Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:43 

Романчик Анастасия


Прощенные. Часть 3. Ловушка


Краткая аннотация: Во времена войны матери суккубов и отца вампиров, суккубы создали ловушку, способную поймать в сеть даже лорда адского вампира. С тех пор прошло много тысячелетий, война прекратилась и темные подписали перемирие. Прощенные тоже вампиры и на этот раз суккубы будут ловить их... Зы: Обложка выполнена Natali-K

Все мои произведения можно найти на страничке самиздата zhurnal.lib.ru/r/romanchik_a_w/

@темы: Прощенные

URL
Комментарии
2011-05-04 в 14:18 

Романчик Анастасия
И девушка, закусив полные губы, смотрела. Эльфу надоело, и он первым прекратил потасовку – присел в отдалении. Он сорвал травинку и закусил ее. Изумрудный стрелок тяжело дышал. Фара же не желала утихомириваться – она снова вцепилась в волосы эльфа. Он как ребенка ее скрутил и прижал к земле.
- Ненавижу!!! Ты мне жизнь испортил!!! – орала во всю глотку Фара.
Эльф заткнул ее поцелуем… нет, он укусил ее за губы. Фара, освободившись, умудрилась влепить ему пощечину, но как-то вяло. Ее ноги обвили вокруг талии эльфа, а руки обняли мужчину за шею. Изумрудный стрелок к удивлению Марины снял с себя рубашку и постепенно освобождал от одежды Фару.
- Кино законченно, идем, – резко повернула Марину в другую сторону Огонек, – ты увидела достаточно. И кстати, недавно Лошек сбежал.
- И что? – не поняла девушка.
- Нам нужно торопиться. Я уже отослала письма во все графства и договорилась с эльфами. Все до чертиков надоела война. Мы сыграем на этом.
Марина отправилась вместе с Огонек, не замечая на себе чужого взгляда. Некто следил за вампиров и следил давно.
На самом деле Лошек не сбежал, его увели. В лес осторожно пробралась одна из блондинок с холодными голубыми глазами. Она наблюдала за Мариной издали, не смея приближаться. Эльфы на дух не переваривали суккубов и принимали зелье, дабы избежать коварных чар бестий. Лошек совершенно случайно попался блондинке на глаза, и коварная женщина поманила его ласковым шепотом. Чарующий голос суккуба сразу привлек внимание мужчины и он, как кукла на полусогнутых ножках, приблизился к соблазнительнице.
- Моя госпожа желает видеть тебя, – проговорила женщина и поцеловала мужчину в губы, получив доступ к его мыслям. – Забудь рыжую, моя госпожа подарит тебе наслаждение, которого ты никогда не пробовал. Пойдем со мной, я отведу тебя к моей госпоже.
Когда после длительного перехода через лес они оказались в покоях Демас, блондинка поклонилась и выдвинула вперед Лошека. Демас внимательно посмотрела на мужчину с горящим от желания взглядом и улыбнулась. Она подошла к нему и слегка коснулась полными губами его губ.
- Ты знаешь, кто я? – спросила ласково.
- Ты моя госпожа, а я твой раб, – ответил заворожено Лошек.
- Ты самый желанный для меня мужчина и я подарю тебе ночь любви за твою душу. Ты хочешь отдать ее мне, твоей госпоже?
- Все, что угодно для моей госпожи. Моя душа теперь твоя.
- Иди в мою спальню и дожидайся меня, милый.
Мужчина удалился, а с женщины слетела улыбка. Она без восторга посмотрела на подчиненную.
- Что ты узнала? – спросила сурово у блондинки.
- У эльфов скоро состоится важная свадьба, – заговорила блондинка, униженно склонившись, – в ней заинтересованная рыжая извозчица. Свадьба состоится в присутствии людей и эльфов, там же будет нужный нам вампир. Извозчица хочет использовать артефакт примирения, дабы прекратить войну.
- Следи дальше и узнай место, где состоится церемония. Мы должны устроить ловушку для вампира. Она не должна уйти из наших сетей. И постарайся не попадаться на глаза огненному извозчику. Это женщина коварна и хитра, мы должны обыграть ее и убить любой ценой. Она помеха нашим планам. А теперь иди, а я займусь нашей жертвой…

URL
2011-05-04 в 14:19 

Романчик Анастасия
Глава 13

Всю ночь Лима жалела, что согласилась переночевать у Экрис. Может, муженек у нее и тихоня внешне, но, судя по оргии, что они устроили в спальне…. В общем, Олимпиада и Скрепка спали под одной подушкой, заткнув, друг дружке уши. Заснули только где-то под утро. Только Урт с Яном выспались нормально.
Горлун хотел увязаться вместе с ними, но Лима после бессонной ночи отказалась брать еще одного попутчика. Тем более, «лохмач» не смог точно сформулировать причину, почему хочет отправиться с ними. Насчет его боевых и магических способностей Лима не питала особых иллюзий. Ей хватало двух детей на шее.
Экрис же пожелала им удачи и отправилась в ясли со своими детьми.
Собираясь в дорогу, Лима закупила все, что указала в списке Скрепка. Ей беловолосая девушка доверяла больше, чем себе в делах техники. Скрепка обожала копаться в механизмах. Когда она рассказывала об очередной новинке технологического мира, в ее взгляде появлялось нечто фанатическое. Скрепка могла часами говорить о мельчавших деталях и способе устранения поломок. Урт слушал ее во все уши, Лима же хоть и скучала во время рассказа черноволосой девушки, но не упускала ни единого слова и все запоминала.
Из города их выпустили без вопросов, хотя солдаты продолжали хохотать над ними из-за вчерашнего происшествия. За руль автомобиля, спрятанного в пещере, села Скрепка, Лима же сидела на месте штурмана и внимательно разглядывала магическую карту, принимавшую облик необходимого мира, а то и нескольких. Карте задавались необходимые параметры, и она показывала точки удобные для броска в ближайший мир.
- Мир горгон не так уж далеко от катраклов находится, – проговорила задумчиво Лима, отвлекаясь от карты. Они как раз тронулись в путь.
- Конечно, они же считаются деловыми партнерами, – глядя на дорогу, проговорила Скрепка. – У темных давно повелось, что контрабандистов и торговцев не трогают, даже не нападают на них. За убийство контрабандиста секир башня делают.
- А почему? – поинтересовался Урт, выглянув из-за плеча Лимы.
- А где тогда товар брать? – усмехнулась девушка. – Нет торговцев – нет товара.
- А воровство? – перекочевал на колени к Олимпиаде мальчик.
- Воровство – это риск. Не все любят воровать в светлых мирах, поэтому охотно пользуются услугами контрабандистов. Эй, Крик, а что будем делать, когда к горгонам приедем? Они же общительностью не отличаются.
- Что-нибудь придумаем, нужно еще доехать туда.
Ехали два дня. Вели машину без перерывов и без остановок. По очереди спали. Скрепка сидела за баранкой днем, Лима – ночью, так как у нее лучше ночное зрение. Пейзаж проносился мимо и постоянно менялся. Пришлось проделать три прыжка в другие миры, прежде чем, они попали в мир горгон «Красная змея».
«Красная змея» встретила их густым лесом. Машину окружали красные деревья и кусты. Внешне лес напоминал тропический, только трава отсутствовала. Красную землю как вены рассекали мелкие речушки с пресной водой.
Лима тормознула и вышла наружу, крикнув:
- Скрепка, набери воды, а то наша на исходе!
Воздух был жарким и пах странно. Гарь и пряности, к ним примешивалось нечто еще. Олимпиада не встречала этого запаха и не знала, с чем можно сравнить. Свежесть? Прохлада? А может вода? Или смесь фруктов?
- Скрепка, возьми оружие и если что…
- Стрелять! А-а-а! – заорала Скрепка и свалилась с крыши. – Я все поняла, баррикадироваться и стрелять, – сказала, покачиваясь.
Лима кивнула и направилась к источнику запаха. Дорога вывела ее к поляне с насыщенно кирпичными мелкими и большими камнями. Девушка заметила, что на каждом камне нацарапана надпись, словно некое предупреждение или сообщение. Но надписи не читаемы и потому ничего нового Олимпиаде не сказали.
Захотелось почесать затылок. Лима отчетливо поняла, что за ней кто-то наблюдает. Кто-то очень внимательный и… сильный. Она медленно повернулась и увидела мужчину, сидящего на большем камне и сложившего ноги на манер кошки. Снова он – беловолосый незнакомец в маске.
На этот раз Олимпиада смогла его в подробностях рассмотреть. Абсолютно черный костюм с перчатками и солдатскими сапогами на шнуровке. Волосы короткие и белоснежные. Высокий и статный мужчина в расцвете сил. Лицо скрывала страшная черная маска. Из щелей для глаз на девушку смотрели два холодных голубых «кристаллика». Олимпиада могла со стопроцентной уверенностью сказать, что приятный «холодный» запах исходил от него.
- Кто вы? – спросила Лима, выставив вперед заэну для защиты.
Он не ответил и продолжал смотреть на нее.
- Я спросила кто вы?! Зачем вы следите за мной?! Что вам нужно от меня?! – начала нервничать Олимпиада.
Внезапно он оказался очень близко от нее. Лима никогда не видела подобной скорости. Мужчина был быстрее даже адского вампира. Кто же он такой, раз смог одурачить ее? Девушка не сумела защититься, когда неизвестный, сняв перчатку, положил ей на лоб изящную белую руку.
- Что вы де… – девушка осеклась на полуслове.
Лима не помнила, что он спрашивал, и что она ему отвечала. Девушка лишь знала, что отвечала положительно на все его вопросы и что могла ему доверять. Она чувствовала, как мощная и старая сила вливается в нее, бьет ключом по венам. Олимпиада, словно наяву увидела, как задрожал от страха яд в ее крови и скрылся в уголках организма.
Сколько времени прошло Лима не знала. Незнакомец медленно убрал руку с ее лица. Олимпиада не могла видеть, как на ее лбу ярко загорелась не больше медной монеты белая снежинка, а затем погасла, исчезнув, дабы появиться вновь… немного позже.
- Вы муж Сирены? – спросила Лима, изумленно вглядываясь в его маску.
- Нет, – ответил так громко, что Олимпиады зазвенело в голове. Она думала, что у Сирены был самый громкий голос, оказалось у него громче. Девушка сразу сообразила, что раньше он говорил шепотом.
- Вы знали ее?
В ответ молчание. Лима поняла, что он не ответит ей. Мужчина, видимо, не может солгать, но и ответить не имеет права, поэтому лучше промолчит.
- Посмотри в зеркало, – проговорил он.
Лима, не торопясь, извлекла из сумки серебряное зеркало и посмотрелась в него. В серебряном стекле отражался город, где здания изображали змей всех видов и форм. Она непонимающе уставилась на мужчину.
- Этот город принадлежит горгонам, – начал он. – Недавно они похитили очень важный артефакт света. Охотники равновесия отправили туда двоих агентов, дабы вернуть его. Кто-то предупредил горгон об агентах, и они перенесли артефакт в другое место. Охотникам угрожает опасность.
- И что делать мне?
- Горгоны обладают даром соблазнения и взглядом, способным превращать в камень. Ты же способна избежать обольщения.
- Но я могу превратиться в камень, – нахмурилась.
- Нет, ты вампир и защищена от их взгляда. Адские вампиры не превращаются в камень, мы должны это использовать. Ты проникнешь в город горгон и начнешь привлекать к себе внимание. Я покажу, с чего ты должна начать. Горгоны должны подумать, что ты одна из агентов и начать охоту. Пока они будут гоняться за тобой, агенты поймут, что их одурачили и найдут настоящий тайник, вернут артефакт на место.
- Это не все?
- Нет. В одном из зданий горгон есть пленная девушка из закрытого мира. Спаси ее, девушку нужно вернуть домой. Ее место в закрытом мире, а не в открытых. Она слишком беспомощна и может легко погибнуть.
- Как я верну ее домой?
- Не все сразу. Пройдет время, прежде чем, мы сможем отправить ее домой, до этого времени ты должна охранять ее. Она будет еще одной ступенью к твоему исцелению. Будь осторожна, мы рассчитываем на тебя. Ты можешь использовать мою силу, если тебе будет угрожать опасность.
В его руках появилась подробная карта местности. Он описал девушке ее задачу и то, что она должна делать, когда попадет в нужное здание. Лима внимательно слушала его. У нее не возникало вопросов, почему она должна слушаться мужчину. Олимпиада просто знала, что может ему доверить не только спину, но и душу.
Вернувшись в машину, специальной расческой Лима изменила цвет волос на фиолетовый. Она надела очки и облачилась в черный костюм мотоциклиста.
- Инсценируй тайное проникновение, – он появился за ее спиной, – они не должны заподозрить, что ты всего лишь подставная утка. Нужно сыграть на том, что среди охотников встречаются женщины, и подробности операции знали только командиры. Орис часто меняет планы в самом конце, он мог заменить агентов, – проговорил беловолосый мужчина, завязав девушке белый пояс на талии.
- А мои спутники?
- Я позабочусь о них.
- А кто ворует светлое оружие?
- Это ловушка, мы займемся этим сами. Не лезь в это дело. После выполнения задания ты должна прыгнуть в портал, я открою его для тебя.
- Но, – Лима внимательно посмотрела на карту. – Через вот этот портал, – указала на одну из отмеченных точек, – можно попасть только в один мир! Я могу попасть только в мир «Зверобой»! А там даже на машине пять дней ехать до следующего прыжка! Они с легкостью отследят меня!

URL
2011-05-04 в 14:19 

Романчик Анастасия
- Другие порталы ведут в опасные миры, я не смогу тебе там ничем помочь. «Зверобой» и тот для меня практически недосягаем. Я сломаю портал на неделю и перекрою все выходы из мира «Красная змея» в мир «Зверобой», этого времени хватит, чтобы ты смогла скрыться, – напоследок сказал, а затем он исчез.
Лима попыталась расслабиться, но у нее плохо получилось.
- Работаем, подруга! Чего стоим? – послышался голос заэны.
Олимпиада ничего не ответила. Она отправилась в город одна и спустилась в подземелье, быстро ползла по потолку канализации в нужную сторону. Спустя десять минут девушка проникла в здание. Она не спускалась с потолка, поэтому избежала расставленных ловушек. Вампирское зрение позволяло рассмотреть в темноте передвижение противника. Дверь, ведущую в необходимый зал, Лима расплавила с помощью вспышки из хвоста. Она тихо проникла внутрь. Артефакт на алтаре выглядел, как настоящий. И если бы не предупреждение беловолосого мужчины, Олимпиада никогда бы не узнала, что перед ней подделка.
- Возьмем и уматываем, – произнесла девушка вслух, свесившись с потолка.
Она быстро забрала артефакт и спрятала его в лиф.
- Куда-то собралась? – спросили с угрозой сзади.
Быстро же обнаружили постороннего горгоны. А вот Лима и не заметила, когда они пришли и успели ее окружить. Множество солдат со змеями на голове.
- Мальчики, а я вот решила заглянуть к вам на огонек, – глупо хихикнула девушка, – Вы как? Не против?
- Схватить ее!
Но вампира не так-то просто схватить, особенно если его тренировала Сирена. Возможно, Лима и не сражалась, так же хорошо как учительница, но убегать она умела преотлично. В момент, когда горгоны напали на нее, девушка выскользнула подобно ужу из их захвата и бросилась наутек.
- Не дайте ей уйти! – рявкнул мужчина с красными змеями на голове.
В Олимпиаде появилось что-то задорное, возможно это новая сила в ее крови заставила девушку повернуться и по-ребячески показать горгонам язык, скорчить смешную рожицу. Ее действие привело горгон в бешенство. Они приняли страшный второй облик со змеиными хвостами. Все их тело покрыла зеленная чешуя с красными рисунками, глаза стали светиться сумрачным желтым светом, выросли когти, да и зубы заметно подросли. Именно благодаря этому второму облику некоторые считали, что горгоны далекие родственники наг. Но на самом деле, ничего общего между горгонами и нагами нет, и не было никогда.
Вскоре девушка выбежала на улицу и поскакала по крышам домов-змей, ловко уходя от преследователей. Некоторое время она должна водить горгон за нос, а потом просто необходимо спасти девушку из закрытого мира.
- Схватите ее!! – доносилось до вампирского слуха приказы главнокомандующих.
- Догоните, попробуйте! – снова показала язык Лима и сделала козу пальцами.
Она спрыгнула на землю, опрокинула бочку на бок, стоявшую возле стены, и запрыгнула на нее, ускоряя ее собственным бегом. Бочка стремительно скатывалась с горочки. Лиме преградил впереди дорогу горгон, но девушку не растерялась и бросила ему артефакт.
- Лови! – крикнула.
Он с изумлением поймал артефакт и тут же получил бочкой в нос. Лима забрала камень и вновь заметалась по извилистым каменным улицам города горгон. Еще большим изумлением для горгон стало, когда девушка включила песню Блестящих «Милый рулевой» и начала танцевать.
- Что встали?! Хватайте ее! – подполз главный спустя пару минут, заметив, что его солдаты уставились на танцующую девушку, как на диво дивное.
Первый мужчина с хвостом и змеями на голове получил граблями по лбу, отправился отдыхать на красном солнышке и считать красных овечек. Второй промахнулся и залетел прямиком в черное круглое окно, да так и застрял там. Третьего Лима закрутила и повела изумленного горгона в танго. Он ошеломленно оглядывался на командира и не знал, как себя вести. Горгоны привыкли, что им все подчиняются и боятся. Девушка мало того, что не боялась, но и откровенно потешалась над ними.
- Она просто женщина! Трусы, не можете справиться с бабой! – не выдержал командир и сам ринулся на Лиму с мечом наголо.
Это входило в привычку. Олимпиада, увернувшись от меча, снова показала язык и кинулась наутек. Нужно освобождать девушку. Лима прыгнула в окно нужного дома и побежала по лестнице вверх. Выбила резную дверь и решительно вошла внутрь огромной спальни. Веселое настроение Лимы не поубавилось даже, когда она увидела, кто лежит обнаженный на шкуре прямо на полу. Девушке так и хотелось воскликнуть: «Наташа!»
- Ты кто такая?! – воскликнул мужчина рядом с блондинкой, яростно сверкая желтыми глазищами. Лицо же блондинки залито слезами, в голубых глазах застыл страх и ужас.
- Отдохни чуток! – крикнула Лима и запустила в него подушкой.
Она завернула Наташу с ног до головы в занавеску и выпрыгнула вместе с ней в окно. Не имело смысла больше бегать. Она мысленно приказала измениться ботинкам, подаренным Сиреной. Вскоре девушка заскользила по льду и заметно ускорилась. На ее поиски, наверняка, спустили всех «собак». Шутки кончились, они гнали ее, как гончие и не собирались отпускать.
Лима едва увернулась от хвоста, появившегося неожиданно из-за поворота, и продолжала «кататься». Но с ношей не так-то просто уходить от атак горгон. Ее почти схватил один из преследователей. Но в момент, когда он обкрутил ее хвостом, в его голову врезалась сковородка.
- В яблочко! – донесся веселый голос Скрепки.
Олимпиада не узнала девушку. Она находилась в ипостаси горгоны-женщины, поэтому никто и не заподозрил, что она сообщница Лимы. Закинув и ее тоже на второе плечо, Лима побежала в сторону портала.
- Ловите их, не дайте им уйти в портал!
Портал открылся внезапно. Кто-то явно открыл его извне, и Лима успела прыгнуть, прежде чем горгоны догнали ее. Девушка даже успела отправить прощальный воздушный поцелуй озлобленным преследователям.
Машина ждала их возле портала. Все, как и сказал незнакомец. На крыше сидел Урт и крутил в руках автомат с видом: «А мне не влетит, если эта штука бабахнет?». Лима опустила Скрепку, принявшую прежний облик, и Наташу, внутри машины на пол. Ян подозрительно принюхивался к незнакомке, а спустившийся с крыши Урт старался близко к ней не подходить.
Олимпиада даже не знала, о чем будет говорить с девушкой, которую она, мягко говоря, недолюбливала. Наташа была первой среди тех, кто постоянно издевался над Лимой, и это она придумала ей клички «Перцуха» и «Олимпия». Олимпиада терпеть не могла эти клички, но ими быстро заразились все остальные одноклассники и даже старшеклассники.

URL
2011-05-04 в 14:20 

Романчик Анастасия
- Спасибо, – всхлипнула Наташа. – Я думала он превратит в меня камень. Пока вы не появились, у меня не было надежды на спасение.
Лима нахмурилась. Она поняла, что Наташка не узнает ее, иначе бы вела себе наглее. В то, что Наташа изменилась, Олимпиада не верила. Нужны особые обстоятельства, чтобы изменить человека. Если только последнее событие выбило блондинку из равновесия и заставило задуматься над жизнью.
- Скрепка, за руль, – приказала Лима, – мы должны убираться подальше от портала!
Скрепка хмуро посмотрела на девицу и, фыркнув, отправилась к водительскому месту. Наташа, похоже, заметила клыки во рту Лимы и мелкими шажками отошла, наткнулась на стул и плюхнулась на него. Ее губы начали дрожать, в глазах стоял ужас.
- В-в-вы в-в-вампир, – прошептала Наташа, заикаясь и побелев.
- Да, Наташа, вампир, – не стала отрицать и успокаивать бывшую одноклассницу Лима. – Еще вопросы будут?
- Вы читаете мои мысли! – истерично завизжала и прикрылась руками.
- Не заставляй меня бить тебя по лицу и приглядись ко мне внимательней. Никого не узнаешь?
Наташа выглянула из ненадежного укрытия и несколько секунд внимательно рассматривала Лиму. Она издала несколько громких трелей, пока не успокоилась и не поняла, что ей ничего не приснилось.
- Олимпия? – спросила она, раскрыв широко рот.
- Лима, – поправила девушка с улыбкой вурдалака. – Ты у меня в гостях, Наташа, и как у всяких гостях тебе стоит запомнить пару правил. Меня здесь называют Крик, Олимпиада либо Лима, а не Перцуха и Олимпия – это раз. Потом, видишь мальчика рядом со мной? – Наташа медленно кивнула. – К нему не подходишь и не дразнишь, иначе он тебе дырку в лице прогрызет, – блондинка свалилась со стула и им же прикрылась, – это два, – садистки продолжала девушка. – Крылатого тигра за хвост не дергаешь, произойдет аналогичная ситуация, как с мальчиком – это три. И четвертое, ничего не трогаешь, чтобы ненароком не взорваться и не отправиться к праотцам. Я понятно изъяснилась?
- Да. Почему ты меня спасла? – внезапно спросила Наташа. – Мы же с тобой не ладили.
Машина тронулась с места, послышалась ругань Скрепки.
- Приказ и человеколюбие, – широко улыбнулась Лима и отвернулась.
Некоторое время блондинка приходила в себя и вернулась обратно на стул. Она внимательно рассматривала одноклассницу. На лице Наташи читалось неверие и недоверие. Она никак не могла поверить в то, что вооруженная до зубов женщина с белыми длинными до пят волосами и есть та самая хилая Лима с ингалятором в сумке и мешками под глазами.
- Я не верила, что ты поседела и, по словам Зои, стала вурдалаком, – проговорила Наташка. – Я, когда туда к нему попала в кровать, все думала, что скоро проснусь, и весь кошмар закончится.
- Ты боялась, что он превратит тебя в камень? – фыркнула Лима.
- Да, боялась, хотя… как любовник он даже очень ничего, – ухмыльнулась.
- Меня это не интересует.
- Так и осталась мужененавистницей? – во взгляде Наташи появилась ехидца.
Олимпиада повернулась к ней, держа большой тесак в руке. Лима решила приготовить обед на всех. Ухмылка с лица блондинки моментально слетела, она нервно сглотнула. Лима поманила к себе Урта и обняла его за голову.
- Вот мой любимый и самый дорогой мужчина, так что, дыши в тряпочку.
- Это не твой сын, ему минимум десяток лет, – покачала головой Наташа.
- Поэтому, грубо говоря, заткнись, – быстро нарезала овощи девушка и резко скинула их в кастрюлю.
- Мама, а теперь с нами будет ехать? – подозрительно осведомился Урт.
- Увы, да, – ответила Лима, извлекая из шкафа одежду. – Извини, одежда только черно-зеленая и моего размера. Поэтому тебе с твоим третьим размером будет жать.
- Потерплю, – недовольно буркнула Наташа, принимая комплект одежды.
Она удалилась, спотыкаясь, в душевую, приняла душ и переоделась. Лимина одежда Наташе везде была мала, но ничего другого Лима не могла предложить. Нужно добраться до населенного пункта. И не факт, что они найдут то, что нужно. А еще необходимо срочно выбираться из мира. До портала доехать и не порвать Наташу на мелких блондиночек….

URL
2011-05-04 в 14:20 

Романчик Анастасия
Глава 14

В город катраклов впустили нескольких лордов в сопровождении пятерых аристократов. Лиэн и Дианул уверено направлялись в паутинную «будку» солдат. Бородатый катракл встречал их, сидя на паутине. Внимательные глазки пристально изучали пришедших вампиров.
- Я слушаю, – улыбнулся Лиэн, намеком напоминая о цели визита.
- Деньги вперед, – хмуро буркнул бородатый катракл.
- Разумеется, – когтистой рукой вампир небрежно бросил мешочек прямо в руки катракла.
Катракл не торопился. Тщательно проверил деньги, скрупулезно пересчитал каждую монету и только после этого передал вампиру свиток с кровавой подписью. Лиэн с видимым удовольствием понюхал и лизнул подпись, ощущая ее вкус.
- Она была позавчера, почему вы сразу мне не сообщили? – спросил с рычанием Лиэн, открывая бордовые глаза.
- Мы не были уверены, что это она. Вы говорили про напуганную девчонку. К нам же пришла уверенная в себе женщина, способная постоять за себя.
- Значит, подросла, – улыбнулся уголком рта. – И где она сейчас?
- Мои шпионы подслушали их разговор. Вампирша ищет скупщиков светлого оружия, она собиралась к горгонам в «Красной змее».
- К горгонам? – нахмурился. – Ты уверен в информации?
- Да, кроме нас только они занимаются перепродажей светлого оружия. Притом их уровень гораздо выше, чем наш. Девчонка копает себе могилу и направляется прямиком в логово горгон.
- Замечательно, продолжай шпионить во благо своего кошелька, – развернулся Лиэн, дабы выйти.
Снаружи вампира ждал блондин.
- Что ты узнал?
- Наша девочка направляется к горгонам «Красной змеи».
- Что она у них забыла? – изумился Дианул.
- Неважно, мы должны подготовить ей ловушку, чтобы не сумела улепетнуть. Напомни мне, когда мы последний раз убивали белых вампиров?
Глаза блондина еще больше расширились.
- Причем здесь белые вампиры?
- А притом, что мы будем ловить девчонку на живца. Она, как и многие светлые, клюнет на наживку. Вот тут-то мы ее и поймаем. Она не сможет убежать, и будет защищать наших дорогих предателей до самого конца. Она станет легкой добычей из-за своей глупой и никому не нужной жалости.
- Мы потерям кучу вампиров, – недовольно покачал головой Дианул, в уме подсчитывая потери. – Белые вампиры не слабые противники.
- У нас немало шавок, подумаешь, пару сотен белые вампиры положат, – скривился презрительно Лиэн. – И не забывай, чей я сын. Ты же помнишь, что хранится у нас в подземелье?
- Но…
- Это и есть особый случай, когда нужно действовать жестокими методами, – перебил лорда вампир. – И благодаря нашим пернатым птенчикам мы вернем себе затраченную энергию. Даже если мы их не убьем, это ничего не поменяет. Главное захватить девчонку. Бери рабов, нужно подготовиться. И подумай над тем как выманить самую крутую стаю молодых белых вампиров.
- И что это за стая? – нахмурился.
- Стая белого вампира Каларина, вымани их, как хочешь. Я на эту стаю давно смотрю, мне они надоели, пора их кончать.
- Как хочешь, Лиэн.
- Тогда отправляйся немедленно. Я сообщу тебе, куда именно ты должен переправить наших птенчиков.
Когда Дианул исчез с помощью талисмана летучей мыши, Лиэн направился по следу Лимы, но по прибытию застал в городе горгон полный переполох. Горгоны находились в диком возмущении. Лиэн не стал слушать сплетни и отправился к своему знакомому Злеху, когда-то давно они имели общее дело.
Вампира встретила жена Злеха, Хлета.
- Он внизу, – вместо приветствия сказала горгона, хмуро разглядывая посетителя. Змеи на ее голове раздраженно зашипели. Вампиры ей никогда не нравились, но она уважала свободу мужа и не вмешивалась в его дела, какими бы темными они ни были.
Лиэн спустился в подземелье и нашел Злеха в дурном расположении духа. Он стоял напротив разбитого зеркала и тяжело дышал. Вокруг него бегали рабы и убирали бардак, творившийся вокруг.
Лиэн удивленно посмотрел на любимца Злеха – огромного черного змея Жоду. Змея ранили и его старательно лечили другие горгоны. Вампиру захотелось присвистнуть. Работали явно профессионалы. Миновать змею горгон Жоду не так-то просто, а смертельно опасно. Жоду охранили важные для горгон артефакты, мало кому удавалось обойти змею и украсть артефакт. Неизвестному похитителю удалось не только совершить кражу, но и ранить Жоду.
- Проблемы? – поинтересовался Лиэн, подойдя к Злеху.
Мужчина нехорошо сверкнул желтыми глазами. На лице перекатывались мышцы. Горгона находился в диком гневе и едва себя сдерживал, дабы не накричать на вампира и не нагрубить ему.
- Охотники равновесия, будь они неладны, – отвечал сквозь зубы Злех. – Нам сообщили об их планах, но мы не знали, что их четверо, а не двое. Две женщины отвлекали наше внимание, а мужчины в это время покоцали моего любимцы, сволочи! Он такой ранимый!
- А случайно у одной из женщин были не белые волосы?
- Фиолетовые и черные змеи, – резко ответил горгон.
- Одна из них была вампиром?
- Да, хотя мы не сразу поняли, что она вампир.
- А куда она направилась?
Злех нахмурился.
- Ты меня за дурака, Лиэн, держишь, или как? Зачем тебе баба?
- Ты просто ответь, куда она направилась, и я возмещу тебе все потери, – Лиэн порезал руку небольшим кинжалом. На пол закапала черная кровь лорда. – Где нужно подписаться, чтобы ты мне ответил. У меня нет времени, Злех, на торговлю, бабу нужно поймать. Разве тебе не хочется ей отомстить, а? По-моему выгодная сделка. Я сделаю за тебя всю черную работу.
Злех думал недолго. Прямо в воздухе соткался огненный свиток и подплыл к вампиру. Лиэн внимательно перечитал и кинжалом поставил кривую кровавую подпись.
- Она в «Зверобое», – ответил Злех быстро, – мы пытались последовать за ней, но некто перекрыл все входы в этот мир. Баба в безопасности, у нее достаточно времени, чтобы удрать.
- От меня ей не убежать, – улыбнулся Лиэн. – С тобой приятно иметь дело.
- Лиэн, ты прочитал внимательно документ?
- Да, желтоволосую королеву ты получишь обратно, если она еще не сдохла. Я не люблю, когда у моих друзей крадут игрушки, это так подло, – насмешливо заметил Лиэн и вышел из здания.
Вампир гадливо улыбнулся и сразу же вернулся в белый замок с помощью личного телепорта-талисмана. Он не зашел к Вике, а спустился вниз. Он стоял перед той самой дверью, что и Вика когда-то до него, но ее не пустил Совенок. Чудовище на каменной двери продолжало скалиться.
- Откройся.
Повинуясь голосу лорда, дверь со скрежетом камня отъехала в сторону, открывая сумрачное помещение с красными стенами. Всполохи огня вокруг «рогатого» зеркала с черным стеклом освещали пространство. На алтаре с кровью перед зеркалом лежало нечто черное, и оно… билось.
Лиэн улыбнулся, подошел к алтарю и взял черное нечто, окутанное шлейфом черного тумана.
- Последний дар отца сыну, – проговорил он. – Да прольется кровь!
На стенах заплясали тени…

