балласт, на что тот ехидно скалился. Как и ожидалось, белые вампиры не остались долго не земле и вскоре взобрались на ветки. Через пятнадцать минут в Марине как в дикобразе торчало множество желтых иголок. И на этом был еще не конец…
После часа изнурительных тренировок, которые Маринка еще долго будет вспоминать с ужасом, Бериан остановил стаю. Посмотрел в небо, не щурясь. Белые вампиры свободно могли смотреть на солнце, их глаза защищала специальная пленка. Глаза же Марины безжалостно слезились. Она плакала и вырывала из себя иголки, морщась от боли в многочисленных ссадинах и ушибах. Даже регенерация вампира полностью не справлялась с тем количеством травм, что девушка получила во время тренировки.
- Комета, Бериан, прошу пройти со мной, – подлетел к ним Дарлун.
Маринка удивлено посмотрела на белого вампира. Бериан не задавал никаких вопросов и направился вслед за старшим по званию. Дарлун, супруг Аркалии так же являлся одним из командиров охотников.
- Комета, возьмешь с собой дочерей, – напоследок сказал Дарлун.
- Хорошо, – еще больше удивляясь, ответила Марина.
- А ты, Бериан, свяжись с напарником. Пускай бросает все дела и телепортируется сюда. Нам срочно нужна его помощь.
Вампиры быстрым шагом, не обращая внимания на толстый слой снега, направились прямиком к порталу. Марина после телепортации расправила крылья и полетела к себе домой, чтобы прихватить девочек. Мужчины же полетели в иную сторону. Ее приемные дочери обучались в местной школе по особой программе, ведь они росли гораздо быстрее, чем белые вампиры. Когда Марина приземлись рядом со своим жилищем, девочки играли с другими детьми. «Маму» встретили с радостными криками.
- Девочки, дядя Дарлун попросил меня взять вас с собой, – девушка незаметно посмотрела на преподавателя, тот пожал плечами и кивнул. – Давайте полетаем.
Внутри скалы-лаборатории их ждала Аркалия, носившая на руках двоих приемных детей. Женщина сосредоточена и собрана. Между собой переговаривались мужчины. Эльф взлохмачен и не причесан, видимо его застали за таким приятным делом как сон.
Марина еще никогда не появлялась в этой части леса и удивленно рассматривала скромное убранство холла.
- Ну, наконец-то, я думала с ума сойду! – воскликнула Аркалия, при этом лицо так и осталось холодной маской.
Маринка еще больше изумилась, но оставила свои мысли при себе.
- Марина, мне нужно твое разрешение, чтобы использовать Лену в качестве проводника, – Аркалия единственная, кто называл девушку ее настоящим именем.
- А как понимать проводника? Я же должна знать, что это такое, прежде чем давать согласие.
- Мы читаем мысли, феи же способным воспринимать образы и передавать их. Так как эльфы самые восприимчивые, то твоя дочь будет передавать информацию Насмешнику, а он будет рассказывать, что видит.
- А это не опасно?
- Нет.
- А она справиться? – с сомнением посмотрела на девочку.
- Мы тренировали ее пользоваться способностями, она сможет.
- Ну конечно, – натянуто улыбнулась и подтолкнула Лену к Аркалии, а Ульяну взяла на руки. Девочка сразу стала завязывать «маме» косички.
Аркалия посадила малышей на цветочки и шепнула парочку слов Лене. Девочка кивнула и взяла за ручки обоих детей. Насмешник присел на корточки и с сосредоточенным лицом положил девочке руку на плечо.
- Что ты видишь? – начал допрос Дарлун.
- Их биологического отца, – ответил эльф как в дурмане. – Они знают, что он хочет. Он создает нечто… то, что может взорваться и уничтожить все живое.
- Зачем ему это?
- Он хочет отомстить.
- Кому?
Эльф нахмурился, явно подбирая слова к тому, что видит.

URL
2011-05-03 в 04:18 

Романчик Анастасия
- Они жили давно, внешне очень похожи на людей. Но они очень жестоки и были врагами их отца. Это их вина, что произошел раскол и наступил хаоса, а потом холод, лютый холод и долгий сон.
- Он хочет убить людей? – удивляется Марина.
- Да. Дети связанны с ним, они видят его глазами. Он не понимает, что прошло много лет и что той расы давно не существует. Она вымерла. Он не понимает этого, – эльф поворачивается к девушке. – Они знают тебя.
Маринка шокирована.
- Откуда? Я не встречалась с их отцом и не знаю его!
- Тебя знала их мать.
- Лима, она их мать?!
- Нет, их мать другая, кажется, ее сестра. Они не знают, по какой причине она сюда попала, но она исчезла, кто-то забрал ее. Некто с красными глазами и острыми зубами.
- Адские вампиры, папа был прав, – комментирует Аркалия.
- Где их отец? – спрашивает Дарлун, бросив молниеносный взгляд в сторону жены.
- Он там же где нашли их, – ответил Насмешник.
- Нужно помешать ему! – говорит вампирша.
Дети разом повернулись в ее сторону. В одинаковых голубых глазах мольба.
- Мы попытаемся его уговорить, не делать глупостей, – поняла женщина. – Мы не будем обижать его.
И мальчик и девочка потянули к ней ручки.
- Они больше не хотят показывать, они рассказали все что знали, – ответил эльф на немой вопрос Дарлуна.
- Бериан возьмешь Марину и свою стаю, – отдает приказ муж Аркалии. – Нужно найти их отца и попытаться вступить в контакт. Он должен видеть, что мы не враждебны к нему, он должен поверить нам.
- Но почему я? – промямлила Марина.
- Потому, что ты единственная кто знал Вику, ты сможешь рассказать ему.
Бериан к чему-то прислушался. Некоторое время он стоял неподвижно, словно погрузился в транс, а затем он громко вздохнул, приходя в себя.
- Я связался с Орисом, – произнес он медленно. – Он сказал, что в ближайшем мире оттого пространства, где были найдены дети, считавшегося одним из самых холодных, обнаружены печати. Их до этого никто не находил.
Аркалия открыла рот.
- Да там же может быть заморожена целая раса! Какой кошмар! – позволила себе показать эмоции. – Вы понимаете, что это значит? Это же может быть светлая разновидность термитотелов, о которой мы ничего не знаем! Это не меньше миллиарда лет!
- Так, Аркалия, поедешь с ними, – кивнул ее супруг. – Я же отправлюсь в холодный мир. Если там действительно печати, то по любому будут ловушки. Бериан, ты приказ понял, собираешь стаю. Надеюсь, что он никого не грохнет к этому времени. Насмешник, ты вначале отведи девчонок к Нежналии, а потом быстро присоединяйся к Бериану.
- Есть, – хмыкнул Насмешник, – ну что, трещотки, пойдете на ручки к дяде темному эльфу?
- А дядя темный эльф не кусается? – спросила весело Лена, оглядываясь на сестренку, которую Марина не хотя опустила на землю.
- Нет, если не попросите.
Девочки захихикали и через минуту гордо сидели на руках у Насмешника. Он перешел в другой временной поток и через несколько минут оказался у порога семьи вампиров. Нежналия вопросов не задавала и детей сразу же отвела в садик, где полно живых цветов. Лена посмотрела на ее удаляющуюся спину и перестала улыбаться.
- Тот белый дядя, может маме сделать больно, – проговорила она отчетливо.
- Я чувствую, что маме грозит опасность, – прижимая к себе распустившийся цветок, прошептала Ульяна. В ее зеленых глазах с красным зрачком появилось нечто странное. Она морщилась, словно стараясь не слушать муху, что залетела к ней в ухо.
- Мы должны помочь ей, – обнимает сестру Лена. – Мы возьмем ребенка Аркалии, и дядя нам поверит. Ты веришь мне, сестра?..

URL
2011-05-03 в 04:20 

Романчик Анастасия
Глава 9.

