13:43 

Романчик Анастасия


Прощенные. Часть 3. Ловушка


Краткая аннотация: Во времена войны матери суккубов и отца вампиров, суккубы создали ловушку, способную поймать в сеть даже лорда адского вампира. С тех пор прошло много тысячелетий, война прекратилась и темные подписали перемирие. Прощенные тоже вампиры и на этот раз суккубы будут ловить их... Зы: Обложка выполнена Natali-K

Все мои произведения можно найти на страничке самиздата zhurnal.lib.ru/r/romanchik_a_w/

@темы: Прощенные

URL
Комментарии
2011-05-04 в 15:29 

Романчик Анастасия
- Урод!.. бах… Сволочь!.. бах… Подонок!.. бах… – кричала Наташка, сопровождая каждое слово ударом палки. – Да, чтоб ты сдох, гнида чернозубая! – палка сломалась, тогда блондинка отбросила деревянный огрызок и стала молотить парня кулаками по груди, сделанной, словно из гранита. – Да кто тебе позволил на нее пасть раззявить?! Ты! Гибрид макаки и инфузории туфельки!
Вторым вылез из самолета Рил и оттащил Наташу от Лорда. Она упиралась и продолжала рваться в бой, желая отомстить обидчику за все пережитые страхи. Скрепка ограничилась тем, что отвесила висящему в воздухе Лорду пощечину. Урт, вообще не стал подходить, в отличие от той же Наташи он хорошо ощущал силу парня и понимал, чем все может закончиться. Миша, молча, за ними наблюдал и за их мельтешением.
- Это что было? – изумленно спросил Лорд беловолосого начальника.
- Вообще-то, ты чуть не сожрал их друга, – пожал плечами мальчик. – А ты чего хотел? Они увидели чудовище, которые едва не лишило жизни перепуганную прощенную. Она решила полетать, никого не трогала, а тут на нее нападает дракон и едва не отправляет на тот свет. Бедная женщина чуть сознания не лишилась от страха.
- Прощенных не существует, – уверенно проговорил парень.
- А ты кто? – хмыкнула ехидно Миша. – И скажи мне, какого хрена твой отец охотиться за этой девушкой, если она его шпионка? Может, я чего-то не понимаю или мне давно пора сдавать мозги в уценку? Давай тебя посадим за руль, если мы все тупые, а ты самый умный.
- Ты не тот, кто отдает мне приказы, – удивленно проговорил Лорд.
- Упаси меня небо, от таких идиотов как ты, – взмахнул руками беловолосый начальник. – У вурдалака просто ангельское терпение, раз он тебя до сих пор не послал. Я бы послал и плюнул бы на все. Лима, ты там не померла? – повернулся он к изумленной прощенной.
Молодую женщину трясло, она с опаской поглядывала на них и молчала. Ее за плечи обнимал Рил и смотрел на Лорда как на врага всех эльфов.
- Бывало и лучше, – ответила Лима сорванным голосом.
- Так, меня все достало! – затряс руками начальник. – Сейчас мы отправимся на твой корабль, и я поговорю с вурдалаком! Почему я должен останавливать его глупцов, если он сам не может с ними справиться?!
Он щелкнул пальцами, и они оказались на палубе корабля. Кое-кто из членов команды подскочил на месте. Мужчины удивленно смотрели на Лорда и тех, кто с ним прибыл. Членами команды корабля Лорда в основном являлись изумленные разных возрастов мужчины, принадлежащие различным расам.
Немного отойдя от шока, Олимпиада с интересом рассматривала корабль. Он походил на морской корабль, если бы не висел в воздухе.
- Капитан, что случилось? – спросил эльф Дармагада сына Лиэна.
- Случилось то, что ваш капитан идиот! – закричал беловолосый начальник. У Лимы, да и не только у нее, зазвенело в ушах от громкости его голоса. Миша действительно был в ярости. И так яркие голубые глаза светились и едва молнии не пускали от гнева.
- Она лорд адский вампир! – закричал в ответ Лорд, хотя после выступления Миши, его голос походил на писк мышонка.
- В первую очередь она прощенная на службе у света! – прозвучал другой громкий голос.
Лима повернулась и увидела второго мальчика с длинными до пят желтыми волосами. На его шее красовался черный ошейник с шипами наружу. Он не сводил пристального взгляда с мужчин. Яркие зеленые глаза нехорошо сужены. Он тоже был в не настроении, вокруг него воздух скрипел и иногда к желтым волосам устремлялся электрический разряд.
- Я предупреждал тебя! Не трогай ее! – воскликнул он, приблизившись к Лорду.
- Вы же заодно! – изумился юноша.
- За тебя буду наказан я, потому что я не смог тебя убедить в обратном. Виноват в первую очередь я, – он глубоко вздохнул и повернулся к Лиме: – Я прошу прощение за недоразумение, этого не должно было произойти.
- Не вы за мной гнались с оскалом, – скрестила руки на груди женщина. Ее до сих пор трясло, руки и те тряслись от пережитого ужаса.
- Вы хотите сказать, что она, – показал на нее рукой светловолосый эльф, – прощенная?.. Настоящая?
- Нет, вымышленная! Мы ее взяли, слепили изо льда, написали на лбу «прощенная баба» и выпустили погулять! – съязвил Рил с перекошенным от недовольства лицом. Кое-кто из мужчин хохотнул, а вот Лорду было не до смеха.
- Ваш капитан тоже прощенный, я не понимаю вашего изумления, – пожал плечами Миша. Он уже успокоился и перестал говорить на повышенных тонах.
- Лорд, ты едва не перечеркнул себе все! – заговорил желтоволосый. – С ее убийством ты бы перечеркнул все, чего достиг! – он повернулся к бледному мужчине с серыми волосами. – Расскажи ему, Хищник, как ты упал, ведь это второй твой шанс. Было ли тебе трудно снова подниматься с грязи, в которую ты свалился?
Лорд изумленно посмотрел на члена команды.
- Было ли тебе трудно? – продолжал напирать желтоволосый.
- Да, – тихо ответил мужчина.
- Лорд, я могу тебе говорить до бесконечности, – снова внимание зеленоглазого сосредоточенно на капитане, – но что стоят мои слова, если ты меня не слушаешь? Хорошо ли тебе было у Лиэна?
- Нет, – ответил Лорд, сморщившись.
- Дорожка, на которую ты вступил, очень тонка, сегодня ты мог с нее упасть безвозвратно. Я перестал бы тебе жужжать на ухо, ты потерял бы корабль, потому что он не станет слушать прислужника зла, – Лорд дернулся от его слов, как от удара, – к тебе вернулась бы жажда, возможно, ты убил бы кого-нибудь из своей команды.
- Зачем ты меня пугаешь? – нахмурился парень.
- Я не пугаю, Лорд, я говорю тебе правду или тебе она не нравится, и ты хочешь послушать ложь? У тебя две дороги: либо продолжишь путь прощенного, либо вернешься к вампирам. Спроси у Хищника, каково падать и приятно ли снова подниматься? Тебе надоело мое жужжание на ухо, я больше не буду жужжать, и ты останешься предоставленным сам себе и своим амбициям, а я уйду, и мне будет все равно, я перестану тебе помогать.
Лорд угрюмо посмотрел на желтоволосого мальчика:
- Так накажи меня, раз я виноват.
- Не имею права, – отвечал желтоволосый начальник. – Я умываю руки, делай, что хочешь. Катись на все четыре стороны, хочешь убивать, убивай. Мне все равно, что с тобой будет происходить. У меня еще куча таких же, как ты. И у всех сложный характер. Хватит с меня!
- Стой, – остановил его Миша, стуча пальцами по поверхности бочки, стоящей возле бортика. – Он хочет наказания, будет ему наказание. Я очень счастлив, что ты достался не мне, Лорд! – ошеломил парня беловолосый начальник. – Ты мог просто осесть на месте и стать обычным прощенным, завести семью и много детишек, но ты же выбрал дорогу вершителя добра. Супер! А ты спросил, все ли ты делаешь правильно и не свалишься ли снова в тартарары? Тебе предложили помощь, а ты от нее просто нос воротишь. Может, ты и сам по себе, но еще раз тронешь ее, – кивок на Лиму, – я тебе голову в одно место засуну, а лучше запихну туда, откуда ты вылез. Вот, уж повеселишься, может, хоть разума добавится.
- Ладно, я понял, что я опростоволосился, не ставить же на мне крест, – проговорил Лорд. – Я готов выполнить все ты скажешь.
- Именно поэтому ты будешь отвечать перед ней, – Миша взял за руку Лиму. – Отныне она твой начальник, и ты будешь выполнять ее приказы.
- Это шутка? – криво улыбнулся парень, взглянув на Лиму. Но его улыбка сползла с лица, когда он увидел серьезный взгляд Миши.
- Нет, не шутка, – отвечал беловолосый начальник, – ты едва не убил ее, напугал до смерти. Умерим твою гордыню. Будешь подчиняться ей. Покинешь на пару недель корабль и присоединишься к ней. И посмей, только огрызаться с ней я тебя щадить не буду…
- Головой его в унитаз!!! – заорала Наташка, высунувшись из-за спины Рила. – Чтобы знал, как на женщин наезжать!!!
- Во попал! – прокомментировал эльф Дармагада. – Не повезло, так не повезло.
- Ты согласен с наказанием? – поинтересовался Миша, вздохнув.
- А куда я денусь, раз виноват? – пожал плечами Лорд. – Конечно, согласен.
- Отлично. Лима, – повернулся к шокированной женщине начальник, – он в твоем распоряжении. Ты не забыла про списки встреч?
- Угу, – слабо ответила Олимпиада. Она помнила о том, что должна навестить Быка и получить от него информацию, но сейчас ей меньше всего на свете хотелось, чтобы ее сопровождал сын Лиэна. Лима его, откровенно говоря, боялась до мурашек по коже.
- А мы должны сопровождать капитана? – спросил Хищник, подняв руку как в школе.
- Нет, вы останетесь здесь, и будете выполнять приказы ваших лейтенантов, – от слов Миши двое эльфов переглянулись. Видимо, они и были лейтенантами. – Они остаются за главных, пока капитан отсутствует.
- Наша крутая лейтенант будет ржать, когда вернется, – хрюкнул нервно мужик с сигарой во рту. – Капитан, что ей сказать?
- Скажи ей, что я в полной заднице, притом в женской, – ответил хмуро юноша и провел рукой по длинным волосам.
Лима нервно повернулась к Рилу и шепнула:
- Возвращайтесь к машине.
- А ты? – эльф подозрительно посмотрел на Лорда. Он явно не доверял вампиру и не желал уходить.
- Меня прикрывает начальник и нужно навестить кое-кого.
- Будь осторожна с этим… – эльф смачно выругался, как говорится, от души.
- Буду.
Когда члены ее небольшой компании удались. Рилу пришлось закинуть воинственно настроенную Наташку к себе на плечо. Скрепка взяла за руку Урта и тигра за основание крыла. Черноволосая девушка постоянно оглядывалась. Они сошли на землю и отправились к машине. Лима же стояла напротив Лорд и тяжело дышала.
- Идем, – бросила она ему и извлекла из сумки шар телепортации.
- Так точно, командир, – ехидно отозвался Лорд и дотронулся до ее плеча.
Она раздавила шар телепортации в руке и в следующую секунду они вдвоем исчезли. Вместе с ними пропали и оба мальчика, остались только члены команды корабля.
- Попьет он из нее крови, – сплюнул за борт мужик с сигарой, затянулся и выдохнул ядовитый дым.
- Я так не думаю, – покачал головой зеленоволосый мужчина, опершись на посох.
- Почему?
- Ты не видел ее душу, – туманно отозвался мужчина и сопровождаемый изумленными взглядами спустился по лестнице вниз.
- Ладно, что встали?! – закричал светловолосый эльф. – Работаем, девочки! К возращению капитана все должно быть сделано! Всем все ясно?!
- Так точно, лейтенант! – отозвалась команда.

URL
2011-05-04 в 15:29 

Романчик Анастасия
Глава 38

- Ты знаешь, зачем он нас вызвал? – спросил Каларин Рубина.
Напарник покачал отрицательно головой. Верон хмурился. Ему не нравилось, что он не в курсе причины, по которой их вызвал Орис. Если им до сих пор не сообщили, что за задание им предстоит выполнить, то дело действительно приняло серьезный оборот.
Они находились в одном из секретных залов базы охотников равновесия. Сюда не допускали посторонних. Стены большого белого зала с длинным столом были звуконепроницаемы. Охотники нечасто пользовались этими помещениями, но сегодня особый случай.
После получаса ожидания к Каларину и Рубину присоединилось две охотницы. Белая вампирша – блондинка с золотыми глазами и загорелая брюнетка с чуть раскосыми желтыми глазами.
- Вы тоже ничего не знаете? – поинтересовалась желтоглазая женщина.
- Нет, – ответил сухо Рубин.
Наконец, через секретную дверь вошли Орис и Карглос. Они молча прошли к столу и оба сели, не предлагая подчиненными сесть.
- Сегодня вы получите очень важное задание, – проговорил серьезно Орис.
Охотники остались бесстрастны, несмотря на бурю, пронесшуюся в глубине души.
Карглос активировал голографический экран, где бы изображен зеленоглазый юноша.
- Лиэн? Наше задание? – поинтересовалась желтоглазая охотница.
- Нет, это его сын, – ответил Орис. – Вы четверо будете его охранять. Недавно мы узнали его местоположение. Вы будете держаться на расстоянии и следить, чтобы с ним ничего не произошло. Запомните, юноша не должен попасть в лапы вампиров. Это очень важно, мы не можем вам пояснить всей картины целиком, но сын Лиэна должен оставаться как можно дольше на свободе.
- И долго мы должны охранять его? – спросил Каларин, нахмурившись.
- С месяц, а потом вас заменят другие, – Орис протянул папку Каларину. – Прочитайте и уничтожьте. Там сказано, как проследить за Лордом, даже если он будет пользоваться незаконными порталами. Никто не должен знать о цели вашего задания, все понятно?
- Да, командир, – ответили хором охотники и вместе вышли из зала.
Орис со вздохом повернулся к Карглосу, когда подчиненные ушли.
- Надо было кого-то из воинов стихий послать, – хмуро проговорил зоу. – Они сильнее, да и могли бы защитить мальчишку с помощью стихий.
- У нас в распоряжении только безбашенный полукровка, остальные слишком молоды и неопытны, – покачал головой Орис. – Лорд узнает о его присутствии сразу же. Он тихо работать не сможет. И ты забыл, какой у него напарник? Считаешь, эта парочка сможет незаметно следить за сыном Лиэна? Они там террор устроили бы, а вампиры от смеха передохли бы.
Карглос серьезно задумался.
- Нет, Каларин и Рубин лучшее, что мы могли выбрать, – вздохнул он спустя некоторое время. – Кто их заменит через месяц?
- Гром…