URL
2011-05-04 в 14:20 

Романчик Анастасия
Глава 15

Марина, убедившись, что Фара довольно успешно приживалась среди эльфов, все больше времени проводила в обществе рыжеволосой женщины. Ей нравилось общаться с огненным извозчиком. Маринке иногда казалось, что она притрагивается к легенде, к чему-то древнему и сильному. Женщина рассказывала много историй и иногда тренировала Марину, хотя девушка не сильно к этому рвалась. По сравнению с Берианом Огонек еще та садистка.
Часто Огонек по долгу пропадала, и ее можно было не искать, она сама появлялась в самый неожиданный момент, как фокусник из табакерки. Эльфы не старались ее задерживать или упрашивать помочь им выиграть войну. Они сразу поняли, какие цели преследует рыжеволосая и сильно сомневались, что ее дело увенчается успехом. Расовая вражда – не забывается за один день. Даже годы не могли смыть ненависть, сотворенную одной ужасной обидой.
Сегодня Марине не спалось и она, закутавшись в теплое одеяло, отправилась гулять по ухоженным лужайкам эльфийского леса. Через двадцать минут неспешной прогулки Марину привлек яркий свет от костра. Девушка сразу узнала Огонек. Женщина стояла прямо в обжигающем пламени и ее глаза светились, как и нечто в ее руке. Когда Марина приблизилась, Огонек повернулась к ней и вышла из огня. Пламя, едва женщина покинула его, погасло.
- Что это было? – проявила любопытство Марина.
Не отвечая, Огонек показала ей медальон на цепочке. Выглядел он, как белая роза с зеленной сердцевиной. От талисмана исходила энергия непонятная Марине. Глядя на него, ей хотелось громко разрыдаться, простить всех врагов и обидчиков. Особенно острым было желание найти Бериана и сказать, как сильно она его любит, и добавить нечто в духе: «Прости засранку!». Девушка быстро отвернулась, дабы избавиться от наваждения.
- Это талисман хранителей миров, – проговорила Огонек, спрятав медальон в кармашке. – Его называли артефактом примирения. Даже самые лютые враги становились друзьями под его воздействием.
- Так вот как ты собираешь остановить войну! – воскликнула озаренная девушка. – Но это же обман! Магия! Если они узнают, им это не понравится! Ты повлияешь на их выбор, даже Бериан говорил, что свет никогда не влияет на выбор разумных существ! Только они сами ответственны за свои поступки!
Огонек мягко и одновременно устало улыбнулась и присела на бревно, покрытое зеленым мхом. Женщина показала на место возле себя, призывая девушку присесть. Марина послушно присела. В душе девушки пылало негодование. Разумом она понимала, что Огонек поступает правильно, но сердце признавать правоту рыжеволосой женщины наотрез отказывалось. Ей бы точно не понравилось, если бы на нее воздействовали магически, дабы она полюбила другого человека, только потому это кому-то нужно. Девушку много раз пытались приворожить различные шарлатаны из глубинок. Ей постоянно приходилось вынимать из подушек разнообразные узлы, выкидывать незнакомые клубки ниток с иголками, всякие шарфики и тому подобную магическую ересь.
- Ты неправильно поняла предназначение артефакта примирения, – заговорила спокойно Огонек, играясь с язычком пламени. – Я понимаю твое возмущение, но оно беспочвенно. Ты когда-нибудь задумывалась над фразой «время лечит раны»?
- Да, но причем здесь оно? – нахмурилась девушка.
- Притом. По прошествии какого-то времени самые острые обиды сглаживаются и забываются. Каждому требуется разное время, но результат, как правило, один. Вспоминая обиду, мы сами смеемся, как могли на подобную глупость дуться. Так вот, артефакт примирения ничего сверхъестественного не делает, не влияет на выбор. Он сглаживает обиду, как если бы с момента ее возникновения прошло много лет. Когда обида остывает, личность начинает вспоминать и положительные стороны обидчика. Например, тот же Изумрудный стрелок, хоть и считался самым лучшим воином, он был лекарем. Он спасал самых безнадежных больных, к нему приходили не только эльфы, но и люди. Знаешь, этот эльф немного сентиментален. Он никогда не тронет того, кого сам выходил и спас. Изумрудный стрелок, словно отдавал больному часть своей души и теперь не может переступить через эту жизнь, которую сам же и спас. Многие матери до сих пор вспоминают его имя с благодарностью, а другие идут против всех законов и приходят именно к нему за помощью.
- Я, кажется, начинаю понимать, – пробормотала растерянно Марина.
- Когда я использую артефакт, его сила распространится как вирус и война закончится. Люди снова вспомнят, что Изумрудный стрелок не только воин, но и лекарь и поток больных снова хлынет к нему, а эльф не откажет никому в помощи, потому что в душе он очень добрый. А эльфы вспомнят, что не все люди плохие. Вот и все. И кстати, если уж говорить о магии внушения, то фиалковая львица – фаворитка короля, хорошо постаралась накрутить людей и вселить в их души гнев и ненависть. Она начала война, на ней же она и закончится.
Марина недоуменно уставилась на Огонек, но пояснять рыжая женщина больше ничего не стала. Девушка поражалась, какое сильное влияние имеет Огонек среди народа. Ее знали и уважали, а значит прислушались. Она буквально заставила людей и эльфов дать обещание присутствовать на свадьбе Фары и Изумрудного стрелка. Марина была уверена, придут все, а кто не придет, того Огонек за шкирку принесет. Все-таки иногда огненный извозчик пренебрегала свободой выбора.
Перед самой свадьбой женщина привела Марину на незнакомую площадку. Над землей возвышалась странная конструкция. На длинном столбе находилась круглая платформа. Платформа слегка покачивалась, что навело Марину на некоторые мысли.
Огонек закинула девушку на платформу, вручив длинную палку, и сама запрыгнула туда. Круглая платформа сразу же пришла в движение, как в аттракционе, покачиваясь из стороны в сторону и вертясь. Устоять практически невозможно. Марина постоянно падала и сталкивалась лицом с энергетическим барьером, созданным Огонек. Рыжеволосая женщина стояла, как вкопанная, лишь ноги двигались в такт движению платформы.
- Атакуй меня, – приказала Огонек.
Легко сказать, чем сделать. Прежде чем атаковать, Марина несколько раз промахивалась и пролетала мимо фигуры женщины.
- Сегодня свадьба, – говорила с улыбкой рыжеволосая барышня, отбивая неумелый выпад девушки.
- Я помню! А-а-а! – сталкивается с барьером, потирает ушибленный нос и подбородок.
- Я тебе не говорила про ловушку для вампира?
- Нет, – на некоторое время удерживает равновесия, но все равно падает. – А что это такое?
- Много лет назад суккубы придумали ловушку, способную удержать вампира. Для этого они используют кровь. Как только вампир попадает в поле действия магии, то капкан захлопывается. Вампир не может выбраться. Да и избежать ловушки трудно.
- А причем здесь суккубы? – нахмурилась и снова упала Марина.
- А ты до сих пор не поняла, кто короля-то человеческого все это время обхаживал? Всему виной женщина и она высший суккуб. Вот только мало кто об этом догадывается. Фиалковая львица планировала уничтожить этот мир, и хочу сказать, она преуспела в этом, пока не появилась ты.
- Какое ей дело до меня? – недоумевает Маринка.
- До тебя есть дело термитотелам, а они, придурки такие, пробудили к жизни владыку, отца всех термитотелов. Отныне фиалковая львица подчиняется напрямую ему. А раз ему нужна ты, то и наша кошечка будет за тобой охотиться, а ее рвению можно только позавидовать.
- Откуда ты все это знаешь?
Огонек загадочно улыбнулась и промолчала, одарив Марину парочкой ушибов и ссадин.
- И как же мне избежать ловушки? – спрашивает Маринка, так и не получив ответа.
- Оставь это дело мне, я возьму фиалковую львицу на себя.
После тренировки на Марине не было живого места. Она хромала и ойкала при каждом шаге. Девушка еще нашла в себе мужества помочь Фаре нарядиться в шикарное свадебное зеленое платье эльфов.
На поляне, где должна проходить свадьба, уже собралась куча народа. Огонек как бдительный страж следила за порядком, за стрелами и мечами. При ней никто и не посмеет начать драку на почве расовой ненависти. Огонек умела быть убедительной. Артефакт уже начал действовать и полные ненависти взгляды с одной и с другой стороны постепенно потухали. Люди и эльфы остывали, вскоре некоторые из них переговаривались между собой. Первыми пошли на контакт старые знакомые. Они вспоминали прошлое и обсуждали, как плохо воевать и быть разделенными расовой ненавистью.
Поляну украсили со всем блеском аристократии. Фонтаны из бокалов с красным и белым вином. Всевозможные блюда и украшения на многочисленных столах. Ленточки, бантики, цветочки и т.д. Дизайнеры постарались придать свадьбу пышности и блеска. Явно не обошлось без вмешательства железного кулака Огонек.
Фара, наконец, встретила своего отца, но особого восторга от встречи не испытала. Мама оказалась права и, слушая его, Фара все сильнее хотелось заткнуть его тарелкой с тортом. Поэтому неудивительно, что Фара предпочла общество папы маму и мужа. Ее мама находилась в откровенном шоке. Зять – эльф, дочь – эльф. Ужас! Женщина мысленно убедилась, что магия – зло, но предпочитала помалкивать.
Марина сидела в отдалении и кушала один бутерброд за другим. Она давно восхищалась кулинарными способностями эльфами, и плевать на лишние килограммы! Несколько раз ее пытались пригласить на танец, но всякий раз Марина отказывала и продолжала набивать брюхо. Если ее сегодня поймают, то хоть с полным желудком, а не с пустым. Марине не хотелось ни о чем думать. Будь, что будет.
- Огненный извозчик! – крикнул кто-то яростно.
Началось. Сердце Марины ударило один раз и, казалось, время остановилось. Она едва не подавила бутербродом и со страхом смотрела на прекрасную черноволосую женщину в сопровождении блондинок с холодными голубыми глазами. К удивлению девушки, Демас держала за волосы Лошека. Мужчина находился в некой прострации, взгляд пустой, словно из него выпили жизнь и душу.

URL
2011-05-04 в 14:21 

Романчик Анастасия
- Ты по расписанию, Демас, – послышался громкий голос Огонек с другой стороны. – Посмотри, народ, кто все эти годы спал с вашим королем. Суккуб.
- Высший! – поправила женщина, оскалившись.
- Не имеет значения, – фыркнула Огонек.
- Сегодня ты отправишься в ад!
- Правда? – ухмыльнулась рыжеволосая. – Я думала, ад, скорее, по твоей части
Люди и эльфы закричали, когда Демас внезапно перерезала горло мужчине, которого держала за волосы. Он никак не отреагировал на смертельную рану и просто упал.
- Вампир мой, – улыбнулась фиалковая львица, – ловушка захлопнулась.
- Не знала, что ты любишь экзотику, – захохотала в голос рыжеволосая и бросила Демас ее кинжал. – Твой мальчик оказался нерасторопным. Он провалил задание по убиению моей тушки, посмертно.
Демас недоуменно уставила на Марину. Перед ней внезапно материализовался пучеглазый вурдалак. Именно он угодил в ловушку, расставленную суккубами. Вурдалак, хоть и не сильно походил на вампира высшей касты, но тоже пил кровь и попадал под терминологию кровососущих.
Демас едва не взвыла от разочарования. Огонек посмеялась над ней! Над ней – адским лейтенантом и высшим суккубом! Как она сумела узнать о плане? Ведь только Демас знала, каким образом должна захлопнуться ловушка! Как ей удалось нарушить идеальный магический рисунок, наложенный высшим суккубом? Этого еще никому не удавалось! Даже знай, она о плане заранее, то все равно не смогла бы помешать задуманному! Никто не может заменить жертву другой! Сколько бы вампиров не присутствовало бы на свадьбе, ловушка должна была захлопнуться только на Марине! Хитрая тварь! Все спланировала! Теперь Демас приложить все усилия, чтобы убить рыжую.
- За молодых! – взвизгнул вурдалак, громко хрюкнул и прямо из горла начал пить вино. Нос его стал сизым. – Красотулька, я всегда к твоим услугам… ик…только позови… ик… и я весь твой…
- Убейте всех, а вампир наш! – закричала Демас вне себя от гнева. Она испепелила вурдалака одним только взглядом.
Блондинки перевоплотились в оскалившихся монстров. Тут и выяснилось, что с эльфами оказывается полезно дружить. Если среди людей нарастала паника, то эльфы быстро собрались и начали палить из луков. Первая же суккубка упала замертво нашпигованная стрелами, как курица гриль шампурами.
Из толпы Марину выдернула Огонек, прежде чем, девушку захватила когтистая рука суккуба. Девушка не успела сосчитать до трех, как оказалась в карете, запряженной восьмью огненными скакунами. Огонек увернулась от меча из адского металла и наставила в Демас ружье. Женщина-суккуб, взвизгнув яростно, быстро уклонилась от пули и скрылась за деревьями. В ее сторону неслась огненная дробь, но даже Огонек не сумела поймать на мушку высшего суккуба.
Огонек закричала, и лошади тронулись с места. Марину буквально впечатало в сидение. Суккубы преследовали их. То одного, то второго ружье Огонек отправляло в мир иной. Демас же пока держалась на почтительном расстоянии и лишь посылала в их стороны ядовитые плевки.
- Она убила его! – ошеломленно крикнула Марина, оглядываясь.
- Он был уже мертв, когда лег с ней в одну постель. Он продал ей душу, а она использовала его тело.
- Почему мы их бросили?!
- Им нужна ты. Люди и эльфы отобьются, а я не уверена, что мне удаться отбить тебя.
Словно в подтверждения ее слов в воздухе сгустилась темная магия и Демас закричала:
- Владыка! Они уходят! Останови их!
Из появившегося портала выпрыгнул термитотел. Одна его часть была черной, а вторая – белой. Голову венчали две дорожки рогов и толстые с палец волосы. Посмотрев на него, Марина едва не завизжала от ужаса. Казалось, все ее страхи ожили и с ожесточением напали на нее. От мужчины исходила удушающая энергия зла, даже адские эльфы не вызывали таких кошмарных чувств, как он. Марина понимала только одно, нельзя, чтобы он догнал их, иначе произойдет нечто ужасное. Все остальные ее враги в подметки ему не годились. Он властелин, а не шавка. В скорости термитотел не уступал огненным лошадям Огонек.
- Стреляй в него! – приказала рыжеволосая оцепеневшей от страха девушке. – Мы должны оторваться!
Марина судорожно нашарила пару пистолетов. Она начала стрельбу. Но, попадая в тело мужчины, пули не останавливали его.
- И что нам с ним делать, его не берут пули?! – крикнула Марина Огонек.
Их трясло как ненормальных, а термитотел не сбавлял скорости и гнался за ними. Один раз рыжей женщине даже удалось снести ему голову из ружья. Но через пару минуту термитотел продолжил погоню. Марина же берегла пулю и стреляла только в том случае, если он находился в непосредственной близости. Целилась в основном в ноги и в грудь, чтобы на время сбавить темп его бега.
Показалась скалистая местность. Скорость огненных лошадей упала. Стало все тяжелее уходить от термитотела. Он оттолкнулся от скалы и внезапно прыгнул, расправив щупальца. Марина успела нагнуться, а рыжая женщина выстрелила термитотелу прямо в лоб. Их карета столкнулась с каменной стеной и разлетелась вдребезги. Марина выпрыгнула и покатилась с горочки. Ее прямо в движении перехватило белое щупальце термитотела. Девушка попыталась врываться, но лишь беспомощно болталась в воздухе, как муха в паутине паука. Щупальце все сильнее сжимало ее горло, Марина судорожно пыталась вздохнуть, но с паническим ужасом понимала – термитотел намерен ее задушить. Она не нужна ему живой. Он пришел ее убить. И у него есть власть, дабы убить адского вампира.
В солнечном свете загорелся огненный меч. Огонек отсекла щупальце мечом и ногой врезала мужчине в переносицу. Марина свалилась на землю и закашлялась, отползая подальше от драки. Она размотала белое щупальце и с брезгливостью отбросила шевелящуюся конечность.
- Думаешь, самая сильная? – огрызнулся владыка, вытирая кровь с лица. – Я все равно перегрызу тебе глотку.
- Я нет, а он да, – улыбнулась уголком рта Огонек и быстро скрылась в трещине, вместе с Мариной.
Марина воочию увидела битву титанов. Едва термитотел обернулся, как в его лицо полетел кулак. Уклониться мужчина не сумел и от удара врезался в скалу и срубил ее как тупым топором. Девушка изумленно разглядывала противника термитотела. Ей еще показалось, что она видит элементаля, но глубоко ошиблась. Мужчина принял человеческий облик. То был охотник со светлого отделения.
- Древняя кровь, – прошептала Огонек. – Его зовут Пламенеющий или Динамит, и он лучший воин тридцати миров, термитотел в пролете.
- Давай покажемся.
- Я вне закона, я не могу показаться ему лично. Пускай разбирается с термитотелом, а мы сделаем ноги.
Огонек ударила в стену кулаком, освобождаясь из плена, и не стала смотреть, как термитотел вырывает с корнем деревья, пытается ударить им охотника, а охотник разносит древесину в щепки и идет на таран. Рыжеволосая снова забросила Марину в карету, теперь уже синюю.
- Но, залетная! – закричала Огонек и дала жару.
Вырвавшись на поляну, Марина вновь увидела погоню.
- По этим тоже стрелять?! – спросила испуганно девушка.
- Нет! – повернулась женщина. – Пуля срикошетит! Это братья Динамита!
- А зачем они за нами гонятся?! – воскликнула Марина, понимая, что столкнуться с титанами она не готова.
- А кто тебе сказал, что за нами?
Марина посмотрела в небо и едва не взвизгнула от потрясения. На высоте птичьего полета парил огромнейший дракон. Он явно от кого-то улетал. Девушка просто поверить не могла, что от двух простых на вид парней удирал даже дракон. Настолько же они сильны, что даже драконы, созданные термитотелами, предпочитали избежать с ними драки?
Вскоре показалась пропасть, и дракон свернул, а братья одновременно прыгнули. Марина еще видела, как они схватили дракона за крылья и заставили его грузно приземлиться на землю обетованную. Сквозь пыль она больше ничего не видела, но отчетливо слышала громкий визг псевдо дракона.
- Закрой рот, муха залетит! – крикнула весело Огонек. – Я рядом с ними ощущаю себя девочкой, а ты?
- Букашкой, дерзнувшей высунуть нос из норы, – пробормотала пораженно Маринка.
Огонек громко захохотала и прибавила скорости.
- Скоро будешь дома.
- Насколько скоро?
- Прямо сейчас.
Марина не успела ничего сказать в ответ, как ее взяли за шкирку и запустили вперед подобно снаряду. Девушка видела, как проноситься мимо нее попасть и она приземляется возле чьих-то ног в черных сапогах.
- Прощенная номер 53354, – произносит хрипловатый голос, – вы подлежите немедленному возращению в мир белых вампиров, приказ командира светлого отделения охотника Ориса.
Марина медленно подняла голову и посмотрела в лицо охотника.
- Малин!! – крикнула она, отстранившись.
- Теперь настоящий, прощенная номер 53354, – мягко улыбнулся охотник. – Вас обманули и выкрали из-под нашего носа. Это моя ошибка, я должен был представиться вам еще до отъезда Садюги. Мы вели поиски и рады, что вы живы и здоровы.
Марина ошеломленно открыла рот и обернулась. Вдали исчезала огненная точка. Огненный извозчик успешно выполнила заказ.

URL
2011-05-04 в 14:22 

Романчик Анастасия
Глава 16

- Ну что, раздобыл? – интересуется Насмешник у вернувшегося напарника.
Бериан и Насмешник почти две недели следили за горгонами. Охотники затаились в канализации. Не самое приятное место для времяпровождения, но иного убежища жестокий красный мир им не предоставил.
Для конспирации оба охотника одевались, как попрошайки и тщательно скрывали лица от случайных прохожих. Недавно им удалось выкрасть светлый артефакт и вернуть его в мир «Дракона», но на этом их миссия не заканчивалась.
- В городе жуткий переполох, нам определенно кто-то помог, – проговорил Бериан, оглядываясь. Из трубы шел пар, а пространство покрывала грязь.
- Потом все узнаем, что у тебя? – махнул рукой Насмешник.
- Как и ожидалось, пути продаж грамотно запутаны. Кража и продажа светлых артефактов ведется давно. Насколько давно я не знаю, – Бериан извлек на свет пару свитков, – по подписи трудно сказать о владельце, но зато у нас его кровь.
- Вряд ли он лично расписывался, скорее кто-то из подчиненных, – с недоверием сказал эльф, поправляя капюшон. – Но для чего горгонам нужен был кристалл? Понятно, что в хранилище дракона они проникли с помощью того зеркало, которое мы с тобой разбили. Теперь им придется долго ждать следующей поставки из ада, если вообще дождутся.
- Горгонам не нужен был кристалл, это заказ, – отвечал вампир, вынимая другой свиток, – горгоны опасаются артефактов древних. Кристалл «Сердце дракона» - мощнейший источник энергии, им могли пользоваться только сами хранители миров и их генералы, больше никто не способен перенести силу этих артефактов. Она может убить или свести с ума. Заказчик неизвестен.
- На тебе лица нет, что-то случилось? – поинтересовался Насмешник, внимательно наблюдая за напарником.
- Я просто… заодно узнал кое-что про хранителей миров. Я не мог упустить этой информации.
- Что именно?
- Мы все считали, что их перебили, но это не так.
- Что?! Ты шутишь, и кто же выжил?! Их помощь была бы незаменимой! Было бы клево, если бы кто-то из старших избежал топора!
- А теперь самое страшное. Они нам не помогут, Насмешник, – Бериан провел рукой по лицу, словно снимая наваждение, – им бы сейчас кто помог. Ты же помнишь, что с ними случилось?
- Конечно, темные создали какую-то хрень и всех хранителей под корень пустили. Темный артефакт был уничтожен. Хранителей перебили, мой отец видел обезглавленные труппы десяти братьев-отцов и их жен. Остальных не нашли, считалось, что их просто испепелили. Остались только полукровки.
- Уничтожили только двадцать старших, самых первых, вроде бы вместе с душой, хотя у меня волосы шевелятся от этой мысли, – заговорил Бериан, старательно подбирая слова. – Остальные хранители загремели в ад, в плен.
- Мать твою!.. – дальше эльф и вовсе употреблял не цензурные слова. – Но почему их не грохнули?– спросил он, когда закончил материться. – Если они в плену, то запросто можно использовать адское оружие! Оно же их убивало!
- Я не знаю, тут говорится, – ткнул пальцем в свиток, – о каком-то щите, который они вот уже сто лет пытаются сломать. Вроде бы он оберегает хранителей и не дает им умереть.
Внезапно свиток вспыхнул в руках вампира, и Бериану пришлось отбросить его в сторону.
- Кажется, эта информация была секретной, – сглотнул Насмешник, глядя на пепел – все, что осталось от свитка, – нужно возвращаться на базу и обо всем доложить.
- Полностью с тобой согласен, передадим отчет Орису. Связывайся с базой, мы уезжаем сегодня…
Орис ждал возле входа на базу охотников равновесия возращения Бериана и Насмешника. Пару дней назад охотники сообщили, что им удалось достать артефакт и вернуть его владельцам. Командира мучило беспокойство, поисковики так и не сумели найти Марину. Как он сообщит Бериану о пропаже девчонки? Карглос советовал до поры до времени придержать информацию и не говорить вампиру об исчезновении Марины. Нужно дать Бериану отдохнуть. Орис знал, что напарник прав. Едва парень узнает о том, что девушка пропала, он сорвется как бешеный пес с цепи. И тогда прощай светлое отделение и привет темное.
Бериан и Насмешник появились в половине дня. Уставшие и вымученные они передали отчет о проведенной операции. Бериан выглядел слегка напряженным.
- Командир, вы кого-нибудь посылали на помощь к нам? – спросил вампир Ориса, когда они пришли в кабинет командира.
- Нет, никого. А что?
- Кто-то устроил шумиху в городе горгон. Внимание было отвлеченно и мы вовремя поняли, что едва не попали в ловушку. Некто сообщил горгонам о нашем появлении. Они изменили местоположение артефакта. Если бы не посторонний, мы бы ничего не поняли.
- Нет, я никого не посылал, – покачал головой охотник равновесия. – Возможно, кто-то из столицы хранителей миров подсуетился. Это же их артефакт.
Бериан кивнул, удовлетворенный ответом. В его глазах стоял немой вопрос.
- Где она? – пошел в лоб белый вампир. – С Вулканом, да?
- Нет.
- Тогда где?
- Бериан, сначала иди и отдохни.
Белый вампир еще сильнее напрягся. Лицо командира охотников равновесия ничего не выражало, но Бериан сейчас не думал головой, его вело сердце. В душе, словно ураган пронесся после слов Ориса. Что-то не так.
- Где она?! – грубо повторил вопрос Бериан.
Насмешник тревожно посмотрел на напарника, острые уши беспокойно зашевелились. Никто еще не позволял себе так разговаривать с непосредственным начальником. Орис, хоть и белый вампир, но Бериан играл с огнем.
- Бериан, ты все узнаешь, как только отдохнешь, – спокойно проговорил Орис, но в голосе определенно слышалась угроза, мол, не заходи, парень, слишком далеко.
- Я не хочу отдыхать, я хочу знать, где она!
- Бериан…
- Я все равно узнаю! Если вы мне сейчас же не ответите, я пойду, и выбью правду из другого!
- Не зарывайся, ты сейчас на волосок от того, чтобы получить наказание и загреметь на темное отделение, – предупредил Орис.
- Мне плевать! Вы скрываете от меня что-то!
- Бериан, у тебя паранойя! – с беспокойством шепнул Насмешник. – Прекрати!
- Орис, скажите мне правду! – не сдавался Бериан, взгляд его горел, как у безумного.
Орис нахмурился. Он неотрывно смотрел на подчиненного, стремительно теряющего над собой контроль.
- Пообещай мне, что ты ничего не станешь предпринимать, иначе мне придется применить меры и остановить тебя!
- Она пропала, ее украли, – осенило вампира, – и вы допустили?!
- Бериан!
И для Насмешника и для командира стало неожиданностью, когда Бериан атаковал вначале Ориса, ударив его в грудь ногой. Удар был столь силен, что Орис телом разломал стол и не сумел сразу подняться. Потом последовала очередь Насмешника. Изумленному эльфу досталось кулаком в челюсть. Затем Бериан выбежал из кабинета Ориса и выдохнул огнем феникса прямо на дверь, заваривая ее, чтобы те, кто внутри не смогли выбраться.
- Безумец, остановись! – закричал Орис, поднимаясь и держась одной рукой за ребра. Он попытался выломать дверь плечом, но фленал держал крепко.
Орис нажал на кнопку вызова, вмонтированную прямо в прозрачную стену из фленала.
- Тревога! Всем свободным охотникам немедленно перехватить охотника из старшей группы Садюгу! Приказ Ориса!