Воспоминания, такие далекие и хорошие несут назад в прошлое. Дни тогда казались длинными и бесконечными, трава и деревья – невероятно зелеными, а цветы – яркими. То время называлось детством, и, несмотря на все невзгоды оно прекрасно. Конфеты слаще, даже если ее достали изо рта и дали тебе. Время детства, которого никогда не вернуть.
Они вдвоем лазают по развалинам. Младшая боится, хнычет, хочет домой.
- Ты веришь мне, сестра? – протягивает руку с улыбкой старшая.
- Верю…
Тормошат за плечи.
- Крик, ты где?
Улыбающееся лицо Рила сменяет картинку из прошлого.
- Просто, решила, – потерла затекшую шею Лима, – покопаться в воспоминаниях. Мне кажется, но они стали очень яркими.
- Неудивительно, теперь ты помнишь мельчайшую деталь, – присел рядом эльф и протянул ей воду.
- Я ощущаю себя лохом, – отпила прохладной жидкости девушка.
- Почему? – не понял он.
- Сидим в темной пещере, ждем с моря погоды. Сирена ничего не объяснила, вытащила меня из постели и сюда притащила.
Они действительно сидели в темной пещере, без единой щели с многочисленными трещинами в серых камнях. Единственный источник света – лава, стекающая с потолка в небольшое отверстие в полу. От ее близости душно, пахло гарью.
- То же самое случилось и со мной, кстати, где твой тигр?
- Спит, за ним присматривает желтоглазик с Илем. Эльфенок просто на десятом небе, он его за уши чувствую, оттаскает.
- Твоему Яну, это пойдет только пользу.
- Ты хоть, приблизительно представляешь, в каком мы можем быть мире?
- Не-а, откуда? – пожал плечами и встряхнул головой. – Темных миров так же много, как и светлых. Пойди, разбери в каком мы. Скорее всего, темные выбрали своей базой отдаленный мир, до которого мы так просто не сможем добраться. Это счастье, что Многоликая пришла к нам. У моего народа есть надежда.
- У меня всегда возникал вопрос. Почему темные нападают выборочно. Мы с Сиреной были у амазонок Гоодуке и у гномов, потом я узнала, что кроме них в мире проживают другие народы. Почему темные напали именно на Гоодуке и гномов?
Рил улыбнулся и дружески потрепал девушку за волосы.
- Темные вначале уничтожают самых сильных противников в мире, который собираются захватить. А остальных они добивают. Это их тактика. Уничтожаются самые сильные, те, что могут дать отпор. В других случаях весь мир объединяется против заразы.
Лава зашипела от попавшей в нее воды.
- Я не пойму, зачем она заставляет меня носить два лука, – недовольно бормочет девушка, сверкая серыми глазами в сторону звука. – У всех один, а у меня два. Зачем мне второй?
- Может запасной, – предположил, смачно высморкавшись. Эльф он или нет, а насморком тоже страдал, особенно от дыма, что стоял в пещере.
- Он не теряется, я проверяла, – сморщила носик девушка. – Его связала с собой Анализела, а это что-то да значит. Второй лук как не пришей кобыле хвост.
Они услышали шаги и подскочили, одновременно натягивая тетиву луков света. До этого момента их оружие, уменьшенное до размеров иголки, находилось в маленьких сумках.
- Остыньте, гэрои! – насмешливо хрюкнула Сирена, ввалившись в пещеру подобно пьяному водопроводчику. Она была одета как байкер или панк в черную одежду с металлическими шипами и держала в руках причудливый шлем. На ногах внушительные военные черные ботинки, опять же с шипами. – Луки будете использовать в самых крайних случаях, когда вам решат надрать одно место. Не нужно тут демонстрировать эльфийское мастерство попадания бедной белке в глаз, когда та решила слетать за орехами.
Лима и Рил захихикали, опуская оружие и пряча его в сумочки.
- И так, господа, придется сменить вооружение. Никаких мечей кинжалов и другой хни, что может выдать ваше происхождение! Никаких когтей на больших пальцах! Так, ребята, придется вам сейчас еще и перекраситься.
Эльф и девушка беспокойно переглянулись.
- Не пугайтесь так, как только вернемся обратно в девственные леса, вернется прежний цвет, а сейчас применим местное окрашивающее средство, – достала расческу, что-то понажимала и стала расчесывать вначале Рила. Его волосы приобрели ярко-красный цвет. Эльф чуть не поперхнулся когда увидел сие безобразие в зеркале.
Лиме достался синий цвет волос.
- Чем сильнее контраст с тем, что у вас было, тем лучше. И еще оружие.
Воительница ногой подтолкнула сумку, которую оставила при входе. Извлекла из нее пару пистолетов. Олимпиада удивленно рассматривала их. Черные гладкие, по середине прозрачные и что-то жидкое, похожее на серебро.
- Состав потом изучишь, когда у нас на это время будет, – произнес Сирена, заметив интерес ученицы, – у тебя в мире такого вещества нет. Происходит химическая реакция и из пистолета вырывается до десяти пуль за раз, плотным кружком. Попадая в плоть, разрывается. Раны плохо заживают, да и напоминают, словно оттуда кто-то выгрыз кусок, в общем всмятку. Не спорю, по вашим скривившимся лицам это видно, страшная вещь.
Следующим она достала черные палки.
- Согласна, не оригинально, зато эффективно. Это местный вид автомата, удобен в использование, а также можно использовать в качестве электрической дубинки. Дракона и того с копыт свалит, так что осторожнее. Вот здесь, – показывает на кружок с цифрами возле ручки, – увеличение заряда, можете поставить на максимум, а можете оставить на минимум, как пожелаете. Я, конечно же, усовершенствовала, не кончается заряд, так что палите сколько душе угодно.
- Как вы это делаете? Откуда столько патронов? – спросил Рил.
- Ничего сложно, обычная телепортация прямо из их хранилища боезарядов. Они не хватятся до завтрашнего дня, а мы не так долго здесь пробудем. Но вообще запомните, если что, у них тысяча выстрелов. У пистолета пятьсот. Здесь любят поиграть в войнушку. А еще, чуть не забыла, – извлекает из сумки странные звездочки, похожие на переплетения крючков и мелких кривых кинжалов. – Это зуул, запомните его. Специально у охотников слямзила для такого случая. Кидаете, оно попадает в цель и взрывается. Попадая в плоть, расходятся крючки, не давая быстро выдрать его из тканей, и опять же взрывается. Каждому двадцать штук, экономьте.
Оба кивнули.
- Последнее, в рукопашном бою будете использовать стилеты, – каждому вручила по стилету.
Лима с ужасом рассматривала острие, и что заканчивалось оно страшным крючком.
- Мы попали к садистам? – спрашивает Олимпиада.
- Хуже, мы в гостях у тьмы, – хмыкает Сирена. – Высший технологический темный мир.
- А такие бывают? – изумился эльф.
- Еще как бывают, просто наши сюда не заходят. Он не связан ни с одним светлым миром, поэтому добраться до него затруднительно. Порталы строили сами темные, так что вздумаете удрать, используете шары телепортации. У них своенравные телепорты, ими лучше не пользоваться чужакам. Городом кроме крутых рогатых правит искусственный разум, машина. Я ей по мозгам вдарила электрошоком, целых двое суток не придет в себя, но лучше не раздражать лишний раз крошку. А теперь переодевайтесь, никаких облегающих трико.
- Это не трико! – возмутился эльф.
- Знаю, все равно переодевайтесь.
Через минут пять они выглядели точно так же как и Сирена. На руки они надели перчатки. А Рилу пришлось еще и уши закамуфлировать. На глаза надеть линзы, черного цвета – Рилу и красного – Лиме.
Вслед за воительницей они вышли из пещеры, и Лима с изумлением увидела два мотоцикла. Они отличались от тех, к которым она привыкла, но все же это были мотоциклы, с колесами все как положено.
- Только не говорите, что придется ехать на этих монстрах.
Сирена скептически осмотрела фигуру ученицы и сказала:
- У меня нет лишних десяти мотоциклов, чтобы ты их разбила, а у тебя нет десяти лишних мозгов, чтобы собирать их по асфальту. Будет время, разобьешься потом. Наш хлопец умеет ездить на драндулетах покруче. Яркая молодость вне родного мира. Поэтому за руль сядет Рил, ты же с ним поедешь, если что будешь отстреливаться и прикрывать его спину. Глазки ему ладошками не закрывать. Все ясно?
- Да.
- Что мы должны сделать? – полюбопытствовал Рил.
- А ты еще не догадался, милок? – улыбнулась Сирена.
- Будем воровать план?
- Тьфу, ну ты! Близко, но не то, – покачала головой. – Вы должны его копировать. Он не должен исчезнуть. Они не должны заподозрить, что в документах кто-то рылся. И сделайте так, чтобы никто вас не узнал. Все должно пройти как по маслу.
- А что будете делать вы?
- Шуметь буду, на себя внимания отвлекать.
- Внутри здания есть видеокамеры или другие следящие устройства? – поинтересовалась Лима.
- Правильные вопросы задаешь, – похвалила Сирена. – Отвечаю. Нет, я все отключила. Так как я долбанула по искусственному разуму, то он на время ослеп, а больше тут некому следить. Темные были уверены в нем. Они не предполагали мое появление. А у меня масса может быть причин посетить этот мир. Не будем разочаровывать мальчиков, устроим шоу.
- А техника? Она работает?
- Да, это работает, просто сеть кирдыкнулась, а так все работает.
- Где находится план? – спросила Олимпиада.
Женщина бросила им обоим очки.
- Берегите их, в них записана вся схема здания, в которое вы должны проникнуть. Компьютеры там чудаковатые, но ты должна их узнать, – говорит ученице, – я тебе приносила специальную книжку. Теперь у тебя будет шанс попрактиковаться. И еще, стырьте че-нибудь левое.