URL
2011-05-04 в 15:30 

Романчик Анастасия
Глава 39

На улицу опустилась ночь. Большинство белых вампиров отправилось спать и лишь кое-где можно встретить гуляющих по ночам парочки. Пространство освещали ночные цветы и немногочисленные фонари. Как известно, белым вампирам не нужен дополнительный свет, дабы видеть в темноте. Они прекрасно обходились без освещения, что не скажешь про гостей мира. Им-то как раз таки нужно освещение, хотя бы для того, чтобы не свалится с ветки и не сломать себе шею.
Неподалеку от жилых деревьев зашуршали крылья и возле дома, в котором проживала Марина с семьей, опустилась фигура женщины. Ее рука коснулась дерева, и вход внутрь жилища распахнулся перед неизвестной. В темноте сверкнули, отразив свет, голубые глаза.
Женщина присела за стол, постукивая пальцами по столешнице, перед этим она извлекла из тайника шкатулку со шприцами. Именно стук разбудил чуткую Марину. Она высунулась из крыла мужа и осмотрелась.
- Ты куда? – спросил сонно Бериан.
- Пойду, посмотрю, может, девочки проснулись.
- Хорошо, – широко зевнул, – только возвращайся поскорее.
- Обязательно.
Она запахнулась в халат и вышла на кухню. По ее мысленному приказу зажегся свет, хотя Маринка и без света хорошо видела.
- Аркалия? – изумленно уставилась на охотницу молодая женщина.
- Извини, что разбудила, – скрестила руки вампирша, – я планировала утром к вам зайти, но не удержалась и пришла сейчас.
- Что-то случилось? – Марина посмотрела на знакомую ей шкатулку и присела напротив охотницы равновесия.
- Пока ничего не случилось, – ответила туманно женщина и провела пальцем по крышке шкатулки. – Мы нашли родителей Фейлеры. Они искали дочь, но мы не смогли их обрадовать.
- Но у них есть внучки! – возмутилась Маринка.
- Они не готовы их увидеть, – покачала головой Аркалия. – Для них они дети не только их дочери, но и термитотела. Для них смерть дочери была тяжелым ударом. И мы не вправе их винить за то, что они боятся и не хотят увидеть внучек.
- Я понимаю, – кивнула Марина, вздохнув. – Они ведь маленькие.
- Не в этом дело, – усмехнулась охотница. – Просто страх перед термитотелам так силен, что они не могут пересилить его и забыть, хотя бы на минуту. Возможно, чуть позже они захотят увидеть внучек, но не сейчас, когда рана свежа.
- Аркалия, вас ведь не это волнует?
- Нет, – глухо ответила она. – Много тысячелетий назад, когда я была девочкой, у меня был друг, верон по первоначальному происхождению. Он стал вирусным вампиром и, пожалуй, первым за историю прощенным вирусным вампиром. Такого никогда еще не случалось, ведь вирусные вампиры не дети владыки. Он покинул родину и скрылся в лесу среди людей.
- И что с ним случилось? – спросила Марина, когда женщина внезапно замолчала, погрузившись в тяжелые воспоминания.
- Его убили адские вампиры.
- Мне очень жаль.
- Это произошло очень давно, сменилось немало поколений людей, но я помню до сих пор, как в дом верона пришел хранитель миров Кантор. Он сказал мне, что я должна остановить своего отца. Я не поняла его тогда, а теперь понимаю, что он предвидел приход владыки – отца всех вампиров. Еще никогда вампиры не были так близко к его освобождению. Сейчас я это понимаю очень хорошо.
Маринка молчала, не зная, что сказать на откровение охотницы.
- Яд моего отца вам не поможет, – проговорила внезапно Аркалия и стукнула пальцем по крышке шкатулки. – Я не знаю, кто тебе его дал, но, наверняка, он знал, что делал и хотел помочь.
Она извлекла из пол черного плаща шесть бутылочек одинакового размера. В трех была жидкость голубого цвета, в еще трех – хрустально прозрачная.
- Слезы покойного короля веронов Дунгрога и слезы хранителя миров Кантора.
Марина раскрыла в рот от изумления.
- Ты знаешь, что делать, – продолжила Аркалия, вставая. – Когда придет время, я постараюсь задержать Бериана. Он не должен помешать. Будь осторожна, я не хочу, чтобы он овдовел.
- Спасибо.
- Это меньшее, что я могу сделать, – сказала и вышла за дверь.
- Марина, ты идешь спать?! – донесся возмущенный голос мужа из спальни, спустя минуту после того, как ушла охотница.
- Да! – крикнула Марина и поспешно спрятала шкатулку вместе с бутылочками в тайнике.
На следующий день Марина возилась вместе с другими женщинами их большого семейства с маленьким Димой. Пока он являлся единственным малышом, поэтому внимание к нему особое. Каларин, не хотя, оставил мальчика маме. Службу еще никто не отменял. Бериан тоже отсутствовал. Глориан сама возилась с ребенком, а более юные представительницы женского пола наблюдали за ней. Вериа хмурилась и пыталась куда-нибудь сбежать, но бдительная мама ловила ее за ухо и возвращала на место. Глориан искренне считала, что будущим мамам полезно возится с настоящим младенчиком.
Дом родителей Бериана был во всех отношениях уютный, нежные цвета преобладали, хотя Марина до сих пор не знала предназначение некоторых вещей. Глориан любила расставлять на многочисленных полках творениях старших детей, а также самостоятельно разрисовывать стены. Маринка обожала смотреть на то, как рисует свекровь, хотя та и говорила, что рисование – не ее конек, но картины выходили реалистичными и «теплыми». Комнат было немного, поэтому периодически Глориана разрисовывала стены по-новому.
Небольшой кабинет Бэана находился под замком. Мужичина туда никого не пускал. Как еще шутливо замечала его жена, кабинет мужа – личная мужская берлога Бэана. Он мог там разбрасывать по полу вещи и вообще не прибираться годами. Глориан на кабинет Бэана закрывала глаза, для нее главное, чтобы во всех остальных комнатах царил порядок.
Сегодня Бэан собирался в больницу и бегал по комнатам как пропеллер.
- Где мои зелья?! – выбегал из комнаты Бэан, принося с собой небольшой ураган.
- Они на третьей полке в красном шкафчике справа, – отвечала машинально Глориан, одевая Димочке перчатки на ручки.
- А где обезболивающее для тяжело раненных?! – снова проносится ураганом мимо женщин.
- В холодильнике третья полка снизу, – снова машинально отвечала жена.
- А где?…
- Под столом, там, где ты вчера его оставил.
В руках у Глориан появилась расческа, и когда Бэан наклонился, чтобы извлечь из-под стола нужную ему вещь, она быстро привела его взлохмаченные фиолетовые волосы в порядок. Когда муж распрямился, жена поцеловала его в щеку и стряхнула с плеч несуществующие миру пылинки.
- Иди, спасай жизни, если кто будет обижать, позови меня, я ему быстро мозги вправлю, – ослепительно улыбнулась Глориан.
- Ты у меня чудо, – улыбнулся Бэан и поцеловал жену в нос, а затем ушел.
Марина захихикала, глядя на них.
- Сто семьдесят лет в браке, а он все такой же, – вздохнула ласково Глориан.
С ее слов засмеялся Дима. Марина потом долго вспоминала детали, того, что произошло. Она отчетливо помнила, как Дима стал полупрозрачным и запустил энергетический разряд в окно. На лице Глориан отразился неимоверный ужас, а все четыре девушки, находящиеся в непосредственной близости от мальчика, завизжали. Пальцы мамы Бериана то сжимались, то разжимались.

URL
2011-05-04 в 15:30 

Романчик Анастасия
- Замолчите, – рявкнула она, призывая девушек к молчанию. – Пойдемте, погуляем.
Весь день женщина молчала и была непривычно напряженна. Любые вопросы она игнорировала, словно не слыша их. Вечером состоялся семейный совет, на него пригласили Гларида. Он внимательно выслушал встревоженную Глориан и долго хмурился.
Отсутствовал на собрании только Каларин. Марина все пыталась узнать у Бериана, что именно их так испугало, но и он хранил молчание.
- Гларид, он сильнее, мы должны показать его им, – проговорила Глориан почти шепотом.
- Это в том случае если я их найду, я ничего не могу обещать, – пожал плечами первый белый вампир, – ты сама понимаешь, в каком мы сейчас положении.
- Если эти твари узнают, его попытаются убить, мы должны знать наверняка, чего ждать, – проговорил Бэан. – Мы должны показать его Алексу.
Гларид задумался.
- Ладно, идемте, я провожу вас к Алексу. Бериан возвращайся на базу, доложишь Орису, пусть прикроет нас.
Бериан поцеловал Марину в висок и вышел из помещения. Маринка тоже отправилась вместе с семейством как законный член семьи. Она ничего не понимала, и никто не стремился ей что-либо отвечать.
Гларид привел их в храм и, переглянувшись со священником, открыл потайную дверь за древней книгой, лежавшей на стеклянных ладонях. Сразу стало видно, что проходом давно не пользовались: паутина висела клочьями, пыль лежала сантиметровым слоем. Марина чихнула в ладонь и почувствовала, как ее за руку взяла встревоженная Вериа.
Белые вампиры пошли прямо в темноту, не зажигая факелов и светильников. Они прекрасно видели в полной темноте и уверенно шагали вдоль узкого коридора. Коридор заканчивался просторным залом. Марина едва не вскрикнула. Им дорогу преградил почти прозрачный дракон с белыми щелочками-глазами. Он внимательно изучил пришедших и медленно отошел в сторону, открывая их взору большой портал.
- Не будем терять времени, – прошептал Гларид и первым вошел в портал, за ним сразу же последовала Глориан.
После перехода Марина с изумлением рассматривала просторный и темный округлый зал без дверей и окон. Кроме портала выхода из зала не существовало. Маринка заметила, что стены словно «плывут» и сквозь них виднелись нечеткие контуры, точно такой же был пол и потолок.
Гларид подошел к стене и слегка коснулся ее рукой. От пальцев первого белого вампира пошли ниточки, распространившиеся по всему помещению. Стала светло как днем.
- Ждем.
- А нельзя его поторопить? – нетерпеливо спросила Глориан, покачивая на руках спящего Димочку.
- Если Алекс в безопасном месте и его жизни ничего не угрожает, он услышит и придет. Если же нет, то нам придется попытаться завтра, – ответил Гларид, не поворачиваясь к женщине.
Они ждали час. Марина успела заскучать, но все равно не решалась нарушить напряженную тишину. Она не понимала тревоги вампиров и почему им так важно встретиться с Алексом, если бы еще Маринка знала кто он такой.
Через еще полчаса стена «зашевелилась», сквозь нее прошел высокий юноша с длинными русыми волосами, серыми глазами. Парень был облачен в белый легкий и простой костюм. Он не был вооружен и сразу же вопросительно посмотрел на Гларида.
Вслед за первым юношей протиснулся, едва не споткнувшись, второй парень, черноволосый, желтоглазый, облаченный в лохматые черные одежды.
- Что-то случилось? – спросил светло-русый парень.
- Ты слышал, что у Каларина родился сын? – задал встречный вопрос Гларид.
Парень, видимо, понял и тяжело вздохнул:
- Я о нем знал, еще до рождения. Он проявил себя, ведь так?
- Да, он сильнее Каларина, это нас и заставило идти к тебе, – вставила слово Глориан, протягивая мальчика.
Алекс, не спеша, приблизился к женщине и протянул руку к мальчику, но не касался его. Марина с изумлением увидела, что парень так же, как Дима до него, стал полупрозрачным, из глаз вырывалось белое пламя. Когда он вернулся в прежний облик, то едва не упал, если бы его не подхватил желтоглазый спутник.
- Ну? – нетерпеливо переменилась с ноги на ногу Глориан, остальные члены семейства молчали.
- Следующее поколение, – тихо проговорил Алекс, закрыв серые глаза.
- Так скоро, – вздохнула женщина. – Тогда нам не сказали, что все произойдет так скоро.
- Тогда никто не знал, все были заняты произошедшей с хранителями бедой, Каларин родился после меня и чудо, что он еще жив. Никто и предположить не мог, что такое возможно у молодой расы, когда есть древние и старые расы.
- И что нам делать?
- Скрывайте мальчика, пока есть угроза со стороны вампиров. Больше я ничего не могу вам сказать, – парень оперся на плечо товарища и отвернулся.
- Спасибо, – взял за плечи Глориан Бэан. – Мы должны радоваться, но…
- Вы боитесь за его жизнь, – перебил его Алекс. – Я все понимаю, но чему быть того не миновать. Страх обычный спутник силы, но он проходит, все проходит.
Когда семья вместе с Гларидом ушла, желтоглазый не удержался и спросил у товарища:
- В следующем поколении родится хранитель? Хранитель жизнь? – его голос дрожал от эмоций и затаенной радости.
- Нет, некто другой. Она назвала хранителем жизни другого, он уже родился и скоро займет законное место, – покачал головой Алекс и присел на корточки. – Мне открыта лишь часть истины. Я знаю, что пока будет биться мое сердце, следующее поколение имеет будущее.
Желтоглазый опешил.
- Подожди, ты… будешь его предком, я так понимаю? Ты хочешь сказать, что знаешь…
- У меня родится дочь, которая станет матерью хранителя, но какого именно я не имею ни малейшего понятия, – перебил желтоглазого парня Алекс. – Две ветви объединятся. Ветвь хранительницы и сына владыки.
- Жуть и что это получится, кого же они породят?
- Я не знаю, – беспомощно развел руками Алекс и первым вошел в стену…
Их разговора ушедшая семья не слышала. Гларид находился в напряженном состоянии. Когда они приблизились к дому Бэана и Глориан, он повернулся ко всем и сказал:
- Все что вы сегодня увидели и услышали должно остаться в вашем разуме. Если хотите, чтобы ребенок выжил, молчите, – он вздохнул и расправил крылья, дабы скрыться в кроне деревьев.
У Марины накопилось куча вопросов, но как она поняла из последней фразы первого белого вампира, ей никто не станет рассказывать о том, что же на самом деле произошло с Димочкой. К молодой женщине приблизился Бэан.
- Завтра, после учебы будешь сопровождать меня, – проговорил он тихо.
- Зачем?
- Поможешь мне. Раньше я брал кого-то из сыновей, но раз у меня есть невестка…
- Я поняла, – криво улыбнулась Маринка и молча отправилась к себе домой.
На следующий день, едва закончилась учеба, Марина вместе с Вериа присоединилась к Бэану. Он раскладывал на небольшой поднос медикаменты и шприцы с разными надписями. Никто не вспоминал вчерашний день и старался сохранять невозмутимость.
- А куда мы должны идти? – спросила Марина шепотом Вериа.
- Мне не нравится это место, папе, между прочим, тоже, – пожала плечами Вериа, беря в руки подготовленный отцом поднос. – С месяца три назад к нам переправили беженцев из человеческого мира. На их мир напали и… крысы побежали первыми.
- Вериа! – сурово взглянул на нее Бэан. Он не поощрял осуждение других. В конце концов, люди спасали свою жизнь, хотя если бы Глориан попала в такую ситуацию, она бы не побежала и захватчики десять раз пожалели бы, что связались с ней.
- В общем, мы идем к женщинам… продающим свое тело, – ответила чуть погодя Вериа, скривив носик.
Дальнейшего пояснения не последовало, но Марина и так поняла, к кому они направлялись.
Больница белых вампиров стояла неподалеку от портала в главном мире. Что самое интересное, медицинское учреждение белых вампиров находилось на высоте птичьего полета. Поэтому гости мира не сразу могли его увидеть. Многоуровневое здание из белого свэтера поддерживали толстые ветки с лианами над густыми кронами деревьев. Спуститься можно только по лианам, поэтому можно с уверенностью сказать, что больной, не умеющий летать и не имеющий опыта по скалолазанию, не уйдет раньше, чем его долечат – не рискнет спускаться вниз, побоится.
Внутри больницы светло и просторно, а главное чисто. Чистоту главным образом поддерживали небольшие растения, умеющие самостоятельно передвигаться. Такие растения часто пугали представителей молодых рас. В основном, в больнице лежали тяжелораненые и беженцы из других миров. Как известно, белые вампиры не болели, но их могли серьезно ранить.
Марина не удивилась, когда среди врачей белых вампиров увидела нескольких веронов. Вероны тесно сотрудничали с белыми вампирами, первые считали вторых «родственниками», ведь в белых вампирах текла веронская кровь, хотя они и утратили способность к генерации электричества из-за смешения четырех кровей.
Общие палаты были огромными, никаких отдельных норок. Белые вампиры не принимали никаких взяток, им все равно кого они селили в палатах, поэтому разные просьбы выделить отдельную палату отклоняли. Самых шумных затыкали мгновенно. Белые вампиры никого не держали, кому не нравится лечиться в больнице, мог идти на все четыре стороны (если сможет спуститься).
Марина заволновалась, когда они встали напротив прозрачной двухстворчатой двери. Как Маринка поняла по надписи на стене в палате лежали женщины с венерическими заболеваниями. Бэан сохранял хладнокровность и первым распахнул дверь, вошел внутрь. Разговоры мгновенно стихли. Присутствующие в больничных палатах женщины всех возрастов, форм и размеров смотрели на Бэана. У многих во взгляде читался искренний восторг. Бэан, несмотря на немалый возраст, оставался молодым. Он выглядел как двадцатипятилетний юноша и, конечно же, притягивал взгляд.
- Что-то вы поздно, доктор, – кокетливо проговорила тридцатилетняя брюнетка, когда он приблизился к ней.
- Много раненых, – скупо ответил Бэан, даже не глядя на женщину. – Вы сами закатаете рукав, чтобы я смог вколоть вам лекарство?