URL
2011-05-04 в 14:22 

Романчик Анастасия
Насмешник держался за челюсть и ошеломленно смотрел в одну точку.
- Все же было нормально, столько лет он держал себя в руках! Столько лет без единого серьезно срыва! Это все из-за того, что он узнал про хранителей! – пробормотал эльф. – Орис, скажите, что его остановят! На базе же есть охотники, которые смогут его задержать?!
- Его некому остановить, кроме десяти братьев его сейчас никто не сможет остановить! Если только Карглос пошел на его перехват! – взялся за голову командир. – Я боюсь, что он поднимет стаю и наделает глупостей! Бестолковый мальчишка!
Орис был прав. Все кто становился на пути у Бериана, отлетали от вампира как мячики. Даже охотники из старшей группы, да что тут говорить, вероны(!) не смогли его остановить. Вся база охотников равновесия стояла на ушах, но Бериану все равно. Перед глазами стояла красная плена, гнев завладел всем существом, и ничего не имело смысла, кроме его ярости.
Следивший за ним из безопасного места Дианул сразу смекнул, что белый вампир находится в диком неконтролируемом гневе. Осталось только сообразить, как выманить мальчишку вместе со стаей. О брате Каларина блондин знал. Дианул поцеловал талисман летучей мыши и поблагодарил отца всех вампиров за несказанную удачу. Он специально поставил на разгневанном Бериане метку, дабы проследить за ним. Лиэн будет доволен.
Бериан отыскал практически всю стаю на тренировке в снежном мире, в тот момент, когда им на глаза показался Дианул. Блондин просто телепортировался. Лорд не мог допустить, чтобы Бериан остыл. Дианулу нужно использовать его гнев, дабы завести его товарищей до максимальной точки кипения. Причинить им серьезного вреда лорд сейчас не мог, но «заразить гневом» запросто. Ему просто необходимо привлечь внимание белых вампиров и обратить их гнев на себя.
- Эй, светлые, вы придурки! – крикнул он задорно. Лорд откровенно потешался. – Я оторвал прощенной голову и повесил ее на стену! Она так громко кричала и просила о пощаде, что мое сердце наполнялось радостью! ЛОХИ!!!
Эта «черная» шутка воспламенила всю стаю. Дианул даже испугался, когда заглянул в глаза Бериана. То был взгляд мужчины готового на все. Не хотел бы лорд попасться ему в лапы. Белый вампир мокрого места не оставит от него. Блондин дал деру, когда вся стая сорвалась с места и погналась за ним. Менее агрессивные белые вампиры не стали бы поступать столь опрометчиво, но стая Каларина – особенная. Дабы не поддаться на провокацию, нужно держат гнев в узде. Только Каларин мог сдержать их, но в данный момент он отсутствовал, иначе бы не допустил беды.
Дианул сумел загнать всю стаю в ловушку. Он мерзко улыбнулся, когда белые вампиры столкнулись с невидимой преградой и попадали в снег. Один Бериан устоял и едва не разбил преграду, обрушивая на нее всю ярость. Блондин заспешил, он провернул два раза летучей мыши голову, и на вампиров сверху обрушилось окно портала. Вместе с частью земли белых вампиров перенесло в другой мир.
- Это же… «Зверобой», – нахмурился один из белых вампиров, осматриваясь. – К оружию, это ловушка! – Он первым отбился от напавшей на него твари, разрубив ее мечом из фленала.
Бериан не услышал. Перед глазами продолжала стоять красная пелена. Он видел врага. Вампир подобно зверю зарычал и первым бросился в стан враг, разрывая тварей на части.
- Он сошел с ума, – прошептал один из товарищей, прежде чем его голос потонул в оре множества глоток…

URL
2011-05-04 в 14:23 

Романчик Анастасия
Глава 17

Два дня в дороге прошли без происшествий. Изредка Лима выходила на крышу автомобиля и осматривалась, но мрачный и черный «Зверобой» оставался «спокоен». Олимпиада понимала, почему мир назвали «Зверобоем». Их окружали темные растения. Они шевелились и тянулись к проезжавшей мимо машине. Скрепка старательно объезжала плотоядные цветочки и ехала по открытым участкам земли. Один раз им встретилась на пути огромная туша неизвестного животного зеленого цвета, оплетенного колючими стеблями плотоядного растения. Зрелище было не из приятных.
Наташа и вовсе старалась держаться от окон подальше и не смотреть наружу. Девушка ни разу не вышла из машины, когда они ненадолго останавливались. Оно и понятно, кому захочется стать закуской?
На третий день машина внезапно резко затормозила, за рулем находилась Скрепка. Лиму хорошенько тряхнуло, и она едва не разлила на себя травяной чай. Девушка недоуменно повернулась в сторону водителя.
- Кто так, блин, водит?! – возмущенно воскликнула Наташа, вытирая с халата рыбный паштет, – Кто тебе права выдавал, камикадзе?!
- Заткнись! – рявкнула Лима и отправилась к Скрепке, поставив чашку на стол.
Черноволосую девушку трясло в кресле. Из глаз огромными каплями катились слезы. Она закрывала рот рукой, чтобы не завыть в голос. Олимпиада впервые видела, чтобы Скрепка так реагировала.
- Что случилось? – спросила Лима встревожено.
- Кровь… много крови… произошло что-то ужасное, – судорожно рыдая, проговорила Скрепка.
- Где?
- Впереди.
- Значит так, остаешься с Наташей, а я с Уртом и Яном пойдем и посмотрим, что там случилось.
- Может, лучше я пойду с тобой?
- Я Наташу с Уртом не оставлю, поэтому останешься ты. Мы вампиры, нам не угрожает быть съеденными злыми колючками.
Скрепка кивнула и продолжила рыдать.
Лима вооружилась до зубов и вручила Урту лук. Она уже обучала его пользоваться луком света, и поэтому девушка была уверена, что мальчик справится. Да и с силой вампира его мало кто сможет победить. А тигренок вполне мог сойти за волкодава.
Они вместе вышли и направились вперед. Теперь и Лима отчетливо ощущала просто чудовищный запах крови. От него мутило и становилось плохо. Жажды не было. Олимпиада знала запах этой крови, то кровь светлых существ, вперемешку с темной. Девушка поднялась по горочке и едва не вскрикнула, когда увидела, какая картина, предстала ее глазам.
Сражение уже было законченно, она пришла слишком поздно. Кругом, куда не глянь, лежали трупы всевозможной нечисти. Оставалось загадкой, кто же их всех уничтожил? Неужели они ушли и забрали с собой раненых? Но на этот счет у девушки закрались большие сомнения.
- Урт найди укромное место и жди меня, я скоро приду, – приказала она дрожащим голосом.
Мальчик без лишних вопросов послушался ее и верхом на тигре удалился.
Глаза девушки что-то остро кольнуло. Нечто белоснежное, не сочетающееся с внешним унылым тоном с черными, почти разложившимися телами и мерзости, вышедшей из недр темной земли. Лима быстро, как умеют только вампиры, приблизилась к предмету, привлекшему ее внимания. От ужаса она прикрыла рот рукой и присела на корточки. Девушка знала, что это такое. Темные обожали потешаться над побежденными врагами, в данном случае им противостоял кто-то из белых вампиров. Вампирам отрезали крылья.
Окровавленные, но впрочем, целые крылья лежали перед ней. В этот момент Лима где-то рядом услышала слабый удар пульса. Девушка старательно прислушалась, вдруг кто-то жив и его не разорвали? Белые вампиры отличались огромной живучестью, их очень трудно убить. Мелочь вряд ли смогла бы добить белого вампира. Здесь как минимум нужны темные вампиры двухсотлетнего возраста. Только они способны отправить белого вампира на тот свет. Но их-то как раз девушка не собиралась дожидаться.
Удар сердца повторился. Лима уверенно стала пробирать через дурно пахнущие тела к месту, где услышала сердцебиение. Да, это был белый вампир, его состояние можно назвать плачевным. Парень едва дышал, но и сейчас, ослабевший, он продолжал скалиться и держать когтистую руку в готовности к атаке. Вампир был весь в голубой и черной крови. Второй рукой он опирался на длинный прозрачный меч. Парень, дрожа, все еще стоял! Одно его крыло обрезали, а второе прилично ободрали. Обрубок крыла за спиной кровоточил.
Олимпиада осторожно приблизилась к юноше. С изумлением ей пришлось отскочить от него, как от ядовитой кобры. Он бросился на нее! Девушка еще никогда не видела такого страшного, полного ярости взгляда. Зеленые глаза неотрывно наблюдали за каждым ее движение. Из глотки белого вампира доносилось рычание, окровавленные клыки все еще в работоспособном состоянии. Меч смотрел прямо в ее грудь. Лима очень сильно сомневалась, что сможет скрутить его. Если целая армия не смогла его повалить, то, что сможет сделать против него она?
- Я хочу помочь, – заговорила Лима мягко, – позвольте мне вам помочь. Я не причиню вам вреда.
Он не верил и продолжал рычать.
- Я, правда, хочу вам помочь. Послушайте меня, я прощенная.
Последнее слово как-то странно на него подействовало. Он упал и больше не смог встать. Лима помогла ему подняться. Она ни на секунду не забывала, что даже раненый он может броситься и нанести ей смертельную рану.
Прихватив с собой найденное рядом с парнем крыло, Олимпиада потащила белого вампира подальше от места сражения. По запаху крови она сумела определить, что крыло принадлежит именно ему. Лима принесла юношу к дереву в углублении скалы, где удобно для себя расположились тигр и Урт. Мальчик удивленно посмотрел на раненого вампира. Привыкший к осторожности за время путешествия, он, разумеется, узнал, что за существо притащила его приемная мама.
- Он жив? – спросил Урт настороженно.
- Пока да, но уже на пути к смерти, – вздохнув, ответила Лима и уложила белого вампира на импровизированное ложе – плащ.
- А зачем ему отрезали крыло? – спросил мальчик, погладив оперение крыла.
- Глумятся твари, считают, что таким образом наказывают их за мнимое предательство, – с презрением ответила девушка и, порывшись в небольшой сумке раненого, нашла то, что искала. Голубой плод одного из растений белых вампиров – обязательный атрибут каждого белого вампира и охотника равновесия, без такого плода никто из них не ходил.
- Что ты собираешься сделать, мам?
- У него нет сил, чтобы вырастить себе новое крыло, а мне нельзя в мир белых вампиров. Только там ему могут помочь в этом случае. Поэтому нужно приделать старое крыло, – она аккуратно соединила края среза и выдавила пару капель из голубого фрукта на рану. Медленно крыло приросло. Белый вампир непроизвольно пошевелился и застонал.
- И что дальше?
- Теперь мы его повесим на дерево…
- Что-о-о?!
Лима хихикнула, выдернула пару перьев и одно вручила мальчику. Он улыбнулся, кому как не ему знать, что перьями белых вампиров можно рисовать без чернил, цветом, в который окрашены кончики перьев. Правда, до этого у мальчика было только васильковое перо с крыла Лимы, а оно рисовало черным.
- Сейчас увидишь, помоги мне.
Вдвоем они подняли парня на самую верхушку большого дерева. Под удивленный взгляд Урта, девушка, зацепив нечто из руки вампира, потянула серебристую паутинку, которую прилепила к стволу толстой ветки. Образовалась сетка, куда и поместился юноша. Олимпиада хотела аккуратно завернуть вампира в его же крылья, как он открыл зеленые глаза. Лима услышала его шепот:
- Спасибо… нас было ровно сто… найдите их… пожалуйста…
- Спи, мы их найдем, – ответила Лима и аккуратно завернула парня в крылья, сетка паутины засеребрилась. Пернатый кокон начал пульсировать зеленоватым светом. Внутри него, во время вспышки, угадывалась фигура белого вампира.
- Он похож на эмбриона, – хмыкнул Урт, улыбнувшись.
- Так он быстрее восстановится.
- Мам, нам еще найти девяноста девять его собратьев, мне помочь тебе в поисках?
- Желательно, а тигрусик наш останется здесь, и будет охранять раненых, если что, он знает, как нас вызвать.
Каждый вампир, которого они выкапывали из-под гор трупов, был с отрезанными летательными конечностями. И помимо всего прочего, приходилось искать еще и крылья. Самое досадное, что крылья разбросаны по всему полю. Лишь по запаху крови и цвету перьев, можно определить какие кому принадлежали.
С кем-то из белых вампиров приходилось делиться энергией и только тогда они начинали нормально дышать, пульс выравнивался. Когда Урту удавалось кого-то выкопать, он звал Лиму. Сам мальчик не рисковал дотрагиваться до раненых – они запросто могли оторвать ему руку или вцепиться в нее зубами. Даже без сознания белых вампиров трудно взять в плен. Один оказался в сознании и яростно бросался. Он чувствовал запах адских вампиров и не слушал никаких уговоров. Затем Лима не выдержала и в качестве профилактики ударила ему в лоб не опасной частью заэны. Анализела – девушка с характером вырубала упрямца моментально.
Примерно через час дерево представляло собой занимательную картину. Увешенное, как гирляндами, разноцветными коконами с белыми вампирами, оно напоминало новогоднюю елку. Последней Лима завернула в крылья находящуюся без сознания девушку.
- Все? – спросил деловито мальчик и подсчитал доставшиеся в качестве трофея перья раненых.
- Сто штук, больше я никого не нашла, – ответила Лима, разглядывая дерево. – Как жаль, что мы не можем отсюда удрать, пока они не поправятся. Портал, я уже проверяла, перекрыт. Наверняка все спланировано заранее.
- И что нам делать?
- Оставаться здесь и максимально не светиться.
- Их запах за милю слышно.
- Их запах перекрывается запахом дерева или ты не заметил?
Урт втянул воздух и хмыкнул.
- А я все думал, почему ты пещеру не выбрала для убежища, а именно это дерево. А что нам делать, если на нас нападут?
- На нас в любом случае нападут, – ответила Лима с горькой улыбкой, – темные не отступают от своей добычи. Они не для того ослабили целую сотню белых вампиров, чтобы отдать их нам.
- А зачем они им?
- Заряд энергии огромен. Ты же помнишь, что темные вампиры должны накапливать энергию за счет убийства? Отрезать крылья и убить белого вампира – легчайший способ получить энергию.
- Я бы не назвал это легчайшим способом! – нахмурился Урт. – Их всего сотня, а они положили целую армию, да еще и живы остались!

URL
2011-05-04 в 14:24 

Романчик Анастасия
- Ты прав, но заметь, среди убитых нет ни одного адского вампира. Эти трусы предпочитают посылать вперед пушечное мясо, которое берет численностью. Адские вампиры, если это они, приходят после сражения и добивают раненых, а от такой подлой расправы они только выигрывают.
- Если они придут, у нас нет шансов, – нахмурился мальчик.
- Будем надеяться, – нахмурилась Лима, – что за белыми вампирами придут их друзья, обязательно кто-то должен прийти. Я видела, как кто-то из раненых нарисовал руну вызова прямо на дереве. Нам же пока нужно немного поводить темных за нос.
- Что ты собираешься сделать, мам?
- Ты сам говорил, что их запах слышен за милю. Вот немного и пошутим. Зачем же я набрала целый мешок окровавленных перьев?
Мальчик был не глупый и понимающе хмыкнул. Дерево перебивало запах белых вампиров. И свежая кровь на крыльях будет хорошей приманкой для темных стервятников. Пока они поймут, что их одурачили, пройдет много времени. Возле каждого тайника Олимпиада устанавливала несколько ловушек, разбрасывая их хаотично, без всякой логики.
Лима и Урт пролезали практически в любую дыру и трещину, где оставляли часть перьев. Двигались они очень быстро – торопились все сделать до прибытия вампиров, там уже будет поздно рыпаться.
Они успели вовремя и вернулись к дереву. На коконы с белыми вампирами Лима предприимчиво нацепила черные плащи, которые подобрала там же на поле недавнего сражения. Теперь издали дерево и в телескоп не увидишь. Темная ткань не пропускала пульсировавшего свечения, а черные скалы служили хорошим укрытием.
- А они тепло не увидят? – прошептал Урт.
- Оно едва заметно, – покачала головой Лима, залезая вместе с мальчиком на дерево. – Почему я так старательно искала их крылья? Перья белых вампиров служат хорошей маскировкой против зрения темных. Они не увидят тепло, даже если подойдут совсем близко.
- Откуда ты все это знаешь?
- У меня хороший был преподаватель. Она умела вбивать знания.
Урт замолчал. Он помнил, что случилось с учительницей Лимы.
Чем больше времени проходило, тем больше Олимпиада нервничала. Она то и дело всматривалась в горизонт. Ее хвост нервно бил по ветвям. Рукой девушка перебирала шерсть на загривке тигра, лежавшего рядом на большой ветке. Лима хорошо почувствовала бешенство вампиров. Она все-таки была лордом.
Вампиры побывали во всех тайниках и пару раз нарвались на ловушки, теперь же прочесывали местность. По логике вещей, белые вампиры не могли далеко уползти. Портал темные перекрыли, кругом множество опасных растений. Для самостоятельной телепортации у раненных не хватило бы сил. Лима надеялась, что Скрепка сумела спрятать машину и затаиться.
- Урт, спрячься, и прихвати с собой лук. Стреляй в любого, кого будешь видеть в пределах досягаемости выстрела.
Мальчик серьезно взглянул на нее, ни слова не говоря, взял лук больше, чем он сам, и спрятался в трещине скалы. Уникальность этого лука состояла в том, что для него не требовались стрелы, лук стрелял раскаленными лучами. Темных подобная магия валила наповал.
- Урт, чтобы ни случилось, сиди в укрытии и не показывай нос! – сказала Олимпиада и осмотрела лапы тигра. – А у тебя как настроение, боевое?
Белый тигр зевнул, ему не впервой рвать темных на куски. Для него их укусы не страшны, на лунного тигра вообще никакие яды не действовали. Да и серебряные когти хорошо отравляли на тот свет зазнавшихся врагов.
Лима не спешила спускаться с дерева, пока это ее единственное укрытие. Вот если приблизятся слишком близко, тогда да, пару голов придется разбить. Заэна рядом с ней нетерпеливо подрагивала, но старалась не светиться, дабы не выдать себя и хозяйку врагу.
Первые фигуры адских вампиров-рабов показались через минут тридцать после раскрытия обмана. Они двигались хаотично, точно не зная направления. Натянув тетиву второго лука, Лима прицелилась и выстрелила четыре раза подряд почти прозрачными лучами. Разведчики не успели понять, что произошло, как распались на мелкие угольки. Девушка снова залегла в укрытии.
Теперь можно не сомневаться придут хозяева, а не их шавки.
Губы Олимпиады тронула презрительная улыбка – трусливые темные вампиры прятались за спинами огромных черных псин, собранных из отдельных частей мертвецов. Храбрый адский вампир – нонсенс, который стоит занести в красную книгу. За все время путешествий с Сиреной Лима ни разу не видела храбреца среди этих тварей. Сил в них немало, с этим поспорить сложно, но кто ж любит расставаться с жизнью? Силы воли в них, что кот наплакал.
Лима после того, как прошла длинный путь к прощению была уверена, что темным вампиром становиться лишь слабовольный. Ему удобнее стать кровопийцей и жить, убивая других, ища среди подобных ему чудовищ для себя выгоду. Девушка становилось смешно, когда она слышала, как они недовольны жизнью и проклинают того, кто сделал их иными. А что толку? Действительно сильного никто не посмеет оставить в живых, слишком велика вероятность, что он отвернется от темных братьев. Только поэтому вампиры так избирательно выбирали сторонников среди живых. Исключение составляли чистокровные вампиры, но тут отдельная тема.
Лима выпустила пару стрел, но на место одного пса становился другой. Девушка понимала, что вечно отстреливаться, ей не удаться – их слишком много. Пожалела она сейчас об одном – что у нее нет ядерного пулемета.
- Выходи, трусливая дрянь! – крикнул кто-то из адских вампиров. Аристократы. Олимпиада успешно отстрелила ему рога, ориентируясь на голос.
- Кто бы говорил! – закричала она в ответ и снова выстрелила.
В сторону дерева побежала целая свора. Лиме пришлось спуститься и одним взмахом заэны умертвить гниющую заразу. Хвост уже был направлен в сторону противника, конец хвоста крутился, заражаясь для выстрела.
- Предательница! – закричал уже безрогий адский вампир. – Ты покрываешь наших врагов!
- Они ближе мне по духу, чем такая мерзость, как вы!
- Уйди с дороги! Они наша добыча!
- Вам придется перешагнуть через труп, прежде чем вы коснетесь, хотя бы до одного из них!
- Ты сама выбрала себе судьбу!
- Но задумайся вот о чем, вампир, скольких из вас я положу, прежде чем, ты коснешься этого дерева!
За ее спиной раздался громогласный рев тигра. Среди вампиров зашептались с удивлением. Лима увидела, как от них отделился на вид молодой парень с красными волосами. Его горящие красные глаза были видны даже издали. Он приблизился к ней, но держался на почтительном расстоянии.
- Вампирша, тебе это нужно? – спросил он хмуро. – Ты же лучше меня понимаешь, что тебе не выжить. Стоит ли отдавать жизнь ради них? Присоединяйся к нам, мы не отвернемся от тебя. Они-то никогда не примут тебя, для них ты темная мразь, кровожадная тварь. Мы, так или иначе, захватим их, пусть кто-то из нас умрет. Нам приказали, и мы выполни приказ, и перешагнем через твой труп! Твоя сила на нас не действует, нас прикрывают четыре сильнейших лорда и ты им не чета!..
- А тебе это зачем?! – перебила его девушка.
Вампир смутился, видно он не ожидал такого яростно отпора с ее стороны.
- Тебе нравиться убивать? – продолжала напирать Лима. – Они тебе ничего не сделали, а ты собираешься отнять у них жизнь!
- А что мне еще остается делать?! – возмутился он. – Да, мне не нравиться убивать невинных. Но я вампир, для них я тварь, они убили бы меня с такой же радостью, как мы убиваем их! От вампиризма нет лекарства!
- Ложь! – воскликнула она, ее хвост яростно захлестал из стороны в сторону. – Ты сам веришь в то, что ты сказал? Или тебе легче думать о том, что лекарства действительно нет?! Укус белого вампира способен излечить даже адского вампира в момент превращения! А ты не адский вампир, но пляшешь под их дудку! Они загрызут тебя, как только увидят, что ты ослаб!
- Это тебе запудрили мозги! – воскликнул с гневом. – Если у тебя нет рогов, это не значит что ты не одна из нас! Хватит прилизываться к свету, ворота в рай для тебя навеки закрыты! Неужели ты до сих пор этого не поняла?
- Я не пью кровь, – эти слова сильно изумили молодого вампира. – Можешь мне не верить, но это действительно так. У меня намного больше причин ненавидеть их, – она кивнула на дерево позади себя. – Они не примут меня, но уж зла они точно не совершат и они спасли гораздо больше жизней, чем кто-либо другой. И если мне предстоит сделать выбор между вами и ими, я выберу их. Пусть даже этот выбор будет стоить мне жизни. Если ты надеялся меня уговорить принять свою участь, то ты напрасно тратишь время. Я уже выбрала дорогу и не сверну с нее.
- Тогда ты умрешь! – зарычал вампир.
- Пусть так.
Больше ничего, не сказав, он развернулся и быстро направился к остальным вампирам. А затем последовала атака…
Движения смазывались, и даже сила заэны не помогала. Девушка активно использовала «холодный» дар и делала из врагов ледяные статуи. Казалось, их числу нет конца, вампиры-аристократы наблюдали за происходящим издали, не приближались слишком близко. Изредка, она замечала луч света поражавшего ту или иную скалящую зубастую пасть твари. Тигр рычал позади и не спешил сдавать позиций, псы поскуливали, поджимали хвосты. Адские вампиры-рабы умело использовали против Лимы магию, но она все-таки была лордом и один за другим вампиры падали, сокрушенные ее силой. Но ведь были еще аристократы, и они выжидали подходящего момента.
Кто-то из аристократов удачно подсек девушке ногу и тогда враги навались всем скопом. Заэну отбросили в сторону. Лима рвала кого-то когтями и зубами, но ее судьба была предрешена. Девушка уже не могла двигаться, когда из кучи тварей, ее вытащила мощная рука. Красноволосый стоял рядом и смотрел сочувственно, плотно сжав губы.

URL
2011-05-04 в 14:31 

Романчик Анастасия
- Достань ее крылья! – приказал державший Лиму мужчина рабу. Брюнет с холодным взглядом. Это он подсечку сделал.
Олимпиада застонала, почувствовал обжигающую боль оттого, что кто-то бесцеремонно засунул пальцы в отверстия в спине и извлек оттуда два крыла. Метаморфозы с ними уже происходили на поверхности. Красноволосый парень изумлено выдохнул. Девушка давно не видела своих крыльев и не могла знать, что его так поразило. Брюнет замахнулся мечом и уже собирался отрезать ей крылья, как на него кто-то набросился, рыча подобно зверю. Мужчина не успел, даже пикнуть, как ему вскрыли глотку.
- Убейте его! – закричали отовсюду.
Напавший на брюнета белый вампир был тот самый, которого Лима нашла первым. Он явно намеревался, как минимум троих уложить вместе с собой. Два вампира, светлый и темный, встретились взглядом, красноволосый парень с занесенным мечом стоял перед белым вампиром и не решался ударить, что-то во взгляде светлого останавливало его.
- Это правда? Что ваш яд лечит таких, как я? – зачем-то спросил он.
Светлый воин медленно кивнул, машинально сломав шею накинувшейся на него шавке.
- Убей его! – крикнули красноволосому, но парень вместо того, чтобы ударить белого вампира резко развернулся назад и отсек голову недавнему союзнику.
- Она должна жить, – последнее, что вампир сказал и бросился в самую гущу темных.
Их жалкое сопротивление вскоре почти сломили, тигр еще вяло отбивался, близко никого не подпуская. Двоих сопротивлявшихся вампиров теснили к дереву. Их быстро отрезали от девушки. Еще немного и уже с них полетят головы.
Лиму снова подняли за крылья и быстрым взмахом отсекли их. Девушка громко завизжала, оглушив тех, кто стоял рядом с ней. Ее крылья бросили псам, которые тут же стали их рвать на куски, разбрасывая в разные стороны перья с пухом. Последним усилием Олимпиада оцарапала врага, но этого оказалось недостаточно. Мощным ударом в челюсть из нее едва не выбили дух. Лима потеряла сознание.
Один из аристократов схватил ее за волосы и потащил за собой бесчувственную девушку.
- Добейте их! Убейте их всех! – крикнул он, расправляя крылья. – Остальные за мной!
Они взлетели и вскоре скрылись в открывшемся портале.
Вампир-раб приблизился к тигру. Намереваясь добить животное одним ударом, вампир замахнулся копьем. В глотку вампира вонзился кинжал, запущенный меткой рукой. Над телом тигра возник оскалившийся мальчишка с луком в одной руке и мечом в другой.
Урт готов был защищать Яна, но его смелости не потребовалось. В толпу темных прилетел голубой снаряд.
- Охотники! – завизжал раб и растворился лужицей.
Мальчик на миг встретился с зелеными глаза, выжившего белого вампира. Дело пахло жареными вампирами. Нужно убираться из «Зверобоя», и искать способ освободить маму. Охотники не станут разбираться, кто враг, а кто друг. Они могут убить мальчика, как адского вампира.
Урт подхватил тигра и взвалил его себе на плечо, с земли поднял лук и заэну Лимы. С вампирской скоростью он быстро оказался возле машины. Его встречали удивленные Скрепка и Наташа.
- Что случилось?
- Маму схватили! – крикнул Урт, положив раненого тигра на пол и насильно влив ему сок Заранды в рот.
Скрепка не стала медлить – она схватила карту. На миг ее облик поплыл, показались острые уши. Девушка сразу же увидела, где находится по карте Лима.
- Они увезли ее в «Черную пустошь»! – закричала Скрепка, быстро оказываясь в кресле водителя и заводя мотор.
Урт уселся на место штурмана и внимательно посмотрел на карту. Он поперхнулся и испуганно взглянул на сосредоточенное лицо Скрепки.
- Скрепка, это же мир темных эльфов Дармагада. Я слышал о них, они снимают кожу с чужаков.
- Пробьемся! – оптимистически воскликнула Скрепка.
- Вы че с ума сошли?! Какие на хрен эльфы?! Поворачивай обратно! – заорала Наташа.
- Ян, ату ее…