URL
2011-05-03 в 04:20 

Романчик Анастасия
- Зачем? – изумилась Лима.
- Исключить подозрения к светлым. Темные друг у друга безжалостно тырят новые продвинутые технологии. Светлым они друг другу не выдают, не в их интересах. Поэтому если даже планы увидели сотрудники компании-соперника, к светлым они никогда не попадут. Запах я ваш изменила. Но этого недостаточно, кроме копий плана стырьте че-нибудь из техники. Загляните вначале в хранилище, возьмите взрывчатку. Не оставляете магических следов, выносите двери простым народным способ грубо и без всякий волосни: взрывайте их на хрен, – Лима обиженно скривилась сообразив про чью «волосню» шла речь. – Пускай голову поломают, кому из их соперников по бизнесу понадобились запчасти. Желательно тырьте поближе к той комнате, где находятся планы.
- Сирена?
- Да.
- Скажи, ты в прошлом не подрабатывала Рембо или на крайняк агентом 007?
Воительница ехидно оскалилась, но не ответила.
- Они же нас уничтожат с помощью этой технологии, – произнес хмуро Рил. – Они опережают нас. Охотники равновесия им не закон.
- Поэтому нам и нужны планы, чтобы уничтожать их на выходе из портала. Твои эльфы должны знать расположение всех порталов. Хоть один пропустим, нам кирдык.
- А если приведут танки? – обеспокоено поинтересовалась Лима.
- Луки света их грохнут и нахрена нам два дракона ты и я, а еще два хлопца с сельскохозяйственным инструментом?
- А не лучше ли уничтожить порталы? – Лима беспокойно посмотрела на мотоцикл. – Ты же говорила, что эльфов не тронут, их боятся, так как у них непрошибаемая оборона.
- Зачем мы вообще это устроили? – хмыкнула Сирена. – Крик, не оскорбляй меня своей тормознутостью. Может, сейчас и не нападут, но потом они соберут силы и всему миру придет копец. Темные не отступают, если им хорошенько не надавать по одному месту.
Лима, поджав губы, замолчала и перестала задавать вопросы. Рил уселся за руль мотоцикла без шлема. Девушка села позади него, обхватив парня за талию. Афоэль в отличие от других эльфов не любили головные уборы. Даже ради защиты собственной головы не носили их. Они любили легкость в движении, и все что могло затруднить их передвижении, считали лишней атрибутикой.
- Так, детки, – повернулась к ним Сирена, оседлав второго железного «коня», – сейчас выезжаем к городу, дальше наши пути расходятся. Вначале выезжаю я, отвлекаю внимания на себя и начинаю бузить по полной программе. Не забывайте про драконов. Вышибала договорился с местными черными ящерами, и они согласились тут немножко попыхтеть за компанию с нами. Так, что будет жарко.
- А разве драконы этого мира не злые и не служат силам зла? – глаза эльфа округлились.
- Хе-хе, так считают темные, но не сами драконы. Им удобно здесь обитать. Вроде, как и злу тумаков дают и пожрать на халяву есть что.
Она надела шлем и первой дала газу. По мощи мотоциклы этого мира давали фору в скорости даже гоночным монстрам родины Лимы. Они выехали из-за скалы, скрывавшей их, приблизились к городу, остановились. Олимпиада ахнула. Она еще не бывала в высших технологический мирах. Что уж говорить про темные миры. К черному небу тянулись гигантские высотки-цилиндры. Все здания одного и того же черного цвета. Каждый этаж утыкан длинными штырями. По штырям проходили электрически заряды. Между зданиями тянулись многочисленные линии транспортных дорог и шоссе. В вышине летали самолеты, похожие на гигантских мух.
- Надо же и самолеты слямзили, гады! Это не их технологии! – возмутилась Сирена.
- А кто здесь обитает?
- Вообще по идее нежить и механизмы с живыми мозгами. А так же высшие рогатые обосновались в городе, они тут всем и заправляют. Город предназначен для исследовательских работ и разработки нового оружия. Хотя многое они перекраивают из старого. Так легче и башку ломать не надо. Ну ладно, я поехала, через десять минут выезжайте, не тяните с этим делом.
Она газанула и первым делом взорвала ближайшее к себе здание. Взрывная волна достигла и Рила с Лимой. Обломки высотки падали недалеко от их мотоцикла, а так же задели второе здание, и оно также взорвалось. По всему городу прокатилась тревога. Оглушающий вой и требование нарушителю сдаться на милость правосудию.
- Ничего себе, пошумела! – воскликнул эльф с перекошенным от ужаса лицом.
- Едем? – девушка «обалдела» не меньше его.
- Ага, – надел очки и рукой в перчатке активировал карту.
С треском мотоцикл сорвался с места. Рил вел подобно камикадзе, но Олимпиада рада, что едет с ним, а не с потерявшей голову Сиреной. Она не переставала удивляться способностям этой женщины. Все чаще ее посещала мысль, кем же она могла быть в прошлом, до того как потеряла память. На ум приходили разные мысли, но все они могли быть далеки от истины.
Никто не обращал внимания на одинокий транспорт, все спешили перехватить нарушителя. Взрывы продолжали разноситься по округе. Лима взвизгнула, когда прямо перед их носом обвалился мост и мимо пролетел черный дракон, догоняя попискивающую машинку. Рил не спасовал и разогнался еще сильнее. Прыжок. Девушка зажмурилась. Толчок и снова бешеная гонка. Постепенно они добирались до крыши исследовательского центра, там, где хранились планы расстановки порталов и дата высадки войска. Сирена не ошибалась, в этом все давно убедились.
Рил резко затормозил, и девушка едва не слетела с мотоцикла.
- Почему мы на крыше? – поинтересовалась Лима.
- Надень очки и увидишь, что хранилище находиться ближе к верхним этажам.
Девушка так и сделала.
- А что делать с охраной?
Эльф провел пальцем по шее. Вопросов юный вампир больше не задавал и так понятно.
Как только они спустились в черные коридоры с тусклым красным освещением, эльф не преминул использовать своим же советом. Первому же механическому охраннику парень оторвали голову и разбили об стенку.
- Поспешим, – бросил эльф и легким шагом подходил к каждой двери.
- Я не вижу где взрывчатка, – произнесла девушка.
- А я знаю, темные любит раскрашивать двери в разноцветные цвета. Так вот красный – взрывчатка. Ломай двери, – остановился возле двери с красной полосой.
- Надеюсь, я ногу не сломаю.
Вампиру понадобилось три удара, чтобы проникнуть в хранилище. Эльф распахнул черную сумку и начал собирать синие и красные мины, размером с ладонь взрослого мужчины.
- Если не сможем вышибать препятствия вручную, тогда будем пользоваться взрывчаткой. Без нужды не взрываем. У нас долгий путь вниз.
- А не лучше ли через окно? А хотя там электричество, шибанет, мало не покажется.
- Ага, в кулек нас будут собирать, – улыбнулся белозубо. – Скоренько! – закинул сумку себе на плечо и двинул по направлению к спуску.
Вместо лестниц в здании пользовались рельсам и специальной техникой для перевозки. Лима, покопавшись в памяти, нашла необходимое знание и они не спеша, поехали вниз.
Идти по рельсам – чистое самоубийство. Заряд испепелит даже вампира. Девушка извлекла серебряный стилет, хотя желание использовать его по назначении у нее не было.
- Целься в голову, – предупредил Рил, находившийся позади нее. – Если вампиры встретятся – то в голову и в сердце.
- Вампиры тоже есть?
- Адских здесь нет, но нежити полно. Разновидностей потомков отца вампиров великое множество. Целые враждующие кланы. Адские вампиры – элита тьмы, высота до которой обычным вампирам не допрыгнуть.
Когда услышали разговоры, они пригнулись и остановили машину на повороте.
- Как меня задолбал этот мир, – послышался гнусавый голос, до вампирского носа донесся противный запах сигарет.
- Чем он тебе не нравится? – хмыкнул второй. – Бабки есть, телки и бухло, у них даже дурь есть.
- Ай, да ну их, надоело. Скорее бы остроухим гадам навалять, зарвались суки, пора их кончать. Че наш мудак тянет?
- Это ты его спроси.
- Че эта за хрень?…
Лима встала и улыбнулась. Два «шкафа» вампирского происхождения с черными глазами и белыми лицам с синими прожилками уставились на нее баранам подобно. Они навели на девушку черные палки.
- Мальчики, вы не подскажите где выход, а то я заблудилась?
- Эта тварь тырить пришла, мочи ее!
- На колени! – властным мистическим чужим голосом произнесла Лима.
- Тварь!! Они…. натравили на нас… адскую бестию! – захрипел один.
Вампиры медленно опустились на колени, опустив пушки. Мышцы вздулись канатами от усилия, которое они прикладывали, чтобы не подчиниться ей.
- Прыгайте на рельсы!
Оба перевались через защитные решетки. Визг и запах протухшего горелого мяса. Рил был прав, от вампиров осталось кучка пепла.
- Как ты догадалась, что они подчинятся? – поднялся эльф, когда их машина снова поехала, беспрепятственно проехав по трупам.
- Ты сказал, что адские вампиры – элита. Меня же напоил кровью сам лорд, и я предположила, что, несмотря на то, что я прощеная, я имею над ними власть.
Эльф нецензурно выругался.
- Ты не говорила, что тебя поил кровью лорд.
- А ты не спрашивал, вот я и не говорила.
Они спустились на пару этажей вниз. Прежде чем добрались до нужного места, им попался необычно красивый парень. Он сразу обвил девушку руками, совершенно не замечая оторопевшего эльфа.
- Куда собралась? – ласково спросил он.
- По делам, – брякнула опешившая Лима.
- Один поцелуй, миледи.
- Пошел ты! – не церемонясь, девушка врезала ему коленкой в пах. Он завизжал и свалился на пол. Его облик сильно изменился. Олимпиаду передернуло. И эта тварь хотела, чтобы она его поцеловала?
- Инкуб! – презрительно бросил Рил и пристрелил оскалившегося монстра. – Лучше я не буду интересоваться, каким образом тебе удалось не поддаться его чарам.
Эльф снайперски бросил синюю мину в систему охраны. Электромагнитный взрыв и все пушки вышли из строя. Так же он поступил с огромной дверью, только на этот раз бросал красную мину.
- У нас не так много времени, – ухмыльнулся Эльф, наблюдая в окно, как по улице носятся драконы, а вместе с ними Сирена гоняет на мотоцикле.