URL
2011-05-04 в 15:30 

Романчик Анастасия
Она, разочарованно хмыкнув, закатала рукав и бросила нелестный взгляд на сопровождающих вампира молодых женщин. Движение вампира было точным и быстрым, хотя лекарство он вкалывал медленнее, учитывал физиологию человека.
- Еще два сеанса и вы можете отправиться домой, – проговорил он, отправляя шприц в небольшой ящичек для использованных инструментов.
- Если у нас еще есть дом, – скептически заметила женщина, опуская рукав.
- Как раз вам-то повезло. Мир отбили, и вы можете вернуться.
- Вы так сильно нас ненавидите, что хотите побыстрее от нас избавиться, – с отстраненностью проговорила женщина. – Вы даже не смотрите на нас, доктор, словно мы для вас прокаженные.
- У вас богатая фантазия, вам следует написать роман, – ответил Бэан и приблизился к следующей женщине.
Это была молодая женщина, лет двадцати, а может и младше, с медовыми кучерявыми волосами. Марина не могла поверить, что такая красивая девчонка могла торговать телом. Хотя именно красивые девушки и шли в этот сомнительный бизнес, дабы найти спонсора или богатого мужа.
- А Бериан придет? – спросила внезапно девушка, когда Бэан взял шприц.
- Нет, вам еще три сеанса и вы сможете выписаться, – ответил сухо белый вампир и пальцем постучал по шприцу. Марина же напряглась. А чего она, в принципе, ожидала? Что ее муж никому не нравится, и она единственная кто разглядел в нем мужчину? Поэтому Маринка заставила себя успокоиться и расслабиться.
- Вы не хотите, чтобы мы встречались? Вы осуждаете меня за мое прошлое? – спросила кучерявая девушка с упреком. – Да кто вы такой, чтобы судить?!
- Нет, мне все равно, чем вы занимались в прошлом, – пожал плечами вампир и закатал ей рукав. – Это ваша жизнь и то, что вы ее тем или иным способом портите – не мое дело. Я сюда пришел вас лечить, а не читать нотацию о морали. Если вы до сих пор ничего не поняли, то зачем мне тратить время на пустую болтовню?
- Тогда почему он не пришел? Он всегда приходил!
- Он не проявлял к вам симпатии, к тому же моего сына перевели в старшую группу, у него нет столько же времени, сколько было раньше. Я не смею его отвлекать. И потом, он женился и вполне счастлив в браке. Вам пора прекратит строить напрасные иллюзии, – он вколол в безвольную руку лекарство.
- Женился, – упавшим голосом проговорила девушка, по щекам покатились слезы. Ее рука упала на колени.
- Жена, может, и подвинутся, – проговорила третья барышня, закатав рукав. Она смотрела на белого вампира с негодованием и даже где-то с гневом.
- Рад, что у вас хоть в чем-то есть стойкость, – хмыкнул Бэан.
- Вы всегда такой сухарь? – хмуро спросила. – Вы, наверное, гордитесь занудством!
- Абсолютно верно, горжусь и восхищаюсь, – немедленно согласился белый вампир, вогнав целиком ей иглу в вену. – Вам еще один сеанс остался.
Четвертая была молчалива. Она ничего не сказала и не смотрела на врача. Пятая же не сумела воздержаться от «вяканья»:
- А почему вы сами занимаетесь нашим лечением, разве у вас нет медсестер?
- Все медсестры заняты с тяжелоранеными, а вы не умираете. Мое же личное присутствие там не требуется, поэтому я здесь. К тому же, медсестры очень молоды, им рано с вами общаться. Они вас не поймут, и будет конфликт. Я конфликта не хочу.
- Да, кому мы кроме вас еще нужны, – протянула руку шестая. – Другие нас знать не желают.
На этот раз белый вампир ничего не ответил и продолжил обход. Некоторые женщины пытались его задеть или подколоть. Других просто бесила его бесстрастность, и они всячески старались его унизить, но Бэан, словно не слышал их острые выпады. У Марины от некоторых словечек дамочек вольного поведения уши покрылись краской, а Вериа уже тихо рычала.
Когда они вышли Марина, не выдержала и спросила:
- Бэан, почему вы терпите их, это…
- Есть люди еще и хуже чем они, – перебил ее белый вампир. – Мы не делаем разделений на хороших и плохих. Мы просто помогаем всем и нам все равно, что они про нас думают – это их проблемы. Пора тебе это понять, ведь ты тоже не белая и пушистая. Самый лучший подход – это не обращать внимания. Ты, наверное, заметила, что это их злит больше всего. Для таких как они, я имею в виду не только этих женщин, но и других, нет ничего хуже, когда их игнорируют. Им важно внимание, а именно его-то они не получают. Часто они не воспринимают себя как личность и ищут неформальный способ выделиться.
Марина замолчала и больше не поднимала данную тему. Следующими на очереди были мужчины с разной степенью заболевания. Вериа сразу предупредила Маринку, чтобы держалась подальше от их рук – щипаться любили. Бэан с усмешкой поглядывал на невестку и ничего не говорил. А Марине подумалось, если Бэан так просто выдерживает нападки людей, то, как же себя тогда ведут орки? Но узнавать на личном опыте Маринке не хотелось.
Под конец дня Марина была как выжитый лимон. После всех больных с их «жалобами» у нее рябило в глазах. Все-таки Маринка не хотела бы работать в больнице. Во всех отношениях неблагодарная работа, хотя она и понимала, зачем Бэан взял ее с собой. Легко терпеть людей хороших, но совсем непросто общаться с недовольными жизнью и грубыми людьми.
Недалеко от дома ее встречал Бериан собственной персоной. Из головы тут же вылетели все плохие мысли. И он зараза улыбался ее любимой улыбкой. Ей даже стало жалко влюбленную в него девушку.
- Как прошел день? – спросил он.
- Отлично, – наигранно улыбнулась она, а сама подумала о нем.
- Врунишка, – «клюнул» жену в нос. – У меня для тебя сюрприз.
Марина удивилась и посмотрела в хитрые зеленые глаза мужа. От Бериана она не ожидала никакого сюрприза, раньше его сюрпризы заканчивались для нее плачевно. Но сегодня явно что-то новенькое.
- Какой? – скромно поинтересовалась Маринка, заметив, что Бериан облачился в белую рубашку с расстегнутым воротом не просто так. Черные свободного покроя штаны и совершенно голые пятки тревожили взгляд. Муж стоял босиком явно не спроста.
- Секрет, идем, тебе понравится, – потянул ее за руку.
- Мне обувь тоже снять?
Он только улыбался и продолжал тянуть ее вниз по веткам, а потом и вовсе закрыл ей глаза повязкой и повел впереди себя, держа осторожно за плечи. Марина спотыкалась и старалась не возмущаться, все-таки не каждый день Бериан делает для нее сюрпризы.
Наконец, они остановились. Маринка почувствовала восхитительный запах цветов и услышала плеск воды неподалеку от себя.
- Ну? – поторопила Марина, ей очень хотелось снять повязку и посмотреть, что же там такое.
- Сейчас, – он поспешно снял с нее обувь.
Маринка засмеялась, когда ощутила под ногами нечто очень мягкое и приятное, возможно траву.
- Бериан, не томи!
- У нас с тобой отсутствовал конфетно-сладкий период ухаживания, цветов, подарков и завываний под луну, – зашептал он ей на ухо, – поэтому хочу наверстать упущенное.
Бериан снял с нее повязку. Пространство заиграла яркими красками миллионов огоньков. Они находились возле широкой тихой речки, где плавали яркие светящиеся рыбки и переливались всеми цветами радуги длинные водоросли. На поверхности воды благоухали белоснежные кувшинки, с деревьев свисали цветущие большими красными цветами лианы с желтой сердцевиной. Мимо лица молодой женщины пролетали золотые бабочки размеров с две вместе сложенные ладони. Возле берега стояла небольшая, украшенная цветами лодка.
- Нравится? – спросил Бериан, затаившись.
- Очень, это ты сам все придумал? – спросила Марина, поворачиваясь к нему и пряча в ладонях улыбку радости.
- Умел бы лгать, сказал бы да, – вздохнул Бериан. – Я хотел как-то организовать наш вечер, к планировке подошел капитально за неделю до сегодняшнего дня и спросил совета у товарищей. Советчиков было много, как и советов, которые они давали, но больше всего мне понравилась идея с лодкой.
Марина с улыбкой отправилась по чуть теплой воде к лодке и залезла в нее, расположившись на приготовленных подушках. Бериан последовал за ней и прилег рядом, обняв жену за талию. Лодка медленно поплыла по течению.
- Теперь мне действительно хорошо, – проговорила молодая женщина и пристроила голову на плечо Бериана, слушая его дыхание и медленное сердцебиение.
- Ты последнее время грустная.
- Просто мысли дурные в голову лезут, – сказала и посмотрела вверх, сквозь густые деревья едва видно звездное небо. – Вроде бы, кажется, что все хорошо, а потом вылезет какая-нибудь гадость и все настроение испортит. Бериан.
- Да.
- В такой романтической обстановке хочется говорить о романтике, но у меня из головы не вылетает никак один вопрос.
- Какой? – закрыл глаза белый вампир.
- Меня, уже которое время, обучают вашему языку. Часто я перевода не слышу, потому что знаю значение слова, но вот что меня удивляет. Раньше ты чуть ли меня матом не обкладывал, а сейчас, когда я понимаю твои слова, и что самое странное: мне снова переводят…
- Хочется почесать «репу» от недоумения, да? – захихикал Бериан.
- Вот и сейчас, ты сказал совсем другое! – присела и насупилась как обиженный котенок. – Почему мне переводят так, а не именно то, что ты говоришь? Почему мне не переводят дословно? Я слышу целую фразу, а меня в переводе выдают одно слово либо наоборот несколько предложений.
- Постараюсь объяснить, – он положил руку под голову и задумался, подбирая слова. – Если брать наш язык, а наш язык – это слияние веронского и эльфийского. У нас нет сильно негативных слов как таковых – их не существует. И чтобы ты поняла меня, невидимый переводчик (будем так его называть) вынужден брать из твоего лексикона слова, которые ты точно поймешь. Я могу сказать заковыристую фразу с целью оскорбить тебя, но ты можешь не понять смысл, вложенный мной. Например, если переводить дословно язык тех же зоу – это сплошной мат, и опять же ты его не поймешь. Ты, вероятнее всего, оскорбишься, хотя тебя и не пытались обидеть. Ты уже заметила, что вроде бы ты и понимаешь слова, но при этом невидимый переводчик все равно переводит тебе самое непонятное. Мы привыкли так изъясняться, а ты нет, у тебя другое воспитание, другое мировоззрение.
- Теперь стало все на свое место.
- И еще, в нашем языке намного больше слов, чем в языках более молодых рас, у веронов вообще очень богатый язык. Есть слова, которые у вас не существуют, поэтому и получается так, что я сказал тебе одно, а тебе перевили совершенно иначе, но смысл при этом остался тот же.

URL
2011-05-04 в 15:31 

Романчик Анастасия
Он поцеловал жену в висок. Марина не сдержалась и обняла его за шею, требуя еще поцелуев и ласки.
- Ты действительно сейчас этого хочешь? Может, еще поплаваем, поговорим? – спросил он.
- Нет, когда ты рядом я думаю только о тебе.
- Врунишка, – улыбнулся, целуя ее в шею.
Марина больше ничего не волновало кроме жарких объятий мужа…

URL
2011-05-04 в 15:32 

Романчик Анастасия
Глава 40

Лима тяжело вздохнула, когда оказалась среди знакомого ей мусора и полуразрушенных зданий города смерти высшего человеческого мира. Название мира как-то вылетело из головы, и Олимпиада не утруждала себя воспоминаниями, ей не до того. Она не стала переноситься прямо в убежище Быка. Ей не хотелось пугать человека. К тому же с ней был «нелицеприятный» спутник в виде одного хмурого парня с зеленными глазами.
Когда молодая женщина пошла в сторону старой шахты, где и жил Бык, Лорд поплелся за ней молча. Он всем своим видом показывал, как она ему не нравится и как он ее презирает. Лима же не обращала на него внимания, а то и вовсе забывала о его существовании, пока он то ли специально, то ли случайно не наступит ей на пятку. Тогда уж приходилось вспоминать о нем и от всей славянской души высказывать ему, какой он «хороший» и «добрый».
- Значит, прощенная? – нарушил затянувшуюся тишину юноша, решив про себя, что молчанием делу не поможешь и с начальством общего языка не найдешь. На лбу Лорда загорелась ярко молния, лоб же Лимы обожгло холодом.
- А ты в этом сомневаешься? – почесала лобную часть Олимпиада и продолжила путь. – Я не подписана, так что доказательств не могу предоставить, уж увольте.
- И как работается у этого ворчуна? У меня так без башенный, иногда у меня мурашки по коже от его выкидонов.
- Нормально, не приходится в нете копаться, у него голова получше всякого нета.
- И тебя не смущает, что ты подчиняешься его приказам?
Лима резко развернулась к нему и ткнула пальцем ему в «каменную» грудь. Возмущением пылала душа! Хоть бы сдвинулся на сантиметр, дуб окаянный!
- Без его помощи сдохла бы давно! – выпалила на одном духу Олимпиада. – Не ты ли меня сожрать хотел, а он спас? Благодаря начальнику меня никто не видит, а Лиэн сидит в луже. Если тебя что-то не устраивает, иди, повесься на сосне, а меня устраивает абсолютно все.
- А что Лиэну-то от тебя нужно? Мой отец не похож на тех, кто делает что-то просто так.
- Он хотел, чтобы я стала мешком для вынашивания его детишек.
Лорд поперхнулся. Он изумленно осмотрел стоящую перед ним женщину с ног до головы. Парень будто спрашивал себя, а не имеет ли он дело с умалишенной.
- Не верю, ты можешь рожать?
- Уже рожала, у меня сын где-то… растет, – грустно вздохнула она и снова потопала в сторону шахты.
Снова они шли, не разговаривая друг с другом. Лорд тщательно обдумывал, услышанную шокирующую новость. Лима ускорилась и вскоре оказалась внутри помещения. Она замерла, когда услышала голоса. Бык был не один. Что самое страшное запах принадлежал… вампирам. Лима обернулась и показала Лорду, чтобы он молчал. Если Быка навестили аристократы или вампиры других видов, то они не смогут учуять лордов. Им силы не хватит обнаружить их.
Жестом Лорд спросил, нужно ли вмешаться. Лима отрицательно покачала головой. Что-то ей подсказывало, что сейчас не самое подходящее время устраивать борьбу без правил. Они всегда успеют оторвать вампирам все выпирающие конечности.
- Чем могу быть полезен? – донесся до них дрожащий голос Быка.
- Нам сообщили, что к тебе заходила беловолосая женщина, ты знаешь, где мы можем ее найти? Нам сказали, что она покупала у тебя оружие, – спрашивал «холодный» мужской голос.
- Без понятия, она приходит и уходит, когда ей заблагорассудится, – отвечал мужчина.
- И когда она была у тебя последний раз?
- Много недель назад. Это баба не радует меня частым посещением, и я очень рад, что она нечасто сюда наведывается. Я ее боюсь до… – Лима покрылась краской от мата, употребленного Быком. На выражения мужчина не скупился.
Кто-то сипло засмеялся.
- Она не говорила тебе, когда придет в следующий раз?
- Говорила, но не приперла. Я же говорю у этой бабы черте, что в башке. А зачем она вам нужна? Пришила кого-то из ваших шишек? Так я тут не причем. Мое дело торговать. У нее есть деньги, у меня есть товар. Еще какие-нибудь вопросы будут?
- Сколько тебе нужно заплатить, чтобы ты ее выдал, когда она придет сюда снова.
Похоже, Бык усилено стал чесать в затылке.
- Кто ж тогда у меня будет покупать оружие, если я клиентов буду сдавать? Я вам не шпион, чтобы следить за всеми.
- А ты боишься нас? Ведь мы можем перейти к более грубым методам убеждения.
- Я человек маленький, я всех боюсь. Сегодня угрожаете вы, а завтра мне оторвет голову она. Она же вампир, как вы мне предлагаете ее выдать? Если она быстрее, чем я, слышит гораздо лучше. Так что, вы не по адресу, ребята. От меня толку мало. Даже если вы меня в вампира обратите, я буду просто лизать ей пятки.
- Мы не говорили тебе, что она…
- А тут и понимать нечего, – перебил его Бык, не давая вампиру закончить. – Не стали бы вы за мелкотой гоняться, раз баба кому-то насолила, значит, вес имеет в преступном мире.
- Значит, ты не станешь ее выдавать? – уточнили деловито.
- Если бы мог, то выдал бы. Вы можете меня грохнуть, но тогда возникнет много вопросов по поводу моего убийства, всплывет эта баба и ею могут заинтересоваться другие.
Что-то звякнуло об столешницу.
- Еще кто-нибудь знает, где ее можно найти?
- Если таковы есть, то я их не знаю.
Лима напряглась. Она слышала как вампиры, не прощаясь, уходят, а Бык их не провожает и глубоко облегченно вздыхает. Олимпиада решилась показаться только спустя тридцать минут после исчезновения вампиров. Лучше проявить излишнюю осторожность, чем поторопиться и угодить в ловушку.
Бык без особого интереса взглянул на нее и на ее спутника. Без слов он бросил небольшое записывающее устройство прямо Лиме в руки.
- Весь список здесь, леди. Пришлось потрудиться, дабы их отыскать. Ваши друзья явно вами очень недовольны. Я часто благодарен их правилам, где говорится о том, что торговцев нельзя трогать. Только это меня и спасает от расправы.
- Спасибо, – Лима осторожно положила два мешочка перед Быком
- А второй зачем?
- За то, что промолчали, – развернулась Олимпиада и коснулась плеча невозмутимого Лорда.
Она раздавила шар телепортации и оказалась неподалеку от машины. Лима изумлено заметила, что некто перенаправил ее телепорт. Снова начальник постарался. Они стояли в незнакомом мире, окруженные листвой, опавшей с толстых деревьев три метра высотой. На дворе стояла золотая осень.
Лорд и «усом» не повел на изменения.
- Не удивляйтесь, это я сказал Скрепке переезжать, – донесся голос начальника. Он сидел на ветке дерева и смотрел на них яркими голубыми глазами. – Этот мир соседствует с вампирским градом – столицей вампиров. Если ты посмотришь, Лима, на расположение встреч аристократов, то увидишь, что все они проходят в вампирском граде.
- Это мир так называется? – поинтересовалась Олимпиада.
- Абсолютно верно, – улыбнулся Миша. – Ваша цель состоит в том, чтобы показать на встречах и желательно уничтожить главенствующего аристократа и его свиту.
- Открыто появиться на встрече и кокнуть аристократа? – нахмурился Лорд. Он уже не находился в восторге от задания и всем видом это показывал.
- Вообще-то да, но с одним условием.
- Каким? – поинтересовалась Лима.
- Главенствующие вампиры должны быть уничтожены светлым артефактом.
Наступила тишина. У Лимы и у Лорда на лицах одновременно отразилось понимание.
- Это же словно кинуть в СМИ сенсацию, – проговорила Олимпиада изумленно. – Вы хотите, чтобы прощенные из разряда легенд перешли в факты?
- Именно, лорды слишком долго скрывали существование прощенных и отрицали возможность прощения. Вы доказательство и мало того, один из вас сын Лиэна, а второй лорд. Вампиры, если и захотят ничего вам не сделают. Они не смогут. Для этого нужны лорды. А как раз таки с ними вы встречаться не должны.
- А как же Каган? – воскликнула Лима.
- Если вы его встретите, он не увидит вас, пока вы не приблизитесь к нему, поэтому старайтесь избегать с ним встреч. Я не исключаю его присутствия в вампирском граде, пока вы будете готовиться к предстоящему заданию. Мы будем наносить точечные удары, он не успеет ничего предпринять, а змея сплетен начнет распространяться со стремительностью урагана, – с улыбкой сказал начальник. – Вам будет прикрывать моя магия. Не нужно часто посещать град, вам достаточно несколько раз навестить его, хватит одного дня, чтобы побывать на трех мероприятиях, и Каган уже не сможет отрицать существование прощенных. На подготовки у вас неделя.
- Да ты крут, начальник, – проговорил Лорд.
- Выполняйте и будьте осторожны. И, кстати, Лима, тебе придется перекраситься на время посещения вампирского града в черный цвет. И… я там для тебя платье оставил, девушки от него в восторге, – сказал и исчез.
Лима стояла в шоке. Лорд, посмотрев на нее, начал посмеиваться. Олимпиада не помнила, когда последний раз надевала платье и надевала ли вообще. Она не представляла себя в платье и на каблуках, это было на грани фантастики.
Когда они вдвоем приблизились к машине, оттуда сразу донеслось:
- Ты ее держишь, а мы на нее платье напялим! – Лима узнала голос Наташки. – Я ее вообще в платье никогда не видела, она даже на выпускной пришла в брючном костюме!
- А ты уверена, что ее нужно держать? – скептически поинтересовался Рил.
- Нет, а вдруг заартачится? Страховка никогда не помешает!
- Входи первым, – сказала Лима и подтолкнула хихикающего Лорда к двери.
- Так точно, – отозвался мужчина и вошел.
Радостный писк: «Держи ее!» сменился руганью Наташи, кажется, она снова принялась молотить Лорд тем, что под руку попало. Лима зашла вслед за ним, но операция уже сорвалась. Рил держал в руках черный сверток и с ехидной улыбочкой поинтересовался у нее:
- Сама наденешь или помочь?
Олимпиада вздохнула и взяла сверток из его рук. В конце концов, ей для дела нужно платье-то надеть, не вечно же в нем ходить. Через двадцать минут Лима вертелась возле зеркала, а пятеро зрителей внимательно ее рассматривали. Ей непривычно было видеть себя в таком откровенном наряде, особенно смущало глубокое декольте. Черное платье облегало тело подобно перчатке до бедер, дальше шло разделение на длинную юбку, тянущуюся по полу. Юбка нисколько не скрывала ног в колготках.