URL
2011-05-04 в 14:32 

Романчик Анастасия
Глава 18

- Просыпайся, соня, скоро прилетаем, – потормошил Малин Марину.
Девушка широко зевнула, скрывая зевок ладошкой. Она заснула сидя. Марина с удобством ехала в самолете охотников равновесия вместе с парнями из младшей группы. Мужчины, ехавшие с ней, были все разные. Марина насчитала с десяток рас из них двое представители древней крови – ариант и верон. У черноволосого арианта было особенное кресло с отверстиями так, как в стрессовой ситуации из спины мужчины в любой момент могли появиться лезвия. Дырявый же самолет долго лететь не будет. На зеленоволосого верона же надели «намордник», блокирующий его способности, дабы парень электричеством не вырубил систему.
В первые минуты полета Марина не могла оторвать взгляд от странностей, окружавших ее. Многие аппараты девушка никогда в жизни не видела. Казалось, здесь собралось все технологи других миров. Серебристый цвет преобладал. Маринка очень жалела, что в самолете нет окон. К пилоту ее не допускали, да и ходить по салону во время полета не разрешали.
Некоторые охотники сидели и читали книги либо игрались в «тетрис», другие спали, не обращая внимания на тряску.
- Вы меня высадите в мире белых вампиров? – спросила Марина, снова зевая.
- Да, так будет безопасней. Я провожу вас до дома, а мои товарищи поедут на базу, – отвечал Малин.
Марина не могла поверить, что наконец-то окажется дома. После дурдома, пережитого у эльфов Вориа, Маринке казалось, что она возвращается в рай.
Когда они приземлились недалеко от портала, Малин лично проводил ее до дома. Неожиданно для себя девушка встретила тишину. Никто не вышел к ней, даже девочки не встречали ее. Марина недоуменно обернулась к охотнику. Он, казалось, тоже не понимает, что произошло.
- А где белые вампиры, где мои девочки? – спросила девушка у него.
Малин ничего не ответил и прислушался к чему-то. В одном его ухе жужжал наушник.
- Нам срочно нужно на базу! – сказал он серьезно.
- А что случилось?
- Садюга напал на командира Ориса и с помощью фленала замуровал его и Насмешника в кабинете.
Марина пришла в ужас. Бериан замуровал Ориса в кабинете! Неужели он пошел на такое?! Она все что угодно ожидала от Садюги, но нападение на командира – слишком даже для него. Ей страшно было представить, как его накажут за это.
- А зачем он напал на него? – недоумевала девушка.
- Не знаю, меня приказали привести тебя на базу. Все твои близкие сейчас там. Меня не стали посвящать в подробности.
Им пришлось возвращаться к порталу, а на другой стороне их ждала небольшая машина, вызванная Малином. За рулем сидел его напарник с темного отделения. Марина с удивлением заметила, что напарник Малина – суар. Высокий и хорошо сложенный. Короткие черные волосы взъерошены, синие глаза насыщенного глубокого цвета. Кончик черного хвоста, обкрученного вокруг ноги, нетерпеливо подрагивал.
Едва взглянув на лицо парня, Маринке показалось, что она видит Вулкана лет на десять моложе. Отличие все же было, в образе охотника было нечто дерзкое и нетерпеливое. Вулкан все-таки выглядел аккуратненько, а в этом парне чувствовалась вызов обществу.
- Чего так долго?! Наказание, что ль упиралось?! – грубо спросил он у Малина, без восторга взглянув на Марину. Девушка, наконец, узнала, что у Малина она тоже выступает в роли наказания, оставалось только узнать, что он натворил. Садюга когда-то подрался с магом, доставшим его, за что и получил прицеп – Марину.
- Не мог быстрее, я же не турбо машина! – возмутился Малин. – Ты знаешь подробности, Кинжал? – спросил охотник, садясь вместе с девушкой в машину.
- Немного, – завел автомобиль напарник. Парень заметно поморщился, видно, свое имя он не сильно любил. У суаров издавна принято называть детей названием оружия либо стихийного бедствия, чем страшнее, тем лучше, – Садюга половину охотников раскидал и куда-то пропал. И помимо него три стаи исчезло, в общем счете пропала ровно сто белых вампиров. Их сейчас разыскивают. Дикий первым сорвался с места на поиски. Должны сейчас использовать кровные узы для того, чтобы разыскать хотя бы Садюгу, а через него остальных.
- Почему он себя так повел?
Суар выразительно развернулся к Марине и снова уставился на дорогу. Малин все сразу понял, а у Маринки возникло в голове штук десять вопросов, которые она не решалась задать. Кинжалу она не нравилась, от его взгляда под ложечкой неприятно засосало. Девушка себе постоянно напоминала, что с охотниками темного отделения лучше не связываться. У нее имелся хороший пример с Насмешником, темный эльф любил порой ее достать до белой ручки.
Марина заметила, что они выехали за черту города высшего человеческого мира (всего высших человеческих миров – одиннадцать). Девушка бывала только на женской базе охотников равновесия в соседнем мире, мужскую ей еще не приходилось видеть воочию. Женщины учились и работали отдельно от мужчин, лишь изредка объединяясь по мере необходимости. Базы охотников в основном строились именно в высших мирах, изредка в средних.
Вскоре показался полупрозрачный город. С удивлением Марина поняла, что это и есть база, построенная прямо на скалистой местности возле моря. В город-базу охотников равновесия вела всего одна прозрачная и довольно широкая дорога. Через стены зданий видно, как бегают в спешке охотники с черными и белыми поясами.
Кинжал нетерпеливо пропустил марширующий кадетов в черной одежде без поясов (не получили еще) в сопровождении охотника из старшей группы. Некоторые молодые кадеты едва головы себе не скрутили, когда увидели Марину в машине.
- А чего они так смотрят? – спросила шепотом Марина у Малина.
- Они девственники, баб вообще не видят до выпуска, для них и кикимора – королева, – насмешливо отвечал ей Кинжал вместо напарника, снова заводя машину.
- Это такая шутка? – опешила девушка, проигнорировав его грубый намек и притворившись глухой дурочкой.
- Нет, – повернулся к ней Малин, – это правда. Им не позволяется выходить в город. Женщин в учебку не пускают.
- Этим сейчас только людей удивишь, – улыбнулся Кинжал. – У нас вероны по девятьсот лет в девственниках ходят и ничего, все привыкли. Садюга и тот девственник, хотя бабы на него вешались, как гарпии на добычу. Вулкан сука, правда? – сделал внезапный переход с одной темы на другую парень. Марина даже поперхнулась от неожиданности.
- Кинжал! – отдернул Малин напарника. – Извини его, у него пунктик на Вулкана, хотя бы раз в день он его упоминает крепким словом.
- Так вы знакомы, – подалась вперед девушка.
- Не-а, но он знает мою маму, – отрицал Кинжал, – когда обрюхатил ее и смылся, а теперь я из-за него не могу пройти обряд. Супер, мой батя идиот!..
- Кинжал! Допрыгаешься! – нахмурился Малин, его хвост-змея угрожающе зашипел. – Тебе сколько раз говорили, чтобы ты забыл о мести? Твоя мать и та шипит, чтобы ты забыл о нем. Хочешь снова нарвать на неприятности? Карглос их тебе устроит.
Марина едва не вывалилась из машины. Теперь она поняла, почему Кинжал так сильно напоминает ей Вулкана. Девушке было интересно – сам Вулкан знает, что у него сынок есть или суар находится в счастливом неведении? Она уже давно поняла, что детей он не шибко любит. Но тут случай особой. Девушка подозревала, что «пламенная» встреча Вулкана и сына закончится дракой, притом не в пользу папаши…
Вскоре они остановились и втроем вошли в главное здание базы. На первом этаже уже собралось множество белых вампиров. Все они смотрели на большой экран и ждали новостей. Между мужскими и женскими фигурами бегали охотники и особо расстроенным родителям нечто кололи прямо в шею. Многих из них Марина знала. Это были родители пропавших белых вампиров. Девушка сразу поняла, какие стаи пропали. Одна из них была стая Каларина.
Марина с позволения Малина приблизилась к заплаканной Нежналии. Во взгляде вампирши застыл тихий ужас. Ее за плечи придерживал супруг. Видимо, пропал их старший сын.
- Что случилось? Куда они делились? – спросила девушка.
- Наши дети угодили в ловушку! – со слезами ответила женщина. – Их подкараулил лорд! Они могут погибнуть!
Марина думала, что у нее все перевернулось от страха. Девушка внезапно поняла, что мир завертелся и она вот-вот упадет без сознания. К Марине подошла незнакомая женщина-вампир с пепельными волосами и обняла ее, не давая упасть. Руки женщины оказались достаточно сильными, чтобы удержать девушку. Приблизился охотник-эльф и на этот раз вколол нечто в шею Марины. «Успокоительное» - мелькнула в сознании мысль.
- Уведите эту бабу отсюда! – закричал Карглос, едва увидев Маринку.
- Заткнись, Карглос, пока я тебя глаза не вырвала и не заставила сожрать их на завтрак! – рявкнула обнимавшая Марину женщина, зарычав. – Пропал мой сын, а не твой! И то, что он попал на твое отделения, еще ничего не значит! Как попал, так и вылетит пробкой! Понял?!
- Женщина, – нахмурился охотник.
- Что женщина?! Пристрелишь меня, крутой мужик?!
- Давно пора!
Женщина щелкнула челюстями, как волчица ощетинилась.
- Дорогая, успокойся, у нас у всех нервы, – попытался урегулировать конфликт отец Бериана Бэан, вставая между командиром охотников темного отделения и супругой.
- Их нашли! – крикнул кто-то из охотников ошеломленно. – Их… их перебили. Мы отправили отряд, чтобы их забрали…
Многие из белых вампиров закричали от горя, закрывая лица руками. Марина вылетела из сознания и безвольно повисла на руках матери Бериана. Пепельноволосая мама громко кричала, судорожно вцепившись когтями в плечи Маринки. Женщина, казалось, поседеет.
- Чтобы духу не было ее на моей базе! – развернулся Карглос в сторону охотника.
- Успокойтесь! Без паники! – закричал Орис, призывая всех к вниманию. – Каларин докладывает, что еще ничего неизвестно! Он нашел поле сражение, но ни единенного тела на поле нет! Сейчас наши сотрудники занимаются поисками ваших детей! Наберитесь терпения! Возможно, они живы!

URL
2011-05-04 в 14:32 

Романчик Анастасия
Первым нашел пропавших вампиров именно Каларин. Это он в сопровождении напарника Рубина и отряда охотников выпустил из базуки голубой снаряд в толпу темных вампиров. Охотники быстро разогнали нечисть. Каларин побежал к брату. Бериана пригвоздили вместе с красноволосым вампиром к дереву одним мечом. Благо меч был обычным, а не из адского металла.
- Бериан! – взял лицо брата в руки Каларин. – Живой!
- Мальчик, – прохрипел Бериан. – Мальчик жив… найдите его.
- Какой мальчик? – недоумевал вампир, пока остальные охотники снимали с деревьев остальных белых вампиров.
- Он был с ней, прощенный.
- С кем?
В зеленых глазах появилась мука. Он не хотел озвучивать правду, но Каларин и так ее прочел. Брат медленно повернулся в другую сторону и взгляд сразу же наткнулся на истерзанные крылья, вернее то, что от них осталось. Нечисть разорвала их на части, остались только окровавленные перья.
- Дикий? – подбежал к ним Рубин, помогая Бериану и выжившему вампиру с красными волосами. – Дикий!
Но Каларин не слышал, перед его глазами стояли только окровавленные перья. Он медленно, словно заведенный подошел к ним и опустился на колени.
- Брат, мне очень жаль, – прошептал Бериан, – я опоздал.
- Это то, о чем я думаю? – с ужасом проговорил Рубин, глядя на напарника. – Так это она вас развесила, как гирлянды?
Бериан молча кивнул и поморщился от боли в ранах.
- Значит, осталась одна прощенная.
- Нет, был еще мальчик, он убежал. Я видел его…. с ней был мальчик… десяти лет.
Рубин молча отдал приказ и приблизился к напарнику. Он не задавал вопросов, не говорил слов утешения, а просто в полной тишине собрал вместе с вампиром все, что осталось от прощенной девушки.
- Давай, Дикий, нужно уходить. Они могут вернуться, давай, вставай.
Каларин двигался, как марионетка. Он ничего не видел перед собой. Долгое время он гонялся за беловолосой девушкой, намереваясь ее убить. Но когда смерть ее все-таки нашла, внутри у него что-то оборвалось. Жизнь потеряла смысл. Он остался один. Сразу припомнились слова брата. Ее смерть не принесла никакого облегчения.
На базе охотников вампиров встречали с громким плачем. Марина хотела вместе с родителями Каларина броситься к Бериану, которого без сознания несли на носилках. Но ей дорогу преградил Карглос.
- Даже не думай! – прошипел охотник с угрозой. – Тебя ждут твои хахали, а парня оставь в покое! Это из-за тебя он подставил под угрозу свою и чужие жизни! Напал на командира!
- Мне не нужны они, мне нужен он! – закричала Марина, пытаясь пробиться, но охотник взял ее за шкирку как котенка.
- Теперь он мой и ты к нему больше не приблизишься! Хватит, он и так пострадал из-за тебя! Если бы не ты он бы там не оказался!
- Это была случайность, пустите меня!
Он отвесил ей пощечину. К девушке подскочила Вериа и без симпатии посмотрела на командира темного отделения. Она единственная избежала пленения, так как отсутствовала на тренировке.
- Вериа, уведи эту женщину, – приказал Карглос. – Твоему брату нужно выздороветь. И еще, сегодня сожгут остатки той, благодаря которой он жив. Она-то куда достойней этой.
- Идем, сегодня не судьба тебе его увидеть, – прошептала Вериа виновато.
Она увела девушку с базы охотников, вернула ее домой, а сама куда-то удалилась. В душе у Марины горел пожар. Она хотела увидеть Бериана и убедиться, что с ним все в порядке. Девочки пытались ее успокоить, но девушка не могла усидеть на одном месте и металась по комнате, как пантера.
Под вечер снова пришла Вериа.
- Как он.. они? – спросила Марина сразу же.
- Поправляются. Они легко отделались. Пойдем, сегодня похороны, нужно сжечь ее останки.
Больше ничего она не стала пояснять и повела Марину прямо к обрыву возле морского берега. Там уже собралось много белых вампиров. Каждый их них опускал на сооруженный костер белый цветок. Марина тоже положила белую лилию к остальным цветам. Один Каларин стоял прямо как струна и молча смотрел. Рубин находился позади напарника на тот случай, если ему «сорвет крышу», как Бериану, но вопреки опасениям напарника вампир держался.
Огонь взялся быстро и вскоре в ночное небо устремились яркие языки пламени. В глазах вампиров отражался огонь. Они молчали, отдавая дань уважения тому, кто сгорал и отправлялся в лучший мир.
Марина недоуменно посмотрела на Каларина, который, не мигая, глядел на огонь, сжимая в руке белый цветок.
- Он ее любил, – ответила сестра Бериана, – ненавидел и любил, а теперь она мертва. Это она их всех вытащила, не дожила совсем чуть-чуть до помощи.
- А кто она?
- Я не знаю, я никогда ее не видела. Брат не любил о ней говорить, больная тема.
- Вы уверены, что она мертва? – спросила Марина, тревожно кутаясь в шаль.
- Нет, она была темной, лордом. Тут даже ариант не возьмет следа. Как можно найти мертвого вампира, если живые и те теряются?
Марина взглянула на огонь и на Каларина, стоящего возле костра. Лицо вроде «каменное», но взгляд полон муки.
- Я не позволю этому усатому уроду остановить меня! – внезапно сказала Маринка.
- Что ты намерена делать? – повернулась к ней Вериа.
- Я встречусь с Берианом, и меня не остановит ни одна дверь!
И началось. Дни напролет Марина билась в закрытую дверь базы охотников. Охотники равновесия знали ее уже в лицо, и каждый раз отправляли почтой обратно через беднягу Малина. Даже пытались под домашний арест взять, но и тут девушка проявила смекалку и сбежала. Охотники с темного отделения обзывали ее «дранной кошкой». Вулкан пытался образумить ее и внушить, что Бериан ей не пара. Марина не слушала уговоров и упрямо лезла во все возможные щели. Умудрилась даже в кабинет Ориса забраться, да только попасть к Бериану ей помешал пустяк – в кабинете Ориса сидел лично Карглос. Он нахмурился и выбросил девушку в окно, еще и решетку с окна сорвал.
- Вот упрямая! – со вздохом говорили охотники, наблюдая как девушку в очередной раз депортируют домой. Он упиралась и даже пыталась кусаться, но укусить опытного охотника не так-то просто.
Марина дошла до того, что заручилась поддержкой мамы Бериана и вместе с ней отправилась штурмовать непреступную крепость. Маму Бериану тоже у охотников знали не понаслышке. Едва ее издали увидели, охотники попрятались, как зайцы в норы.
- Глориан, что ты творишь?! – возмутился Орис, встретив их недалеко от автоматической двери.
- Скажи своему напарнику, что я ему яйца оторву, если он не позволит ей встретиться с моим сыном! – закричала женщина. У нее даже волосы едва не зашипели.
- Глориан! – покраснел Орис от неожиданности, поперхнувшись. – Ладно, я пропущу ее, пускай Карглос выслушает ее, но я ничего не обещаю. Бериан теперь в подчинении у Карглоса и он решает, что с ним делать. Бериан провинился, он сейчас наказан и должен отработать.
- А его мать!! – возмутилась вампирша, оскалившись.
- Ты лучше займись вторым сыном, пока он с пропасти не бросился, – он показал рукой, чтобы Марина проходила, а сам остался сдерживать экстремальную мамочку Бериана.
Карглоса Марина поймала в холе. Она буквально прыгнула на него, изумив охотника своим поведением. Девушка вцепилась в его ногу и посмотрела снизу вверх на командира охотников.
- Позвольте мне с ним поговорить, пожалуйста! – кричала Марина, пытаясь остановить Карглоса. Но командир темного отделение был не на шутку силен.
Он резко стряхнул девушку с ноги, гневно глядя ей в лицо.
- Я не хочу тебя слушать! – ткнул пальцем в нее пальцем. – Один из самых лучших охотников! Он будет работать теперь под моим началом и я тебя на пушечный выстрел не подпущу к нему! Хватит! Орис был слишком добр к тебе! Я же не позволю смазливой девчонке мучить моего охотника! Ты отвлекаешь его от работы!

URL
2011-05-04 в 14:35 

Романчик Анастасия
- Я люблю его!! – заорала девушка. – Дайте мне поговорить с ним, дайте объясниться!
- Нет! Пошла вон!! Ты крутила шашни с хвостатыми недомерками! Оставь парня в покое!!
- Я люблю его!! Да, я крутила шашни с другими, но я не могла и представить, насколько сильно я его люблю, дайте мне с ним поговорить, пожалуйста! – она встала на колени. – Я буду бегать за вами, пока вы не позволите мне поговорить с ним! Пожалуйста! Дайте мне с ним поговорить, это последний мой шанс сказать ему как сильны мои чувства к нему! – провыла.
Многие охотники проходили мимо сцены. Им нужно было работать, а не слушать вопли брюнетки, стоящей на коленях перед командиром темного отделения охотников равновесия. Но один охотник все же отделился от группы, состоящей из десяти похожих друг на друга мужчин. Шатен с двумя седыми прядями на висках, с волосами по плечо. Очень яркие голубые глаза внимательно всматривались в девушку. Не выдержав, он подошел к командиру ближе. Карглос тут же выпрямился, хотя явно был выше рангом, чем подошедший. Но от неизвестного охотника шла огромная сила, которую даже вечный ворчун уважал.
- Командир, я бы хотел узнать, что здесь происходит, и мог бы я вам помочь? – произнес он очень громким голосом. Марина изумленно посмотрела на него, что-то в его облике казалось ей смутно знакомым. Где она видела его раньше?
- История с Садюгой, – отвечал Карглос и скрестил руки на груди. – Парня я ей не отдам, он сейчас нарасхват.
- А если я его заменю? – сузил голубые глаза.
Карглос громко поперхнулся и постучал себя по груди.
- А как же…
- На сегодня я свободен, позвольте мне избавить вас от преследования этой девушки.
- Но она… – хотел возразить Карглос, но, посмотрев в голубые глаза охотника, произнес: – хорошо, забирай ее, если ты сможешь вставить ей мозги, я только за.
- Спасибо, командир.
С легкостью мужчина поднял девушку на ноги и повел ее за собой. Марина не знала его имени и плелась рядом с ним. Она замечала, как невольно оборачивались и косились на них остальные охотники. Видимо, этого молодого мужчину здесь знали все.
- Ты не заслуживаешь разговора с ним и уж тем более его прощения, – начал мужчина. – Но! – посмотрел ей в глаза. Девушка едва выдержала этот взгляд. – Это сделает его счастливым.
- Я боюсь, он не станет со мной разговаривать, – из глаз потекли слезы.
- Не захочет, я его заставлю. Меня он будет слушать.
В этом Марина как раз таки не сомневалась. Если его Карглос послушал, то Бериан и подавно подчинится.
Через некоторое время мужчина привел ее к группе охотников с черными поясами. Марина с замиранием сердца увидела среди них Бериана. Парень стоял и вроде бы обсуждал что-то с Насмешником, перелистывая документ.
- Садюга, подойди ко мне! – громко крикнул голубоглазый.
Молодым охотникам даже их самообладание не помогло – у них из рук посыпалось все, что они держали. Кто-то вытянулся по струнке, а у Насмешника челюсть оказалась на «полу».
- Насмешник, подтяни нижние зубы к верхним, – улыбнулся охотник, приведший Марину. – Садюга, я должен повторять дважды?
Насмешник прокашлялся, а Бериана медленно подошел к охотнику, не глядя на девушку.
- Она хочет поговорить с тобой, у тебя сутки, – скупо бросил, указывая на Марину.
- Но…
- Это приказ! – отрезал жестоко и забрал документы. – Насмешник!
- Да? – быстро подбежал эльф.
- Сегодня я твой напарник, так что, введи меня в курс дела, мы должны вложиться к обеду.
- Так точно, – вытаращил глаза Насмешник, едва не заикаясь.
Бериан проводил их удаляющиеся фигуры взглядом. Остальные охотники не стали задерживаться и разошлись, остались только они вдвоем.
- Бериан…
- Идем, бездарь, – беззлобно взял ее за руку и повел к порталу. – Я хочу тебе кое-что показать, прежде чем ты что-либо скажешь мне и продолжишь издеваться над моим командиром. В таком бешенстве я его еще не помню.
Марина хотела возмутиться, но решила благоразумно промолчать. Она не спорить с ним пришла.
Он завел ее в небольшой скверик. Там лежала молодая женщина, блондинка. Лицо некогда бывшее красивым осунулось, веки закрыты, под глазами синие мешки. Она выглядела мертвой, если бы не едва вздымавшаяся грудь. Ее белая одежда полностью скрывала тело.
- Что с ней?
- Межрасовые браки у нас бывают редко, – начал издалека Бериан. – Обычно нашими парами могут стать эльфы, вероны, но иногда нашими спутниками становятся люди, и они… не всегда… оправдывают наши… ожидания.
- Я не совсем понимаю, – тревожно посмотрела на его отстраненное лицо девушка.
- У нее, – он погладил женщину по руке, – избранником стал человек. Вначале все было хорошо. Но он не выдержал соблазна и, как у людей говорят, сходил налево. Что тут такого, подумаешь, развлекся парень немного, расслабился.
Марина молча смотрела и ждала продолжения.
- Но белого вампира нельзя предать без расплаты… Она умирает из-за его предательства.
- А если ее изнасиловали, это тоже предательство?
- Это другое, и белого вампира не могут изнасиловать. Он лучше умрет, чем допустит осквернения.
- Как же так? – недоумевала Марина. – Она же жива, вы же можете ей помочь. Жизнь же не закончилась, она может найти себе нового избранника, жить дальше.
Страшной была его улыбка, и страшен был взгляд.
- Можно вылечить тело, но нельзя вылечить душу. Он нанес ей смертельную рану. Она не оправится, еще одна неделя и она умрет, а он будет вечно мучиться. Слышишь! Ни одна женщина не заменит ему ее. Он будет помнить даже в объятиях чужих и рано или поздно тоже умрет от тоски и боли. Ты считаешь это варварством? Но именно так мы живем. Мы живем парами, растим детей парами, сражаемся парами, любим парами. Мы никогда не одни. Такими мы есть и останемся. И когда один предает или погибает, второй долго не живет.
- Бериан, это смешно. То есть ты хочешь сказать, что когда я целовалась с другими ты… - она осеклась, увидев в его глазах целый океан боли.
Он приблизился к ней, но не смел прикасаться.
- Ты хочешь узнать, что чувствовал я – бесхребетная слабая тварь, которая не может пережить того, что ее пара сходила налево?
- Я этого не говорила. Я не называла тебя бесхребетной тварью.
- Но подразумевала. Мы можем выдержать любой удар, но не предательство. Ты хочешь узнать какую боль я чувствовал? Я знал с кем ты, я знал и видел. Боль, которой нет названия, из-за нее я пропустил удар, и мне отсекли крыло. Я бы подох, если бы не та беловолосая девчонка, пожертвовавшая ради нас своей жизнью. Иди сюда!
Он схватил ее за руку и подвел к телу женщины.
- Ты хочешь узнать, развеять свои дурацкие никому не нужные сомнения? Тогда почувствуй то, что чувствует она!
Бериан вселил на краткий мир девушку в сознание несчастной. Марина закричала не в силах сопротивляться. Всего секунда, но этого и хватило, чтобы испытать неимоверный ужас. Она со страхом переводила глаза с девушки на Бериана.
- Этого не может быть, после такого не живут, – произнесла девушка испуганно.
- Вот она и не живет, а умирает. У нее неделя, может, и того меньше. Мы просили стереть ей память все, что угодно лишь бы она осталась жива. Но ответа так и не пришло. Нам остается только ждать и смотреть, как она умирает.
Он прислонился спиной к дереву, и устало закрыл глаза.
- Лучше бы я любил темного эльфа, чем тебя, – произнес он со смешком, – люди никогда не поверят в очевидное, а ты все еще человек.
- Бериан, – она подскочила к нему и стала посыпать поцелуями его лицо, – Бериан, я обещаю…
- Он тоже обещал, – перебил ее тихо.
Они застыли.
- Молодежь, – проскрипел кто-то с гневом.
- Гларид, – узнал Бериан.
Девушка обернулась. Самый первый белый вампир стоял возле умирающей женщины и смотрел на ее лицо. Рядом находился грустный священник и тяжко вздыхал.
- Что сделано того не вернуть, – проговорил с каменным выражением лица Гларид. – Но я не хочу, чтобы и ты еще совершил ошибку.
- Гларид…
- Отпустишь – умрешь! Карглос с девчонки голову снимет! – перебил жестко. – Свадьба через месяц! Сбежишь, я тебя поймаю и выпорю, как сосунка! Я ясно выражаюсь, Бериан?
- Да.
- Свадьба через месяц, – повторил и резко развернулся, ушел. Остался только священник.
- Это ты ему рассказал о нити, – констатировал факт вампир.
Мужчина с белыми глазами пожал плечами.

URL
2011-05-04 в 14:36 

Романчик Анастасия
- Он спросил, я ответил, нам же лгать не положено. Я еще удивлялся, почему вы так долго тянете с обручением. Откуда я знал, что все так сложно? У вас не семейка, а дурдом полнейший, – Марина непроизвольно хихикнула. Она, который раз, поражалась точности перевода. – То у Каларина башка на веревочке из стороны в сторону прыгает, то у тебя какие-то проблемы, то ваша сестричка бучу нагоняет.
- А что с сестрой?
Вампир со вздохом махнул рукой.
- Неважно.
Бериана засобирался.
- Ты куда? – обиженно насупилась Марина.
- Ругаться.
Она проводила его фигуру взглядом, когда к ней подошел священник.
- Никуда он от тебя не денется.
- Влюбится и женится, – улыбнулась девушка, закончив за него фразу. – А что с Каларином?
- Его поведение странное. Боль немного уменьшилась, но она не такая, какая должна быть. Ощущение как у жаждущего. Он хочет пить, но не может дотянуться до стакана воды. Странно все это. Мы сожгли ее крылья, но мне кажется, что она не умерла.
- А может, она действительно жива? – с надеждой произнесла Маринка.
- Все может быть.
Девушка повернулась к умирающей женщине.
- А я могу помочь ей?
- Нет, – покачал головой. – Твой дар хоть и уникален, но имеет темный привкус. Она не должна помнить о предательстве, поэтому ей и нужно стереть память. Но не все так просто, белому вампиру очень сложно стереть память, тем более, мы телепаты. Мы все должны забыть о его предательстве. Возможно, ее избраннику дадут еще один шанс, и все будет хорошо. Но это будет последний его шанс.
- Значит… она умрет, если он… снова предаст? – запинаясь, спросила Марина.
- Да.
- А Бериан? Он тоже бы погиб, если я…
- Да.
- Но это неправильно!
- Зато хорошо выбивает дурь из башки, – беззлобно сказал священник. – У нас еще не так сурово. Хранители миров умирали сразу, чем ближе к свету, тем быстрее он может тебя забрать. Без мучений, без страха, без боли.
- Говорите без боли, а то, что я почувствовала? – девушка погладила белую ручку женщины. – Это ужасно, ей же больно!
- Я имел в виду хранителей миров. Их боль была бы сильнее, поэтому они долго не страдали, свет не позволял им страдать из-за предательства любимого. Да, это кажется жестоким, но с другой стороны, надо думать головой предателю, а не местом размножения.
- Предателя, таким образом, еще и наказывали?
- Да. Его мучения становились невыносимыми, обычно они бросаются во все тяжкие, а потом, когда удовольствия не помогали забыть боль, все заканчивалось самоубийством.
- У меня есть еще вопросик, – решила сменить тему Маринка. – За меня заступился охотник с голубыми глазами и белыми прядями…
- Гром, – улыбнулся священник, перебивая ее, – Один из десяти братьев, лучших воинов тридцати миров. Они считаются элитой охотников равновесия.
- А кто он такой?
- Если бы я знал, – берет девушку под руку и уводит из скверика.
А женщина, лежащая на ложе, открывает голубые глаза…
Через пару дней Марина пришла навестить Бериана на базе охотников равновесия. Никто не стал ей на этот раз препятствовать, даже сказали, куда надо идти. Вначале девушка обрадовалась, что Бериан не на задании, пока с помощью лифта не оказалась в лазарете. Охотники в фиолетовых халатах с медицинскими инструментами бегали из одной палаты в другую со скоростью ракет.
Марина хотела спросить, где находится Бериан, когда ее сзади под локоть кто-то взял. Девушка повернулась и встретилась взглядом с Орисом.
- Добрый вечер, – смущенно проговорила она.
Он молча приложил руку к сердцу, приветствуя ее. Марина никак не могла запомнить их приветствие, все тянуло, что-нибудь ляпнуть. Привычка.
- Бериан еще болен? – с тревогой поинтересовалась Маринка.
- Не совсем, – скупо ответил белый вампир и повел ее по коридорам.
- Извините, а за что Бериан напал на вас? – рискнула задать вопрос девушка. – Простите, если я лезу не в свое дело.
- Ничего страшного. Он просто был шокирован одной новостью, мы, по-правде говоря, тоже в легком шоке от этой информации, но конечной точкой стала ты. Бериан узнал, что ты пропала, и у него случился срыв.
Они остановились напротив прозрачной стены. Марина с удивлением заметила Бериана среди других охотников равновесия, которые просто лежали либо крепко спали. Его же приковали наручниками из фленала к койке. Маринка еще никогда не видела у него такого страшного взгляда. Он дергался и пытался вырваться. Во рту у вампира находился кляп, но он все равно громко мычал.
- Что с ним? – с испугом спросила девушка.
- Приступ ярости, – ответил задумчиво Орис. – Он сам попросил об этом. Нам надо было как-то его наказать, и мы решили выполнить его просьбу. Ему это необходимо. Бериан проходит реабилитацию, как только восстановится, вернется к службе. Ему вкалывают специальный настой, подавляющий гнев. Сам он не может с ним справиться, поэтому и попросил о реабилитационном курсе. Днем он нормальный, а ближе к ночи у него случается приступ.
- Это все из-за меня? – с сожалением проговорила она, посмотрев на возлюбленного.
- Ну, можно сказать и так. Он долго сдерживался, а сейчас сорвался, но зато потом будет сильнее. У Каларина до сих пор случаются срывы, хотя он старше и, как видишь, ему легче себя контролировать. Этим же страдали их родители.
- Даже Бэан? – изумленно повернулась к охотнику. Бэан всегда казался ей самым добрым и милым белым вампиром. Она не представляла его в образе Бериана.
- Да, он старше жены. И то, что ты видишь сегодня результат кропотливого труда над собой. Он был еще задиристей Бериана по молодости, как вспомню, так вздрогну, хотя Каларин его превзошел. По стечению времени Бэан сумел взять себя в железные тиски. Помнится мне, он специально ухаживал за ранеными орками, чтобы выработать терпимость. Орки очень сильно его задирали, часто доходило до драки, но постепенно срывы становились все реже.
- Так вот почему Бериан меня за прилавок поставил к Клыку! Он говорил про терпимость! – воскликнула она изумленно.
- К Клыку? – усмехнулся Орис. – Так Бериан сам у него за прилавком стоял. Сколько зубов повыбивал, страшно представить. Посетители боялись его, как огня. Пойдем, посмотришь со мной кое-что, давно хотел взглянуть.
Марина, последний раз посмотрев на Бериана, отправилась вслед за охотником равновесия в мир белых вампиров. Они пришли в храм, где священник без вопросов пропустил их в скрытое помещение, а точнее большую библиотеку. Храм для души и храм для ума.
Маринка изумленно застыла, смотря на множество портретов у дальней стены. Похоже, в библиотеке хранились не только книги, но и память о прошлом. Все мужчины и женщины на портретах были с красными глазами, кто-то даже с рогами. Среди них Марина нашла Гларида, тогда у него была другая прическа и одежда.
- Наши предки, – пояснил Орис. Он встал возле одной колоны, – вот клан людей, а вот эльфов, – показал на другую сторону, – а вот здесь веронов и высших дем.
Девушка в который раз заметила, что полностью белые вампиры не выговаривают название расы, предпочитая сокращать до «дем».
- А высшие демоны разве были вампирами? – поинтересовалась Маринка, ее давно волновал этот вопрос.
- Они хуже, они питались плотью, а не кровью. А прощение распространилось и на них, когда они этого искренне хотели.
Девушка пожалела, что спросила. Наступила тишина. Белый вампир залез в электронную картотеку, и долго что-то рассматривал. Марина переминалась с одной ноги на другую и ждала.