URL
2011-05-03 в 04:21 

Романчик Анастасия
- Тогда вперед и с песней, – проговорила девушка и потянула напарника за руку.
Множество дверей выбили, остальные взорвали. В зале с планами стояли огромные листы-стекла, на которых изображены схемы и карта мира с точками.
- Это и есть компьютер? – спросил Рил.
- Да, Рил, сходи в соседнюю комнату набери столько барахла, сколько унесем. Смотри, чтобы оно было новым. Посмотри последние разработки, все должно быть правдоподобно.
- Так точно, напарник.
Тихой тенью эльф скользнул в соседний зал, где опять нецензурно выругался. Видимо там есть на что посмотреть. Лима же аккуратно перелистывала материал. Копировать она не решалась, могли остаться следы, а это нежелательно. Она фотографировала маленьким фотоаппаратом, а также откладывала все в памяти отдельной «стопкой», на всякий случай.
Рил вернулся с двумя сумками и жестами показал, что нужно делать ноги. Лима вернула к первоначальному файлу, и поспешила вслед за эльфом.
- Ну что, взял?
- Я там все переворотил. Уборщица упадет в обморок.
На крышу они вышли беспрепятственно. В момент, когда Рил газанул, в них полетел огненный шар. Эльф едва увернулся.
- Мать твою!!… – дальше и вовсе Рил позволял себе непристойности в выражениях, где и как он видел стрелявшего в них «мудилу».
К ним прочно на хвост уселся… демон. Лима, с ужасом развернув голову, рассматривала просто гигантские черные кожистые крылья. Черная фигура и большие рога, из глаз тянулся черный шлейф. Красная туника буквально горела на его теле. Крылья с легкостью ломали любые преграды, даже если преграда та – здание.
- ГОНИ!!! ГОНИ!!! – визжала девушка, наблюдая ужасающие взрывы, и как падают обломки камней и металла.
- Я гоню!!! Стреляй в него, чего сидишь?!!
Лима вспомнила про оружие. Вначале стреляла из автомата. Но рогатому хоть бы хны, пули даже не притормозили его. Пробовала зуул бросить, но опять его шкуру тот не взял. Даже миной запустила, но преследователь прошел сквозь огонь взрыва невредимый. Вторая синяя электрическая мина так же не причинила ему никакого вреда.
- Ри-и-и-ил!!! Ему по хрен!!!
- Из лука стреляй!! – бросил Рил, виляя как хвост собаки, уходя от ответных выстрелов рогатого.
- Она запретила!!!
Снова поток нецензурной брани.
Преследователь изменил тактику. Огненные шары полетели вперед, отрезая беглецам дорогу. Рил резко затормозил и обернулся. Глазами он судорожно искал выход, но не находил его.
- Приготовься телепортироваться! – крикнул он.
- Он может перенаправить нас в стену!
- Мля…
Выручка пришла неожиданно. Рогатый собирался уничтожить их в тот момент, когда упругая фигура врезалась в него плечом. Вместе они насквозь пробили стену ближайшей высотки. Сирена пришла. Рил и Лима со страхом наблюдали за разгоревшейся борьбой.
Темный мужчина или иная, какая тварь, мгновенно поднялся и пошел на таран. Воительница не стала его дожидаться и вырвала с корнем фонарный столб, наподобие дубинки треснула им по рогатой голове. Он зашатался, но прыти не убавил, подбежал и врезал Многоликой в челюсть. Она, не успев блокировать удар, отлетела и пропахала асфальт, сложившийся гармошкой. Быстро встала и бросила в него проезжавшим мимо местным автомобилем. Мужчина отмахнулся как от букашки и пошел на сближение. В планы воительницы сближаться с ним не входило. Она увернулась, схватив за рог, раскрутила противника вокруг своей оси и запустила в стену. Проломав преграду, темный атаковал женщину магией. Шары вылетали подобно автоматной очереди. Но скорость воительницы опережала их, запрыгнув к нему в убежище, поддала рогатому и в глаз и в гриву. Он не остался в долгу…
Рил и Олимпиада еще бы долго ошеломленно наблюдали за поединком титанов, если бы к ним не подлетел желтоглазик. Он покрутил пальцем у виска и ткнул пальцем на шары-телепорты.
- А как же она? – Лима кивнула на дерущихся.
Снова покрутили у виска и показали на шар.
Рил оказался расторопнее и трижды себя просить не заставил…

URL
2011-05-03 в 04:21 

Романчик Анастасия
Глава 10.