URL
2011-05-04 в 15:33 

Романчик Анастасия
- Блин, у нее попа лучше, чем у меня! А ноги, блин, какие стройные! – недовольно заметила Наташка, скрестив руки на груди.
- Прекрасно выглядишь, – появился начальник. Он улыбался и с удобством сидел на круглом столе.
- Но зачем? – поинтересовалась Лима, меняя удобные ботинки на открытые черные туфли со шпилькой.
- Будете изображать парочку с Лордом.
- Я не против, – улыбнулся Лорд, с интересом разглядывая молодую женщину.
- Скрепка, Наташа, Урт и Рил пойдут с вами.
- В вампирский град? С ними? – удивилась Олимпиада, отрывая от зеркала напряженный взгляд.
- Урту придется принять облик девушки, чтобы никто и не заподозрил, что он ребенок-лорд, – мальчик после слов начальника громко фыркнул. – Среди лордов нет детей.
- Нет…
- Я понял причину твоего беспокойства, – перебил женщину Миша. – Вампиры очень часто заводят семьи. Женщинам очень трудно смириться с тем фактом, что они не могут иметь детей, и поэтому они берут чужих маленький детей и растят их, как своих собственных. Вы никого не удивите.
Наступила тишина. Все обдумывали сказанное беловолосым начальником.
- То есть Лима, типа наша мама, а этот чмошник – папа? – первая заговорила Наташка, показывая на Лорда. Она и не пыталась скрыть того, что он ей не нравится, хотя внешне Лорд был очень красивым мужчиной.
- Да, – кивнул Миша с улыбкой.
- Она моя ровесница. Неужели они не догадаются, что она одного со мной возраста?
- Нет, лорды – элита вампиров, только сыновья владыки могут распознать их истинную силу. Возраст, сила – все это недоступно обычным вампирам. Для них они просто лорды, которых вампиры боятся. Там будут только аристократы, я выбрал время, когда лордов с огнем не сыскать.
- А потом что? – поинтересовалась Олимпиада, чувствуя себя неловко в платье, но еще больше ее стеснял взгляд Лорда.
- Потом я скажу, что вам делать, – начальник снова исчез, оставив Лиме список трех встреч, на которых они должны быть через неделю. Олимпиада подозревала, что начальник все-таки обладает даром ясновидения, иначе каким образом он так точно вычисляет нужное время? Ведь встреч вампиров в списке предостаточно, а он выбрал почему-то именно эти три, значит, на это есть особые причины, о которых Миша не намерен распространяться.
- Ну что ж, пора работать, – вздохнула беловолосая женщина, поправляя платье.
Дольше всех наряжали Урта. Ему ничего не нравилось, а больше всего ему не нравилось, что ему придется идти в вампирский град в качестве девушки. Все-таки было решено на общем голосовании, что мальчик будет рыжей девушкой в зеленом платье. Урт долго кривился, но, мученически вздохнув, смирился.
Лима чувствовала себя не в своей тарелке и даже не из-за того, что ей пришлось надеть платье и стать на некоторое время спутницей Лорда. Она никогда не находилась так близко к вампирам, неважно каким. Молодая женщина привыкла к тому, что вампиров нужно избегать. Теперь же она сама идет в логово врага. Боялась ли она? Вряд ли, после всего пережитого Лима вообще удивлялась, как не стала заикой. «Что нас не убивает, делает нас сильнее», – всплыло в памяти женщины, и она мысленно улыбнулась.
- А мы что, пешком потопаем? – спросила Наташка, когда они собрались выходить к порталу.
- Вампиры не пользуются транспортом, – ответил Лорд, поправляя черный воротник. – Транспорт – привилегия слабых, а вампиры считают себя высшей расой, на самой высокой ступени пищевой цепи.
- Так, тем более, должен быть почетный транспорт! – возмутилась Наташа. – Тогда на фига мы такие шпиляки понадевали? Ноги ломать?
- Я тебя не просил их надевать, – ехидно улыбнулся Лорд.
- Вот я тебе сейчас каблуком в глаз заеду, ты у меня сразу станешь одноглазым, косоруким и хромым.
- Прекратили! – властным голосом приказала Лима, разнимая разбушевавшихся. – Нам еще неделю вместе работать, давайте хотя бы несколько часом поживем мирно, без головной боли и членовредительства. Не забывайте, что мы идем прямиком в логово вампиром, а они будут очень рады узнать кто мы такие.
- Так точно, начальница, – отозвался хмуро Лорд.
Как оказалось в вампирском граде существовало множество городов. Все три встречи должны были проходить в разных городах. Одним из них являлся подземный город, тот, что находился на солнечной стороне мира.
Мир вампир причудлив, хотя бы тем, что лишь треть поверхности земли освещало тусклое не слишком яркое солнце, остальные две трети находились в постоянной темноте из-за серых плотных туч. Молнии в небе шумели с сухим неприятным треском, дождя не наблюдалось и землю покрывал серый песок, напоминающий плотный слой пыли. В вампирском граде климат умеренный, без сильных перепадов температуры.
Едва Лима попала в вампирский град, ей показалось, что мир пребывает в вечной меланхолии и никак оттуда не выберется. Лорд шагал уверенно, заметно, что он не раз бывал в вампирском граде. Начальник уже просветил ее, что до того как сбежать, Лорд пять лет прожил среди вампиров в непосредственной близости от Лиэна. Лиэн сам его забрал и можно сказать насильно держал подле себя.
- «Что мы должны делать в этих городах?» – спросила Лима, не выдержав молчания.
- «Наводить справки про аристократов, вам не надо бывать во всех трех городах, достаточно все разведать в одном из них. Вам и слова никто не скажет, если вы будете чем-то интересоваться».
- «Но, Миша, каждый аристократ принадлежит какому-то клану, не заподозрит ли кто-нибудь из лордов о наших истинных планах?»
- «Лорды не занимаются ерундой, для них аристократы такие же слуги, как и рабы, – терпеливо пояснял начальник. – И если вы перебьете хоть всех аристократов, лорды и не пошевелятся. Адские вампиры – не то общество, которое начнет мстить за членов клана. Братства обычных вампиров – это да, они мстят за погибших собратьев и мстят зачастую страшно, потому что для них каждый вампир – сильный член семьи, его потеря означает потерю силы, которая объединяет братства».
- «Как у них все сложно», – фыркнула про себя Лима, внимательно прислушавшись к речи начальника и накидывая на голову черную шаль.
Они приближались к солнечной стороне, и было бы странно, если бы вампиры путешествовали без накидок. Лорд и Урт также накинули капюшоны, дабы не светиться. При их приближении песок стал разъезжаться, освобождая провал лестницы. Лорд снова пошел первым, взяв за руку Олимпиаду.
- А нас что, девушками не считают? – ойкала Наташа возмущенно. – Ей так он лапу подал, а меня забыл.
- Ты не женщина, ты блондинистая мегера, – бросил через плечо Лорд.
- Твои тупые шутки про блондинок меня уже достали, хоть блесни остроумием, а то можно подумать ты у нас тугодум десятой ступени.
Лорд оскалился, но ничего не сказал – они подходили к воротам подземного города. Им открыли ворота почти сразу и стали кланяться едва ли не до земли. Вампиры сразу почувствовали мощную энергетику лордов и неважно, что те лорды на самом деле прощенные.
- Милости просим, – улыбались клыками стражники.
Лиме еще подумалось, что прикажи она им – они ей и сапоги забесплатно вылижут. Едва они отошли от стражников, женщина сказала об этом вслух, на что ей ответил Лорд:
- Любой каприз лорда для других вампиров – закон, если заупрямишься – умрешь. Лиэн часто демонстрировал власть, и непокорные вампиры умирали отнюдь не быстро. Об его жестокости слагали легенды, я уже молчу об других лордах, милыми и пушистыми их вряд ли назовешь.
И вот он подземный город вампиров. Олимпиада уже не удивилась тому, что город напоминал древние строения мая вперемешку с высокотехническими сооружениями.
- У меня вопрос: кто придумал это гадство? Архитектора на мыло! – воскликнула недовольно Наташка.
- Это был один из первых городов вампиров, – принялся рассказывать Лорд, видя, что не только у Наташки написано на лице недоумение. – Старые здание не стали сносить, они сделаны на совесть и местные вампиры мало что изменили.
- Ясно, культурная ценность и все такое, – хмуро прокомментировала Наташа.
- «Миша, – мысленно обратилась к начальнику Лима, – что именно мы должны узнать, ведь список встреч у нас, мы знаем время и место встречи, что еще нам нужно? Почему у нас неделя для подготовок?»
- «Вы должны узнать все про оракула, а главное его местоположение, он – наша кость в горле. А еще собрать информацию про аристократов, не всех нужно уничтожить, некоторых стоит оставить. Вы должны выяснить все, что только сможете», – больше начальник ничего не стал пояснять.
На входе в город их встречала целая толпа, которая, умильно скалясь, проводила их до пятизвездочной гостиницы. На их противные и смазливые лица было противно смотреть, так и лучились сиропным душком. Затем вампиры провели господ в местный «ресторан» и усадили за лучший столик. Разошлись «подхалимы» только после того, как Лорд на них нарычал.
Олимпиада не обращала на них внимания. Она рассматривала сумрачное помещение, освещенное искусственными свечами в виде черепов и украшенное на манер фильмов ужасов. Гробы, мумии, сцены с насильем и тому подобное. Название «ресторана» соответствовала внешнему облику: «В гостях у смерти». Видимо, кто-то из молодых вампиров решил, что так его посетители будут ощущать себя как дома.
На сцене симпатичный вампир хорошо поставленным голосом пел некую непонятную песню и загадочно улыбался, старался ловить взгляды Лимы. Она понимала его стремления. Вампирам нижних уровней всегда хотелось подняться повыше, а соблазнение лорда – самый легкий способ подняться.
Полуобнаженные официантки с искусственными рожками и хвостиками беспокойно перешептывались и бросали жребий, кому выпадет обслуживать лордов. Одна из них с тяжким вздохом отделилась от остальных и приблизилась к их столику.
- Что будете заказывать? У нас большой выбор, – спросила она дрожащим голосом и скашивала взгляд красных глаз только на Лиму. Она боялась даже посмотреть на Лорда и уж тем более вызвать ревность его спутницы. Если официантка случайно на него посмотрит, могло случиться нечто плохое.
Олимпиада посмотрела в меню и увидела, что в основном ресторан предлагал кровь разных существ либо выдержанную, либо свежую.
- Чаще всего заказывают эльфийскую, она самая дорогая, – брякнула официантка.
Лима подавилась и посмотрела на вампиршу тяжелым взглядом.