URL
2011-05-04 в 14:36 

Романчик Анастасия
- А зачем мы здесь?
- Подойди, – вместо ответа поманил рукой Орис.
Марина подошла и посмотрела.
- Мы давно все перемешались, но мы все-таки следим за всеми ветвями, постоянно делаем учет, – проговорил Орис, – здесь хранятся все предыдущие наши поколения. Меня сейчас интересует две ветви. Ветвь Глориан и Бэана.
- И что?
- Они ведут свое происхождение от одной ветви, очень важной и сильной ветви. Они потомки веронов, эльфов, нескольких людей и сына отца всех вампиров.
Марина поперхнулась.
- Кого?!
- Ты не ослышалась, среди первых белых вампиров был сын владыки ада – отца всех вампиров. Он полюбил веронку и отправился вслед за ней. Это его ярость передается из поколения в поколение. Вот почему Каларину, Бериану и их сестре с братом так тяжело. В них слилось две ветви, ведущие от сына владыки. Это страшная кровь, но она была, и мало, кто об этом знает. Я до сих пор не могу поверить, что он встал на нашу сторону и свет принял его. Непостижимо разумом, но так оно и было. И Бериан его прямой потомок. Гларид рассказывал, что приступы ярости сына владыки были неконтролируемы. Вокруг него всегда крутилось два-три хранителя миров, они помогали ему справиться с яростью. Если бы не они, он бы перебил всех первых белых вампиров.
- И что теперь?
- Бериан перевели на темное отделение, возможно, он скоро оттуда выберется. Совет присвоил ему звание лучшего воина пяти миров, – со смешком сказал Орис.
- Почему? Он же целый погром устроил! На вас напал!
- Вот именно, мало какой охотник может стольких коллег на лопатки положить и командиру ногой в грудь припечатать. И мы просматривали воспоминания белых вампиров о том сражении. Тебе лучше не видеть, что он там творил. Совет все спорил о нем, но все приняли решение присвоить ему это звание.
- Карглос еще как-нибудь накажет Бериана? После реабилитации?
- Нет, когда Бериан с магом поссорился, он был в адекватном состоянии. А… в тот день в него словно дракон вселился. Он не соображал. За это не наказывают, а лечат. Он не виноват. Думаешь, он хотел избить меня и своего напарника? Насмешник, кстати, не обиделся, он все прекрасно понял. Мы и раньше наблюдали такие срывы. Хорошо, что они реже происходят, хотя и стали страшнее, ведь Бериан сильнее, чем двадцать лет назад. Не хочешь его супчиком накормить? – внезапно спросил охотник.
- Что сделать? – опешила Марина.
- Ну, скоро время ужина, а его кормить с ложечки все боятся, а мне очень не хочется снова его скручивать и челюсть зажимать.
- А сам он не может?
- В таком состоянии он эту миску кому-нибудь в лоб запустит. Его же не развязывают во время приступа.
- Ну, хорошо, если он меня не убьет, то можно попробовать.

URL
2011-05-04 в 14:37 

Романчик Анастасия
Глава 19

В мире под названием «Черная пустошь» открылся портал. В этом мире адские вампиры построили еще один белый замок, в качестве своей резиденции. В «Черной пустоши» вампиры бывали нечасто. Охотиться здесь очень трудно, приходилось заглядывать в соседние миры, населенные людьми и другими молодыми расами. Эльфов Дармагада адские вампиры очень редко трогали. Темные эльфы Дармагада – яростное и свирепое племя. Последняя стычка с темными, желавшими захватить их мир (сражение, в котором участвовала Сирена еще до знакомства с Лимой) немного ослабила их. Но лев опасен, пока в его рту целы зубы, а на лапах имеются когти. Так было и с эльфами Дармагада. Их потрепали, но они не сдались и вряд ли сдадутся.
Аристократ-шатен-вампир с черной татуировкой во все лицо презрительно бросил беловолосую девушку рабам. Он достал платок, дабы вытереть руки от ее крови. Это он обрезал ей крылья и отдал их на съедения милым песикам Лиэна. Этот аристократ-шатен слишком молод, чтобы понимать важность девушки, поэтому и относился к ней как к еще одному куску мяса. Для него беловолосая барышня была просто вампиром-отступником. Он и подумать не мог, что она настоящая прощенная. Прощенные – миф и темные, ведавшие истину, делали все, чтобы правда оставалась просто легендой.
- Отнесите ее лордам, – говорил молодой вампир, презрительно скривившись. – Заказ выполнен, ловушка захлопнулась. И еще, передайте ему, что белых вампиров убить не удалось, вмешались охотники равновесия. Их оказалось гораздо больше, чем предполагалось вначале.
Получив приказ, один из рабов убежал дожить хозяину, а другие подхватили девушку за руки и ноги.
Про себя аристократ обозвал Дианула, поделившегося с девушкой кровью, «идиотом». Ценная кровь лордов не должна попадать к сомнительным личностям, тогда и проблем не будет. Конечно, Лиэн обезопасил их от влияния девчонки, но она все еще оставалась лордом. Мертвая черная кровь вампира закипала от ярости. Вначале это беловолосая «моль» получила в дар кровь лорда, а потом и ее сестричка стала фавориткой Лиэна. Парень считал, что есть много других достойных вампиров (себя он считал одним из них), ожидавших расположения хозяев, а вместо них кровь лорда получают «подстилки». Возмутительно!
Аристократ отправился вместе с рабами, что несли беловолосую девчонку, в замок. Девушка начинала восстанавливаться. Вампир не удивлялся. Она лорд и уровень ее живучести намного выше, чем у обычных вампиров. Но одного он все-таки не заметил. Лима не просто восстанавливалась, она пришла в себя и выжидала удобного момента.
Едва девушку внесли в огромный белоснежный зал с лестницей и балкончиками, как первый же вампир отправился в ад, получив смертельную рану простой серебряной иголкой. Прощенная заметалась пантерой и одного за другим отправляла вампиров, пытавшихся ее поймать, по ту сторону жизни. Аристократ атаковал ее огненной вспышкой, но девушка увернулась и заехала ему твердой частью хвоста по лбу. Вампир надолго улетел в нокаут и остался отдыхать на полу.
- Ты смотри, не сдается тварь, – возмутилась Хела, наблюдая, как раскидывает в разные стороны рабов-вампиров Лима.
Лорды с удобством расположили на балкончике. Именно под балкончиками дебоширила Олимпиада.
- Она сражается с отчаянностью самоубийцы, – улыбнулся Лиэн, отпивая крови из бокала. – В этом ее отличие от нас. Она будет сражаться даже, если будет знать, что умрет.
- И это моя сестра?! – воскликнула удивленно Вика. Она не узнавала в беловолосой женщине свою тихую неудачницу сестренку, то была тигрица. Хищница, которая порвет любого кто к ней приблизиться. И она рвала, боролось с рычанием и яростью.
- И как долго это будет продолжаться? – спросил Совенок недовольно.
- Пока не вмешаемся мы, – пожал плечами Лиэн. – Ее долго несли, а она успела отдохнуть и накостылять всем.
- Из-за нее мы и так лишишь кучи вампиров. Белые вампиры живы, даже этого доверить никому нельзя.
- Мы не учли силу брата Каларина, мальчик не промах, – улыбнулся Лиэн, – мне доставит удовольствие, когда я лично сверну ему шею.
- Ты будешь наблюдать, как она решетит наших рабов? – нахмурился Дианул.
- Нет, – ответил и спрыгнул вниз вампир.
Лима еще не поняла, кто перед ней и атаковала нового противника. Хвост устремился в сторону лорда, но неожиданно вампир с легкостью увернулся и переломал ей гибкие хвостовые кости. Девушка едва не заорала и бросила в него столом. Предмет мебели не долетел до лорда и разлетелся на мелкие щепки.
- Неплохо, – еще шире улыбнулся он, почесав носик, – а что ты еще умеешь?
До Лимы медленно доходило, что она имеет дело с кем-то из лордов, иначе она не могла объяснить, почему он такой сильный. Она воспользовалась криком, но у вампира только волосы разлетелись в разные стороны. Сила ее крика могла сносить бетонные стены, но не его.
- Мелковато, давай еще, – хихикнул насмешливо вампир. Его ухмылка, полная злорадства, Лиме очень не понравилась.
Девушка запустила в него миллионы осколков льда, но словно по злому року они пролетали мимо него, не причиняя вреда. Лима просто не знала, что делать. На этот раз ее действительно загнали в угол. Как бороться с тем, кто намного сильнее тебя?
- Наверное, теперь моя очередь? – аристократическим жестом поправил локон черных волос Лиэн.
В следующую секунду Лима поняла, что летит торпедой в стену. До того как она пробила камень, вампир быстро перехватил ее в воздухе и подобно мячику запустил в диван. От столкновения с телом спинка оторвалась сразу, диван проделал несколько оборотов, прежде чем развалиться мелкими частями. Олимпиаду же закрутило прямо под стол, которому она оторвала ножки, пытаясь удержаться. На пол попадали тарелки и вазы. Девушка едва выбралась из обломков, дабы получить мощный удар в челюсть. Она представить не могла, с какой скоростью двигался ее противник. Даже остановка времени не помогла – ему плевать. Он мог переходить в любое время. Неопытный молодой вампир для него подобен груше для битья. Лима не могла дать достойного отпора. Поэтому нет ничего удивительного, что вскоре он подпер ее к стенке, крепко держа за шею когтистой рукой.
- Игры закончились, маленькая глупая девочка, – проговорил Лиэн отчетливо. – Ты бегала от нас слишком долго, чтобы это продолжалось вечно, – его обступили рабы и аристократы.
- Да пошел ты! – огрызнулась девушка, хотя и понимала, что при таком количестве вампиров ее попытки сбежать из их логова приравнивались к нулю.
- Теперь ты принадлежишь мне, – продолжал говорить вампир, улыбаясь, – я буду владеть твоим телом столько, сколько захочу. Каково ощущать беспомощность?
- Я не стану твоей шлюхой! – прорычала Олимпиада.
- Ты уже ею стала. Я показал тебе лишь малую часть силы, которой владею. Твои сопротивления бесполезны. Тебе понравится быть со мной. Я заставлю тебя визжать от удовольствия и радоваться моему приходу, как празднику. Я умею доставлять женщинам радость от греха. И прелюбодеяние будет твоим любимым грехом, – глумился под хохот других вампиров Лиэн.
- Мечтать не вредно! – попыталась вырваться, но он не сдвинулся с места.
- А знаешь ли ты, что твою бесстрастность можно снять и ты снова, как положено, почувствуешь страсть? Горячую, сильную и желанную. Твой разум будет говорить «нет», а тело будет кричать «да». Как тебе такой сюжет? Весело, не так ли?
- Я оторву тебе хозяйство и заставлю сожрать!
- Не в твоем положении угрожать мне. Отныне я твой хозяин.
Он взял ее руку и с мерзкой улыбкой на устах укусил девушку за запястье. Лима дико заорала от боли. Его укус принес дикую боль. И даже когда его клыки перестали терзать ее плоть, боль была невыносимой и заставляла плотно сжимать зубы, чтобы не заорать еще раз.
Некоторое время Лиэн с удовольствием облизывался, но постепенно на его лице отражалось вначале недоумение, а затем проявилась ярость. Взгляд запылал страшным адским огнем. Лима не увидела, но почувствовала, как он ударил ее. Пощечина едва не выбила из нее дух и не сломала шею. Сознание плыло, как при морской качке. Девушка пыталась пошевелиться, но не сумела.

URL
2011-05-04 в 14:39 

Романчик Анастасия
- Стерва, – выплюнул Лиэн разъяренно. – Рабы, в подвал ее, и смотрите, прикрепите покрепче ее цепями! Если вырвется, я вас поубиваю всех на хрен!
Аристократы недоуменно переглядывались между собой, но вопросов разгневанному лорду никто не посмел задавать. Вскоре Лиму подхватили рабы и вперевалочку отправились на нижние уровни замка, дабы посадить девушку на цепь.
Лиэн же подобно урагану запрыгнул обратно на балкончик. Заметив интерес Вики, он схватил ее за плечо.
- К сестре не подходить! Ты меня поняла?
- Но почему? – возмутилась Вика удивленно.
- Я ясно выразился? Не смей к ней спускаться и слушать ее ахинею!
Его когти погрузились в ее плоть.
- Да ясно, ясно! – завизжала Виктория. – Какая муха тебя укусила?
Но мужчина не ответил ей и быстро отправился в южную часть замка. Там у него находился кабинет. Едва закрылась дверь, Лиэн со злостью опрокинул стол и запустил в стену стулом. В этот момент замки щелкнули. На пороге стоял Дианул и бесстрастно разглядывал вампира.
- Может, объяснишь, что тебя взбесило? – поинтересовался он, наблюдая, как во все стороны летают предметы.
- Я хочу оторвать голову тому, кто оприходовал ее раньше меня! Мразь, он испортил все мои планы! Придется ждать еще три месяца, если не больше!
- Ты хочешь сказать…
- Да!!! – заорал, перебивая. – Он… – дальше пошел сплошной мат и глухое звериное рычание.
- Ну, три месяца не так много, – хмыкнул Дианул.
- Немного?!! – еще больше взбесился Лиэн и рядом с головой блондина разбился хрустальный бокал. – Да ты хоть знаешь, сколько я этого ждал?!! Сколько искал?!! Ты думаешь, такие милашки, как она рождаются очень часто?!!
- Один раз тебе удалось поймать одну такую, я ее помню. Второй раз тебе даже удалось обрюхатить ариантку и она родила папуаса, который тебе знать не желает.
- Первой вскрыли вены, – начал успокаиваться Лиэн, – одна идиотка приревновала меня к ней! Ей оставался всего месяц, а эта дура убила ее!!!
- Я помню. Поэтому ты запретил своей возлюбленной девочке, – с насмешкой говорил, – спускаться к сестричке?
- Да, Вика может убить ее из ревности. Я не могу позволить ей убить сестру, беловолосая нужна мне!
Тем временем на Лиму надели большой ошейник и прикрепили двумя цепями с красным надписями к кольцам посередине тюрьмы. Из этого капкана не сможет выбраться никто, даже вампир. Медленно Олимпиада приходила в себя, сознание уже не крутило, как в карусели и не тошнило. Девушка присела и, чтобы отвлечься, разглядывала темницу.
Это был огромный круговой зал. Серые неровные камни, парочка крупных решеток, кривой потолок, с которого падали капли воды. Пространство освещали факелы и горящие красным надписи на стене. Лима понимала значение заклятий на стене. Они не давали выбраться из тюрьмы, блокировали магию и третий облик вампира. Лиэн знал, куда ее посадить.
Сильно разгуляться Олимпиада не могла. Зал, может, и большой, да только цепь коротка. Всего пару шагов и свобода кончалась. Лима не знала, сколько вампиры собираются ее держать в этом подземелье. Но Олимпиада рада хотя бы какой-нибудь передышке. Ей нужно время, чтобы придумать план побега. Она должна выбраться отсюда. О победе над Лиэном не стоило и заикаться. Этот вампир слишком силен, чтобы с ним бодаться.
Лима почувствовала, что за ней кто-то очень внимательно и недобро наблюдает.
- Решили посмотреть, как собачка сидит на цепи? – спросила она пустоту.
- И как сидится на цепи, сестричка?
Из тени вышла Вика. Олимпиада не могла поверить глазам. Ее сестра здесь. Сверкнули красные очи.
- Вика? – удивленно спросила Лима. Ей все еще казалось, что зрение обманывает ее. Злая шутка, в которую с трудом верилось.
- Да, сестричка, ну как я тебе? – покрутилась перед носом сестры в черном плаще, но близко Вика не приближалась. – Теперь я адский вампир.
- Что же ты наделала, Вика? – прикрыла рот рукой девушка.
- Ты никогда меня не поймешь! – презрительно фыркнула. – Он любит меня! Понимаешь? Любит! И я люблю его!
- Ты убивала невинных! – лицо Олимпиады исказила мука.
- Так что? Если он меня любит, я готова пойти с ним и в сам ад!
- Он никогда не будет твоим, – покачала головой. – Ты не понимаешь, с кем ты связалась, сестрица. Они зло! Они убивают, потому что получают от этого удовольствие. А ты только их марионетка, жалкая безвольная кукла, которую они заманили в свои сети.
- Ты так говоришь, потому что завидуешь, ты сама хочешь к ним присоединиться. Но тебя не выбрали как меня! – ткнула себе в грудь пальцем Вика. – Твоя участь смерть, сестрица, и ты умрешь. А меня он любит!
- Я никогда не хотела встать на их сторону, мне не нужна их тьма! – закричала Олимпиада, а по щекам покатились слезы. – Я лучше умру, чем пополню ее ряды! Ты не представляешь ее истинного лика!
- Я смотрюсь в него каждый день, – захихикала. – А ты не представляешь, какое я удовольствие получаю, когда вижу тебя на цепи. Наконец-то ты обрела законное место. Вот куда приводит упрямство и глухота. Я на коне, а ты теперь сгинешь здесь. Ты жила в розовых облаках с розовыми очками, очнись! Реальность не сказка! Ты вампир и я вампир, только я осознала себя вампиром, а ты продолжаешь упрямиться!
- Вика, – Лима первая увидела идущего к Вике Лиэна.
- Я, кажется, сказал тебе не спускаться сюда, – послышался его зловещий тихий голос в тишине.
Вика резко развернулась к нему.
- Извини меня, милый, просто я не могла не прийти сюда, чтобы не показать сестричке ее место, – заулыбалась девушка. – Ты же не обижаешься на меня?
- Вот как? – ухмыльнулся уголком рта вампир.
- Вика, беги!!! Беги от него!!! – закричала Лима панически, со всех сил пытаясь сорваться с цепи. – Вика, послушай меня, беги!!! Сестра, беги!!!
- Заткнись, – обернулась Вика к сестре, вздернув носик и приблизившись к возлюбленному, положила руки ему на плечи. – Ты никто здесь. Я…
Грудную клетку Виктории разорвала когтистая рука. На всеобщее обозрение показалось ее почерневшее сердце. Вика в недоумении посмотрела вниз. Рука принадлежала Лиэну. Девушка подняла взгляд и посмотрела в холодные бордовые глаза, ища ответа его поступку.
- ВИКА!!! – заорала Лима и рванулась, но было слишком поздно.
Так называемый возлюбленный стоял перед Викой и с улыбкой смотрел, как расползается лужа крови, а изо рта черноволосой девушки течет живительная влага. Вика смотрела на него с неверием.
- Я думала… что ты меня любишь, – прошептала она.
- ВИКА!!!
Он ехидно оскалился, слушая полный боли и страдания крик Лимы.
- Любить неинтересно, глупышка. А вот она действительно любила тебя, – кивок на прикованную девушку.
- ВИКА!!!
На глазах Лимы ее сестре порвали нить жизни и бросили умирать на пол. Олимпиада кинулась к младшей сестре и обняла ее, крича, как раненый зверь. Вика еще дышала, когда Лиэн проговорил:
- Ее пример должен тебя научить, что мне не перечат и мои приказы выполняются. Я даю тебе время подумать, а ее тело пускай лежит здесь и напоминает тебе о той участи, которая тебя ожидает, если ты не присоединишься к нам. Желаю приятно провести время в обществе трупа.
- УБЛЮДОК, НЕНАВИЖУ!!!
Он ушел, а Лима продолжала прижимать к себе умирающую сестру.
- Вика! Нет! Нет! – гладила по голове и пыталась остановить вытекающую из раны кровь. – Не умирай, не умирай! Вика! Нет!
Виктория улыбнулась и судорожно сглотнула.
- Маме… не говори…про…сти… – последнее, что сказала Вика и застыла в руках сестры навсегда.
- НЕТ!!!
На первом месте было неверие. Лима не могла поверить, что ее сестра умерла, ушла навсегда туда, откуда не возвращаются. Она думала, что это розыгрыш, что вампиры специально разыгрывают ее, чтобы поиграть на нервах. Правда стала явью, когда Вика рассыпалась мелкими угольками прямо в ее руках. На полу осталась всего лишь кучка пепла.
Лима завыла, до крови сжимая кулаки с пеплом сестры. Слез не было, вместо них текла кровь из глаз. Он! Он! Он убил ее сестру! Она никогда не станет темным вампиром! Пусть горят в огне, пускай катятся на все четыре стороны! Она никогда не покориться!
К ней пришли, когда боль заполнила все существо и истерика больше не донимала. Лима не знала, куда деваться от боли, поселившейся в ее душе. У нее вырвали кусок души. Пусть она постоянно сорилась с сестрой, но это был дорогой ей человек. Лима никогда не желала ей смерти и считала себя ответственной за сестру. И вот, теперь ее нет, все, что осталось – это пепел.
- Она не должна была умирать, – прозвучал в тишине знакомый голос.
Лима подняла голову с пола и посмотрела на блондина. Это он превратил ее в лорда. Дианул стоял, прислонившись к стене.
- Вы все заодно, в твоих устах ложь, – хрипло проговорила Олимпиада.
- Это правда, мне она нравилась, – пожал плечами вампир, – мне нравилось с ней спать. Лиэн погорячился.
- Убить живое существо, значит, погорячиться? Так вы это называете? – она истерично расхохоталась. – И скольких он убил? А? Мне такую цифру и не озвучить?
- В его случае да. Он сын владыки, отца всех вампиров…
- Да хоть хрена сын, – перебила его девушка, – зачем ты пришел сюда? Что ты хочешь от меня?
- Все того же, – он извлек из-за пазухи бутылку и пригубил. – За упокой, – сказал, глотнув. – Завтра он пожалеет, что убил ее. Мы все рабы страстей.
- Его угрызения совести сестру мне не вернут, – отвернулась.
- Это она нас вывела к тебе. У вас даже кровная связь блокировалась из-за ее предательства.
- Меня это не интересует! – разозлилась Лима, дернув с яростью цепь. – Она была наивным подростком! Вика искренне верила, что он любит ее, что вы ее друзья! А вы только использовали ее, а затем убили!
- Не обобщай! – нахмурился Дианул. – Я ее не убивал!
- Ты причина, а он следствие!