Страшный кошмар и каждую ночь он повторяется. И голоса, знакомые, родные. Но сейчас они дальше, чем кажутся. Кругом огонь, боль и страх, крики перепуганных людей и отвратительный запах горелой плоти.
- Мама! – доносится заплаканный детский голос.
- Спасай брата! Беги! – кричит женщина, прежде чем в ее грудь вонзается стрела и она падает мертвая.
- МАМА!!!
Незнакомые люди в доспехах входят в дом. Двенадцатилетняя девочка прячет маленького братишку за спину.
- УБИЙЦЫ!!! – кидается на обидчика с кулаками и получает сильный удар латной перчаткой в лицо. Девочка отлетает к стене, слышится противный хруст костей.
- Зачем ты убил ее?! – рычит один из людей, приподнимая ее за волосы. – Мы даже не успели с ней позабавиться!
- В деревне хватает девок.
- А что с мальцом?
- Зарежьте.
Мальчик испуганными голубыми глазами смотрит, как рыцарь вынимает из ножен меч. Ребенок не отрывает взгляда и успевает заметить быструю тень.
Воин с все еще поднятым оружием захлебывается собственной кровью. Кто-то перерезал ему горло.
- Эльфийское отродье! Сучка остроухая! – орут товарищи убитого. Громкий яростный, прямо свирепый женский крик и лязг стали.
- Убейте ее!
Гулкие удары и мальчика подхватывает некто на руки. От темно-синих волос приятно пахнет лесными цветами. Вместе с ребенком неизвестная выпрыгивает в окно, разбивая стекло. И бег, долгий-долгий бег через огонь…
- Урт, проснись, – доносится тихий голос.
Мальчик десяти лет испуганно раскрывает голубые очи и смотрит на девятилетнюю девочку, стоящую над его кушеткой.
- Чего ты не спишь? – спрашивает Урт, протирая рукой глаза.
- Ты снова громко кричал во сне, – поясняет. – Опять тебе приснился кошмар?
- Иди спать, еще очень поздно.
Девочка грустно смотрит на него, прижимая страшную грязную куклу к груди, возвращается в свою кроватку.
Еще некоторое время Урт сидит, обнимая согнутые в колени ноги, и рассматривает талисман, висящий на его шее.
Побрякушка выполнена в виде серебряного листа плюща с лунным камнем вместо жил и капельки росы. Камень необычный, он светился и отдавал серебром. Эльфийский камень. Смотря на него, мальчик успокаивался. К кошмарам прошлого невозможно привыкнуть, а так же они не забываются и возвращаются во снах.
Он встает с кушетки и идет в коридор, садится на подоконник и смотрит в окошко с разбитыми стеклами. На улице светает, и редкие горожане спешат по своим делам. Скучная картина и она никогда не меняется.
Урт – сирота. Его родители и старшая сестра погибли во время набега на деревню. Восточные соседи решили напасть на них и перебили практически всех. Нападавшие – люди, а это самое страшное. Сейчас мальчик проживал в единственном в городе детском доме, куда свозили детей со всех окраин. Около ста детей сирот, худых, бедных и никому не нужных. Их считали отбросами общества.
С тех пор как Урт попал в сиротский приют, его пытались усыновить два раза, но, передумав, брали других детей. Все дело в кошмарах, из-за которых мальчик практически не спал, пока его не валила усталость. Урт перестал надеяться, что найдет семью и для своего детского возраста, понимал, что его ждет незавидное будущее.
- Урт, вот ты где! – подошла к нему воспитательница, когда солнце поднялось. Молодая женщина, работающая в детском доме из сострадания к детям. Она не получала за это деньги и искренне любила каждого ребенка.
Он не ответил и продолжал смотреть в окно.
- Урт, пришли люди усыновить ребенка, мальчика.
- Ну и хорошо, кому-то повезет, – ответил бесцветным голосом.
- Урт, – перестала улыбаться девушка и погладила мальчика по светловолосой голове. – Не надо отчаиваться, ты не самый плохой ребенок, тебя тоже могут усыновить.
- Я слишком взрослый, меня не возьмут, – повернулся к ней и заглянул в глаза. – Они возьмут маленького мальчика, а не меня. И не забывай про мое прошлое, кому я нужен с кошмарами?
- Урт.
- Оставьте меня в покое, не надо утешать и кормить сказками. Каждый раз все повторяется. Они смотрят на нас как на игрушки, живых игрушек и выбирают самую красивую и что больше всего им подходит.
- У тебя тоже появится семья, ты веришь мне?
Промолчал. И девушка, горько улыбаясь, ушла встречать людей, что решили усыновить ребенка. Урт уткнулся в холодное стекло лбом, продолжая грустно смотреть в окно.
Мальчик сидел до самого вечера. Он видел, как уходят люди вместе с четырехлетним мальчиком. Урт был рад за него, у еще одной сироты появилась семья.
Ночью, за распорядком дня некому следить, воспитатели расходятся. Урт досиделся до глубокой ночи и не спал. Он единственный кто заметил странных людей в окно. Его насторожили рога и горбатые фигуры мужчин. Их страшные глаза блестели красным в ночи. Незнакомцы напали на прохожего и убили его. Тот даже не успел закричать. Мальчик все понял. В ужасе сорвался с места и вместо того чтобы спасать свою жизнь, как бы сделали бы многие напуганные подростки, он кинулся в детскую. Урт всех разбудил, помогал выходить младшим. В момент, когда выламывали двери, Урт последней передал маленькую девочку старшей девочке, закрыл тайник и разбил бутылочку с дурно пахнущей жидкостью. Она и собаке отобьет нюх. Мальчик замер, дверь разлетелась на мелкие щепки, они вошли. Бежать некуда, да и идти некуда. Он опоздал.
- Где дети?! – закричали на него, тряся за шкирку когтистой рукой.
Мальчик молчал и лишь с полными страха глазами смотрел на существо.
- Они сбежали! – прозвучал мужской голос.
- Хозяин…
Существа затряслись от страха, когда в комнату вошел высокий черноволосый мужчина с бордовыми глазами. Он был страшнее и опаснее, Урт это сразу почувствовал. Красивое лицо лишь маска, что скрывала страшную сущность. Мальчик давно понял, что к ним пришли вампиры, а уж, зачем им нужны маленькие дети, Урт не строил иллюзий. Поэтому не просил пощады. У этих не просят о пощаде. Они не знают что такое милосердие. Вампиры пришли убивать, а Урт испортил им планы, потому его ждет в первую очередь смерть. Он надеялся, что остальным удалось сбежать.
- Хозяин, он помог им сбежать! – закричал раб, отчаянно принюхиваясь, но ничего не чувствуя.
- А мне только он и нужен. В клетку его! И смотрите, увижу, что вы его превратили и испортили, в порошок сотру! – прорычал. – Мальчишка нужен мне живым!
Он развернулся и вышел из здания. Рабы скрутили сопротивляющегося мальчика и увели за собой. Его посадили в заранее подготовленную клетку и повезли в сторону портала.
Мальчик с ужасом смотрел, как их дорогу усеивают трупы обезображенных людей. Утром горожане сожгут их. О нем же, о безродной сироте никто не вспомнит, кроме доброй воспитательницы.
Его везли в темный мир, который пугал мальчика не только внешним обликом, но и звуками. Впереди красовался красивый белый замок. Но он смотрелся на красной темной земле убого и жутко. Мальчик расплакался, но плакал безмолвно. Кто его услышит, кто освободит? Разве он кому-то нужен в этом темном мире?
Урта посадили в подземелье, тюрьму с хорошей и богатой обстановкой. Но внешний облик камеры и хорошая пища не трогали его. Кусок в горло не лез. Он представлял себя гусем, которого откармливают для пира.
На второй день к нему пришла очень красивая красноглазая женщина. Она удивленно рассматривала мальчика сквозь прутья.
- Он не кричит, не умоляет, а только молча плачет, – произнесла в темноту, из которой вышел тот самый мужчина, что приказал увезти мальчика.
- Хела, он знает, он хорошо знает кто мы такие, и что его ждет, тоже знает. Его не обманешь роскошью и не соблазнишь игрушками. Он умен и понимает, что жить ему осталось недолго.
- Где ты таких находишь?
- Мне приходиться долго наблюдать, прежде чем выбрать. Его я обнаружил сразу, прекрасный экземпляр. Он как раз то, что нам нужен.
- У него восхитительный запах, – зажмурилась от удовольствия вампирша.
- Раз в столетие мы же можем позволить себе действительно что-то хорошее, – глумливо произнес он.
Женщина расхохоталась.
- Идем, Лиэн, составим твоей красотке компанию, не только же Дианулу нравится ее фигурка. Я тоже хочу получить свою долю.
- Развратница, – тихо захихикал Лиэн и бросил задумчивый взгляд на мальчика. – Благородная душа, жаль, что такая сила не может питать наш клан вечно.
Урт смотрит в спину вампиров и снова заливается горькими слезами.

URL
2011-05-03 в 04:22 

Романчик Анастасия
Глава 11.

Вот он, город ненавистных врагов, скоро он прекратит свое существование. Месть заполнила весь разум. Пусть Крауул последний, но он отомстит врагам за смерть близких.
Ужасное знание, что он содержал в себе, передавалось из поколения в поколение. И только главный Клауурис знал об истинной мощи улья, пусть одного маленького, но улья…. Как только Крауул закончит, начнется бойня, врагам не уйти. Они никогда не заходили на территории клауурисов ибо боялись их и того страшного знания, что хранил главный самец. Видимо теперь враги потеряли бдительность. Пришло время расплаты…
Странный знакомый запах учуял Крауул. Вампиры. Их появление неподалеку от его нового улья вызвало у клаууриса недоумение. Что забыли они здесь? Что им нужно от него или теперь они помогают его врагам? Голубые глаза сузились в гневе.
Крауул выйдет и горячо их встретит…
В то же самое время стая Бериана вместе с Мариной и Насмешником пробиралась сквозь цветные заросли. Аркалия прикрывала их, но она вмешается, если дело запахнет жареным.
- Вы приближаетесь, – сообщили в ухе всем в стае.
- Тише, стараемся не шуметь, – предупредил Бериан. – Помните, мы должны с ним поговорить и попытаться уговорить. Не убиваем, можно скрутить.
- А ты уверен, что его можно скрутить? – осторожно поинтересовался Насмешник.
- Я пока предпочитаю об этом не думать.
Высунувшись на скрытую лесом поляну, они удивленны остановились.
- Это что, маленький улей? – изумилась Марина, с отвращением разглядывая знакомые переплетения змей, только белого цвета.
- Осторожно! – закричала Аркалия в ухе.
Все вампиры отскочили в сторону. Марина замешкалась, и ее едва не нанизало белое щупальце появившееся из-под земли. Ее спасла Вериа. Она отбросила девушку, ухватив ту как котенка за шкирку.
- В следующий раз сама спасай свою шкуру! – предупредила Вериа с шипением.
- ПОСТОЙ! Мы хотим всего лишь поговорить с тобой! – закричал в сторону улья Бериан, выставляя вперед руки, показывая тем самым, что он не вооружен.
Наступила тишина. Белые змеи раздвинулись, пропуская термитотела с голубыми сетчатыми глазами. Вампиры удивленно разглядывали его. Разумеется, он сильно отличался от тех термитотелов, к которым они привыкли. Даже дети в виду мелкости не похожи на папочку.
- Зачем мне говорить с вами?! – прорычал мужчина, не приближаясь к ним.
- Потому что мы не желаем тебе зла и хотим все объяснить.
- Я не желаю слушать вас, вампиры! Вы лживая раса недостойная уважения! Ваша поганая раса участвовала в уничтожении моего мира! Вы заплатите за это сполна!
- Твой мир жив! Твои дети живы!..
- Наглая ложь и ты заплатишь за ложь кровью! – перебил яростно.
- Пожалуйста, я подруга сестры девушки, что родила ваших детей, поверьте нам! – крикнула Марина.
Крауул захохотал.
- И ты готова так же как она заплатить телом за свою жалкую жизнь? – насмешливо спросил он.
Немая сцена. Марина опешила, все вампиры обернулись к ней. Эльф так вообще нецензурно хрюкнул в кулак.
- Вика… эм… спала с каждым встречным, – пояснила, смущаясь, Маринка. – Откуда я знала, что у них не все полюбовно было?
- У меня предложение, – заговорил Насмешник, – давайте ее бросим термитотелу, и пока он будет с ней разбираться, мы его скрутим и поговорим по душам.
Маринке сильно захотелось придушить темного эльфа, желательно напоить перед удушением пургеном, чтобы помучился подольше.
- Мне надоело вас слушать, готовьтесь к смерти, – проговорил Крауул.
С его телом происходили знакомые Марине метаморфозы. Но белое чудовище, что предстало их глазам намного больше и страшнее обычного темного термитотела. Много ног, щупалец, страшная оскаленная пасть, а за ней еще и вторая. Огромные глаза голубого цвета. Все тело покрывали пластины. Крылья с крючками и щупальцами, страшный подвижный хвост. Он отдаленно напоминал термита-воина, но то букашка, а это… чудище.
- Что это такое? – спросил молодой белый вампир.
- Это называется, делаем ноги! – перекосило лицо эльфа.
- Стоять! – рявкнул Бериан.
- А что я могу поделать, напарник? Я-то стою, ноги убегают.
- Аркалия, ситуация вышла из-под контроля! Мы с ним не справимся! – крикнул вампир.
- Поняла, сейчас буду!
Вампиры разбежались подобно тараканам, даже Марина показала небывалую резвость. Страшно щелкали зубы и жвала. Если бы на месте стаи Каларина оказались другие белые вампиры, Крауул их бы разорвал.
- Чего ты ждешь?! Принимай третий облик! – крикнул Насмешник Бериану.
- Я его убью, если преображусь!
- Мать твою!
Во все стороны полетели щепки от деревьев, что монстр вырывал из земли. Кое-кто из вампиров поднялся в воздух, но скрутить термитотела никому не удавалось. Он был слишком силен.
Марина изменилась, когда ее взяли в захват. Синие пластины помешали Крауулу убить ее с первого раза, но…
- Отпусти маму!! – закричал детский голосок.
Крауул обернулся одновременно с плененной Мариной. Девушка едва не заорала от ужаса.
Перед чудовищем стояла Лена, крепко прижимая к себе маленькую девочку, дочку Крауула. Мгновенно мужчина изменил облик на прежний. Он продолжал за горло держать Маринку и внимательно смотрел на Ленку.
- Отпусти ее! Ее жизнь не принадлежит тебе! – проговорила чужим голосом девочка, сузив зеленые глаза.
Даже вампиры удивленно взирали на фею с веток деревьев, на коих сидели.
- Ты не указывай мне!
- Твой ребенок жив, за что тебе ее убивать? – сделала шаг вперед. – Кровавой мести не может быть! Если ты служишь свету, то месть не для тебя!
Небо затянуло тучами, в воздухе запахло магией. Лицо девочки осветила вспышка молнии.
- Фейлера, – узнала Марина с непередаваемым удивлением. Вместо Лены говорила ее мать, чей облик девочка впитала.
- Моя раса мертва, – продолжал Крауул.
- Ты так в этом уверен? Ты знал, где живут твои враги, выжженные пустыни их родина! Оглянись, природа жива!
- Они…
- Твои враги превратились в прах! – перебила гневно. – Их больше нет! Кому ты мстишь, дурак?! Женщинам и детям, что живут в городе? А может старикам, что тебе ничего не сделали плохого? Кому ты мстишь?
- Ты лжешь, ведьма! Заговариваешь зубы, чтобы я не убил вас!
Мимо его головы пронеслась молния, ноги оплели стебли растений, а в опасной близости от горла остановилось острие льда.
- Если бы я хотела тебя убить, я бы убила, и меня ничто не остановило бы! – заорала яростно, ребенок на ее руках заплакал. – Во мне двойная сила моего народа и, несмотря на всю твою древнюю мощь, я могу убить тебя, но не хочу. Мы служим одной силе, и эта сила призывает тебя слушать вампиров.
- Неужели свет с мраком поменялись местами? – нервно рассмеялся. Насмешник хотел к нему подобраться, но его остановила Аркалия рукой. Она успела прибежать, но не предпринимала решительных действий.
Фея насмешливо улыбнулась.
- Твой сын предал тебя, в этом теле течет его кровь, – указала на себя. – Она знает, – кивок на Марину, – кто отец девочки и в его жилах яд предателя. А раз твой сын тебя предал, то разве вампиры не могут принять сторону света?