URL
2011-05-04 в 15:33 

Романчик Анастасия
- Мы не пьем эльфийскую и человеческую кровь, разжевывать, тупица, не надо?! – гневно проговорила она. – У меня аппетит пропал, – бросила на стол меню с гневом.
Официантка испуганно осмотрелась и еще сильнее побледнела, когда заметила, кем являлись спутники лордов.
- Простите, может… вы еще чего-нибудь закажите либо ваши спутники чего-то хотят? У нас есть обычная пища и прекрасные повара, которые ее приготовят, – забормотала официантка, трясясь от страха.
Лима вопросительно посмотрела на удивленных девушек и Рила с Уртом. Рил пожал плечами:
- Пожалуй, мы не станем отказывать и что-нибудь закажем, – он раскрыл меню и стал внимательно его изучать.
Олимпиада кивнула и снова повернулась к официантке.
- Пришли к нам девушку поболтливее, нам нужно «говорящее» общество, – пренебрежительно бросила она, да так вошла в роль, что даже Наташка едва не подавилась и кашлянула в салфетку.
- Будет сделано, – девушка-вампир слишком быстро отошла от столика, едва записав заказ. Она боялась лордов и предпочитала держаться от них подальше.
Лорд хмуро посмотрел на Лиму, после исчезновения девушки-вампира.
- Ты что, даже не заметила, как я на нее палился? – возмутился он.
- Нет, а должна? – подняла бровь женщина.
- Ты же моя пара, ты должна замечать, куда я смотрю и соответственно отреагировать.
- Приревновать?
- Хотя бы.
Лима без предупреждения со всего маха влепила ему пощечину. Удар неожиданно оказался сильным, и Лорд перевернулся вместе со стулом.
- Ты доволен, душенька? – спросила «ласково» Олимпиада. Она наклонилась вбок, чтобы посмотреть, как он поднимается.
- Все супер, мила-ая, – со злостью отозвался Лорд, усаживаясь на прежнее место.
Наташка, не скрываясь, хохотала в голос. Уж она-то точно была довольна, но ей пришлось замолкнуть, когда к ним подошла информатор в женском лице. Официантка правильно поняла Лиму и прислала того, кого надо, того, кто много знал…

URL
2011-05-04 в 15:34 

Романчик Анастасия
Глава 41

Из кабинета Лиэна доносился радостный женский хохот. Почти вся мебель опрокинута, а бумаги со стола лежали на полу. Вампир, обнаженный по пояс целовал шею зеленоволосой девушки, расположившейся на краю стола. Это ее беззаботный и счастливый смех разносился по всему белому замку адских вампиров.
- Ты меня любишь? – смеялась она, взлохмачивая его черные волосы.
- Он тебя очень любит, а теперь оставь нас одних, – донесся ласковый голос до слуха девушки. От этого голоса по коже пробежали мурашки не только у зеленоволосой девчонки, но и у Лиэна.
- Демор, – констатировал факт Лиэн.
Девушка вопросительно посмотрела в бордовые глаза Лиэна. Он одним взглядом приказал, чтобы она ушла. Девушка не заставила себя упрашивать и, тревожно оборачиваясь на гостя, вышла за дверь.
Гость с удобством для себя сидел на опрокинутом шкафу и болтал в бокале небольшое количество крови. В отличие от Кагана на нем был красный плащ с капюшоном, скрывающем лицо. Обычно именно по цвету плащей различали братьев – старших сыновей отца вампиров. Но чаще братьев вообще никто не видел, для других они были скрыты темным туманом. Лиэн же различал их по голосам – у братьев разный голос. Младший брат не доверял одежде, ведь что мешает тому же Демору облачиться в белый плащ и выдать себя за Кагана?
- Демор, – произнес Лиэн. – Каган занят? Обычно он приходит, а не ты.
- Собирается, – улыбнулся брат веселой и немного пьяной улыбкой. – Термитотелы нас заждались, братец, бери лордов и пошли за мной. Ты же знаешь Кагана, он не любит долго ждать.
- Хочет пыль в глаза бросить?
- О нет, обычная мера предосторожности, братец, – хихикнул Демор и икнул. – Термитотелам мы точно в глаза пыль не бросим, поверь, но если дело примет серьезный оборот лорды не будут лишними. Ты как, братец, сильно впечатлительный или не совсем? А то термитотелы устроили грандиозную вечеринку и нас не пригласили.
Лиэн напрягся. Вроде бы Демор и говорил расслабленно где-то даже шутливо, но если выбирать, то Лиэн предпочел бы Кагана. Демор – садист, притом ему все равно кого пытать. Он получал удовольствие от самого процесса и от криков жертвы. Каган – главарь, он лидер и единственный после отца, кого Демор уважал и боялся.
- Прямо сейчас идти с тобой? – спросил Лиэн.
- Я бы предпочел, чтобы ты оделся официально, – осмотрел его с ног до головы старший брат. – Мускулы будешь демонстрировать бабам, термитотелам их ни к чему показывать.
Лиэн промолчал, отыскал черную рубашку, которую тут же застегнул на все застежки, и призвал всех лордов. Дианул, Совенок и Хела изумленно зашли в кабинет. Когда лорды наткнулись взглядом на старшего брата Лиэна, они боязливо и почтительно поклонились ему. Умные вампиры сразу сообразили, кто пожаловал в гости. Демор хмыкнул, оценив присутствующих презрительным взглядом, и когтем провел по воздуху вертикальную линию. За острым ногтем вампира тянулся красный шлейф. Шлейф расширился, освобождая проход. Лиэн в мыслях позавидовал, лишь Демор и Каган были способны на разрыв пространства без помощи артефактов.
- Идем, братец, нас заждались, – проговорил совершенно трезвым голосом Демор.
На той стороне Лиэн изумленно заметил, что Кагана окружает, по крайней мере, четыре десятка… лордов. Со скольких же миров собрал их Каган? Хотя ему ничего не стоило пальцами щелкнуть, и все эти лорды будут ему зад целовать. Но совершенно неожиданным было присутствие… прощенного. Каган держал его за горло и не давал сбежать.
Дианул напряженно коснулся руки Лиэна и кивком показал вперед. Младший сын владыки едва не подавился от изумления. Столько марионеток термитотелов он и за всю свою долгую жизнь не видел. Им не было конца и края. И все они окружали огромный черный улей термитотелов.
К удивлению Лиэна их встречала целая делегация из разнообразных отцов-термитотелов. Некоторых из них вампир узнал сразу. Шруускунер со слащавой улыбочкой, его отец Иуужана – огромный как гора. Другие и на термитотелов-то мало похожи, некоторые очень сильно напоминали насекомых и страшных зверей темных миров, другие имели и вовсе экстравагантный облик, не подающийся описанию.
- Владыка ожидает вас, – проговорил Иуужана почтительно.
Вампиры двинулись вслед за отцами, нисколько не смущаясь взглядов многочисленных марионеток термитотелов. Каждый из лордов адских вампиров мог тысячами их уничтожать, реальную угрозу для вампиров представляли только отцы термитотелов. Лиэн предпочитал не думать о том, что будет, если Каган не найдет общего языка с владыкой…
Владыка находился глубоко под землей среди десяти чистокровных термитотелок и около двадцати безвольных красавиц – жен Иуужана. Когда вампиры пришли, десять женщин зашипели и ощетинились щупальцами, но владыка и ухом не повел. Он медленно повернулся к гостям и с прищуром осмотрел фигуры клыкастых мужчин, особенно пристально изучал Кагана.
- Польщен, – улыбнулся термитотел. – Сыновья отца вампиров, когда-то я был с ним знаком. С тех пор прошло очень и очень много лет, но я и понятия не имел, что он обзавелся сыновьями. Зачем пожаловали?
Каган вышел вперед, продолжая держать прощенного парня за горло. Юноша смотрел на вампира чисто оранжевыми глазами как на предателя. Он не сопротивлялся и не пытался сбежать, ему было словно все равно, что с ним сделают.
- Что это за зверушка? – удивился владыка. – Подарок мне?
- Прощенный, – ответил Каган хрипло.
Женщины снова зашипели, подчиняясь настроению владыки. Термитотел находился в ярости, его взгляд с ненавистью сверлил парня в руках вампира.
- Если он прощенный, тогда почему он жив?! – рявкнул владыка, приближаясь к Кагану.
Но вампир не испугался.
- Потому что в нем заинтересован ад, – ответил он спокойно.
Термитотел мгновенно успокоился и по-другому взглянул на вампира. Его черные глаза запылали, древний тот час определил, какое звание имеет Каган в демонической иерархии, и изумленно хмыкнул.
- Говори… капитан, – улыбнулся владыка.
- Мне дали разрешение на опыты, касающиеся прощенных. Если вы мне не верите, то можете сами во всем убедиться.
- А зачем сюда пришел? Ты хочешь, чтобы мой потомок исполнил свою часть договора?
- Для меня сейчас это неактуально, – пожал плечами Каган. – Мне нужно другое, именно от вас владыка. Мне нужна лейтенант.
Термитотел не был дураком и сразу понял, какой именно лейтенант нужен Кагану.
- Насколько мне известно, между отцом вампиров и матерью суккубов была война.
- Война прошла, а знание осталось, – бойко ответил Каган. – На данный момент Демас единственная кто может поймать того, за кем я охочусь, – от его слов Лиэн едва не заскрипел зубами. Недавно он перестал чувствовать местоположение Лорда и сразу же сообщил об этом Кагану. Тогда старший брат ничего не сказал, а теперь как выяснилось, он не терял надежды поймать племянника. Лиэн почему-то был уверен, что на этот раз Лорду не избежать плена. – Моим опытам почти пришел конец, как только он будет в моих руках, кое-какая раса прекратит существование, и хранитель жизни никогда не появится среди них.
Пока они говорили, Лиэн заметил, что Демор куда-то ушел. Явно что-то Каган придумал на тот случай, если владыка заупрямится. Знать бы, что именно за сюрприз ждать от старших братьев.
- Демас мне нужна самому, твои опыты меня не впечатляют, хранитель не появится. Это всего лишь чья-то не смешная и дурно пахнущая шутка. Нас пугали появлением хранителя жизни еще два миллиарда лет назад, а он до сих пор не появился. Я не думаю, что он появится сейчас, когда мы одержали победу над хранителями миров и переняли инициативу…
- А вот и я! – донесся ласковый голос, перебивший речь владыки.
Лиэн повернулся и изумленно посмотрел на брата. Демор тянул какого-то мужчину за длинные черные волосы. Каган одновременно облегченно вздохнул и гадко улыбнулся, когда увидел брата. Владыка же молча и с интересом наблюдал за происходящим.
- Надеюсь, он без сознания? – спросил Каган Демора.
- Гы, я бы его так просто не притащил, у него дурная наследственность, – тонко намекнул Демор. – Я его поймал недалеко от вампирского града, шпионил злодей светлый. Было трудно к нему подобраться, но мне удалось обезвредить его.

URL
2011-05-04 в 15:35 

Романчик Анастасия
Лорды и те не понимали, что происходит. Лиэн также с трудом понимал, чем им поможет белый вампир, которого притащил Демор. В чем ценность пленника он понял лишь мгновение спустя, когда по приказу отошедшего от мужчины Демора раб адский вампир ударил белого вампира в ногу кинжалом. Мужчина в мгновение ока пробудился и оторвал рабу голову. Владыка ошеломлено смотрел на то, как двигался белый вампир. Мужчина оценил обстановку и в его взгляде появилось нечто страшное. Демор перехватил его и приложил ему ко лбу черный кристалл. Черноволосый некоторое время дергался, а затем… кристалл в руках Демора рассыпался, и сын владыки был отброшенный далеко в сторону, а мужчина проделал дыру в улье и скрылся из виду.
- Почему вы его не остановили?! – закричал ошеломленный владыка, посмотрев в дыру и увидев, что дорога мужчины усеяна трупами марионеток термитотелов.
- А зачем? Вы же не заинтересованы в моих опытах, не хотите, чтобы эти твари все исчезли, – улыбнулся Каган едко. – Приказав поймать его, я хотел продемонстрировать вам претендента на место хранителя жизни. Если мой опыт будет закончен, он никого им не станет. А так, даже убей я его ничего не поменяется, на смену ему придет еще куча таких же, как он. И к тому же, его уже сейчас не так-то просто убить.
- Адское оружие, – нахмурился термитотел.
- Притом здесь нужно оружие высокого уровня, чтобы убить его наверняка. Я уже проверял, вернее мы проверили это только что. Кинжал был из адского металла. Через пару дней этот белый вампир будет как новенький. Разве, по-вашему, это не проблема? – Каган передал Демору прощенного юношу и подошел к рассыпающемуся трупу. Про себя старший сын владыки отметил, что белый вампир сработал грамотно. Он не просто оторвал голову рабу, он перебил жизненный канал, тем самым, уничтожив вампира без права на восстановление. Каган взял кинжал из кучки пепла погибшего раба и продемонстрировал его владыке. – Вы и сами видели, что кинжал не отравил его, и рана вскоре заживет. Дайте мне Демас и я постараюсь проблему решить. У вас забот хватает, вам еще нужно устранить клауурисов, а мне – закончить эксперимент. Отдайте мне Демас.
Термитотел щелкнул пальцами. Рядом с ним появилась фиалковая львица в черном обтягивающем костюме, нисколько не скрывавшим ее формы. Она с интересом посмотрела на вампира.
- Сделай то, что он хочет от тебя, – приказал владыка. – А ты вампир сделай все, чтобы эта раса прекратила существование. Нам не нужен хранитель жизни.
- Я рад, что вы приняли правильное решение, владыка, – улыбнулся Каган и в сопровождении вампиров и обретенных им суккубов удалился.
Термитотел зарычал и хлопнул кулаком по раскрытой ладони. Тот час из щупалец стены появился Шруускунер.
- Ты слышал? – спросил владыка.
- Да, великий отец, – отвечал Шруу, поклонившись.
Шруускунер сразу заинтересовал владыку, едва тот пробудился. Шруу изворотливее и хитрее папочки и старших братьев. Отец всех термитотелов умел выбирать свиту и сразу увидел темный потенциал в потомке. Если не убьют, Шруу далеко пойдет.
Владыка же никому не доверял и надеялся только на свою силу, он бы и клауурисов сам уничтожил, но для их уничтожения нужна армия, а потомки для этого подходят как нельзя кстати. Он был уверен, Шруускунер сможет возглавить армию и его рука никогда не дрогнет.
- Мне нужна та прощенная девчонка, Комета, – проговорил отец всех термитотелов. – Узнай, где она находится, и доложи мне. Я должен сам убедиться в их важности. Разберем ее по запчастям.
- Будет сделано, великий отец. Вы желаете еще чего-нибудь?
- Нет, ты свободен.
Тем временем, к вышедшему из улья Кагану подбежал кто-то из аристократов, являющийся шпионом. Он шепнул что-то ему на ухо. Судя по тому, как заскрипел зубами старший сын отца всех вампиров, новости не были приятными:
- Белобрысая сучка!..