URL
2011-05-04 в 14:50 

Романчик Анастасия
- Железная логика, – скептически хмыкнул, снова присосавшись к бутылке, – долго думала или подсказал кто?
В ответ тишина. Лима села к нему спиной.
- Я предлагаю тебе помощь, – со вздохом заговорил вампир. – Ты можешь стать одной из нас, чтобы отомстить ему. Разве ты не хочешь мести, чтобы он ответил за все?
- Бог ему судья, – был ответ, от которого Дианула передернуло.
- Не притворяйся невинной монашкой, ты ею не являешься! Тебя до сих пор мучит жажда, ты все еще вампир! – вампир разбил возле нее бутылку с кровью. – Когда передумаешь, свистнешь, я всегда на подхвате.
- Я свистеть не буду, – она легла на пол и свернулась калачиком.
Дианул вышел. На повороте его ждал Лиэн.
- Облом, – констатировал факт Лиэн, крутя в руках черный камень.
- Зря ты убил ее, она единственная кто мог заставить прислушаться эту упрямицу.
- А так же убить ее из ревности, – с безразличием добавил лорд.
- Надо было просто пригрозить ей правильно, – нахмурился блондин. – Она бы не сунулась туда, если боялась тебя потерять, теперь же уже поздно что-либо менять.
- Чего ты переживаешь? – фыркнул Лиэн. – Мы всего лишь лишились преотличной любовницы, не больше. Мы ее тянули, а не она нас. В ней силы, вспомни, не было. Так что, невелика потеря, найдем другую, – он подбросил камень и отправился вниз вместе с Дианулом, дабы войти в телепорт-зеркало. Они вернулись в «красный» мир, где было их главное логово.
Камень буквально искрился, когда Лиэн вернул его на место.
- В этой битве много псов ада убили, – хмыкнул Дианул, наблюдая за Лиэном.
- Зато приобрели гораздо больше, – вампир дыхнул на камень, – девчонка пускай пока сидит на цепи, подумает над своим поведением. Я уже распорядился, чтобы ее тщательно охраняли. А стаю Каларина я все-таки уничтожу. Теперь у меня есть особые причины ненавидеть этого белого вампира.
Вместе вампиры направились в кабинет Лиэна, но едва черноволосый лорд дотронулся до ручки, зрачки его расширились и руки затряслись.
- Дианул, уходи, займись с Хелой и Совенком нашими делами, у нас накопилось много работы, – глухо приказал вампир.
- В чем дело? – недоумевал Дианул.
- Если хочешь и дальше спокойно жить, тогда уходи! Объяснений не будет, ясно?
- Ясно, как пожелаете, лорд, – развернулся в другую сторону блондин и удалился.
Лиэн долго не мог решиться открыть дверь. Очень много лет лорд не ощущал этой страшной и чудовищно сильной энергии. Он жил на всю катушку, наслаждаясь полной свободой, и старался не задумываться над силами, которые стояли над ним и правили темным балом. Раньше к нему приходили посланцы, но чтобы лично, такого уже давно не бывало.
- Лиэн, мне долго ждать, когда ты соизволишь зайти? – донесся из кабинета хриплый голос.
Вампир, наконец, решился и вошел в собственный кабинет. Спиной к нему стоял мужчина в белом плаще с капюшоном, скрывающем лицо. В руке он нечто крутил, но Лиэн не видел, что именно.
- Каган? – рискнул с дрожью в голосе Лиэн, хотя и так знал правильный ответ.
- Лиэн, ты меня разочаровываешь, – повернулся к нему мужчина, в руке с черными когтями у него находилось окровавленное сердце. – Ты так хотел дочь, почему же ты сейчас не работаешь над ее созданием? Ты же поймал девчонку. Я разрешил тебе пользоваться ею, дабы она осуществила твою мечту об идеальной и послушной любовнице.
- Возникли сложности, Каган, – виновато опустил голову лорд, заложив руки за спину.
- Какие? – мягко усмехнулся Каган тонкими губами.
- Она… она беременна. Ты же знаешь, что пока она не разрешиться от бремени ее трогать нельзя, иначе я потеряю единственную возможность стать отцом. Мы так долго ее искали.
- И кто отец ребенка?
- Белый вампир Каларин.
Сердце в руке Кагана моментально превратилось в кашицу. Мужчина раздраженно смахнул остатки сердца в огонь камина, выполнено в виде головы чудовища.
- Ты не ошибся? Его действительно зовут Каларин? – спросил вампир, задумчиво облизнув пальцы.
- Да, я проверял, – ответил Лиэн. – Раньше я знал его как охотника равновесия по кличке Дикий и лишь недавно узнал его настоящее имя.
- Тогда у меня для тебя презент. Я нечто подобное ожидал услышать, когда узнал, что ты не воспользовался ею. Девчонка проблемная, пора мне за нее браться. И, кстати, ее мальчишку я тоже беру на себя. Мне надоело смотреть, как ты крутишься вокруг одной точки. Белые вампиры должны были умереть, но они до сих пор живы.
- Твой заказ сорвался, твои мальчики тоже плохо работают, – с гневом проговорил Лиэн, едва сдерживаясь.
Каган приблизился к нему и взял за шею, вымазал второй рукой лицо Лиэна кровью и сжал подбородок.
- Брат, один заказ сорвался, но есть еще штук двадцать подобных, – сказал он, с улыбкой вонзая когти в шею Лиэна. – А девчонка – это проблема. Силы, которые ей помогают, меня настораживают. С нами перестали сотрудничать термитотелы – объявился их владыка. Я намерен с ним поговорить, но прежде я заберу ее. Ее ребенок мне тоже пригодится.
- Но как же наш уговор? – скривился Лиэн.
- Ах, совсем забыл про презент, – Каган щелкнул пальцами, отпустив Лиэна и отойдя на пару шагов к столу.
Двое рослых вампиров внесли упирающуюся длинноволосую кудрявую девушку в оранжевой тунике. Она пыталась пнуть хотя бы одного бугая, но ей вывернули руки. Рыжая девушка оскалилась. Показались острые белые клыки.
- Еще одна прощенная? – удивился Лиэн, разглядывая ее.
- У меня много прощенных, – безразлично пожал плечами Каган. – Я умею их делать, это не так трудно, если знаешь как. С этой таких проблем не будет. И еще, братишка, твой сын. Ты не забыл, что он должен быть пойман? Без него все эти выскочки, – взял вскрикнувшую рыжую девушку за густые волосы, – бесполезны.
- Да, Каган. Я лично возьму его за глотку.
- Хотелось бы.
- Отпусти меня, мразь! – закричала девушка, пытаясь убежать и царапая руку вампира.
- Я все время забываю имя этой сучки, целых три года не сдается и упирается, – со смешком проговорил Каган, шлепнул прощенную по щеке. – Пользуйся, она полностью в твоем распоряжении. Надеюсь, у вас родится прекрасная дочь. Я бы рад остаться, но меня ждет беловолосая тварь. Нужно торопиться, пока она что-нибудь не выкинула.
Вместе с темным туманом Каган растворился, забрав с собой своих «мальчиков». Освобожденная девушка плюнула в лицо Лиэна и попыталась выпрыгнуть в окно, но добежать до заветной цели ей не удалось. Она мигом оказалась на столе, а по замку раздался ее крик полный панического ужаса…

URL
2011-05-04 в 14:50 

Романчик Анастасия
Глава 20

Мир «Черная пустошь» населен гоблинами, неуспокоенными душами, нечистью, эльфами Дармагада и другими не менее «милыми» существами. Этот мир солнце редко освещало, так как небо большую часть суток закрывали черные непроглядные тучи. Все жители мира – ночные существа и прекрасно видели в темноте. Когда же на краткое время показывалось солнце, лишь черноволосые и зеленоглазые эльфы Дармагада бесстрашно могли выходить на улицу и не бояться опалить роговицу глаза.
Черную землю покрывал пепел, кости, остатки ржавых и новых доспех, сломанные мечи, обломки луков. В «Черной пустоши» часто велись войны, а мародеры редко этот мир посещали. Дурная слава Дармагада распространилась во многие миры, каждый охотник за сокровищами знал, что ждет незваного гостя, если темные эльфы его поймают. Дармагадцы обожали снимать с пленников кожу и вывешивать ее на воротах города. Этими действиями они отбили у многих охоту нападать на темных эльфов.
Любители падали днем и ночью рыскали в поисках добычи по черной земле. Когда открылся портал, и из него вылетело громыхающее железное «чудовище» падальщики с неприятным визгом скрылись в многочисленных норах. За рулем машины сидела черноволосая девушка, рядом с ней расположился десятилетний мальчик, позади них, нахмурившись, находилась с ногами на столе красивая блондинка. Без удовольствия красавица наблюдала за следившим за ней тигром.
- Вы оба чокнутые! – уверено проговорила Наташа, наблюдая за Скрепкой и Уртом с безопасного расстояния. Она давно убедился, что Скрепка неадекватна в гневе – она любила кидаться предметами. – Вы собираетесь идти вдвоем в логово сильнейшего вампира, вооружившись этими зубочистками? – кивнула на луки света.
- Это лук света! – возмутилась Скрепка
- Я вижу, что не пулемет, – искривила красивый носик Наташка.
Скрепка отвернулась от девушки с видом, словно только что поговорила с полным чайником. Не объяснять же человечке, что лук света считается одним из сильнейших артефактов света. Но разве человек из закрытого мира, где магию можно увидеть только в телевизоре, поверит? Вряд ли.
- Урт, нам нужна помощь, – заговорила Скрепка, полностью игнорируя Наташу. – Я пойду мобилизовать гоблинов, вдруг они не все мозги растеряли. Придем и вдарим по вампирам, дабы отвлечь их от Крик. А ты беги в разведку и смотри не попадись темным эльфам Дармагада. Они вампиров не жалуют, – немного подумав, добавила: – они вообще никого не жалую, так что, берегись этих эльфов. Понял?
- Ага.
- Ян, ты сидишь здесь, – ткнула пальцем в нос тигру девушка.
- Эй, бэтмен в юбке, а для меня будут особые распоряжения? – ехидно поинтересовалась Наташа, насупившись.
- Сидеть и не рыпаться!
- А иначе что?
Скрепка недвусмысленно провела пальцем по шее. Наташа непроизвольно отстранилась и свалилась на пол пятой точкой.
Через пять минут Скрепка с Уртом побежали в разные стороны. По дороге черноволосая девчонка преобразилась в настоящего гоблина, но мальчик этого не видел.
Урт не знал, куда ему бежать. Ему хотелось идти спасать маму. Она, Скрепка и Ян стали для него настоящей семье. Именно о такой семье он мечтал, поэтому, когда на горизонте появился черноволосый мужчина с острыми ушами Урт не побежал от него сломя голову. Нет, он остановился и смотрел на эльфа, как завороженный.
Высокий эльф, облаченный в черную одежду (под цвет местности), осторожно переступал по камням, избегая костей и ям. Лицо эльфа разукрашено черными полосками на манер тигриной окраски. Иногда в руках мужчины появлялся длинных волнистый меч и слышался визг падальщика, которого эльф безжалостно убивал. В «Черной пустоши» жили по правилам – либо ты живешь и убиваешь либо становишься жертвой.
Дармагадцы по телосложению крупнее Афоэль, хотя бы по той причине, что черноволосым эльфам постоянно приходится выживать и играть со смертью в пятнашки. Они всегда готовы умереть в бою и дать отпор врагу. Их луки и наэны намного больше, чем оружие светлых собратьев. Даже лук света выглядел на фоне черного лука Дармагада миниатюрным. Наэна, находившаяся за спиной темного эльфа, заканчивалась зеленым лезвием с черными разводами. Иногда лезвие скалилось, словно живое, и на нем появлялись пустые глазницы.
Урт скрывался за камнем и видел вдали город эльфов Дармагадов. Вампир слишком близко подошел. Мальчик заметил и других эльфов, прочесывающих местность, но ближе всех был именно этот рослый эльф с длинной черной серьгой, вставленной в кончик острого уха.
Сердце вампира замирало от страха. Он мог подойти к нему и… а вот, что дальше будет, Урт даже загадывать боялся. В кармане мальчик нащупал талисман в виде солнца. Лима подарила его в самом начале их знакомства. Она рассказала историю о великой воительнице – ее учительнице. Вдруг этот эльф тоже знал о ней? Что если рискнуть, ослушаться и подойти к эльфу Дармагада?
Шаг, еще шаг… Спина эльфа приближалась. Его острые уши беспокойно зашевелился. Он определенно услышал, как к нему кто-то приближается. Еще шаг и он будет стрелять. Почему-то Урт был уверен, что именно так эльф и поступит.
- До последней капли крови! – крикнул мальчик хрипло, зажмурив глаза.
Секунда, две, три, четыре. Стрела не летала в него. Неужели эльф не услышал его? Нет, услышал и смотрел. Урт чувствовал его недобрый и внимательный взгляд.
- Что ты сказал? – донесся до мальчика мелодичный голос эльфа.
- Д-до последней… капли крови, – неуверенно прошептал, открывая глаза. Так и есть, эльф смотрел, и его зеленые глаза с вертикальным зрачком сужены в недобром прищуре.
- Зачем ты сказал мне это? – рука расслабленно лежала на тетиве и стреле. Не стоило сомневаться, что эльф мгновенно выстрелит.
Вместо ответа Урт извлек из кармана талисман-солнце.
- Откуда он у тебя, адское отродье?! – зарычал мужчина и на этот раз натянул тетиву лука.
- Вы называли ее Смертельный клинок, – с дрожью в голосе говорил мальчик. – Моя мама рассказала мне о ней и сказала, что она была ученицей Смертельного клинка. Моя мама попала в плен к адским вампирам. Я один, мне не у кого просить помощи.
- Ты сам адский вампир, а твоя мама…
- Прощенная.
- Наглая ложь, прощенных не существует!
- А тогда кто я?
Эльф опешил и не знал, что сказать.
- Она была ученицей Смертельного клинка! Это правда! – не выдержал тишины Урт. – Этот талисман нельзя передать без воли хозяина! Ты это знаешь, поэтому я до сих пор жив! Пожалуйста, помогите мне, освободите маму! Смертельный клинок помогала всем, она не смотрела на то, темный ты или нет! Она просто… помогала. У кого мне еще просить помощи в этом темном мире?
Эльф нахмурился, но, выругавшись, опустил лук. Он подошел к вампиру и попытался взять талисман, но тот ярко вспыхнул и в руки не дался.
- Как зовут твою маму?
- Крик. Вы поможете мне?
- Не обещаю, у нас много сторонников Смертельного клинка, но мало кто поверит адскому вампиру, даже при наличии этого талисмана. Они наши враги, именно поэтому я соглашусь. Я попытаюсь помочь тебе и освободить твою маму. Я и мой отряд.
У Урта в душе загорелась надежда…

URL
2011-05-04 в 14:52 

Романчик Анастасия
Глава 21

«Охотник равновесия – многофункциональная и самая неподкупная система, основанная хранителем миров (равновесия) для поддержки и охраны других миров, а так же контроля границы. Охотники не вмешиваются в культуру и традиции других миров, но если нарушается свобода выбора либо закон одного мира другим (нападение, захват в рабство, убийство и т.д. и т.п.), то охотники обязаны принять меры. Жесточайший отбор детей, пригодных для службы, и суровое обучение внутри стен кадетских корпусов. Детей привозят со всех миров вне зависимости от уровня развития основного населения.
Базы охотников равновесия – настоящие города мужские либо женские, где есть врачи, педагоги, программисты и многие другие. Каждый из охотников – солдат, обладающий всеми необходимыми навыками для выживания в тяжелых условиях. Черная форма с белым либо черным поясом, татуировка кинжала на плече – знак отличия охотника равновесия. Их бояться, ненавидят и уважают за силу и преданность долгу. Каждый знает, подкупить охотника, прошедшего обучение, невозможно.
Иногда все командиры собирались в одном месте, дабы обсудить общую проблему. Для совета охотников равновесия отводилось специальное здание круговой формы, защищенное от подслушивания извне, в центре города-столицы. Таким городом являлся любой город из десяти миров хранителей равновесия, который населяли древнейшая раса мирайя – смертные потомки хранителей миров.
Пять миллиардов лет назад расу мирайя практически полностью уничтожили, осталась одна семья, впоследствии ставшая хранителями миров. Свет подарил им силу, бессмертие и дал власть, равной которой не существовало в те времена. И хранители миров распорядились ею мудро и стали защищать миры от вторжения темных и полного уничтожения другие расы. И лишь в книгах истории мирайя сохранилось, что у двадцати старших великих хранителей миров выжили двоюродные братья и сестры, пожелавшие остаться смертными. Они-то и дали начало возрождению мирайя…»
Крауул закрыл книгу с краткой историей. Слишком много информации за один день, всего все равно не поглотишь за раз. Он вместе с пятью преданными клауурисами сидел и дожидался прибытия всех командиров охотников равновесия в мире «Феникс», но пока приехало восемь охотников. Они сидели в зале советов охотников равновесия. Это было округлое помещение с белыми стенами с множеством стульев и столом посередине зала. Стены увешаны красивыми благоухающими цветами, в центре стола небольшой фонтанчик с каменными птичками.
Последнее время клауурис часто читал историю, дабы наверстать упущенное за пять миллиардов лет пребывания во льду. Временной разрыв большой, но знать элементарное клауурисы обязаны, дабы успешно прижиться в новом для них времени.
Хоть что-то проклюнулось в его древнем сознании. Он помнил кто такие мирайя. Во время его жизни мирайя еще не стали хранителями миров, но были сильной и могущественной расой, союзниками клауурисов. Когда на улице Крауул увидел горожан, мужчина их узнал, хотя они и слегка изменились. Поэтому он решил удостовериться из книги, что не ошибся в предположении на счет мирайя. Теперь Крауул понимал, почему темные бросили все силы, дабы уничтожить их. Мирайя были угрозой. Темные, наверняка, знали, что кто-нибудь из них может стать хранителем, так же как некогда первородная раса ангелов стала хранителями душ. Ангелы редко спускаются с небес, но их незримое присутствие всегда ощущалась.
Крауул знал, что свет сделал все возможное для защиты живых и хранители миров тому доказательство. Пять миллиардов лет стали золотыми годами после долгого времени страха и боли. Тогда бушевала страшная война. Крауул ее помнил, его раса тоже пострадала. Много кого уничтожили и те, кто выжил, долгие годы жили в спокойствии под защитой хранителей миров. Хранители стали грозой и молнией для всех.
«Пока жив хранитель, мир никогда не захватят» – прочитал клауурис на обложке книги. И вот теперь хранителей уничтожили, и снова на пороге гремела война.
- Чаю? – спросили у Крауула, выводя из раздумий.
Крауул поднял взгляд на улыбчивое лицо мужчины с невероятно яркими зелеными глазами. Полупрозрачные серебристые крылья с легкими воздушными перьями сложены за спиной, а коричневые волосы аккуратно уложены с помощью белого обруча. Кончик ушей покрыт серебристой пластиной всего пару сантиметров длинной. На пальцах бледной руки серебристые ногти красивой формы. Белая одежда плотно облегала стройное сильное тело. Мирайя. Крауул никогда не видел совершеннее существ, чем мирайя. Неудивительно, что в миры мирайя пускали только по пропускам. Молодые расы с ума бы сошли от мнимой любви к этим красавцам. Хранители миров умели скрывать истинный облик, обычные горожане – не хотели, хотя имели огромную магическую и физическую силу.
- Нет, спасибо, – отказался клауурис от чая.
- А может сладкого? У нас замечательные фруктовые конфеты и сладкие фруктовые соки, – лукаво предложил мирайя. Он говорил шепотом, но и так его голос очень громок.
- Сладкого? Сладкого можно, – улыбнулся уголком рта мужчина.
Сколько лет прошло, а они помнили. Значит, генетическая память у мирайя сохранилась, хотя Крауул не понимал, зачем она им. Мирайя – долгожители, продолжительность их жизни самая большая. Они достигали совершеннолетия в три тысячи лет. Дети у одной пары рождали редко – раз в пятьдесят-семьдесят лет.
Когда мирайя принес конфеты и сок, пришли последние командиры охотников равновесия – Орис и Карглос. Они-то и попросили всех командиров собраться, а также на собрание пригласили представителей древних светлых рас, тех, кто ближе всего находился к силам света. Арианты, вероны, левкосы, кейары, мирайя и даже воины стихий пришли, хотя последние предпочитали жить обособленно, не вмешиваясь в жизнь открытых миров. Ну и, разумеется, клауурисы, они стали седьмой выжившей древней расой.
Крауул машинально попробовал конфету и прикрыл сетчатые голубые глаза от удовольствия. Конфеты изменились, но вкус по-прежнему восхитителен. Клауурис искоса наблюдал за другими расами. Всех их он помнил, кто-то был младше его расы, другие старше. Некоторые сильно изменились, остальные остались почти прежними.
Черноволосые арианты – мощная поисковая раса с лезвиями в позвоночнике и черной природной подводкой вокруг голубых глаз, у женщин-ариантов нет ядовитых шипов в запястьях, зато волосы превращались в ядовитых змей. Разнообразные вероны – самая старая раса с острыми твердыми белыми ногтями, каждый из веронов обладал уникальным магическим даром, способностью к полету без помощи крыльев и генерации электричества. Миниатюрные левкосы – хвостатая раса с рысьими ушами и острыми коготками, левкосы свободно проходили сквозь предметы и стены, твердость их кожи сравнивалась с чешуей дракона. Зеленокожие кейары – пожалуй, самая молодая раса из присутствующих древних, изо лба у них росли белые усы, как у насекомого, а за спиной находились крылья бабочки, кейары способны ускорять рост растений и обладали магическим пением. Воины стихий – самая загадочная раса, объединявшая в себе все четыре стихии природы. Ну и мирайя, обладавшие частью силы хранителей миров.
С удивлением среди командиров охотников равновесия Крауул заметил представителей темной древней расы – зоу. Двое, один из них – Карглос. Красноглазые с жесткими черными волосами мощные и крепкие. По природе зоу хитрые, сильные и независимые. Они умели сдвигать предметы силой мысли и вызывать каменных «помощников».
- Мы собрали вас сегодня, чтобы сообщить дурную весть, – заговорил Орис бесстрастно, когда внимание присутствующих обратилось к нему. – Мои охотники многие годы следили за ульем старшего термитотела Иуужана. И мы первыми заметили, что к нему начали слетаться все виды термитотелов. Это небывалое событие ознаменовано пробуждением отца всех термитотелов, владыки.
Все присутствующие едва сдерживали эмоции.

URL
2011-05-04 в 14:52 

Романчик Анастасия
- Ты уверен, Орис, в информации? – поинтересовался ариант, к тому же, охотник равновесия, скрестив руки на груди. Его темный напарник-эльф и вовсе матерился шепотом.
- Да. Один из моих лучших охотников столкнулся с владыкой в «Изумрудной розе». И как мне сообщили, термитотелу удалось скрыться.
- Уничтожить владыку невозможно без хранителей! – закрыл красные глаза зоу. – И почему он не в аду?! Как это допустили?! И что делать теперь нам?! Он щелкает пальцами и собирает всех своих детишек! Это же армия, которая раздавит все наши сопротивления! Моя раса и та обеспокоена и готова принять участие в устранении угрозы!
- Мы можем привлечь нашу королевскую семью, – произнес синеволосый верон.
- Без короля королевская семья веронов не поможет, их слишком мало и чем нам помогут дети? – проворчал темный эльф охотник равновесия. – Мальчишку до сих пор не нашли, мы не знаем его местоположение. Нам придется отложить его поиски в связи с этой чрезвычайной ситуацией. Мне кажется, что проблем не становиться меньше после гибели хранителей миров, а только увеличивается. Мы стали беспомощными, а пробуждение владыки и вовсе сравни с апокалипсисом. Что ему нужно было в «Изумрудной розе»?
- Судя по докладу, ему нужна прощенная девушка, – ответил Карглос.
- Так это правда? – нахмурился воин стихий, переглянувшись со своими соплеменниками. – Прощенная девушка действительно скрывается у белых вампиров?
- Да, – отвечал Орис. – Мы прикрываем ее, но дело усложняет появление владыки. Второстепенные дети термитотелов теперь могут вырубать из строя наши сканеры. Поэтому придется укреплять защиту всех наших баз для того, чтобы исключить проникновения шпионов. Они принимают образ наших сотрудников.
- Там сотни видов, – прокомментировал кейар, пошевелив усами. – Это будет очень сложно. Их объедение – сильнейший удар по нам. Я думаю нужно кого-то из полукровок хранителей миров привлекать. Они единственные кто может его изгнать.
- Мы не можем использовать полукровок, – покачал головой представитель мирайя, грустно вздыхая. – Они скрываются, темные объявили на них охоту и, используя их, мы подвергнем опасности всех. Они последний оплот, который нас защищает от полчищ тьмы.
- Но владыка! – воскликнул левкос. – Это опасность номер один, мы даже не знаем, сколько существует разновидностей термитотелов! Они размножаются с огромной скоростью! Нас всех не хватит, чтобы их остановить, если за них будет сражаться владыка!..
- Пробуждение владыки случайно не совпало с нашим возращением? – перебил левкоса Крауул, поднявшись.
- Да, Крауул, их активное движение обнаружено после того, как мы разморозили вас, – кивнул Орис. – Мы подозреваем, что владыка собирает армию для того, чтобы уничтожить вас, закончить дело, начатое много лет назад.
- Как зовут владыку?
Вместо Ориса Крауулу ответил верон:
- Судя по старым записям, его называли Крауулинг.
Клаууриссы обомлели и переглядывались между собой. Крауул едва не упал от потрясения. Карглосу даже пришлось наливать ему бокал вина белых вампиров, что привести древнего в чувство.
- Со мной все нормально, – сказал Крауул, присев обратно на белый резной каменный стул.
- Он ваш сын-предатель? – поинтересовался кейар.
- Да.
- Мда, – выдохнул зоу и опустошил бутылку. – У нас серьезный противник, я думаю, пришло время расшевелить совет. Владыка – это глобальная угроза, мы должны что-то делать.
- Войны не будет, – проговорил вдруг Крауул.
Все взгляды устремились к нему. Все напряженно ждали, когда он заговорит вновь.
- Я сам уничтожу предателя, а, срезав верхушку, термитотелы перестанут представлять для светлых миров угрозу.
- Он очень силен, он владыка, – покачал головой Орис.
- А я его отец.
- Да, такого в истории еще не было, – хмыкнул темный эльф. – Владыка ада – сын, а отец – один из древних.
- Вы можете организовать мне встречу с прощенной девушкой? – поинтересовался Крауул у Ориса, не обращая внимания на слова эльфа.
- Конечно, я свяжусь с ней, и вы встретитесь с ней немногим позже.
- Благодарю.
- И еще одна новость, которую я хотел бы вам сообщить, – вновь заговорил Орис, набирая полную грудь воздуха. – Хранители миров, которых мы долгие годы считали мертвыми, живы и находятся в плену ада.
В зале воцарилась тишина, даже мирайя были шокированы, услышанной новостью. После слов охотника все повернулись к внезапно открывшейся двери. На пороге стоял старик, облаченный в белую мантию. Белоснежная борода и длинные белые волосы до самых пят, в руке старец держал белый посох. Невероятно яркие голубые глазами обвели взглядом присутствующих. Все почтительно склонились перед старцем. Крауул тоже склонился, они никогда не чувствовал подобной силы. Старик был мирайем, но и чем-то еще. Старость среди мирайя невозможна – они не менялись на протяжении всей жизни.
- Хранитель миров Харватиус, – приложил к сердцу руку Орис. – Мы рады, что вы нашли время и от имени совета посетили наше собрание.
- Я пришел сюда от своего имени, – проговорил старик очень громко. Крауул скривился, он не ожидал услышать такой мощный голос. Вот и пришлось увидеть единственного оставшегося хранителя миров, который всю жизнь заседал в совете магов. Он и есть верховный закон.
Харватиус подошел к мирайям и сел среди них.
- То, что вы сегодня услышали и услышите не должно выйти за пределы этого зала для вашей же безопасности, – продолжал уже «шепотом» старик. – Хранители миров действительно чудом выжили и находятся в плену ада. Сейчас темные как никогда близки к тому, чтобы сломать щит света, оберегающий хранителей от смерти. Мне очень жаль, что хранители не могут вам помочь в постигшей нас беде. Но не владыка сейчас вызывает мои опасения, а старший сын отца всех вампиров. Он собирает прощенных вампиров для того, чтобы сломать щит света и совершить еще нечто страшное, что именно мне неизвестно.
- Но как он это сделает? – спросил верон, поперхнувшись.
- Случай прощенных – уникален, – отвечал Харватиус, – аналогов никогда не существовало ранее. Их кровь может послужить ключом к вирусу, над которым сын владыки трудился долгие столетия. Ему не хватает лишь одного прощенного.
- Неужели эти девчонки – Лима и Марина и есть ключ? – напрягся Орис.
- Нет, они лишь звено в большой цепочке, принесенных в жертву прощенных вампиров. Они необходимы ему, но их он может заменить другими, – грустно вздохнул Харватиус. – Ему не хватает того, с кого все началось, вернее похожего на него.
- Прощенный сын владыки был предком белых вампиров! С него все началось! – осенило Карглоса, он закрыл лицо руками от ужаса, который его охватил. – Мальчишка! Сын Лиэна и есть последнее звено!
- Да, – кивнул Харватиус. – И если адские вампиры его поймают, вирус будет создан и возможно с его помощью сын выпустит из темницы отца.
- Второго владыки нам еще не хватало! – буркнул темный эльф, побледнев.
- Я немедленно связываюсь с зоу! – проговорил зоу охотник равновесия. – Мы этого клыкастого придурка на шампурах поджарим!
Зал громко зашумел, даже воины стихий не остались в стороне.
- Сядьте и успокойтесь, – попросил Харватиус, наблюдая за спорщиками.
Все присутствующие подчинились, и вновь в зале воцарилась гробовая тишина.
- Крауул, – обратился к клауурису старик.
- Да, хранитель, – почтительно отозвался мужчина.
- Мне очень жаль, что решить дело с владыкой термитотелов придется тебе и прощенной девушке. Надеюсь, ты понимаешь важность того, что ты должен сделать. Война не должна состояться, я сам скажу тебе, когда нужно выманить владыку из его логова. Вампиров на себя возьмут другие, нужно защитить сына Лиэна. Он последнее звено. Если они его получат, произойдет действительно нечто страшное и это не только гибель хранителей. Мы всегда погибали вместо других.
- Я все понимаю и готов выполнить свой долг, – кивнул клауурис.
- А может нам самим лучше убить сына Лиэна? – спросил зоу.
- Нет, – строго повернулся к нему старик, – если мы сами убьем его, мы предадим свет, и тогда жертвоприношения не потребуется, все произойдет мгновенно. Все, что мы достигли превратиться в прах. Прощенный – величайшее чудо.
- Что делать нам, хранитель? – подал голос ариант.
- Полукровки хранителей миров не останутся в стороне, слишком многое поставлено на карту и мы это понимаем, – сказал напоследок Харватиус, поднимаясь. – Запомните, если сын Лиэна не удастся уберечь, я не исключаю возможности, что одна из присутствующих рас… прекратит свое существование. Единственная ваша задача – сохранить сына Лиэна, не отдать его в лапы вампиров. Больше я ни о чем не смею просить вас, а теперь я откланяюсь.
Когда хранитель ушел, все сидели в подавленном настроении. Оба зоу открыли бутылку вина и на двоих разделили, Карглос особенно старался «упиться».
- Ну, у кого-нибудь есть хотя бы одна хорошая новость? – хмуро спросил темный эльф. – А то еще одна отвратительная весть и мне понадобится помощь психиатра…