URL
2011-05-03 в 04:24 

Романчик Анастасия
Уверенность Крауула поколебалась. В этот момент на поляну выбежала Ульяна. Она шаталась, держась за голову руками, взгляд нехороший.
- Стой! – обернулась Фейлера и застыла.
- Он обидел маму! – крикнула Ульяна. В Крауула полетело черное щупальце.
- Ульяна, нет! – закричала Марина.
Щупальце не долетело, еще в воздухе его перехватил Бериан и подтянул к себе девочку.
- Смотри на меня, – шептал он, сжимая ее лицо в своих ладонях, – не слушай его, он плохой.
- Я не могу, – зашипела. – Он говорит, что я должна, так поступит.
- Он хочет, чтобы ты поступала плохо.
- Бе… мастер, что это значит? – приблизилась Марина больше не боясь атаки изумленного светлого термитотела, что отпустил ее. Она прижала к себе Лену, та едва стояла на ногах и не понимала, что происходит вокруг.
- Шруускунер будь он не ладен! – рыкнул Бериан. – Он до нее добрался. У моего брата, так родители мертвы, поэтому они не пытаются им манипулировать. Но Шруускунер не из того десятка, чтобы так легко сдастся. Он пытается контролировать ее разум, у него это неплохо получается. Мы давно заметили, что она слышит голоса, но не могли разобраться, чей именно голос она слышит. Дедушки или все-таки отца. Хорошо, хоть дед не вмешался, тогда бы мы ее однозначно потеряли бы.
Девочка покрылась потом, и иногда у нее появлялось очень жестокое выражение лица. Она напугана и сопротивлялась страшной сущности, что пыталась завладеть ее разумом.
- Откуда они у вас? – с трудом подал голос мужчина, приседая на корточки. – Это шутка, да? Вы издеваетесь надо мной, хотите ввести в заблуждение, чтобы я вам поверил.
- Нет, это мои девочки! – нахмурилась Марина, забирая у Лены ребенка и передавая его подбежавшей Аркалии. – Мы хотели поговорить с вами, объяснить. Что с момента вашего забвения прошли тысячи лет, если не миллионы. Вы понимаете как это много?
Он взялся за голову.
- Я не могу в это поверить. Это слишком ужасно. Эти девочки… – запнулся. – Они мои потомки и очень дальние, настолько дальние, что я не могу до конца проследить всю цепь поколений. Они ведут свой род от моего сына отступника, одного из первых предателей.
- Вот это совпадение! – воскликнул Насмешник.
Бериан обернулся к термитотелу, все еще гладя девочку по голове.
- Если вы ее предок, то можете помочь, – проговорил, тяжело дыша, – вы старше, вы имеете власть над ними. Вы можете нарушить связь между ней и ее отцом с дедом.
- Я не уверен, что у меня получится.
- А вы попробуйте, – попросила Марина, – поймите, мы очень любим эту девочку и хотим, чтобы она не зависела от своего ужасного и жестокого отца. Я вас на коленях буду просить, помогите.
Мужчина внимательно посмотрел в ее глаза.
- Странные нынче вампиры пошли. Видимо, я действительно очень многое пропустил. Я не могу вам верить, но они… это просто невозможно.
- Пожалуйста.
Он выполнил их просьбу и девочка, улыбаясь, сообщила маме, что больше не слышит голосов. Бериан подошел к светлому термитотелу.
- Послушай, прекрати строительство этой дряни. Та раса, что погубила вас, ее действительно больше нет. Те, что живут в этом городе совершенно другие. Они не такие, какими ты помнишь своих врагов. Если хочешь, я покажу тебе.
- Не надо, я верю тебе клыкастый, хотя и с трудом. Поведением вы чем-то похожи на веронов.
- Точно! Пускай кто-нибудь из веронов припрется, – щелкнул пальцами Насмешник.
- Не думаю, что это хорошая идея, – возразил Бериан.
- Вероны до сих пор живы? – удивленно поднял брови Крауул.
- Да, они пережили тяжелые времена, – кивнула Аркалия, прижимая девочку к груди. – Ваш мир заморожен эм…
- Крауул.
- Крауул, ваш мир заморожен. На него поставили печати, которые мы обнаружили не так давно. Крауул, я хочу вас еще больше шокировать. Вы старше хранителей равновесия, хотя вам даже неизвестно кто это такие. С вашего времени прошло более пяти миллиардов лет. Вы жили очень давно. Но вашу расу можно возродить, так как вас возродили к жизни. Но нам нужна ваша помощь.
- В чем она заключается?
- Наверняка, вы знали, какие ловушки любили ставить ваши враги. Мы не можем снять печати, пока не узнаем, что нас ждет, и не подвергаются ли наши белые вампиры опасности. Вы сами понимаете, если можно исключить угрозу, то лучше это сделать сразу.
- Если я помогу, вы покажите, где мой мир? – все еще сомневаясь, произнес мужчина.
- Соседний, не так далеко. Но для начала разберите эту штуковину, мы не хотим, чтобы пострадали люди.
- Люди?
- Раса, которая так похожа на ваших врагов. Девушка, что произвела на свет ваших детей тоже из рода людского.
Он надолго задумался, недоверчиво глядя на вампиршу.
- Я понимаю ваши сомнение и поэтому постараюсь их развеять.
Она связалась с отцом. Голограмма Ориса появилась через минуту. Он был облачен в теплую одежду, на голове красовалась шапка. Накладные усы обледенели и с них свисали сосульки.
- Дочка, вы поговорили с ним? – ответил командир охотников равновесия.
- Да, отец, удалось кого-нибудь откопать?
- Пока только одного. Маленький мальчик, его сейчас приводят в чувство.
На миг показалось детское тельце, к которому подключали «аппаратуру».
- Когда он придет в себя? – продолжала расспрашивать Аркалия.
- Может завтра, может сегодня.
- А еще кого нашли?
- Нашли целую толпу, но их закрывает печать. Если ты не приведешь его, то мы даже не знаем, как ее снять и освободить их. Все, дочка, не могу больше разговаривать. Совет требует отчет о проведенной операции, приводи его, и тогда поговорим.
Его облик пропал. Женщина повернулась к нахмурившемуся Крауул. Он для себя решал очень сложную проблему. Но, бросив последний взгляд на ребенка и девочек, он ответил:
- Хорошо, я выполню вашу просьбу, но запомните, если вы меня обманули, я дорого отдам свою жизнь.
- Никто не сомневается. Вам придется тепло одеться, Крауул. Ваш мир стал очень холодным.
- Эм, а как вы узнали о моих намереньях?
- Ваши дети нас предупредили.
Голубые глаза округлились.
- Наверное, ваша раса действительно светлая, если даже мои дети выдали меня вам.
- Наверное, – улыбнулась охотница.
Вампирам осталось только поражаться, как быстро управился Крауул. Они ощущали его мощь. От его силы веяло древностью, тысячелетиями. Они добрались до портала и тут же переправились в соседний мир. В лицо ударили солнечные лучи и дикий холод. И тут же встречали охотники с меховыми подкладками и обручами сохранения температуры.
- А почему здесь так много снега? – спросила Марину Ульяна.
- Не знаю, таковы законы природы этого мира, – попыталась ответить девушка, неловко улыбаясь.
К ним подошел Орис, и сразу положив руку на грудь, поприветствовал Крауула.
- Мы очень рады, что вы согласились сюда прийти. Думаю, будет неплохо, если вначале покажите нам возможные ловушки, а потом будете присутствовать при пробуждении ваших родичей.
- Это обязательно?
- Поймите, они проснутся среди чужаков. Могут перепугаться, учитывая же их силу, последствия могут быть непредсказуемые. Мой народ не слабый и если мы столкнемся с вашими родичами лбами, жертв не избежать.
- Вы можете изменить облик? – внезапно спросил Крауул.
- Да.
- Тогда сделайте это незамедлительно. Вы слишком сильно похожи на наших врагов, чем больше будет контраст, тем лучше.
Орис отдал приказ и он сам, и все остальные вампиры приняли второй облик, появились крылья. Крауул удовлетворенно кивнул.
Крауул безошибочно показывал охотникам ловушки и указывал, где могут находиться его родственники и собратья. Вампиры-ботаники собирались образцы растений мира. Было много предположений, что раз мир пережил столь длительное время в спячке, то растения древности не перенесут столь сильных перемен и попросту погибнут.
Крауул не переставал изучать незнакомцев. Он хотел им верить, и постепенно его вера в них только увеличивалась. Особенно удивленно он разглядывал семейную пару Аркалию и Дарлуна, за их возней с его детьми. На их вопрошающие взгляды, он ответил, что не будет требовать возврата детей и полностью доверяет воспитание новым союзникам. Да, он считал теперь их союзниками и рассчитывал на сотрудничество с молодой расой.
- Все печати сняты, – сообщил охотник равновесия Орису, а тот передал Крауул.
- Скоро мир начнет таять и все оживет, – произнес отец Аркалии. – Нужно найти ваш улей и освободить его из холодного плена.
- В этом нет необходимости, – слегка улыбнулся клауурис и закрыл глаза.
Началось землетрясение. Марина, находившаяся с Берианом, грохнулась на лед и разбила нос. Бериан ругаясь, поднимал ее. Даже охотники едва удержались на ногах. Во многих местах лед треснул, из трещин показались толстые, как бревна щупальца. Маринка вскрикнула и буквально запрыгнула к хмурому Бериану на руки, обхватила мучителя за шею. Орис едва не подавился накладными усами.
- Ничего себе улей! – заикнулся Насмешник, пихнул Бериана в бок.
Марина ранее видела улей Шруускунера, но по сравнению с тем, что показалось из-подо льда, он «недомерок». Щупальца гораздо толще заметно старше, и что самое странное сверху улей покрывали цветущие растения. Когда землетрясения закончилось, белые щупальца размером с добрую сосну раздвинулись, освобождая проход господину.
- Идемте, – поманил Крауул, – там полно моих сородичей.
Охотники, несмотря, на все самообладание, пугливо топтались на месте и не спешили следовать за ним. Первым решился Орис, а за ним Бериан с взвизгнувшей от ужаса Мариной и Насмешник, ругнувшись для приличия.