URL
2011-05-04 в 15:35 

Романчик Анастасия
Глава 42

Мир белых вампиров. Возле портала Марина и множество других белых вампиров, среди которых находился и ее муж, провожали беженцев в их мир, раздавая необходимые припасы. Маринка старалась вести себя невозмутимо, но не всегда удавалось. Хорошо, с одной стороны с ней стоял Бериан, а с другой – Вериа, уж с ними точно не соскучишься.
У Бериана был законный выходной – один в месяце из-за чрезвычайной ситуации с владыкой термитотелом, раньше два раза в неделю охотник равновесия мог полностью побыть дома. Марина очень хотелось уединиться с ним, но коварный белый вампир притащил ее сюда. Маринка не жаловалась, она знала, зачем он это делает. Ему хотелось, чтобы его жена стала терпимее.
- А в ванной нам так было хорошо, ведь ты помнишь, как мы тебе спинку терли? – спросили у Бериана ласково.
Марина едва не разъярилась. Она увидела ту самую кудрявую девушку и ее подружку. Уж теперь они вели себя намного наглее. Маринка разозлилась на саму себя, и она еще жалела эту девчонку. Своего эта девица точно не упустит, но не в случае Бериана.
Мужчина стоял и смотрел на женщин, словно им только что поставили диагноз шизофрения. Марина, взглянув на него, поняла. Он и мысли не допускал, что она может ему не поверить и усомниться в нем. Бериан так воспитан – без доверия нет семьи, и он всем видом это показывал.
Сразу улетучилась злость, на кого ей злиться? На этих женщин, которым терять-то уже нечего? Глупо и неразумно. Ей надо радоваться, что у нее такой прекрасный муж.
- И как, хорошо потерли, надеюсь, с мочалкой? А то, знаете, у него спина грубая – без мочалки никак нельзя, – насмешливо проговорила Маринка, выдавая комплект людям. – Видишь, Бериан, какие хорошие женщины, они нам тоже помогают!
Женщины стояли как оплеванные. Они ожидали совершенно другой реакции, но Марина повела себя не по заранее задуманному ими сценарию, не стала ревновать. Бериан же изумленно поперхнулся и повернулся к жене.
- Они не терли мне спинку! – проговорил он возмущенно.
- Значит, я потру, раз они не потрудились этого сделать.
Бериан, мученически вздохнув, плюхнул ей в лицо фрукт и нарисовал рожицу соком на ее щеке.
- Работай, давай, второй Насмешник! – сказал он и жестом поторопил кудрявую девушку продвигаться дальше.
- Я люблю тебя, неужели ты этого не видишь?! – взвизгнула она и попыталась повиснуть на шее белого вампира, но он ловко увернулся, а неудачливая девушка перекувыркнулась через столик, за которым стоял мужчина.
- Бериан, забирай Марину, и идите домой, – приказал хмуро Бэан, – на сегодня вы свободны.
Бериан не заставил себя упрашивать и, взяв Марину за руку, увел ее подальше от портала и кричащей кудрявой девушки. Маринка чувствовала, что он чем-то недоволен, но решалась спросить, что ему не понравилось.
- Ты расстроился из-за того, что я им ответила? – спросила Марина, решив нарушить тишину.
- Нет, сами нарвались, – ответил Бериан и коснулся голубого цветка, ему в руку свалилась семечка, а на голову обрушилась пыльца. – Не она первая, не она последняя. За мою семидесятилетнюю жизнь их было много, я всех не помню, и не старался запоминать. Одной из моих прежних поклонниц уже семьдесят лет и она морщинистая старуха. А тогда ей было лет пятнадцать, и вены резала, и с крыши прыгала, но хоть сейчас утихомирилась.
- С радикулитом сильно не попрыгаешь, – усмехнулась уголком рта Марина.
Он откусил краешек семечки и медленно стал пить нектар.
- Бериан, – коснулась его плеча. – Ульяна собралась замуж за твоего брата, я просто в шоке. Я не знаю как на такое реагировать. Я понимаю, что она другая, но прошло, не так много времени с тех пор как она родилась.
- Она термитотел, Марина, ее ведет не только чувство, но и инстинкт, – оторвался от семечки Бериан. – Я уже говорил на эту тему с Крауулом, он сказал, что они могут жить среди них. Его народ их всему обучит. Ведь объединение двух термитотелов ведет к созданию улья, а я не представляю в нашем мире улей термитотелов.
- Я тоже, – вздрогнула Маринка от воспоминания. – Кстати, еще нашлись их бабушка и дедушка, но…
- Они не хотят видеть внучек, а ты бы захотела, после того, что случилось с их дочерью?
- Не знаю, трудный вопрос.
- Вот и я о том же.
- Мы идем домой?
- Иди одна, а я кое-куда загляну и сразу же к тебе.
- Не задерживайся.
Бериан проводил Марину взглядом и, вздохнув, отправился к… напарнику, находившемуся неподалеку. Бериан не хотел, чтобы Маринка увидела то, что увидел он, вряд ли она обрадуется, а расстраивать ее еще сильнее белый вампир не хотел.
Эльф из надежного укрытия кого-то разглядывал с нездоровым вниманием. Вампир тоже решил посмотреть и увидел хихикающий девочек Марины. Большие крылья феи светили, как и сетчатые глаза Ульяны. Выросли деточки, нечего сказать.
- Когда записался в любители подростков? – спросил Бериан хмуро.
Насмешник подпрыгнул на месте и обернулся.
- Напугал! Идиот! – гневным шепотом возмутился эльф, но подглядывать благоразумно перестал.
- А не должен, – сурово заметил напарник.
- Не могу ничего поделать, это фея, тьфу, блин. Что ты на меня так смотришь, как инквизитор на грешницу? – возмутился эльф. – Ну, нравится мне эта фея-переросток, что я могу поделать?
- Ты помнишь, что ей всего год? – поинтересовался Бериан.
- Нет, не забыл и поэтому постоянно ругаюсь матом, – ответил эльф, не смущаясь.
- Иди отсюда, пока я тебе чего-нибудь не сломал, или пока Марина не узнала, чем ты тут занимаешься. Там людей привезли, нужно встретить.
Насмешник ехидно оскалился. Людей он встречать любил, особенно прикалываться над ними. Бериан же отправился домой и с удивлением заметил, что Марины дома нет, а на столе лежала записка с поспешными каракулями: «Прости, когда вернусь, можешь меня прибить, но то, что я хочу сделать очень важно. Твоя Марина». Вампир с гневом сжал бумажку в кулаке, в зрачках появился опасный огонек…
- Огоне-ек, зачем мы в вампирском граде? – спросила Марина, негодуя.
Женщина не ответила.
Причина же негодования Маринки понятна. Каково было ее удивление, когда вместо лица любимого мужа она увидела ухмыляющуюся физиономию Огонек. Женщина не предупредила ее заранее, а просто бесцеремонно телепортировала Марину в нужное место, сказав лишь название мира. Кроме Маринки Огонек и Крауула под шумок перенесла. Клауурис вначале не «врубился», а потом понял, что от него хотят. Огонек изменила его облик, чтобы не бросалось в глаза его происхождение. Теперь он выглядел как среднестатистический черноволосый вампир со всеми прилегающими качествами. Марина его не узнала, пока он сам не сказал.
- И куда мы пойдем? – вздохнула страдальчески Маринка, представляя, как расстроится и разозлится Бериан, когда не обнаружит ее рядом.
- На бомонд вампиров, – ответила Огонек. – Прикинемся вампирчиками и сольемся с толпой. Походим, поболтаем, посмотрим.
- Но зачем? – не понимала Марина.
- Ты же у нас приманка, вот и будешь работать приманкой, – отвечала Огонек. – Отправится в мир термитотелов себе дороже. Там их столько, что в одно мгновение разорвут, а здесь у нас есть шансы выжить.
- Среди вампиров? – скептически поинтересовалась Марина. Она сильно сомневалась, что среди вампиров они будут в безопасности.
- Кроме лордов никто и не поймет, кто ты на самом деле, – пожала плечами Огонек. – Для всех ты просто красивая рабыня адских вампиров.
- Меня не прельщает быть рабыней, – сказала Маринка просто из упрямства.
Крауул в разговор женщин дальновидно не вмешивался и шел рядом молча.
- Ты самая сильная среди обычных вампиров, ты подчиняешь только адским вампирам, другие над тобой власти не имеют, – рыжая женщина повернулась к Марине и провела рукой перед ее лицом, – мы тебе немного рожу подправим, чтобы у аристократов даже желания не возникло пригласить тебя в спальню.
- Здесь ведь много городов? – поинтересовалась молодая женщина, дотрагиваясь до лица. Ее наделили впечатляющих размеров шрамом, в зеркало смотреться расхотелось.
- Много, но нам нужен единственный тот, что называется «Свет гасящий». Как тебе название? Наверняка кто-то из лордов придумывал. Кстати, город уже прямо по нашему курсу.
Марина пригляделась. Город действительно виднелся вдали. Если бы Огонек не сказала, что это город вампиров Маринка никогда бы не догадалась. Она привыкла к человеческому представлению о том, что вампиры любят готический стиль, но, судя по высоченным зданиям и многочисленным огням, готикой тут и не пахло никогда. Больше всего «Свет гасящий» напоминал крупный мегаполис людей.
Вскоре небольшая компания Огонек вошла в город. Никто даже не заметил их появления. Марина смотрела во все глаза на вампиров разных видов и рас. Машин и другой передвижной техники в вампирском граде не наблюдалось – вампиры прекрасно обходились без них. Они двигались с невероятной скоростью и машины могли их просто замедлить. У многих вампиров были красные, черные, желтые, а также мистические зеленые глаза, и у всех поголовно имелись клыки. Клыкастые женщины и мужчины казались обычными горожанами, слегка суетливыми и нервными. У некоторых в глазах застыла давняя грусть и печаль, другие ходили с улыбкой от уха до уха, третьи смотрели на мир с вызовом и агрессией.
- Странно, я ожидала другое увидеть, – проговорила Маринка, продолжая осматриваться.
- Все эти вампиры не чистокровные, они когда-то были иными, – горько улыбнулась Огонек, взглянув на витрину с надписью, гласившей о продаже крови и… доноров. Кулаки рыжей непроизвольно сжались, наверное, ей очень сильно хотелось устроить террор на тему: «Свободу попугаю!»
Иногда к изумлению Марины они встречали «живых» людей, темных эльфов и многих других.
- Воспитанники вампиров, – пояснила на недоуменный взгляд Марины Огонек. – У кого-то рука не поднялась убить их в детстве, а теперь они верно служат тем, кто их растил. Те вампиры, которым не окончательно башню снесло, берут приемных ребятишек, таких детей еще называют «вампирские приемыши».

URL
2011-05-04 в 15:36 

Романчик Анастасия
Проходя мимо клыкастых горожан, компания постепенно приближалась к огромному высокому черному зданию. Возле входа собралось множество разодетых вампиров, ждущих своей очереди. Огонек не стала себя обременять ожиданием – пошла напролом. Возможно, вампиры и были недовольны ее поведением, но кто рискнет перечить адскому вампиру, пусть даже рабу? Охрана не стала их задерживать, и сразу же пропустила внутрь.
Марина скривилась от громкой музыки, врезавшейся в барабанные перепонки. Как только взгляд привык к красным огням, Маринке сразу же припомнился фильм «От заката до рассвета». Внешняя обстановка, конечно, была дороже, да и танцевавшие на шестах женщины-вампиры трясли обнаженными попами и грудями «на тысячу долларов».
- С такими титьками никаких мозгов не надо, – прокомментировала шокированная Марина, посмотрев на одну из стриптизерш.
- Ублажают хозяев, – улыбнулась Огонек, – это самые лучшие, холеные вамп со всего города на любой вкус и цвет. Аристократам нравится.
- Не сомневаюсь.
- А, кстати, вон и аристократы сидят, – кивнула Огонек, показывая на возвышение, где за столиком сидели аристократы адских вампиров. Они пили кровь, разговаривали и заинтересованно наблюдали за залом и танцующими барышнями. В их лицах было нечто неприятное, противное, несмотря на внешнюю привлекательность вампиров.
Внезапно музыка смолкла. Все вампиры встревожено зашептались. Марина увидела, что они перед кем-то расступаются и низко кланяются. Даже аристократы растеряли весь лоск, поднялись и слегка поклонились.
Маринка разглядела пришедший только, когда они стали подниматься на самый высокую поверхность в зале, там стояло всего несколько столиков самого высшего разряда. Черноволосые мужчина и женщина в черных одеждах. За ними поднимались в цветных нарядах три девушки: рыжая, блондинка и брюнетка. Замыкающим шел темный эльф в черном костюме с темно-зелеными полосками.
- Лорды пришли, – зашептались рядом со смесью страха и восторга.
Женщина и мужчина повернулись. Они держались за руки и улыбались. Женщина показалась Марине смутно знакомой, она точно знала ее, только где же они встречались?
- Продолжайте веселиться, – заговорил бархатным голосом мужчина, сверкнув зелеными глазами.
Вновь заиграла музыка, а лорды сели за столик с царственным величием.
- Душка, а не мужчина, – хихикнула Огонек, – неудивительно, что бедные смертные готовы подставить таким как он не только шею, но и все остальные части тела.
- Да, – согласилась Марина и разглядела, кем же была блондинка: – Наташа! – выдохнула изумлено.
- А барышню в черном не узнаешь? Та, что лордом называется? – насмешливо поинтересовалась Огонек.
Марина стала более внимательно присматриваться к женщине. Истина была настолько ошеломляющей, что жена Бериана раскрыла широко рот, едва не свернув себе челюсть. Огонек рукой захлопнула ей ротик и продолжала насмешливо улыбаться.
- Этого не может быть, это не она, – проговорила Марина, не веря глазам.
- Она, смотри, сейчас будет представление, – туманно сказала рыжая женщина.
Лорды поднялись, и мужчина закружил черноволосую в танце, три сопровождавшие их девушки поднялись на стол и стали выплясывать нечто непонятное, эльф старался на них смотреть и делать вид, будто он тут случайно очутился. В Марине нарастало все больше сомнений. Она не верила, что ее подруга могла позволить себя «лапать» даже такому красивому мужчине. А он старался, ее попа была его любимым местом, там руки вампира оказывались чаще всего. Женщина развернулась к мужчине спиной, делая волнообразные движения.
- У нее классные ноги, – прокомментировала Огонек, хмыкнув. – Видишь, он тоже так считаешь, вон, как зажмурился от удовольствия!
Марина стояла как рыба, набравшая полный рот воды. Она не могла оторвать взгляд от пары и все сильнее убеждалась, что черноволосая действительно ее лучшая подруга.
- Подойдем? – спросила Марина, замерев.
- Нет, они лорды, а мы, считай, плевок на их ботинках. Так что, стоим и смотрим, – отрезала Огонек.
Женщина-лорд отошла от зеленоглазого спутника и направилась к аристократам. Каждый вампир старался ее коснуться или хотя бы посмотреть на нее. На лицах аристократов появились глумливые улыбки. Неизвестно о чем они думали, но явно ни о чем хорошем. Наконец, женщина появилась среди них, а дальше… яркая светлая вспышка, море испуганных криков, шок и непонимание. Марина тоже шокирована, даже не тем, что подруга убила аристократов, а то, как быстро и хладнокровно она это сделала, словно каждый день упражнялась.
- Молчать! На колени! – заорал зеленоглазый мужчина. Улыбки на его лице как не бывало.
Маринка почувствовала, что не может противиться его приказу – против воли становится на колени и взирает на лорда. Огонек и Крауул тоже встали на колени, хотя заметно, что они просто подстроились под ситуацию, дабы не выглядеть белыми воронами среди вампиров.
- Включи, лапуля, трансляцию на весь город, нам есть что сказать, – ласково и в то же время властно потребовал вампир у вампирши, отвечающей за камеры. Тут же его лицо появилось на всех экранах.
- Что он делает? – спросила Маринка, вернее попыталась спросить. Приказ лорда лишил ее возможности говорить, он же приказ всем молчать.
- Мы долго скрывались в тени, – снова заговорил мужчина, его спутница внимательно за ним наблюдала с палкой в руке. Марина заметила, что палка заканчивается широким и длинным лезвием, – боялись и прятались от вас! Вы лишили нас жизни и сделали рабами собственного страха! Нам надоело, хватит! Сегодняшний день станет переломным! Мы не легенда! Мы прощенные! – в его руке появился какой-то предмет.
На лицах вампиров отразилось несказанное удивление. Лорд без страха держал сильный светлый артефакт, и его рука не дымилась, как если бы артефакт взял любой из темных вампиров.
Больше мужчина ничего не сказал. Он развернулся и направился к черному выходу. Женщина вместе с тремя девушками и эльфом направилась вслед за ним.
Как только лорды ушли, Марина почувствовала облегчение. Она могла снова двигаться и говорить. С нее словно сняли тяжелый груз. Все вампиры поднялись и со страхом перешептывались. Музыка больше не играла, ни у кого не нашлось настроение продолжать вечеринку. Только что на их глаза убили влиятельных аристократов и никто не смог помешать прощенным лордам.
- Ты смотри, приперся, – прищурилась Огонек, никуда не глядя.
- О чем ты? – спросила Маринка.
- Шруускунер пришел, за нами следит. Наверное, уже владыке доложил, – легкомысленно ответила рыжая женщина, – Идем, отойдем от города и встретим его.
- И как скоро его ждать? – подал голос Крауул без привычного для его расы эха.
- В ближайшие дни, сначала Шруускунер все разнюхает, а потом уже сюда явиться владыка и тогда…
Марина поняла все без слов.