URL
2011-05-04 в 15:08 

Романчик Анастасия
Глава 22

Марина находилась в доме Бериана и разглядывала скульптуры, созданные его рукой. Вампир, наконец, признался в том, что он и есть стеклянный мастер. Девушка не жалела, что узнала его маленькую тайну только сейчас. Потом что именно сегодня она была счастлива быть невестой Бериана.
Она разглядывала скульптуры и вещи, но все время отвлекалась. Не на скульптуры ей хотелось смотреть, а на хмурое лицо Бериана. Как и многие творческие личности, вампир испытывал сильные эмоции, когда его работы при нем рассматривали другие. Проще говоря, Бериан нервничал и хотел куда-нибудь уйти. А еще его беспокоило поведение брата и поэтому эмоции перемешивались, создавали настоящую бурю в душе белого вампира.
Вчера Марина пришла к нему в лазарет по просьбе Ориса и кормила с ложечки прикованного к койке вампира, приговаривая каждый раз отправляя ему в рот порцию питательной каши:
- Ложечку за маму, ложечку за папу…
Насмешник едва не свалился на пол и долго хохотал. Бериан стоически выдерживал позор и послушано употреблял кашицу из рук Марины. Гнев, как рукой сняло. Но эльф все равно благоразумно держался от напарника на расстоянии. Одно дело, когда над тобой потешается любимая девушка, другое – ехидный напарник.
Когда Марина заметила Карглоса, наблюдавшего за ними, она ляпнула:
- Ложечку за дядю Карглоса.
Бериан громко поперхнулся, едва не откусив кусок от ложки. Под столом оказался не только Насмешник…
- Ты гений, мастер, – улыбнулась Марина, закончив осмотр скульптур, и положила парню на плечи руки.
- Громко сказано, я предпочту быть просто мастером, – сказал хмуро и отправился в другую комнату. Там у него оказался настоящий цветник. Этой мелочи Марина не знала и с восторгом рассматривала, с какой бережной осторожностью вампир касается цветов. За грубой натурой может скрываться ранимая душа.
Марина обняла его за талию и щекой прижалась к сильной спине.
- Марина, – девушка захихикала, услышав в его устах свое имя, – будь немножко серьезна.
- Я не хочу быть серьезной сегодня, я хочу быть твоей, – она развернула его к себе и попыталась поцеловать, но он внезапно выгнулся назад и вывернулся из ее объятий.
Маринка удивленно посмотрела на него.
- Что-то не так, ты не хочешь?
Не редко случается, что красивые женщины входят в ступор, когда мужчина (особенно если любимый) не хочет интима, когда все остальные в лепешку разбивались, чтобы его добиться. Марину всегда желали, а поведение Бериана не входило в привычный сценарий.
- Хочу, но до свадьбы ни-ни, – неожиданно ответил он.
Маринка раскрыла рот в удивлении:
- Как это до свадьбы ни-ни?
- Ну, так, разве ты не слышала о таком, что до свадьбы нет никаких супружеских отношений?
- Ну, это же глупо, мы же все равно… ну ты сам понимаешь.
- Вот именно, после свадьбы. Тебе как для человека трудно нас понять, но именно в таких мелочах, для нас мелочах, – подчеркнул Бериан, – куется характер. Мы молоды, но мы почти достигли уровня веронов. Это очень много. Нам пришлось начать все с нуля.
- Но причем здесь это?
Бериан учащенно задышал.
- Ты наверняка не забыла, какая ярость в нас, особенна в нашей стае.
- Ну да.
- А теперь представь, когда я был моложе, может, лет так на сорок, меня все темное отделение охотников боялось. Они прятались в шкафы, когда я приходил. Я не преувеличиваю, это было действительно так. Я тебе сейчас кое-что покажу, запись давняя. Я подозревал, что ты будешь требовать большего, я просто прошу немножко понимая. Не торопись.
Бериан поднялся и включил перед Мариной экран с записью. Девушка с удивлением узнала своего жениха в образе охотника темного отделения с ирокезом на голове и с ошейником на шее. Перед ней открылась драка, где Бериан был на первом месте.
- Моя ярость доходила до полного отключение всякого разума, – заговорил Бериан, когда первое удивление Марины отошло. Она-то знала Бериана более спокойным, чем того, что увидела на экране. Особенно ее поразил разноцветный ирокез. – Неконтролируемая дикая ярость. В таком состоянии я был способен убить, покалечить. Мне давали специальные таблетки, чтобы подавлять мой гнев. Со временем, я научился это контролировать. Мне помогла мама, отец и старший брат справиться с этим. Без контроля зверь снова сорвется, а я этого не хочу. Иногда именно мелочь играет очень важную роль.
- А если бы мы встретились именно тогда?
Бериан запнулся. Он не знал, что ответить, а потом все-таки решился:
- Я бы убил бы их, разорвал бы на части и сжег, наблюдая, как горит огонь, а от их тел остался бы пепел, – сказал и отвернулся. Марина прекрасно поняла, о ком он говорил, и снова обняла его за талию сзади и прижалась щекой к спине. – Есть черта, которую не стоит переходить. Переступить легко, а вот остановиться очень тяжело. Именно в этом состоит наша главная сила. В отказе от соблазна. Пускай другие считают это глупостью и маразмом, но именно поэтому мы одна из самых сильных рас. И именно поэтому, – повернулся к ней и взял лицо в руки, – наши браки не распадаются из-за ревности, обиды и измены.
- Значит, ты правда девственник? – хихикнула, ее эта мысль умилила.
- Да.
- А неуверенности нет?
Бериан закусил губу, снова вывернувшись из объятий девушки.
- Нет, плотские утехи не самое главное в жизни и когда ты умеешь посмотреть на мир другими глазами, он оживает ярчайшими красками. Это называется посмотреть глазами ребенка. Мир не успел ему надоесть и каждый день не похож на другой. Насытившись же жизнью, мир теряет краски, и ты теряешь вместе с ним радость. Он надоедает, и ты ищешь что-то новое, но уже никогда не найдешь, потому что все попробовал и перепробовал. Посмотри на мир глазами ребенка, и никто не сможет тебя разуверить, что мир не прекрасен. И ты увидишь в старом что-то новое.
- А мне обязательно идти в школу? – нахмурилась Марина, заметив в его руке знакомую бумагу.
- Это нужно, школа научит тебя контролировать эмоции и способности. И тебе понравиться общество наших подростков. Они классные.
- Не сомневаюсь, – она обняла его за шею и снова захотела поцеловать, но он не дался. Девушку откровенно насмешило его поведение.
- Бериан, нужна твоя помощь, – донесся голос Насмешника из наушника.
- В чем? – вздохнул вампир.
- Перехватили у горгон людей из закрытого мира, все наши отказываются с ними работать. Каларин, как ты понимаешь, не может. Вся надежда на нас.
- Насмешник, не шути со мной, – сурово сказал Бериан, прекрасно знавший все штучки напарника
- Ладно! – сдался Насмешник и захихикал. – Ты ж знаешь, как я люблю прикалываться над людьми, это же просто умора. Должны же быть у меня маленькие радости в жизни? И вообще, Карглос дал нам один выходной, нужно отрываться и пользоваться.
- И поэтому ты взял дело людей?
- Да, хочу поиздеваться, – в голосе звучало столько коварства, что даже Марине стало не по себе. – Кстати, возьми с собой зеленоглазую особу, которая пытается тебя бессовестно развратить.
- Подсматривать, между прочим, некультурно! – возмутилась Маринка.
- Какая культура? – открыл дверь эльф, вытаращив глаза. – Где вы видели культуру? Где справочник? Мне нужно посмотреть, что обозначает это слово!
- Прекрати, идем, – хлопнул его по плечу Бериан.
Они втроем направились на базу и там же оба охотника равновесия получили дела от подчиненных. К удивлению Марины, она узнала в двух из шести подчиненных Малина и Кинжала. Малин ей участливо подмигнул и снова «застыл».
- Они уже сидят в ругалке? – поинтересовался эльф деловито.
- Да, – ответил Кинжал, подавливая коварную ухмылку. Лишь немного позже Маринка узнала, что Кинжал и Малин долго добивались того, чтобы попасть в команду Бериана и Насмешника. Оказалось места бронировались заранее, еще до перевода потенциальных командиров в старшую группу. И чем сильнее будет будущий начальник, тем лучше для молодых охотников.

URL
2011-05-04 в 15:09 

Романчик Анастасия
Марина наклонила к себе Бериана.
- А что такое ругалка? – спросила она его.
- Комната для допроса. Там часто ругаются допрашиваемые и потому ее назвали ругалкой.
Вскоре девушке предстояло пережить настоящий шок, когда они спустились на первый этаж и приблизились к белым комнатам для допроса. Все четыре человека из закрытого мира, являлись когда-то ее одноклассниками. Заметив удивление Марины, Бериан вопросительно кивнул на людей.
- Это мои одноклассники, – пояснила девушка, не глядя на него, – я не ожидала, что встречу их здесь. Почему они сюда попали?
- В закрытом мире люди зачастую без примесей, чистые, – заговорил парень. – Чистокровные. И поэтому темные часто стремятся заполучить хотя бы одного человека из закрытого мира для опытов. А при вашем появлении в открытых мирах некто пробил брешь в пространстве закрытого мира, именно нам том участке, где вы обитали. Поэтому и людей уворовали именно с этого участка. Совет уже распорядился закрыть дыру и вернуть людей на родину.
- А можно я пока постою, посмотрю? – попросила Марина, закусив указательный палец.
- Что-то не так?
- Да, – девушка решила быть честной. – Просто среди них мой бывший парень, последний. Мы с ним рассорились как раз, когда мы перенеслись в открытые миры.
- Ясно, – в лице Бериана на миг проявилась ехидца. Он явно уже не считал предложение Насмешника глупым…
Оба охотника зашли внутрь. Бериан присел на стул напротив людей и положил перед собой полупрозрачную табличку, извлек из нее палочку. Он уже был готов записывать показания и писать отчет о проделанной работе. Вообще все записывалось на видеокамеру и диктофон, но лишняя запись не считалась лишней.
- Сколько вас было, когда произошла телепортация? – задала первый вопрос вампир.
Одноклассники Марины переглянулись, словно выбирая того, кто будет говорить. Фыркнув, вперед выдвинулась Зоя.
- Нас было пятеро, – ответила она.
- И куда делась пятая? – остался холоден охотник.
Маринка впервые видела, как работают охотники равновесия. Ноль эмоций, ноль мимики, ноль лишних движений. Полный контроль и сдержанность. Никто не сможет сказать, что чувствует в данный момент охотник. Он даже нос не почешет, дабы не выдать себя.
- Мы не знаем, – продолжала отвечать Зоя, протирая глаз с остатками черной косметики. – Ее увел с собой человек со змеями на голове. Наташа его заинтересовала, она ему понравилась.
У Марины все внутри похолодело. Конечно, Наташу она не любила. Они часто сорились между собой. Но погибнуть в руках горгон девушка не желала однокласснице. Она взволновано ходила из стороны в сторону, вслушиваясь в каждое слово.
- Вы понимаете, куда вы попали? – поинтересовался Бериан, не отрываясь и делая молниеносные записи.
- Не совсем, – покачала головой Зоя. – Это параллельный мир?
- Близко, но не то, – ответил на этот раз Насмешник. – Вы сейчас находитесь в открытых мирах. Много народов, много культур, много миров.
- Мы пока не можем вас отправить домой по ряду причин, – не обращал внимания на напарника Бериан. – Некоторое время вы побудете здесь. Здесь вам не угрожает опасность извне. Хотя вам придется потерпеть, потому что вас будут охранять и не выпускать отсюда. Поймите нас правильно, мы опасаемся за вашу жизнь. Вы люди из закрытого мира и не приспособлены к нашим условиям жизни.
- Ты же выжил, а тоже человек, – упрямо заявил Денис.
- Я бы так не сказал, – эффектно улыбнулся Садюга, обнажая клыки.
- Мать твою!!.. – сорвался с места парень и уперся спиной в угол. Остальные повторили его трюк, матерились громко, все, кроме Зои. Девушка сидела с открытым ртом и не пыталась скрыть восторга.
- Сядьте, пожалуйста, – остался спокоен Бериан. – Вас никто убивать не собирается. Пребывание на нашей базе временно и никого страшнее меня вы не встретите, если будете придерживаться элементарной осторожности. Так что, давайте без глупой паники.
Люди, подозрительно посматривая на вампира, уселись обратно на стулья. Молодежь была непривычно бледна и напугана.
- И так, вас переселят в один из госпиталей моего мира, потому что кроме моей расы, вами никто заниматься не будет. Вы, мягко говоря, обуза.
- Мы будем жить среди вампиров? – с дрожью в голосе произнесла Женя.
- Круто! А вы кусаетесь? – спросила Зоя, расстегивая ворот рубашки. Марина, глядя на нее, ревниво нахмурилась. Она знала, что Зойка «тащится» от вампиров и мечтает стать вампиром, теперь же ее мечта могла осуществиться.
- Мы не пьем кровь и не убиваем, вам бояться совершенно нечего, – отвечал Садюга. – Вас будут регулярно кормить, и следить за вашим физическим здоровьем.
- Что и телок будут поставлять? – спросил Денис насмешливо. – Ну, типа держать в тонусе мужской организм и все такое.
- Нет, мы вас кастрируем, – добавил с серьезной миной Насмешник. Это была его особая манера. Он постоянно насмехался и шутил, но при этом собеседник воспринимал его слова за истину и искренне пугался. За это эльфа и прозвали насмешником. Он бил именно в больную тему. У человеческих особей больная тема: «про это».
Марина хрюкнула в кулак, наблюдая за ними. Она-то уже успела привыкнуть к напарнику Бериана и никогда ему не верила, даже если он говорил ей правду. Только Бериан мог распознать, когда эльф серьезен на самом деле.
- Это че, шутка? – опешил Петя, он же бывший парень Марины.
- Мы все кастраты и потому вас тоже кастрируем, – продолжал серьезно эльф. – Сегодня вас отведут в медицинский отсек и отрубят все лишнее. А так же у вас вырежут язык. Но вы не беспокойтесь, язык вернут. А вот половая система вам совершенно ни к чему, мы размножаемся искусственным путем. Мы идеальная раса и сделаем вас тоже идеальными и совершенными.
Одноклассники сначала хихикали, но, видя, что охотники остались серьезными, их хихиканье приобрело нервный характер. Денис готов был звать мамочку и кричать о нарушении прав человека.
- Я не хочу, чтобы меня делали кастратом! – резко поднялся Петр. – Вы совсем сбрендили?!
- Проституции у нас нет, поэтому, так или иначе, вам придется воздержаться, – заговорил, как ни в чем не бывало, Бериан. – Наши женщины не дают, не продают и не дарят. Усекли, мальчики? Или мне вас называть теперь девочками?
- Вы просто издеваетесь над нами! – воскликнул Денис, наблюдая за невозмутимыми охотниками.
- Знаешь, мне кажется, им нужно успокоительное ввести внутривенно, – продолжал играть комедию Насмешник. – Стресс после перевозки, тяжелые последствия травмы и радиации, сказываются на психическом состоянии. Надо сделать помимо кастрации трепанацию черепа.
- Треп… чего? – вытаращила глаза Женя.
- Череп вам вскроем и посмотрим состояние ваших мозгов, – почти ласково сказал эльф.
Марина хихикала вместе с молодыми охотниками равновесия и наблюдала за физическим состоянием одноклассников. Пульс выше нормы, адреналин в крови и много чего другого по мелочам. Девушка знала из рассказов Бериана, что небольшая стрессовая встряска иногда нужна, чтобы люди пришли в себя. Шок в данном случае выступал, как лечебная терапия и допускался в разумных границах. Поэтому Насмешник и отрывался, пока имелась такая возможность.
- Я хочу домой, – захныкала Евгения.
- Сейчас я вас отведу в наш мир, там вы сможете отдохнуть, – поднялся Бериан.
- Мы никуда не пойдем! – воскликнули почти хором люди.
- Не пойдете, заставим, – сказал Насмешник. – А если хотите, мы можем вас вернуть горгонам, и вас растащат на органы и запчасти. У них очень много заказов на руки и ноги.
Стена с экраном отъехала неожиданно для Марины. Она скромно улыбнулась и помахала одноклассникам ручкой. Бариан поднялся и отдал табличку одному из шестерых подчиненных. Маринка прижалась к жениху, стараясь избегать взглядов с одноклассниками.
- Марина?! – изумленно крикнула Женя, узнавая девушку.
- Да, это наша Мариночка, – улыбнулся впервые эльф, – кушает по одному сердцу в день. Кстати, Садюга, когда она планирует сожрать твое сердце? Нужно же знать точную дату, дабы подготовиться.
Марине жутко захотелось дать ему в нос.
- Хватит, – обнял девушку за плечи Бериан. – Лучше прекрати пугать людей и познакомь их с нашим миром.
- Обязательно, – во взгляде Насмешника появилась торжествующая задоринка. Он только и ждал, чтобы самому проводить людей до мира белых вампиров. И его напарник об этом знал.
- Марина, что это значит, и что это за мужик? – встрепенулся Петя.
- Этот мужик мой будущий муж, осваивайся, Петечка, а нам пора, правда?
К ним как раз подошли парочка охотников равновесия из младшей группы.
- Комета, Орис просит вас пройти к нему в кабинет.
- А для чего? – изумленно спрашивает девушка.
- С вами хочет переговорить Крауул, подробностей мы не знаем.
- Иди, – подтолкнул ее в спину Бериан.
Когда Марина удалилась, Бериан повернулся к людям. Петя буквально испепелял его взглядом. Петр являлся собственником, да еще и был самовлюбленным. И узнав о том, что его девушка выходит замуж за другого мужчину, он буквально взбесился.
- Ты явно ему проигрываешь, – шепнула Зоя Пете злорадно.
Но парень даже не посмотрел на нее, перед его взглядом стоял только вампир, посмевший покуситься на его собственность. Мнение самой Марины Петю, разумеется, не волновало. Он как петух уже готов был ринуться в драку, но как же ему придется разочароваться в своих силовых потугах, когда он столкнется с силой Бериана…
- Справишься один? – спросил Бериан напарника. – Я бы хотел к брату зайти.
- Справлюсь, я хорошо стреляю по бегущим целям.
Денис от слов эльфа судорожно сглотнул…
Тем временем Марину привели в кабинет к Орису, но вместо командира охотников светлого отделения ее встречал Крауул. Он сидел на стуле перед небольшим новым стеклянным столиком. Девушка, недоумевая, присела напротив него. На мужчине не было лица, он явно шокирован некой новостью, о которой Марина еще не знала.
- Крауул, вы хотели поговорить со мной, – решила нарушить тишину девушка.
Он поднял на ее взгляд сетчатых голубых глаз и сложил вместе ладони.

URL
2011-05-04 в 15:09 

Романчик Анастасия
- С моей стороны будет эгоистично просить вас об этом, Комета, – заговорил он тихо, с трудом выдавливая слова, – но я не вижу другого способа остановить приближающуюся катастрофу. Остановить кровопролитную войну, в которой могут погибнуть многие. Мы не для того пробуждались, чтобы из-за нас погибали народы.
Марина слушала его и недоумевала, к чему он клонит? Крауул же не торопился выкладывать перед ней все карты и продолжал говорить:
- Вы встречали сильнейшего в истории темного клаууриса – отца всех термитотелов. Это его никто не смог убить. И этот клауурис – мой сын-предатель.
Брови девушки едва не слились с волосами. Она просто лишилась дара речи. Отцом или матерью среди темных часто называли владык ада. Отец всех вампиров, мать всех суккубов, отец всех термитотелов – это владыки ада, достигшие самого высокого уровня в демонической иерархии. И чтобы один из них вырвался на свободу! Немыслимо! Марина с трудом представляла силу Огонек, а тут реальный владыка. И отец этого владыки сидел перед ней.
У девушки закружилась голова. Она налила себе стакан воды и быстро его опустошила. Крауул наблюдал за ней и давал время отойти от шока.
- И что вы хотите от меня? – вздохнула Маринка.
- Вы нужны ему и… я хочу попросить вас о помощи. Дело не должно дойти до войны, я хочу остановить его и отправить в ад, а для этого мне нужно выманить его.
- Вы хотите, чтобы я стала приманкой? – догадалась девушка.
- Да, вы не будете участвовать лично в сражении, вы просто заманите его в ловушку, а мы завершим начатое очень давно. Мне нужно было сделать это, как только он отвернулся от нас.
- Но он ваш сын! – воскликнула.
- Он умер, когда встал на сторону тьмы и предал свою расу. Комета, это он почти уничтожил нас. Как вы думаете, почему он стал отцом всех термитотелов? Он предал нас и заслужил высокого ранга. Того клауураса, которого знал я, больше нет, вместо него есть только монстр. Вы пока единственная кто может выманить его из улья. Если бы я знал другой способ, я бы не просил вас. Я не хочу войны, я не хочу крови, хватит, нужно положить этому конец.
- И когда мне нужно стать приманкой? – поинтересовалась Марина.
- Не сейчас, нам нужно время, мы должны подготовиться. Я бы попросил вас не распространяться о моей просьбе, не говорить об этом слух. Вы надеюсь, помните, как вас обманули шпионы Шруускунера? Владыка еще извращенней.
- Я не забыла.
- Спасибо.
- За что? Еще ничего не сделано, я вам ничем не помогла.
- За то, что не осудили, – сказал и удалился.
Девушка тоже поднялась и вышла. Она и представить не могла, что он чувствовал. Ей его искренне жаль, но жалость ему явно не нужна. Для себя Крауул давно все решил и готов принять даже смерть, но выполнить долг и защитить невинных от монстра, которого он же и породил.
У выхода ее ждал Орис. Он участливо положил ей руку на плечо.
- Я не буду спрашивать, что он вас просил, скажу лишь одно, то, что происходит сейчас очень важно.
- Как Каларин? – решила отвлечься от тяжелой темы девушка.
- Снова в строю, – улыбнулся охотник, – зол и целеустремлен. Я рад, что он взял себя в руки. Он уверен, что девчонка жива. Ладно, отправляйся в наш мир. Бериан уже там.
- До свидания.
Он приложил руку к сердцу и, развернувшись, удалился. Девушке захотелось очень сильно с кем-нибудь пообщаться, но кроме Вериа подходящей кандидатура на роль слушателя не нашлось. Марина отправилась на поиски напарницы, заглядывая во все ее любимые места. Девушка уже отчаялась найти Вериа, когда тормознула и заметила занимательную картину: красивый высокий белый вампир с курчавыми зелеными волосами пытался объясниться с Вериа. Девушка только рычала и старалась увильнуть подальше от ухажера. Он говорил и ловил ее за руку, но напарница Марины и слушать не хотела его. Наконец, девушка вырвалась и улетела. Лицо вампира приобрела несчастный вид. Маринка думала, что юноша сейчас расплачется, но он, обхватив голову, присел на цветок.
- Я тебя искал, – подбежал к ней Бериан, с ним находился Каларин. После последней встречи Марина отметила, что старший брат Бериана выглядел намного лучше, бодрее. – Совсем отбилась от рук, ленивица.
Марина не ответила, ей хотелось пожалеть зеленоволосого вампира. Бериан тоже взглянул на юношу.
- Это че такое?
- А ты что, по мыслям не понимаешь, что он сохнет по твоей сестре? – ухмыльнулась Марина.
- Не-ет, – протянул Бериан, злобно прищурившись. Его брат тоже проявил нехорошую внимательность.
Девушка пожалела, что раскрыла рот. Она совершенно забыла, что не все мысли доступны телепатам, есть воспоминания, в которые белые вампиры никого не пускали.
- Надо поговорить с ним, – буркнул Каларин серьезно.
- Эй, может, не будете устраивать ему допрос, он и так расстроен! – попыталась встать перед ними Марина.
- Это наше дело, а не твое! – оттолкнул ее старший брат Бериана.
Она наблюдала, как они вдвоем подошли к парню, отрезая путь к отступлению. Братья о чем-то спрашивали его. Зеленоволосый вампир смущенно отвечал и где-то даже краснел. Братья серьезно переглядывались и хмурились еще больше. Марина решила, что ей нужно вмешаться. Она приблизилась к ним.
- Может, перестанете крутых из себя мужиков строить?! Вы его пугаете! – воскликнула она.
Но они и не собирались ее слушать.
- Так, ты к священнику, – распорядился Дикий, – а я за родителями, потом вместе пойдем мозги сестренке вправлять!
Марина раскрыла рот от удивления.
- Захлопни ротик, – дружелюбно оскалился Каларин.
Ох, и влетит же ей от Вериа, когда та узнает, кто ее братишкам-то сдал.
В тот же день организовали церемонию, с этим делом белые вампиры не тянули и если женились, то сразу. Исключение составлял Маринин будущий брак с Берианом, но Маринка не чистокровная, поэтому и сроки другие.
Священник и жених стояли на площадке, где должна пройти церемония бракосочетания в окружении цветущих цветов и плодов, свисающих с деревьев. Много собралось нарядных белых вампиров и Марина не исключение. Она скромно стояла в сторонке вместе с девочками. Отсутствовали только братья невесты, ну и сама невеста.
Через двадцать минут девушку притащили братья. Вериа яростно сражалась против двоих здоровых мужчин. Ее нарядили в красивое белое платье и даже накрасили. Вначале она вцепилась в волосы Каларина, затем заехала в нос Бериану. Она не принадлежала бы к этому семейству, если бы уступала братьям в ярости. Вериа походила на тигрицу, которую пытаются скрутить два других тигра. Но старшие братья, на то и старшие братья. Они перевернули ее верх ногами под изумленные взгляды, и пока она когтями царапала им ноги, подвели к священнику.
- Только быстрее, – прорычал Каларин, когда Вериа уперлась ему в подбородок каблуком.
Они перевернули ее и скрутили так, что сестренка пошевелиться не смогла. Ошеломленный священник осторожно пустил ленту, сразу обвившей руки молодых. И только после этого действия братья отпустили Вериа на свободу. Она кричала, ругалась, даже плакала, корила братьев, что это они во всем виноваты, наехала на Марину. Девушка буквально билась в истерике от несправедливости к жизни, пока к ней не приблизился ее жених и не обнял за плечи. Она обняла его в ответ и со слезами стала жаловаться на ехидных братьев, изредка кулачком ударяя его по груди. Он слушал и гладил ее по спине.
- Ну и семейка! И младшие точно такие же, – шепнула Марине на ухо кто-то. – И что самое интересное. Они обожают бешеную сестренку, а она обожает всех братьев, что не мешает ей их облаивать и драться с ними.
- Сумасшедший дом! – воскликнула Маринка, покачав головой. Она повернулась и встретилась с веселым взглядом мамы Бериана. Девушка сразу покраснела. – Простите.
- Я тоже так считаю, тебе не за что извиняться, – проговорила она. – По-моему, месяц слишком большой срок. Ну да ладно, переживем и подождем. А НУ ЗАТКНУЛИСЬ И ПОСТРОИЛИСЬ!!! – рявкнула внезапно Глориан. Марина подпрыгнула на месте от ее рыка, испуганно съежилась.
Все дети Глориан встали в линеечку и выпрямились, как по команде смирно. Священник свалился на пятую точку. Белые вампиры и те едва не попадали с деревьев грушам подобно. Оскал же женщины-вампира сменился ослепительной и счастливой улыбкой.
- Доченька, я так рада, что теперь ты замужем, – всхлипнула она. – Теперь ты жена порядочного и доброго белого вампира. Наконец-то я доживу до внуков, будь хорошей и ласковой женой, – поворачивается к ошеломленному жениху. – Если обидишь мою дочку, – улыбка пропадает, а взгляд становится жестким, – разорву.
У Марины начал в нервном тике дергаться глаз, но у жениха Вериа оказалось больше самообладания, чем у нее.
- Рад вступить в вашу семью, – проговорил он, неловко улыбнувшись.
К Марине приблизился Бериан, поцарапанный, хромой, но жутко довольный собой. Одежда оборванно местами. На лице следы пяти когтей, они постепенно затягивались. Вампир искренне и светло улыбался. Раньше девушка нечасто видела именно эту его улыбку. Она ее очень любила.
- Как обживаются мои одноклассники? – поинтересовалась Марина.
- Нормально, приходят в норму. Насмешник, конечно, изрядно их потрепал языком, но люди живучи, отойдут. Вообще, им тут нравится, кроме одного. Он уже пытался вызвать меня на откровенный разговор и ударить кулаком.
- И что ты сделал? – испугалась девушка
- Ничего страшного – поймал его кулак и пнул пару раз для профилактики. Карглос меня не наказал, за что ему спасибо. По-правде говоря, наш командир и сам не прочь распустить кулаки. Да только ему нельзя, он очень сильный зоу, может пришибить ненароком. И кстати, об одноклассниках, чуть не забыл. Каларин!
Марина насторожилась. Старший брат бросил Бериану сумку, аккуратную зеленую с двумя ручками, как у портфеля. В принципе, это и был портфель.
- Извини, я провел тест, и тебя определили в двенадцатый класс. Сегодня у тебя первый урок, поэтому не опаздывай.
- Бериан, когда ты успел провести тест? – без энтузиазма рассматривала сумку Марина.
- Ты заполняла анкету у Клыка, помнишь, когда я поставил тебя за прилавок. Это и был тест, у здоровяка не заполняют анкеты. Ему все равно, что у него могут работать даже убийцы и киллеры. Так что, сейчас я отведу тебя в школу.
- Ты невыносим! – ударила его по плечу. – Неужели ты хотя бы немножко не можешь поменяться! У нас же свадьба скоро! И тем более, сегодня состоялась свадьба твоей сестры!