URL
2011-05-03 в 04:25 

Романчик Анастасия
- Аркалия, Дарлун, отыщите тех, кто находится за пределами улья, – отдал приказ напоследок Орис и скрылся в темном провале.
Марина, не слезая с рук Бериана (когда еще на нем бесплатно покатаешься?) рассматривала внутреннюю оболочку улья. Даже после пробуждения внутри холодно и белые переплетения щупалец покрывал иней. Как заметила девушка, древний улей не имел постоянной формы, как улей Шруускунера. Он постоянно менялся, и коридоры появлялись по любому мысленному приказу. И по правде говоря, Марина побоялась бы проходить сквозь белых змей. Они запросто могли раздавать, едва обвив жертву толщиной.
- Куда мы идем? – спросил Насмешник у клаууриса, потирая ладошки.
- К моей жене, я хочу убедиться, что она жива.
Марина еще крепче прижалась к Бериану, когда показался зал, где висело, штук пять беловолосых женщин. Их волосы доходили до пят, структура точно такая же что и у Крауула. Толстый волос на конце заканчивался щупальцем. Белая кожа не имела полосок. Женщины, словно лежали на белой паутине связывающей их с ульем. От спины на уровне пояса тянулось толстое щупальце, но и в помине не существовало большого студенистого кокона. Облачены женщины в нечто похожее на туники.
- Придется вызывать бригаду, – вздохнул Орис, разглядывая их.
- Зачем? Мы снимем их, – повернулся Крауул и подошел к женщине по центру, поднялся на паутине и поцеловал ее в щеку.
- А разве можно их снять? – поразился Бериан. – Они же неразрывно связаны с ульем через то здоровое нечто, – указал на толстое щупальце.
- Женщина – основа улья, чем она старше, тем сильнее улей. Она контроль над всем, что вы видите. Она дает всему жизнь. Без нее сильный улей не построить, – парочка манипуляций, и женщина оказалась у него на руках. Марина удивленно смотрела на круглую примочку, что имелась на спине жены Крауула.
- Коннект, – хохотнул Насмешник, выражая тем самым мысли всех остальных.
- А другие женщины? – не удержалась Марина от вопроса. – Они кто вам?
- Мои дочери. Они учились, когда нас застала катастрофа. Моя старшая дочь, должна была стать главой нового улья, а ее муж – его правителем.
- Крауул, а как отличить ваших второстепенных детей от остальных? – спросил Орис.
- Все мои дети в этом зале, еще есть младший сын, но вы его нашли.
- Нет, вы меня неправильно поняли. У термитотелов – потомков вашего сына-предателя, – Крауул кивнул, показывая, что понимает вампира, – есть второстепенные дети, кроме главных детей, термитотелы называют их рабами, марионетками.
- Значит, ужасная мечта моего сына осуществилась, – закрыл глаза Крауул. – Мы могли копировать любое растение, которое употребляли в пищу, собирая его заново по крупицам. Мы невосприимчивы ни к одному яду и потому, могли, есть даже самые ядовитые растения. У нас они оживали и могли двигаться. Сын же хотел то же самое творить с разумными существами и животными. Но для нас это было неприемлемо.
- Теперь нам все ясно, – вздохнул Орис, – значит, первоначально марионетками были растения, а потом клауурисы стали термитотелами и сменили рацион питания.
- Мы питаемся мясом, но не копируем животных, это было бы ужасно.
- Хорошо, снимите остальных женщин, и мы отправим их в больницу. Вам, Крауул придется проследовать за нами, скоро проснется один из ваших собратьев. При пробуждении он должен увидеть вас.
После снятия женщин с «паутины» первым делом Крауула привели в лазарет. Вампиры собрали множество клауурисов и продолжали приносить пострадавших. Мужчины и женщины лежали на кроватях-цветках, облепленные маленькими усиками. Крауула подвели к одному из его собратьев. Орис кивнул, молча, отдавая приказ. Лежащему мужчине вкололи в руку синюю смесь из Заранды. Перепуганный клауурисс подскочил и испуганно разглядывал пространство, пока не наткнулся взглядом на сородича.
- Крауул, что происходит? – спросил он, изумленно разглядывая существ с практически белыми крыльями.
- Ты у друзей.
- Наш мир?..
- Разморожен и постепенно оживает.
- Твой сын… он предатель…
Крауул зарычал.
- Мой сын давно мертв, остались только его потомки!
Выражение лица сородич принял до смешного удивленное. Предстояло еще многое им пояснить и рассказать. Сам Крауул до конца не понимал этого нового для него и неизведанного мира. Ну что ж, придется учиться заново.

URL
2011-05-03 в 04:26 

Романчик Анастасия
Глава 12.