URL
2011-05-04 в 15:36 

Романчик Анастасия
Глава 43

- Руку убрал, – агрессивно прорычала Лима, как только они оказались за чертой города. – У нас последнее место, которое мы должны посетить.
- А в городе ты была не против, – оскорбился Лорд, но «шаловливую» ручку убрал за спину, чтобы даже искушения не возникло.
- То в городе, а то сейчас, – огрызнулась женщина.
- Скажи, то, что ты блокировала страсть – это такой способ уйти от реальности? – хмурился юноша.
- Нет, – зашипела Олимпиада, спотыкаясь. – Это такой способ уйти от ненужных отношений! Усек, Васек?! И вообще заткнись, я не в настроении!
- Усек, – хмыкнул парень.
Они шли вдвоем по направлению к высокой башне. Друзей Лима от греха подальше отослала, мало ли что они могут встретить в обители оракула. Начальник приказал не использовать артефакт, на этот раз все могло плохо кончиться. В башне по приказу Кагана (а только ему он и подчинялся) расположился оракул и людоед в одном лице. Олимпиада еще не видела его, а он ей уже не нравился. Через него Каган узнавал необходимые данные, еще недавно оракул жил в другом мире, но сын владыки оказался убедительным. Кагану не отказывали, даже если хотели.
Башня Лиме не нравилась, как и оракул. Тусклая, неприметная, похожая на продолговатый черный череп. Башня не сочеталась с вампирским городом, что-то в ней было тяжелое для взгляда. Оракул явно приверженец старых обычаев и не мирился с нововведениями. Олимпиада жалела, что у нее нет базуки. Она сама себе удивлялась, почему так сильно хочет снести башню с лица земли.
Они вошли внутрь и сразу же ловушки, установленные людоедом атаковали их, но для сына Лиэна – это было как для дракона комариный укус. Он атаки даже не почувствовал, а Лиму защитила магия заэны.
- Вот тебе и хлеб с солью, – буркнула Олимпиада и пошла следом за уверенным Лордом.
В одном из залов, они все-таки обнаружили оракула за трапезой. Лиму передернуло от неприятного зрелища, заэна рвалась из рук, горя рвением расправится с людоедом. Оракул был изумлен их визитом. Он попытался удрать, но Лиму сделала ему подсечку хвостом.
- Пришла мстить, стерва! – харкнул в ее сторону огромный старик, коим и был оракул, когда упал на пол.
Лима промолчала и лишь смотрела на него.
- Слишком поздно, вы все равно угодите в ловушку! – оскалился оракул, лежа на полу.
- Посмотрим, – произнесла Олимпиада.
Он накинулся на нее с кинжалом, излучавшим энергию зла, а она просто хладнокровно свернула ему шею, едва старик оказался поблизости. Жалости молодая женщина к нему не испытала точно.
Лорд явно не ожидал от нее подобного действия. Для него она была просто девушкой двадцати лет, которую неизвестно по каким причинам выпустили из дома, и она стала вампиром.
Лима холодно посмотрела на него.
- Что-то не так? – спросил она.
- Я просто удивлен, я думал ты прикажешь мне его убить.
- Зачем?
- Ты же… женщина, притом молодая.
- Ты еще скажи неопытная, разве не я убила тех аристократов?
- Не голыми руками, ты убила их с помощью артефакта, – хмыкнул Лорд и пустил из руки зеленое пламя, сразу схватившее тело оракула.
- Война делает нас жесткими, идем, нам пора. Нужно еще взорвать этот гадюшник.
Олимпиада заминировала здание в самых уязвимых местах. Когда они отошли достаточно далеко, прозвучало несколько взрывов, и башня сложилась подобно карточному домику, подняв кучу серой пыли.
Пока Лима смотрела на развалины – все, что осталось от башни оракула, Лорд принюхался и нахмурился. Взгляд у него стал как у хищника, даже верхняя губа приподнялась, обнажая клыки. Иногда на лице прощенного проступала черная чешуя дракона, но парень не спешил превращаться, что-то явно его останавливало. Затем он куда-то уверенно зашагал.
- Ты куда? – недоумевала Олимпиада.
- Ты разве не слышишь этот запах?
- Вампирской кровью пахнет и поджаренной плотью, а еще пеплом, – нахмурилась Лима. – Нам не надо туда, вдруг это та самая ловушка, о которой упомянул оракул?
- Нет, – коротко бросил юноша и ускорился.
Лиме пришлось последовать за ним. А запах крови усиливался. Олимпиада с трудом дышала, ей было неприятно ощущать смерть так близко.
Лорд опешил, когда к ним вышел… а вот кто или что вышло Лима также затруднилась определить. Вроде перед ними стоял контур мужской фигуры полупрозрачный с всполохами белого пламени, проходившим по всему телу неизвестного. Из глаза вырывалось белое пламя, как и из клыкастого рта. Он вроде бы смотрел на них.
- Не двигайся! – проговорил Лорд, замерев.
- Что это значит? – опешила Олимпиада.
- Сделаешь резкое движение, и мы отправимся вслед за тем вампирами, которых он испепелил.
Внезапно кто-то с криком выскочил и побежал в сторону неизвестного. Это был раб адский вампир в третьем облике. Он не добежал совсем немного. Мужчина повернулся в сторону раба. Горящие глаза вспыхнули еще сильнее, а раб рассыпался мелкими угольками у ног полупрозрачной фигуры. Лима еще никогда не видела, чтобы можно было убивать взглядом так быстро.
Внезапно полупрозрачные контуры начали приобретать краски, а вскоре Лима раскрыла рот от изумления, глаза заметно расширились. Она не могла поверить, что снова видит его.
- Мясник! – не удержалась молодая женщина от восклицания.
- Ты знаешь этого белого вампира? – резко повернулся к ней Лорд.
- Немного, пару раз встречались, – не стала распространяться Лима.
Мужчина, казалось, только сейчас заметил их.
- Отведите меня к Диме! – отчетливо проговорил он.
- К кому? – не понял Лорд, уставившись на сероглазого белого вампира как на ненормального.
- К Диме, я знаю, что мне нужно быть в этом мире и что я должен идти к Диме, – проговорил, путаясь. Он тер пальцами лоб, словно пытаясь нечто вспомнить. Его одежда местами оборвана и исцарапана. Мужчина хромал из-за ранения в ногу.
- Я ничего не понимаю, какой к фигу Дима и что ему тут нужно? – фыркнул зеленоглазый парень.
- Лорд, подожди, – положила на плечо подчиненного руку Лима, а затем приблизилась к мужчине, которого так долго боялась и старалась избегать. Сейчас он выглядел растерянным и даже несчастным. – Ты помнишь кто я такая?
- Нет, – ответил он, прищурившись. – Я ничего не помню. Я помню боль, много странных существ, пытавшихся меня убить, портал, этот мир.
- Ты был в другом мире?
- Да, я думал, что найду здесь Диму, но я не помню, я ничего не помню! – в его голосе звучала искренняя паника.
- Кстати, госпожа начальница, его здесь бросать нельзя, – проговорил хмуро Лорд.
- Это ты к чему? – повернулась к нему Лима. – Мы же еще ничего не решили.
- У него четвертый облик, если его поймают кто-нибудь из лордов, ему кранты, Каган спустит с него шкуру с живого, – Лима вздрогнула от его слов. – До него я знал только двоих, кто обладал четвертым обликом. Первый – Алекс, тоже белый вампир.
- А второй кто?

URL
2011-05-04 в 15:37 

Романчик Анастасия
- А второй мой дядя Каган.
- Четвертый облик – это то, что мы видели?
- Можно сказать и так, я не знаю всех свойств таких способностей, но на своей шкуре я бы не хотел испытать его силу. Ты сама видела, что произошло с рабом – он взглядом его испепелил. Так что ты решила, ты ж начальница?
Лима нахмурилась. «Мясник» явно ничего не помнит об их «добрых» отношениях. Возможно, это единственное обстоятельство, спасшее женщину от расправы. Олимпиада с трудом находилась рядом с ним, хотелось броситься к нему на шею. Он же отец ее сына, хотя и не знает об этом. Лима старалась гнать эти мысли.
- Ладно, возьмем с собой, а потом решим, что с ним делать. Может, начальник что-нибудь подскажет.
- А сейчас он молчит? – поинтересовался Лорд любознательно.
- Да.
- Вы отведете меня к Диме? – снова спросил «мясник» с надеждой.
- Позже, вначале поможем тебе вспомнить, – хлопнул его по плечу Лорд. Мужчина никак не отреагировал и покорно поплелся вместе с ними, слегка прихрамывая.
Лиме было непривычно слышать его голос, а не сплошное рычание, смотреть на растерянное лицо, а не на оскал монстра. Лорд, заметив, что она постоянно оборачивается, пихнул ее в бок и вопросительно кивнул на шедшего позади белого вампира. Олимпиада покачала головой, показывая тем самым, что не намеренна отвечать.
К порталу они не рискнули идти, поэтому Лима использовала последний шар телепортации, имевшийся у нее в наличии. Прохладный ветер осени, растрепал длинные волосы женщины.
- Мне знаком ваш запах, вы знаете, кем я был? – вдруг произнес белый вампир, приблизившись к ней.
- Я знаю только ваш псевдоним: «мясник», мы не были тесно знакомы, – ее голос дрогнул.
Лорд подозрительно посмотрел на них, но дальновидно не стал комментировать. Белые вампир же погрустнел еще сильнее – псевдоним не расшевелил его памяти.
Друзей Лимы расположили на улице, поставив раскладной столик прямо на листву. Они сидели и молча пили чай. Скрепка первая заметила их. Она во все глаза смотрела на белого вампира.
- Не надоело читать чужие мысли? – поинтересовалась ехидно Наташка и скосила заинтересованный взгляд на мужчину.
- А я не могу прочитать его мысли, у него уровень выше, чем мой, – ответила Скрепка, пожав плечами. – И кто он?
- Он сам не знает, – хмыкнул насмешливо Лорд. – Кто-то хорошо его тряхнул, что даже имя бедняга забыл. Мы же, как добрые праведники подобрали его и привели сюда.
- У белых вампиров не бывает амнезии, – уверенно проговорила Скрепка, словно сообщала общеизвестную истину.
- А так же они не лгут, отсюда следует, что он солгал, – проговорила серьезно Лима.
- Я же говорила, что она тормоз, – хихикнула Наташка.
- Нет, не лгут, но я не знаю, что могло заставить его потерять память, возможно, он очень скоро восстановиться, – смущенно сказала Скрепка, не обращая внимания на блондинку.
- Насколько скоро? – встревожилась Лима.
- Не знаю, я впервые с таким встречаюсь, – она встала и подошла к белому вампира – Хочешь чаю? Пить хочешь?
- Наверное, – затруднился ответить мужчина.
- А он красавчик, – плотоядно хихикнула Наташа.
- Забудь, – фыркнула Скрепка, усаживая белого вампира за стол. – Он белый вампир и никогда не будет с тобой крутить романа.
- Так уж и никогда?
- Начальник замолчал, мне это не нравится, – решила сменить неприятную тему Лима. – Я уже который раз пытаюсь с ним связаться, даже зеркало использовала, а он все молчит.
Никто не заметил, как после глотка травяного чая в серых глазах мужчины промелькнуло узнавание и удивление. Он ничем не видал себя и продолжал молчаливо наблюдать за всеми остальными.
- Значит, будем сидеть, и ждать дальнейших указаний, – легкомысленно пожала плечами Наташка. – Все равно без него мы никуда не рыпаемся.
Рил поднялся со стола вместе с Уртом и отправился к деревьям. Сероглазый белый вампир присоединился к ним почти сразу. Лима напряглась и спустя десять минут не поверила глазам. Наташка, не менее изумленная, чем она, присела рядом с Олимпиадой и следила за мужчинами, мелькающими среди деревьев. Они вполне дружелюбно общались и дурачились. Урт давно висел на шее черноволосого белого вампира и весело смеялся.
- Не понимаю. Даже Рил не сразу наладил контакт с твоим пацаном, – фыркнула блондинка. – А этот едва появился, а мальчишка уже виснет у него на шее, словно он его папка. Может, я чего-то не знаю?
- Вот и у меня тот же вопрос, – нахмурился Лорд.
- Дело в том, что он белый вампир, – встряла Скрепка, наливая себе очередную чашку чая.
- И что с того? – недоумевала Наташка. – Разъясняйся яснее, мы из закрытого мира и тупим по-крупному, а не по мелочам!
- Детей надо любить.
- В смысле? – прищурилась блондинка.
- Так говорят белые вампиры, – ухмыльнулась Скрепка. – У них это впитывается с молоком матери. Детей надо любить всех, без исключений. И они любят искренне, а дети это чувствуют. У него же на лице написано: «я добрый дядя».
Лима крякнула, едва чаем не поперхнувшись. Она сразу припомнила все злобные гримасы «мясника». Доброты там точно не наблюдалось.
- Вы спать собираетесь? – полюбопытствовала Лима, желая куда-нибудь уйти лишь бы подальше.
- А ты хочешь спать, особенно после сегодняшний впечатлений? – повернулась к ней Скрепка.
- Нет, я хочу пройтись, – ответила Олимпиада, встала и направилась в лес, не переодеваясь.
- У нее когда-нибудь бывает веселое настроение? – скосил в ее сторону взгляд Лорд.
- Молчал бы, – фыркнула Скрепка, – у нее есть веская причина грустить. Вы как знаете, а я все-таки попытаюсь заснуть. Наверняка, будут сниться кошмары с клыкастыми вурдалаками в главных ролях.
Они отправились в машину, подозвав развоевавшихся мужчин. Сероглазый же отделился от группы и направился вслед за Лимой. Его быстрый маневр заметил только Лорд. Он хотел остановить, по его мнению, слишком наглого вампира, но ему дорогу преградил желтоволосый начальник. Взгляд зеленых глаз начальника Лорду очень не понравился. Он хорошо знал, что «вурдалак» так смотрит только, когда хочет сказать гадость.
- Лорд, как ты думаешь, почему, можно сказать, тебе вынудили слушаться эту женщину? – спросил желтоволосый.
- Наверное, чтобы я что-то понял, – неуверенно проговорил юноша.
- Ты ведь завидуешь ему. У него есть то, чего нет у тебя. У него есть контроль, он умеет контролировать то, что тебе, казалось, не подлежит контролю. Ты ведь увидел гораздо больше ее, ты увидел то, что он с легкостью контролирует пожар ярости, с которой ты бы не справился. И ты ему завидуешь, потому что не можешь сделать то же самое. На самом деле это очень просто, особенно если ты боишься что-то потерять.
- Фиговая у тебя речь, но к чему ты клонишь? – буркнул недовольно Лорд.
- Эта женщина напомнила тебе ее, ту, которую ты видел лишь однажды. Тебе показалось что, если ты представишь на месте этой женщины ее, тебе станет легче. Но когда тебе становилось легче? Когда ты просыпался и понимал, что пустота никуда не делась, тебе ведь не становилось хорошо? Ты ведь прекрасно ее понял, эту пустоту ты ощущаешь сам.
Уголок рта вампира дернулся, он отвернулся.
- Ты и сам знаешь лучше меня ответ, – продолжал желтоволосый. – Мы можем тешить себя иллюзиями, но реальности нам не изменить. Скоро тебе будет даровано очень хрупкая частица света. Она будет готова пожертвовать ради тебя жизнью, пойти в ад вместо тебя, но единственного чего ей не пережить – это обычного предательства. В мыслях или в желаниях, неважно, ей этого не пережить. И я спрашиваю тебя, готов ли ты поступить, так как он или для тебя это будет непосильной ношей?
- Контроль? – спросил Лорд, заинтересованно.
- Контроль над всем, ведь он контролирует не только гнев. Тебе придется сделать то же самое. Готов ли ты сделать этот шаг, чтобы избавиться от пустоты? Получить эту частицу света и забыть о прошлом? Это своего рода жертва, если ты не готов, то лучше даже не пытаться, иначе ты увидишь, как она умрет у тебя на руках. За все есть своя расплата.
Парень внимательно посмотрел в зеленые глаза мальчика, ища в их мудрости ответа. Начальник не лгал. Будет именно так, как он сказал. Тонкая дорогая, и горе тому, кто с нее оступится.
- А как же прощение за ошибки? – попытался найти отступные юноша.
- Можно один раз допустить ошибку и это может стоить жизни. Помни об этом, потому что ты другой, у тебя слишком много было ошибок, дабы допустить еще одну. Ей будет все равно, что ты натворил в прошлом, она примет тебя таким, каким ты есть и попросит небольшую цену за это – преданность. Если ты не заплатишь ей эту цену, расплата будет ужасной. Я не пугаю тебя, я просто предупреждаю, чтобы ты знал и понял. Ты видел одну сторону жизни, и она тебе не понравилась, а на это раз ты можешь увидеть другую. В твоем случае середины нет, Лорд. Либо одно, либо второе. Готов ли ты? Пленится золотом очей прекрасных? – желтоволосый насмешливо улыбнулся.
- Готов, – тихо ответил Лорд, не глядя в пронзительные зеленые глаза желтоволосого. Ему было трудно выдержать его взгляд, он словно смотрелся в зеркало и видел себя не с лучшей стороны.
Больше Лорд ничего не услышал. Начальник исчез, не оставив и следа. Он услышал то, что хотел. Лорд посмотрел в сторону густого леса и со вздохом махнул рукой, а затем скрылся внутри машины, где слышался тихий и мелодичный мат эльфа, пытавшегося заснуть.
Тем временем Лима наткнулась на горячие источники и остановилась. Теплый пар мягко обволакивал и дарил мысли о теплом блаженстве. Олимпиада любила принимать горячие ванны, ей всегда не хватало тепла. Сегодня ей было особенно холодно, зябко. Скорее всего, нервное. Ей было невыносимо больно находиться рядом с отцом ее малыша. Глядя на него, она представляла облик сына. Интересно, с кем он сейчас, хорошо ли о нем заботятся, узнает ли он когда-нибудь кто его мама? Все эти мысли кружились в ее голове, пока женщина стояла возле воды горячего источника.