URL
2011-05-04 в 15:10 

Романчик Анастасия
- Свадьба не повод отлынивать от учебы, – снова светло улыбнулся вампир. – Я не хочу, чтобы мою жену обзывали глупой. И гулянье будет вечером, потому что Вериа тоже учится в школе.
Марина опешила. И пользуясь моментом, Бериан повесил на ее плечи сумку и расправил свои крылья, дабы в следующую секунду взлететь вместе с девушкой на руках. Летели они недолго. Бериан приземлись перед порталом у местного океана.
- Обучения наших детей проходит под водой, чтобы даже желания не возникло улизнуть, – пояснил Бериан, входя в портал. – А то знаешь ли, летунов и бунтарей у нас много.
- Но это же опасно, – воскликнула девушка, нахмурившись.
- Мы не люди, Марина, – улыбнулся, ведя ее по длинным коридорам, постепенно заполняющиеся детворой разных возрастов. – Мы бережем наше потомство, и качество следим за сохранностью подводной школы.
Он завел ее в большой кабинет на сто вампиров. Марина удивилась, что на нее смотрит сотня девичьих пар глаз. Все расцветки волос и глаз, были даже девушки с веснушками. Комета внезапно поняла, что у белых вампиров раздельное образования. Мальчики отдельно, девочки отдельно.
- Девочки, я привел к вам новую ученицу, – сказал Бериан и насмешливо подтолкнул Марину к классу, а сам тут же скрылся за дверью.
Марина ощущала себя, как кролик в клетке с тиграми. Она привыкла, что в школе к новеньким относятся не слишком доброжелательно. Но из-за эмоций Маринка забыла, что, несмотря на то, что все семнадцати- восемнадцатилетние девушки в классе являлись белыми вампирами. Они искренне заулыбались клыками, а Марина судорожно сглотнула. Все ее новые одноклассницы находились в истинном облике. Им еще с трудом удавалось принимать человеческое обличье.
- Садись на свободное место, – мелодично проговорила девушка с розовыми волосами, показывая на место рядом с собой. Сидели девушки каждая за отдельной партой, не мешая другим.
Марина осторожно прошла к месту и села, глубоко вздохнув. Вторая девушка с бирюзовыми волосами, собранными в хвост, положила ей на парту расписание и список преподавателей (женщин) и помогла разложить нужные учебники. Пока не пришел преподаватель, Маринка изучила расписание. Расписание хранило не только список предметов, но и информацию о преподавателях и сводок некоторых правил. Многие предметы белых вампиров она просто не знала. Учились вампиры круглый год, пять дней в неделю. В каждом из четырех времен года по неделе каникул.
Наконец, пришла преподавательница. Из расписания Марина узнала, что преподавателем становится белый вампир старше тысячи лет, который прошел жесткий отбор. Преподавать у детей тоже наука, и она не каждому доступна и понятна. И белые вампиры относились к преподаванию очень серьезно, серьезней, чем ко всему остальному. Дети – это будущее, а к будущему нельзя относиться пренебрежительно.
Преподавательница была женщиной поджарой в хорошей физической форме. В черном обтягивающем костюме. Желтые волосы приподняты в сложной прическе. Лицо строгое и красивое. Правильные дуги бровей, полные губ и классический нос придавили женщине нечто кукольное. Чисто голубые глаза с темно-голубой звездой. Преподавательница находилась в истинном облике. Марина помнила, что у белых вампиров в истинном обличии кровь меняла состав и становилась голубой. Но она никак не могла привыкнуть к их глазам, острым ушам, а главное к тому, что у белых вампиров голубоватые губы и рот изнутри не красный.
Вампиры сильнее в истинном облике и принимали человеческий лик, дабы не шокировать нервную публику открытых миров, особенно это касалось молодых рас. Многие боялись вампиров, и экстравагантный облик белого вампиров вызывал нервную икоту.
Женщина на некоторое время остановила взгляд на Марине, изучила ее и отвернулась. Она начала урок, начав быстро писать прямо на стене, оказавшей белой доской. Писала как ни странно белым пером белых вампиров с черным кончиком. Марина никогда не видела белого вампира с таким оперением, для нее это оказалось открытием. Как подозревала Маринка, перо принадлежало самой преподавательнице, хотя она могла и ошибаться.
Ученики сразу зачеркали разноцветными перьями по бумаге. Марина тоже взяла перо, узнавая цвет Краса – младшего брата Бериана. У Садюги светло-зеленый кончик, слишком светлый для того, чтобы писать. У Краса же синий.
Урок длился ровно час, без перерыва. Марина удивлялась, что слушала преподавательницу с открытым ртом. Ее способ преподавать был интересен и сразу занимал молодой разум. Чувствовался многолетний опыт, ее хотелось слушать.
Марина считала, что ей повезло начать с урока ботаники. Частично эта тема ей знакома.
Затем преподавательница ушла. Преподаватели имели каждая свой кабинет. Перемена длилась двадцать минут и девочки-одноклассницы не уходили, пока не дождутся последней. И ничего удивительного, что Марина и была этой самой последней. Шумной толпой девчонки направились в другой кабинет на следующий урок. По дороге они здоровались со знакомыми.
Коридоры подводной школы огромны и четыре класса школьников могли свободно пройти, не столкнувшись друг с другом. Марина увидела и группы мальчишек, но их раздела стеклянная стена от крыла девочек. Видела Марина и совсем маленьких детей всего пяти лет (экскурсия). С пушистыми крылышками, смешные, совсем маленькие, они еще ничего не умели. Первоклашки шли ровненько за женщиной. Женщина-вампир внимательно следила, чтобы никто не отстал и не потерялся. У преподавателей оказалось два цвета: желтый и черный. В желтой форме ходили вампиры, преподающие в младших классах, в черной форме – в старших. До десятого классы считались младшими.
Одноклассницы Марины старались ее разговорить, но делали все деликатно, чтобы новенькая постепенно к ним привыкла и не чувствовала себя скованной. Они походили на толпу веселых трещоток, и казалось, говорили все одновременно и также смеялись. Маринке было легко с ними, и как-то незаметно она влилась в коллективы и трещала вместе с девушками.
Один раз Марина увидела Вериа, та помахала ей рукой. Одноклассницы сестры Бериана не смеялись, а переговаривались с серьезными минами даже где-то тихо. Они спускались на нижние этажи. И тут Марина заметила, что у них форма другого цвета – насыщенно красного. В ее же группе все в зеленом.
- Агрессивные пошли, – улыбнулась Марине девчонка с розовыми волосами и желтыми глазами. Маринка прочитала ее имя на форме. Эхтара.
- Агрессивные? – повернулась к ней девушка.
- А ты разве не знала, что у нас классы составляются по психологическим параметрам? У них даже другое расписание. Они учатся контролировать свою ярость, а это очень трудно.
- А наша группа какая?
- Весельчаки.
Марине даже стало интересно, почему ее к ним запихнули. Ей предстояло еще понять почему…
- А какие еще есть? – заинтересовалась девушка.
- Серьезные, вдумчивые, шумные, тихие. Их много.
- Ясно.
Они пришли в класс, где на партах стояли необычные шары. Преподавательница с синими волосами, завязанными в тугую косу, уже сидела за столом, закинув ногу на ногу. Марина села на свое место и посмотрела в бордово-оранжевый шар, но ничего не увидела в нем, кроме клубившегося внутри тумана. Раздалась громкая сирена, оповещающая учеников о начале урока. Преподавательница встала и посмотрела на новенькую, ее сиреневые глаза сузились.
- Вы знаете, что делать, тренируйтесь, – сказала она тягучим голосом, – а я займусь Мариной.
Марина даже удивилась, что часто стала слышать, как белые вампиры пользуются ее настоящим именем, а не придуманным Вулканом псевдонимом.
Девушка непроизвольно заволновалась, когда женщина подошла к ней. Но ничего страшного не произошло. Она положила Марине на голову руку, украшенную мелкими ракушками.
- Смотри внимательно в шар, не открывая взгляд. Первый раз всегда тяжело, но ты научишься.
И Марина смотрела. Она чувствовала, как через руку женщина проникает в ее разум и помогает нащупать нужную нить. Девушка с изумление увидела, как несется по разноцветному тоннелю, а затем ее окружает другой мир. Звуки и запахи казались реальными. Она стояла на тренировочной площадке, окруженной лесом. Все девушки находились в третьем облике. Разнообразие их образов поражало воображение.
- Прими третий облик, – попросила преподавательница Марину, – здесь мы тренируемся контролировать себя и не срываться. В третьем обличии очень сложно не податься буйству эмоций.

URL
2011-05-04 в 15:11 

Романчик Анастасия
Марина кивнула и привычно перевоплотилась. Маринка привыкла к тому, что белые вампиры умеют себя контролировать. В ее стае находились вампиры намного старше ее. А здесь же присутствовали девчонки младше. Теперь Марина понимала, почему для этих тренировок использовался иллюзорный мир. Ее одноклассницы – не умели себя контролировать и потому у них получались непредсказуемые вещи. Они запросто могли покалечиться.
Каждый вампир в третьем облике наделен какой-то сверхъспособностью. Марина могла дышать огнем и эта ее способность увеличивалась в разы и распространялась по всему телу, когда она становилась синим монстром.
Девочки по очереди подходили к воображаемому врагу и атаковали его. Цель состояла в том, чтобы попасть ему в голову и не задеть остальное тело. Бабахнуть-то можно, а попасть с огромного расстояния сложно. Вот тут-то Марина и увидела девушек в действии. Одна атаковала слишком сильно и снесла всю площадку едва не задела преподавательницу.
- Упс.
- Плохо, следующая, – со вздохом говорила женщина.
У следующей девушки снаряд из снега и льда полетел почему-то назад и превратил лес позади в ледовый аттракцион. Третья умудрилась все-таки попасть по цели, но оторвала кукле руку вместо головы. Четвертая подпалила себе волосы и бегала с диким визгом по всему тренировочному полю, пока ее не потушила преподавательница. Пятая – постоянно хохотала. Ее атака облетела вокруг цели и повернула в сторону одноклассниц. Марине вместе с одноклассницами пришлось спасаться бегством и прыгать в яму. Девушки, еще повизгивая от переизбытка эмоций, вылезли из ямы и продолжили тренировку.
После школы на свадьбу Марина так и не удалось попасть. Бериан не пошел, а остался в лазарете, и Маринка решила присоединиться к нему. Она отвела на праздник девочек, скромно поздравила Вериа и объяснила ей ситуацию. Вериа сказала, что Марина еще погуляет на своей свадьбе.
Бериан лежал в лазарете один, если не считать пару врачей. Охотникам равновесия долго болеть нельзя, поэтому в палатах немноголюдно.
Он слабо улыбнулся, когда она села к нему на койку и погладила по руке, прикрепленной наручниками.
- Ты меня любишь? – спросила Маринка в третий раз за день.
- Еще раз меня об этом спросишь, я тебя загрызу, – ответил Бериан, рыкнув.
- Тогда загрызи меня нежно, – захихикала Марина.
Она не увидела, как появилось нечто странное во взгляде вампира. У него начался приступ, зрачок сузился и внимательно следил за ее движениям, кулаки сжались. Но Марина не замечала, она прилегла на его руку и обняла Бериана за шею.
- Как ты себе представляешь нашу свадьбу? – спросил девушка, но не услышала ответа. – Бериан? – снова нет ответа. – Бериан, чего ты молчишь?
Она неожиданно ощутила, как его зубы впиваются в ее руку. Все случилось быстро. Глаза Марины расширились от изумления. Она не могла описать свое состояние. Девушка определенно чувствовала, как его яд распространяется по ее крови. Но он не вызывал боли, а наоборот. Эйфория, туманящая разум.
Из-за необычного состояния эйфории Марина не заметила, как оказалась сидящей за столом. Лицо ей протирали мокрой тряпкой один из врачей охотников равновесия. Напротив нее сидел Карглос и задумчиво смотрел на выгибающегося дугой Бериана. Садюге вставили кляп в рот и дополнительно привязали ремнями.
- Он укусил меня, – ошеломленно сказала Марина, дотрагиваясь до опухшей ранки. Руки тряслись, она все еще ощущала, как по венам бежит его яд.
Карглос молча приказал врачу оставить их одних.
- А почему вы не на свадьбе? Вас же пригласили, – спросила Маринка, хмуро натягивая рукав на укус.
- Уже утро, свадьбу отгуляли, – ответил он скупо.
- Не могу поверить, он меня укусил.
- Ты неправильно все поняла, – сказал Карглос. – Во время приступа не только ярость выходить на наружу, но кое-что еще. Его укус вызывает не только у тебя эйфорию, он сам ее чувствует. Они не пьют кровь, и их яды не превращают другие расы в вампиров, но некоторые свойства все же сохранились. Короче говоря, ему давно пора жениться.
Марина покраснела. Она поняла, что имел в виду Карглос.
- Вы сказали яды, – заметила девушка, решив сменить тему.
- Да, у белых вампиров так и осталось три яда. Первый лечит вампиризм, второй лечит заболевания, а третий может вернуть с того света.
- В смысле? Оживить мертвого?
- Да, этот яд отличается от двух других хотя бы тем, что он серебристый. Его очень мало, и хватает только на двух. Накапливается в течение месяца после использования. Думаю, тебе нужно поспать, без привычки яд белого вампира сильно выматывает.
- Спасибо, – скромно улыбнулась девушка и легла напротив Бериана на соседнюю кровать. И последнее что она видела – зеленые глаза Садюги…

URL
2011-05-04 в 15:11 

Романчик Анастасия
Глава 23

Одна, совершенно одна и в душе пустота. Лиме казалось, что ее жизнь состоит из одних потерь и утрат. Вначале Марина и семья, последней стала Вика. Хватит ли у нее сил бороться дальше после всего, что с ней случилось? Сдастся ли она сейчас, когда для исцеления осталось совсем немного. Даже укус лорда лордов ничего не изменил. И теперь, когда она в нескольких шагах от успеха, неужели свернет? Кулаки непроизвольно сжались.
Олимпиада дернулась, но цепь выдержала ее отчаянный порыв. К ней больше никто не спускался. Девушка слышала, как переговаривались адские вампиры рабы, плакали пленники в соседних камерах, капала вода с потолка. Она прекрасно понимала, что сбежать будет нелегко, если вообще удастся выбраться из логова вампиров. Встреча с Лиэном доказала, что она не самый сильный адский вампир на свете, есть другие с кем ей не справиться в одиночку.
Лима надеялась, что Урту и Скрепке удалось скрыться, что с ними все в порядке. Она не хотела еще и их потерять.
- До последней капли крови! – прошептала одними губами девушка. Из глаз покатились хрусталики слез.
Олимпиада дотронулась до уха, когда поправляла волосы, и случайно коснулась сережки-дракончика. Она неожиданно вспоминала последние слова сероглазика: «Хранители сражались одни, но за их спиной всегда стояла армия». Что он хотел сказать этим? Чем особенен невзрачный белый дракончик в ее ухе?
- Армия, – прошептала, как заклинание.
Мозг начал лихорадочно искать ответ. Лима погрузилась в воспоминания, в белоснежную «библиотеку» разума и расшвыряла аккуратно сложенные книги в разные стороны. Все не то! Не то!
Собрать мысли она всегда успеет, но сейчас ей нужен ответ. От этого зависит ее свобода. Только на свободе она сможет закончить начатое и продолжить дело Сирены. Смерть сестры не должна стать концом ее дороги. Она будет бороться, и сражаться, вампирам не удаться заставить свернуть ее с начертанного пути.
Вика сделала выбор, и он оказался неправильным. Лима же не должна допустить ту же ошибку и повторить участь младшей сестры.
- За тебя, сестра, – улыбнулась девушка, найдя нужную книгу. Воспоминание-книга рассыпалась блестящей пыльцой в ее руках.
Ошейник рассыпался мелкой трухой и девушка начала делиться. Вскоре в тюрьме не было места от многочисленных клонов Лимы. Они были точной ее копией. Вот она армия! И это армия выведет ее на свободу!
Для адских вампиров стало сюрпризом, когда сотни беловолосых девушек атаковали их. Белый замок затрясся, от стен откалывался в больших количествах камни. Вместо одной пораженной вампирши поднимались десятки. Они яростно сминали ряды противника, пока целой толпой не выбежали на улицу. За девушками следовали освобожденные пленники, среди них были и молодые эльфы.
Именно эту картину увидели подоспевшие эльфы Дармагада и Скрепка в одиночестве. Гоблинов заарканить не удалось, больно тупые попались. Наблюдатели смотрели и не верили глазам. То, что творилось, не передавалось словами.
Белый замок адских вампиров перестал существовать, а копии Лимы пропадали, пока не сложились в нее настоящую. Девушка упала на колени и обернулась на разрушенное здание. Она это сделала. Она сумела. Пусть там не была главного ее противника, но маленькая победа за ней, теперь Лима свободна, а вместе с ней свободны остальные пленники.
Ее попытались поразить выжившие адские вампиры-рабы, но их встречала смерть. Лима, словно в замедленной съемке видела, как летели просто огромные черные стрелы во врага. Невидимые для нее стрелки не мазали и точно находили цель, будто нет многометрового расстояния и препятствий. «Эльфы» – поняла Олимпиада изумленно. Она прожила среди эльфов достаточно долго, дабы определить стрелков, хотя этих эльфов девушка вряд ли знала. Такие большие и черные стрелы ей еще не встречались.
- Мама! – кинулся к ней Урт, сбегая с горочки. К нему присоединилась Скрепка и отряд эльфов.
Лима обняла мальчика, закрыв глаза. На большее у нее сил не осталось.
- Ты свободна, – услышала она громкий голос в голове. Что он имел в виду, девушка поймет чуть позже…
- Здрасьте, – поздоровалась с главным эльфом Дармагада Скрепка. – В-вы Дарталиель? Дарт, да?
Он кивнул, не отрывая взгляда от Лимы.
- Нам следует уйти отсюда, – сказал Дарт. – Адские вампиры вскоре поймут, что здесь произошло и придут. Не будем дожидаться их.
Лима поднялась, держа за руку мальчика.
- Я полностью с вами согласна, – она бросила последний взгляд на разрушенный замок – могилу ее сестры.
Через час они стояли возле машины. Эльфы тревожно переговаривались и о чем-то спорили. То, что стало предметом их спора неизвестно. Скрепка предпочитала не обращать на них внимания и стараться не думать, что эти самые эльфы обожают снимать с чужаков кожу. Лима же была слишком уставшей, чтобы думать о таких мелочах.
- Что с тобой? – спросила Скрепка, постоянно оглядываясь на остроухих парней.
- Все нормально, просто устала, – ответила девушка, жадно присосавшись к бутылке с водой.
К ним подошел Дарт. Скрепка едва не подпрыгнула на месте и спряталась за камнем, напряженно следя за темным эльфом. Она ему не доверяла, не верила ему, и вообще, он ей жутко не нравился. Просто Скрепка знала его, Дарталиель или сокращенно Дарт – старший отец одной из влиятельных семей темных эльфов Дармагада. Главнокомандующий и предводитель тысячи эльфов. Как Урту удалось откопать именно его, можно только поражаться. Ведь мальчик мог наткнуться на любого эльфа, но напоролся именно на Дарта. Случай или удача? Кто его знает, жизнь – загадка.
- Крик, простите мне прямую наглость, но кто отец ребенка?
- Урта? – встрепенулась девушка и прижала мальчика к себе. – Он сирота.
- Нет, вы же беременны, вот я и спрашиваю, где ваш муж?
- Б-б-беременна? – изумилась Лима и переглянулась со Скрепкой. Черноволосая девушка выглядела не менее удивленной, чем беловолосая. Скрепка может читать мысли, но Лима же не знала, что беременна.
Дарт нахмурился, а потом громко расхохотался.
- По моим подсчетам месяца четыре-пять, если не все шесть, – сказал он весело. – Просто у вас мужская просторная одежда, точно определить не могу на глаз.
- Да у меня от такой жизни был бы выкидыш! – ошеломленно села на камень Лима.
- Если вы мне не верите, мы можем проверить, – пожал плечами и наполовину прикрыл глаза. – У нас хорошие лекари.
- Мам, ты и вправду стала толстовата, – ехидно заметил Урт, приложив ухо к ее животу. – Мам, а че он дерется?
Эльф еще громче расхохотался, когда увидел, какое выражение лица появилось у Лимы после слов мальчика. Она положила рука на живот. Девушка действительно ощутила легкий толчок, словно кто-то бился маленькой ножкой или ручкой.
- Вы можете пожить в нашем городе некоторое время, пока не соберетесь в путь. У нас вы будете в безопасности.
- Сомневаюсь, – хмуро заметила Скрепка.
- Я понимаю ваши опасения, – мельком взглянул на черноволосую девушку эльф, – но вы, Крик – ученица Смертельного клинка и для нас честь принять вас в нашем городе.
- Я, пожалуй, приму ваше предложение, – кивнула Лима нервно, – хотя бы ради лекаря. Только машину мы возьмем с собой. У нас ценный живой груз.
- Это напыщенная блондинка-то ценный груз? – нахмурилась Скрепка, недовольно скривившись. – Она вообще не хотела сюда ехать! Размалеванная мымра!
- Я все слышала! – послышалось из машины.
Оказалось, Наташа уже пять минут наблюдала за ними, слегка приоткрыв дверь машины. Особенно пристально она рассматривала красавцев эльфов. Ничему жизнь не научила девушку.
Дороги в город темных эльфов Лима не помнила. Путь слился в одну единственную унылую картинку. Она не знала, радоваться ли ей или нет новости, которую она узнала сегодня. Ребенок живой, он шевелился и вскоре появиться на свет. В городе лекарь темных эльфов подтвердил, что Лима ждет ребенка.

URL
2011-05-04 в 15:11 

Романчик Анастасия
Не все темные эльфы приняли ее добродушно. Все-таки о них не зря ходила дурная слава. Но в отличие от той же Скрепки, Олимпиада не слышала ни их подозрительного шепота, ни их возмущенных выкриков. Из странного состояния девушку вывел Урт, когда они оказались в красной красивой комнате, выделенной эльфами.
- А как мы его назовем? – спросил он, присев рядом с ней.
- Не знаю, это может быть и девочка.
В этот момент в дверь постучались. В комнату вошел Дарт. Урт скосил на него взгляд и, мученически вздохнув, сказал:
- Я пойду к Скрепке.
Мальчик вприпрыжку выскочил из комнаты. Эльф улыбнулся и хмыкнул, закрыв за мальчишкой дверь.
- И не скажешь, что бывший человек, – проговорил он. – Умный ребенок.
- Вы хотели мне что-то сказать? – устало спросила молодая женщина.
- Возможно, – туманно ответил эльф и, не спеша, подошел к окну. – Я до конца не верил этому мальчику, пока не увидел вас. Я поверил, вы действительно ее ученица. Еще никто не сбегал от адских вампиров. Я знаю, что за артефакт вы использовали и удивлен, что он сработал в ваших руках.
- Почему? – машинально спросила она.
- Вы адский вампир, и это невозможно, но я верю своим глазам. И то, что я видел, заставляет меня поверить… в легенду о прощенных. Падших, вновь вернувшихся на сторону света. Тех, кто поднялся и навеки отвернулся от тьмы.
- Я ошибаюсь или слышу в вашем голосе надежду? – нахмурилась Лима.
Некоторое время он молчал. Олимпиада его не торопила. Она примерно представляла, что твориться в его душе. То же самое творилось у нее, когда Сирена показала ей другой путь, нежели вампирский крест.
- Возможно, это Смертельный клинок принесла к нам эту светлую заразу, – вновь заговорил эльф. – Она сама была как зараза, неугомонная и дерзкая девчонка, за которой мы как дети слепые пошли. И что самое страшное… она вывела нас к победе. Она ушла и оставила неизвестный мне вирус. Я смотрю на свой город и не узнаю его. Даже я поменялся. Я никогда не видел, чтобы так сражались, как она. И сколько буду жить, никогда этого не забуду. Она вызвала разногласия среди нашего народа, ведь Смертельный клинок так ярко горела. И твое появление лишь усилило наши собственные сомнения. Они не верят и верят одновременно. То, что произошло с тобой небывалой событие. Прощение для падших существует.
- Что же укрепило вашу уверенность? – спросила Лима. – Неужели мой побег?
- Нет.
Он медленно подошел к ней, присел перед девушкой на корточки и аккуратно положил изящную руку с черными рисунками на ее живот. Девушка вздрогнула, ей было непривычно ощущать себя беременной.
- Адские вампиры бесплодны, – говорил он, глядя Лиме в глаза, – Они не способны выносить дитя, а этот ребенок доказательство того, что вы действительно прощенная падшая.
- Сегодня умерла моя сестра, не надо мне сейчас говорить об этом. Я просто хочу отдохнуть.
- Вы ведь не сдались, – усмехнулся.
- Я никогда не сдамся, а теперь прошу вас, оставьте меня. Я вас поняла, но я всего лишь песчинка в мироздании.
- Ошибаетесь, вы гораздо больше, чем вам может показаться. И сегодня многие, это поймут, кончилось время мрака и тьмы, наступают другие времена, – сказал он, открыв дверь и выходя из комнаты.
Лима нахмурилась, глядя в его спину, а затем в закрытую дверь. Причину его слов она поняла, когда подошла к окну и увидела огромную толпу эльфов возле дома, в котором они остановились. К эльфам вышел Дарт и его яростный голос звучал громче всех. Из-за плеча девушки показалась вошедшая в спальню Скрепка, с другого – Урт. Тигр предпочел развалиться на кровати.
- Давай уйдем, пока никто не видит, прыгнем в портал, и поминай, как звали, – предложила Скрепка, тревожно глядя на эльфов Дармагада. – Они хотят казнить тебя на площади. Подвесить за ноги и снять кожу.
- Нет, я не уйду, вы же можете уходить и спрятаться, – скривилась Лима, – я не трус, чтобы бежать.
- Ага, кого-то смелость не довела до добра, и кто-то оказался в темнице сырой, – скептически заметила черноволосая девушка. – Если не думаешь о себе, то подумай о нем, – кладет руки на живот Олимпиады. – Он хочет жить, учитывай его мнение.
Лима почувствовала жжение во лбу, знакомая мощная сила вливалась в ее тело и она услышала громкий голос:
- Иди к ним.
И девушка пошла.
- Крик, тебе знакомы такие слова, как «здравый рассудок»? – возмутилась Скрепка. – Они убьют тебя, мы не должны были сюда приходить! Эльфы Дармагада – это не те эльфы, с которыми стоит дружить и сотрудничать!
Но Лима не слушала. Она спустилась и отчетливо слышала их голоса. Одна половина эльфов защищала ее, вторая же настаивала на казни. Дарт же рычал, как зверь и с кем-то яростно ругался.
- Эта девушка ученица Смертельного клинка!
- Чужачки!!!
- Чужачки?! Она спасла твою шкуру! Может, стоило отправить тебя на съедения хищникам?!
- Много лет мы следовали традициям! Чужакам не место в нашем городе! Они должны умереть!!
Эльф хотел что-то ответить, но его оттолкнула Лима и вышла к обвинителям. Толпа отшатнулась от ее взгляда. Среди эльфов пошел шепот.
- Она адский вампир!
- Не может быть!
Даже самый главный обвинитель заткнулся и смотрел на нее словно на диво дивное. Его уши беспокойно зашевелились. Они все увидели то же самое, что и Дарт – беременность Лимы. Адский вампир с могучей силой в жилах и неважно, что эта сила чужая.
- И кому вы хотите принести меня в жертву? – поинтересовалась девушка, гордо выпрямив подбородок.
В ответ тишина.
- Не надо отвечать, я знаю кому. Вы отдаете дань тьме!
Безбоязненно Лима прошла мимо обвинителей и вышла на середину площади.
- Тьме, – продолжала она. Ей все сильнее казалось, что кто-то говорил за нее, кто-то более могучий, чем она, – что льет вашу кровь! Убивает ваших детей! Именно ей вы поклоняетесь! Вы спотыкаетесь, а она добивает! За что вы благодарите ее? За смерть, за низость? За что? Что она дала вам кроме боли и горя? Кроме темноты, что окружает ваш город? – обвела рукой темное небо. – Что она дала вам? Силу, власть? Она у вас была! Вы были великим народом! Теперь же вы горстка недоумков, наивно верующих, что их участь разделять и властвовать! Вы рабы! И только доказываете это! Она присосалась к вам, как пиявка, а вы этому и рады! Она дает вам свою темному силу, но какую цену она требует за свои услуги? Выдирает с кровью то, что вы любите, то, что дорого вам! Вот ваша цена! – она взяла камень и бросила на землю.
- Что вы слушаете эту сумасшедшую, она…
Лима яростно зарычала, оскалив острые зубы. Говоривший эльф от потрясения упал.
- Посмотрите на меня! Вы все видите кто я! Все мне твердили, что лекарства нет, и лишь Смертельный клинок поверила в меня! – Лима глубоко вздохнула, и слезы покатили из ее глаз. – Лекарство есть вот здесь, – стукнула в грудную клетку, – и название ему «Душа». Если вы хотите продолжать жалкое существование паразитов и отказываться видеть истину, это ваше право! Моя сестра встала на сторону тьмы и что получила взамен? Она мертва и парится в аду! Тьма убила ее!
Вся площадь молчала, все как один смотрели на нее.
- Я не смею вас просить… идемте со мной. Хватит терпеть обман, я уйду из вашего города и те, кто хочет измениться…
Она, не договорив, спустилась и пошла прочь. Девушка не оборачиваясь, вышла на мост, откуда, не спеша, поплелась к порталу. Лима чувствовала, где он находился. День пути и она будет там. За руку ее взял Урт. Он улыбался и весело оглядывался. Скрепка же с радостью села за руль автомобиля и поехала за девушкой. Она усердно показывала знаками, чтобы Лима села в машину, но Олимпиада хотела пройтись.
- Они тебе этого не простят, мам, – прошептал Урт, оглядываясь.
- Кто? – не поняла Лима.
- Ну, эти, хотевшие тебя казнить. Ты весь город за собой ведешь. Они желчью плюются.
Лима обернулась. Действительно. Многие эльфы сорвались с места, быстро собрали пожитки и пошли вслед за ней. Мужчины, женщины и дети все они поверили ей и шли вперед, в неизвестность.
С каждым разом толпа увеличивалась. Слух распространился не только в этом городе, но и в другие города и эльфы уходили из домов, покидая их без сожаления. Лима понимала, они верили не ей, а Смертельному клинку. Это Сирена показала им другую сторону жизни, а Лима стала последним толчком. Они шли за надеждой и верили, что и им улыбнется удача. Безумие, но именно этим словом обзывалась Сирена. Да, она была безумна и поэтому побеждала, шла напролом и горела, как никто не горел.
Скрепка тревожно наблюдала за эльфами Дармагада.
- Охренеть! – на минуту показала нос из машины Наташа. Он так и не вылезла из автомобиля. Боялась.
Лима с удивлением замечала, что вокруг нее образовался щит. Откуда он взялся и почему возник? Для чего он нужен, девушка поняла, когда на них едва не напало крылатое существо. Оно сгорело, едва коснулось щита. Кто-то иной хотел, чтобы эльфы ушли из этого мира. Кто-то другой протянул им руку. А Олимпиада была лишь посредником.
- Куда ты их ведешь? – спросил Скрепка, наклонившись. – В любом из светлых миров их расстреляют. Ты в своем уме? Светлые эльфы не станут им помогать, они едва приняли Афоэль и Адриэль, а тут эльфы Дармагада, славившиеся своей жестокостью.
- Я знаю одно место, верь мне.
- Я-то верю, но если ты их обманешь…
- Скрепка, сделай милость, заткнись.
Они вышли к порталу, к тому времени толпа только увеличилась. Лима набрала код. Скрепка, подсмотревшая его, удивленно уставилась на подругу и шепнула:
- Ты ведешь их в мертвый мир, ты в своем уме?
- Я знаю, что делаю.
Она вошли в открытое окно. Лима шла дальше, а за спиной нарастал разочарованный гул. Кто-то уже говорил об обмане и лжи. Но девушка не слушала их. Она достала медальон и вынула оттуда семя света, подаренное ей Сиреной. Осторожно положив его на ладонь, Олимпиада присела и выкопала небольшую ямку. Притихшие эльфы следили за ее манипуляциями. Женщина вложила семя в ямку и закопала ее. Она чувствовала, как в семя вливается сила из ее жил.

URL
   

Другие миры - наше царство!

главная