- Я еще никогда так не боялся, – произнес Рил, укрывшись одеялом и трясущимися руками держа кружку с горячим напитком из трав.
Лима тряслась рядом с ним. Они сумели перенестись в другой темный мир, там же они вернули себе внешность, а затем через портал прорвались в леса эльфов. Афоэль встретили их обеспокоено. Они сразу поняли по застывшим от ужаса и страха лицам, что произошло нечто непредвиденное. Никто не задавал вопросов, их просто усадили возле искусственного костра и с час отпаивали травами. Рил отошел от шока только на третий час, Лима – на четвертый.
- Как ты думаешь, кто это мог быть? – спросила девушка, плотнее укутавшись в одеяло. Ян игрался с эльфийскими детьми и Илем возле ее ног и не замечал ее состояния.
- Кто угодно, – ответил Рил и с закрытыми глазами громко начал пить из кружки.
Сирена пришла ночью, когда Лима едва вся не извелась. Женщина была серьезно ранена и повалилась без сил на ложе рядом с гамаком девушки.
- Что я могу сделать? – подбежала к ней Лима.
- Под столом сумка, достань ее, – прохрипела воительница.
Олимпиада выполнила просьбу и вручила преподавательнице сумку. Не спеша, Сирена раскрыла ее и достала голубой фрукт, от которого сразу откусила приличный кусок. Прежде чем заговорить женщина съела три штуки, ей заметно стало лучше.
- Будешь видеть на рынке, да где угодно, бери все. Он всегда должен быть с тобой.
- А что это?
- Заранда. Его можно есть или выдавливать сок на поврежденные участки. Это лекарственное растение, произрастающее в мирах белых вампиров. А также это уникальное растение можно найти в столице хранителей миров, оттуда она и ведет свои корни. Излечить может практически от всего. Мне повезло, что у этого мудилы не было адского оружия, так бы пришлось бы туго.
- Кто он?
- Адский капитан.
- Ты его убила?
Сирена фыркнула.
- Я, конечно, сильная девочка, но у меня нет необходимого оружия, чтобы быстро его грохнуть. Или ты думаешь, он стал бы дожидаться, пока я из лука света в него пальну? Ага, держи карман шире. Он не из простого десятка, так что пришлось мне в срочном порядке рвать когти.
- Это он хочет напасть на Афоэль?
- Не-а. Это не их профиль, они занимаются делами поважнее, например, изготовлением мощных темных артефактов. Я подозреваю, что он один из тех, кто создает вирус для заражения светлого оружия. Этот мир ему не принадлежит, иначе бы поаккуратнее себя вел, а так полгорода разбомбил.
- Но зачем он на нас напал?
- Я не знаю, даже не буду предполагать. Их поведение непредсказуемо. Нужно посмотреть, что Рил с собой прихватил в качестве сувениров.
- А ты не посмотрела его прошлое? – изумилась ответу воительницы Лима.
- Крик, – повернулась в ее сторону женщина, – он адский капитан, внимательно вдумайся в эти слова. Ты видела, что он творил? Ты считаешь, что его жизнь так легко проследить девчонке, подобной мне?
- Просто… я считала, что нет никого сильнее тебя.
- Многое ты еще не знаешь в этой жизни. Ладно, я просмотрела сделанные тобой копии, послезавтра они собираются атаковать. Завтра в тихую эльфы проследят за ними, а уже послезавтра мы их горячо встретим.
- Они так быстро отойдут от нашего визита? – удивилась Лима.
- Не обольщайся, это не единственный их мир. И тем более, в городе, где мы устроили грандиозную свалку, не было воинов и военной техники, мелкая шушера. И еще у них считай каждый месяц свалка. Они привыкли.
Лима крякнула. Она присела рядом с воительницей, когда заметила одну деталь. Ее лицо. Обычно Сирену невозможно рассмотреть в подробностях, но сегодня день исключений. Обычное личико, Олимпиаде даже казалось, что перед ней сидит подросток лет пятнадцати, так молодо выглядела Сирена. Не сказать, чтобы сильная красавица, но было в ее лице нечто притягивающее взгляд и дело касалось не только меняющих цвет глаз. Брови домиком, средние губы с приподнятыми уголками, больше среднего глаза, ничего сверхъестественного. Это пока не начинаешь рассматривать волосы, фигуру и цвет ее глаз.
- Не смотри на меня как на диковинную зверушку, – от воительницы не осталось тайной внимание ученицы.
- Просто… я никогда не видела твоего истинного лица, – замялась девушка.
- Мало кто видел, – пожала плечами, – да это и ни к чему. Иногда хочется побыть самой собой. Сейчас мне нужно восстановиться, а не заботиться о своем облике.
- Сирена.
- Да.
- Откуда вообще взялись рогатые, а?
- Спроси, что полегче. Если бы я знала, то ответила. Тебе не спится? – внезапно спросила воительница.
- Да, не могу уснуть. Слишком сильные впечатления.
- Тогда бери напарника, пойдем немного порезвимся вместе. Я питаюсь энергией из окружающей среды, мне нужно побегать.
- А как же твоя рана?
- У меня мгновенная регенерация и должны же мы позволить себе маленькое развлечение перед тяжким боем? А ты заодно потренируешься ездить на мотоциклах. Я их специально для такого случая приберегла.
- Повеселиться, говоришь, – улыбнулась Олимпиада.
- Ага, не обещаю, но страх улетучится, будто его не было. Будет весело.
- Как бы это веселье не обернулось для меня лазаретом.
Сирена расхохоталась. Она наклонилась над ученицей.
- Быстренько сбегай за напарником. Завтра мы отдыхаем, а сегодня немного повеселимся. Эльфу пойдет на пользу небольшая встряска, – ее глаза так и излучали хитрость.
Больше не задавая вопросов, Лима вылезла из дома-дерева и спрыгнула на землю. Темные эльфы Афоэль, как и светлые сородичи селились внутри живых деревьев. Их симбиоз с лесом не доходил до уровня белых вампиров, но тоже поражал. Древа дремучего леса назывались «лесные стражи» и при большом желании сами могли дать отпор неприятелю. Они передвигались и могли переходить с места на место. Эльфы большими семьями жили в огромных дуплах взрослых лесных стражей.
Олимпиада тихо подошла к дремавшему лесному гиганту.
- Рил, – шепотом позвала.
Девушка знала, что слух эльфов как у монстров. Если он не спит, то обязательно услышит ее. Темный эльф действительно не спал. Его лохматая растрепанная голова высунулась из дупла. Чтобы никого не будить из родни, эльф бесшумно приземлился рядом с напарницей.
- Чего не спишь? – недовольно пробурчал.
Она показала пальцами, что не может свободно говорить и, скромно поцеловав его в щеку, поманила за собой, взяв за руку. Эльф опешил, запоздало соображая, что от него хотят. Он поплелся за девушкой, позволяя себя буксировать. Сирена продолжала дожидаться их лежа на гамаке. Рил, как умный эльф, не стал задавать ей вопросов и присел на стол, сплетенный из ветвей и травы.
- Сейчас, я открою портал, и мы уйдем. Ничего серьезного, простая увеселительная компания вместе с безумной тетей Сиреной, – улыбнулась воительница. – Побегаем, попрыгаем и покатаемся. Как ты смотришь на это? – повернулась к эльфу.
- Положительно, все равно не спится, – он обнял по приятельски Лиму за плечи.
- Тогда идемте, не будем тратить драгоценное время. Нужно ловить каждый миг и радоваться каждой минуте, а не грызть себя бессмысленными страхами.
Эльф и юный вампир переглянулись, одновременно пожали плечами. Рил продолжал обнимать ее за плечи. Лиме впервые приятны прикосновения представителя мужского пола. На душе тепло, ощущалась надежность. Она не пыталась сбросить в меру мускулистую и красивую руку, как сделала бы это раньше. В первые минуты знакомства, девушка вела себя с ним настороженно, даже где-то грубо, но постепенно эльф расположил к себе феминистку легким и задорным нравом. Он не пытался делать комплиментов в сторону ее внешности и не позволял себе вольностей, не распускал рук. Умный парень сразу сообразил, что ему попалась на пути пантера и как любую кошку ее нужно приучить. Ему было интересно общаться с юным вампиром, у них нашлось много общих тем. Лима перестала его воспринимать как еще одного озабоченного самца, эльф стал вторым лучшим другом. В отличие от Марины, общавшейся со всеми и имевшей кучу друзей, у Лимы отдел друзей занимал всего один палец на руке, теперь же их насчитывалась целых два. И она несказанно рада этому факту.
Сирена открыла портал, и они вместе вошли в него. Их взору открылась скалистая местность. Мир окутала покрывалом звездная ночь. Три разных размеров луны освещали пространство нереальным белым светом. Две в полной фазе и одно полумесяцем.
Сиреневые глаза эльфа отражали лунный свет и разве что не горели. Его зелено-черный костюм в полоску нисколько не скрывал его в меру мускулистое легкое на подъем тело. Тело хищника и не стоило сомневаться, что грацией он не уступал семейству кошек. Именно черно-зеленый костюм Сирена насмешливо назвала трико, но с одеждой танцоров костюм эльфа не имел никакого сравнения. Высокие блестящие сапоги без застежек и те плотно облегали стройные ноги эльфа.
Тонкие губы раздвинулись в ехидной улыбке.
- Только не говорите, Многоликая, что мы собираемся гонять кошек, – произнес он, поворачиваясь к женщине.
- Именно, подергаем агрессивных кошечек за хвостики, чем не веселье? – лицо Сирены приобрело нечто таинственное и хищное.
- Опять кошки? – воскликнула Лима.
- Ага, только на этот раз живые и красивые, а так же очень игривые. Они не упустят возможности поохотиться на нас.
- Это же опасно! – девушка развернулась к преподавательнице.

URL
   

Другие миры - наше царство!

главная