URL
2011-05-04 в 15:37 

Романчик Анастасия
Крепкая рука коснулась ее плеча. Она не сразу сообразила, кто последовал за ней. Лима повернулась и встретилась с внимательным взглядом серых глаз.
Он был так близко. Олимпиада физически чувствовала его дыхание рядом с собой. Сердце билось в два раз быстрее. Хотелось просто прикоснуться к нему. Что в этом такого? Просто дотронуться до его плеча или руки. Пока она думала над этим, он приблизился ближе и обнял ее за талию. Олимпиада замерла и старалась не дышать. Он так близко.
- Ты не понимаешь, когда ты вспомнишь все… – залепетала она растерянно.
- И что тогда? – спросил он с улыбкой и коснулся носом ее щеки.
Лима испытала почти физическую муку от его прикосновения.
- Прекрати, мы должны возвращаться, – попросила Лима и кулаками уперлась в его плечи.
- Зачем? – губы мягко поцеловали ее в бровь. – Все спят, мы будем им только мешать, – он продолжил целовать Лиму дальше, постепенно спускаясь все ниже.
- Не надо… ты не понимаешь.
- Может быть, но разве это имеет сейчас какое-то значение?
Его руки расстегивали корсет платья, а губы дерзко целовали ее. И не хватает силы сказать «нет», нет возможности сопротивляться и оттолкнуть его, убежать прочь в ночь. Сегодня все было по иному. Он не рычал и не хотел ее убить, а был ласков и нежен.
Лима внезапно поняла, что лежит на листве и смотрит в серые глаза. А нужно ли сопротивляться и бежать от него? В конце концов, у них есть сын и могут быть другие дети.
- Обними меня крепче, заставь забыть обо всем, сегодня я хочу быть твоей, – произнесла она, коснувшись его щеки рукой.
Он ничего не ответил…

URL
2011-05-04 в 15:37 

Романчик Анастасия
Глава 44

- Почему мы сидим под землей? – хмуро спросила Марина у Огонек.
- Ждем, – ответила та коротко.
Они и вправду сидели в небольшой пещере под землей. Пока они сюда лезли, у Маринки едва не началась клаустрофобия, а еще она жутко боялась застрять. Марина все еще не могла избавиться от человеческого мировоззрения. Молодая женщина с легкостью крошила камень, а вот застрять боялась.
Крауул сидел сосредоточенный и весь в себе.
- Мы что, имитируем мою боязнь перед владыкой? – устало поинтересовалась Марина.
- В точку, – ухмыльнулась Огонек, ее зрачки «воспламенились». – Он здесь.
- Откуда ты знаешь?!
- Я его чувствую, он прямо над нами, – ответила рыжая женщина, поднимаясь. – А теперь слушай меня внимательно. Видишь, вон там, в пещере проход? Беги туда и не останавливайся, не оборачивайся и не останавливайся! Поняла?
- А почему не поворачиваться? – удивилась Марина уже готовая дать деру.
- Чтобы от ужаса не сдохнуть! Термитотел в жутком облике, это тебе не рядовой термитотел! Мы же заставим его миниатюрную форму принять! Беги! Че встала?!
И Марина побежала. Тишина обволакивала, и становилось еще страшнее, а она все бежала, петляя по кривым коридорам пещеры. Устрашающий рев чудовища заставил сердце молодой женщины сжаться. Как хотелось сейчас увидеть Бериана и забыть обо всех ужасах, просто обнять любимого мужа и забыть. Но почему же она не просыпается, а пещера все не кончается и рев становится громче? Помня же, что поворачиваться нельзя, Марина борола желание повернуть голову и посмотреть. Потолок позади нее обвалился, а вампир все бежал.
Наконец, пещера кончилась, показалось голое серое пространство. Марина почувствовала, что нечто хватает ее за ногу, а в следующую секунду она понимает, что падает. Женщина лицом ударилась об торчащий камень. Она посмотрела на ногу. Белое щупальце обхватило ее за щиколотку. Марина быстро дотянулась до него рукой, разорвала когтями и вновь побежала.
Он оказался так быстро перед ней, что Марина, затормозив, упала на пятую точку и смотрела на невозмутимого термитотела испуганными глазками. Черные глаза казались задумчивыми. Мужчина чесал подбородок с аристократической небрежностью. Сама безобидность, если бы Маринка не знала, на что способен этот термитотел.
- Умно, – хмыкнул он, – загнали меня в руну, я подозревал, что тебе кто-то помогает, но такие кадры, честно, я не ожидал встретить, – в его руке появился двуручный серый меч, горевший черным пламенем.
Марина поспешно отползла, не отрывая тревожного взгляда от меча.
- О, вижу, ты знаешь, что это такое, – улыбнулся черными с одного стороны и белыми – с другой губами. – Я и так с вами расправлюсь. Отец!! Тебе не надоело прикрываться юбками?! Выходи, поговорим как мужчины! Или ты не хочешь увидеться с родным сыном?!
- Ты мне больше не сын, – ответил глухо Крауул, выходя к термитотелу. В его руке тоже был меч. – От моего сына ничего не осталось, а то чудовище, в которое ты превратился, быть моим сыном не может.
- Какие слова, папа! – захохотал темный, направляя в сторону клаууриса меч. – Я думал ты меня обнимаешь по-отцовски, но видно зачерствело твое сердце!
Маринка отползла от них как можно дальше. Марина знала, что Крауул дает ей фору, чтобы она удалилась как можно дальше и не попала под раздачу. Когда они начнут кромсать друг друга, будет уже поздно прятаться.
Она скрылась за холмом, легла на песок и наблюдала, как мужчины стоят друг напротив друга. Молодая женщина прекрасно слышала их даже с большого расстояния и видела каждую деталь.
- Ты думаешь меня победить, отец? – перестал издеваться владыка, прислонившись плечом к камню. – Не смог тогда меня убить, не сможешь и сейчас. Помнишь? Мы уже стояли так, и твоя руку дрогнула – ты не смог убить меня. А тогда у тебя еще была возможность это сделать, но ты не убил меня.
- Тогда, но не сейчас, – крепко сжал меч Крауул, он ощетинился щупальцами и крыльями с колючками.
- А ты ведь мог присоединиться ко мне, отец. Я бывает, скучаю по маме, мне не хватает ее во тьме.
- Так скучаешь, что замуровал ее живьем во льду?!
- Тебе не понять, ты никогда меня не понимал.
- Я понимаю лишь одно! Ты отдал свою расу и своих родных на растерзание, а сам занял место главаря подонков!
- Но ты же выжил, я хотел, чтобы ты выжил, – снова улыбнулся термитотел, во взгляде горел фанатический огонь. – Я хотел, чтобы ты увидел мое величие. Увидел, что я был прав. Я вывел нашу расу на новый рубеж, термитотелы более приспособлены, чем были мы, отец. Нас все равно уничтожили бы, мы бы не избежали участи остальных неудачников, но я спас нашу расу, дал ей новую жизнь, власть над другими. Теперь никто не посмеет на нас поднять руку, потому что мы властелины, а остальные лишь кучка отребья у наших ног.
- Ты отдал душу тьме, и ты называешь тех мерзавцев, которых породил, новым рубежом? Это так теперь называется? Так теперь называется предательство?
- Я выбрал власть, а ты выбрал рабство, вот и вся разница между нами, отец. И умрешь ты тоже как раб.
Они столкнулись. Марина волновалась, если термитотел нанесет хотя бы один порез отцу, Крауул умрет. Она ждала, ей хотелось верить, что им все-таки удаться победить владыку. Крауул заметно был слабее сына. Термитотел об этом знал и теснил отца с удвоенной яростью.
Они использовались щупальца. Один атаковал, второй отбивался, направляя щупальца соперника в камень, либо уходил с траектории атаки. Крауул был осторожнее и чаще использовал щупальца для защиты. Он ни на секунду не забывал, что один порез и ему конец, а ведь владыке достаточно отрезать лишь кончик щупальца и Крауул будет обречен. У владыки тоже имелись крылья, вдобавок они еще и стреляли сгустками энергии. Поэтому Крауулу проходилось туго, пару раз ему удавалось подобраться к сыну и ударить мечом, тогда летели искры во все стороны от встречи мечей. Термитотел постоянно улыбался, он-то прекрасно ощущал свое превосходство над клауурисом.
Когда они в очередной раз столкнулись, появилась Огонек. Она почти дошла до врага, когда владыка резко развернулся и всадил ей в живот по рукоятку меч, а затем подрезал опешившему Крауул ногу адским кинжалом. Все произошло мгновенно. Рыжая женщина выронила заэну из рук и свалилась на землю
- НЕ-ЕТ!!! – закричала Марина. Она забыла, что должна находиться на безопасном расстоянии от термитотела. Маринка подбежала и схватилась за ворот умирающую Огонек. – Нет! – она стала рыскать по сумке в поисках шкатулки.
- Не это ли ищешь? – спросил ласково сын Крауула.
Марина медленно повернулась к нему. В его руках находилась та самая шкатулка. Сердце молодой женщины оборвалось. Она знала, что термитотел не пощадит ее и смотрела на его меч, как на свой приговор…

URL
2011-05-04 в 15:38 

Романчик Анастасия
Глава 45

Мокро и холодно. Губы дрожат от стужи, изо рта вырывается облачко пара, на лицо капает мелкий дождь. До слуха доноситься хруст льда и снега. Легкий ветер заставляет вздрогнуть и зябко съежится.
Лима с изумлением открывает глаза. Она села и осмотрелась, обнимая себя руками. Неужели ей снова сниться реалистичный сон?
Олимпиада сидела прямо… на воде. Она видела под собой дно с бежевым песком. Ее окружали хорошо выполненные статуи различных народов и животных, стоящих прямо на воде. В небе полыхали ярко молнии, хотя и так было светло от белоснежных деревьев, горевших белым огнем. Вдали виднелись здания из белого камня. Лима никогда не видела ничего совершеннее и прекраснее. Куда же ее занес сон?
- Ты не спишь, – проговорил близко от нее громкий голос.
- Миша! – молодая женщина не узнала его.
Перед ней стоял беловолосый босой юноша в расстегнутой белой рубашке и белых штанах. Сказать, что он был прекрасен, это ничего не сказать. Им хотелось любоваться как произведением искусства, творением гения, блестящим снегом, не растаявшей снежинкой. Лима только сейчас поняла причину, почему он приходил к ней в облике ребенка либо в маске. Такой как он может убить лишь внешностью.
- Идем, – позвал он и плавно пошел к статуям мужчин и женщин, стоящим в круге.
Лима только сейчас заметила, что на ней ничего нет кроме белого легкого непрозрачного платья с глубоким вырезом на груди. Платье совершено не защищало от холода, и Олимпиада продолжала обнимать себя руками, дабы согреться.
Она не уловила момента, когда в руках начальника появился на вид обычный меч, сделанный, словно из цельного куска льда. Лима увидела, что они с начальником не одни – такие же прекрасные мужчины в черных рубашках на распашку и черных штанах ходили вокруг статуй, не приближаясь ближе. Босые ноги едва касались воды, не слышно даже легкого всплеска.
Миша повернулся к ней и направил меч ей в сердце. Лима испугалась:
- Вы собираетесь меня проткнуть?!
- Ты можешь отказаться, но спроси себя вот о чем, – заговорил он спокойно. – Нужно ли? Меч не причинит тебе вреда, но тебе будет больно. Такую сильную боль ты никогда не чувствовала и вряд ли захочешь вспоминать о ней. То боль душевная. Она самая страшная и самая жестокая, от нее нет лекарства и нет успокоения. Но, выдержав ее, ты станешь сильнее и сможешь слышать…
Он не стал пояснять, что именно сможет слышать Лима. Она серьезно задумалась, а меч едва ли не касался ее кожи холодным лезвием. Было страшно, но женщина подавила страх и убрала руки. Она посмотрела в невероятно голубые глаза Миши. Он прочел не высказанный ответ и меч с легкостью вошел в сердце Олимпиады.
Лима ожидала, что кончик меча выйдет из спины, но назло всем законам физики, меч не прошел дальше сердца. Олимпиада мягко опустилась на водную гладь и легла на спину.
Она задыхалась, плакала и, кажется, кричала. Глаза туманились слезами. Лима не знала когда закончатся ее мучения, когда же уйдет боль. Почему она так долго не проходит, а Миша стоит и смотрит? Вспомнились самые горькие, постыдные моменты жизни. Как же это больно! Больно вспоминать! Больно жить!
А потом наступил страх. Барабанные перепонки едва не разрывались от моря голосов, и нет возможности заставить их замолчать. Она слышала их, слышали ли они ее? Кто они? Почему она слышала их, в чем смысл этих голосов? Почему они не покидали и заставляли корчиться от боли? Что они хотели от нее?
- Если она не выдержит, ее сердце остановится, – слышит она обеспокоенный женский голос.
- Она должна, – отвечал Миша.
Голос стали тише, окончательно они все равно не пропали, и Лима смогла облегченно вздохнуть. Холод из ее сердца постепенно исчез. Меч снова был в руках Миши. Начальник помог подняться Олимпиаде и аккуратно поддерживал ее за талию, чтобы она не упала.
- Тебе пора обратно, у нас есть еще незаконченное дело, – произнес он серьезно.
К ним подошла зеленоглазая блондинка и положила руку на плечо вампира. Лима почувствовала незнакомую силу, вливающуюся в нее. Подобна та сила электричеству, бурлящему кипятку, вулкану. Олимпиада отчетливо услышала, как бежит кровь по венам и едва не закипает от новой незнакомой силы. Хотелось одновременно закричать и расхохотаться, но Лима сдержалась. Силы ей еще понадобятся, она это точно знала.
Картинка перед глазами сменилась внезапно, словно невидимый оператор заменил один кадр на другой. Олимпиада с изумлением заметила, что стоит рядом с Лордом где-то в вампирском граде. Недалеко от них стоял желтоволосый «вурдалак» и… еще один желтоволосый. Они были похожи как близнецы, разве что смотрели по-разному.
- Нужно торопиться, у нас не так много времени, – проговорил начальник Лорда и в его руке появились два шприца, – по одному для каждого, если вас ранят адским оружием колите не раздумывая. Один порез может стоить вам жизнь.
- А пояснить? – глубоко вздохнул Лорд.
- Идемте, вы сами все увидите.
Вначале они шли, а затем оба брата поползли вперед. Лиме и Лорду ничего не оставалось, как последовать за ними. Они выползли к камням и из каменного укрытия смотрели, как сражается светлый термитотел против владыки. Заметно, что владыка рано или поздно возьмет верх.
- Вам придется рискнуть и отвлечь его на себя, а мой брат его изгонит, – проговорил желтоволосый.
- А он нам башку, вурдалак, не оторвет? – поинтересовался Лорд.
- Мы тоже рискуем, сегодня я могу лишиться брата! – гневно воскликнул «вурдалак».
- Тогда ладно, что от нас требуется? – деловито спросила Лима, ее взгляд горел как у волка. Она уже готова накинуться на владыку и рвать его на куски.
К термитотелу выбежала рыжая женщина, и владыка проткнул ее насквозь. Лима вздрогнула, когда увидела, как к рыжей незнакомке бежит Марина. Олимпиада не сразу ее узнала – подруга сильно поменялась. Она хотела помешать ей, но желтоволосый начальник удержал женщину на месте, дабы не делала глупостей и дослушала.
- Отбейте у него любой ценой шкатулку и передайте Марине, – сказал он, проявляя осведомленность, – в шкатулке три шприца – противоядие. Чтобы не случилось, она сможет вернуть к жизни рыжую и клаууриса.
- Ясно.
Оба вампира быстро оказались около владыки. Лорд локтем ударил его в нос, а Лима выбила ногой шкатулку, поймала и бросила ее изумленной Марине. Пока двое вампиров сражались с владыкой, брат «вурдалака» незаметно подбирался к владыке.
- Совсем вампиры оборзели! – попытался схватить Лорда владыка, но тот быстро ушел от его захвата.
Свистнула заэна, но меч с легкостью отбил атаку беловолосой женщины.
- Значит, ты и есть та белобрысая тварь?! Будет забавно тебя убить! – ухмыльнулся термитотел и нанес серию сокрушительных ударов.
Он не забывал отбиваться от Лимы и от Лорда, вертевшего вокруг владыки как шустрый волчок, но термитотела они лишь забавляли.
Лима атаковала противника волосами, владыка ответил мечом, который тут же застрял во льду. Деловито выругавшись, термитотел заехал ногой в живот побежавшему Лорду, едва не нанизал Олимпиаду на щупальце и выдернул меч изо льда. Лорд отлетел от еще одного удара, проделал борозду в земле, поднялся и вновь устремился к владыке. Юноша атаковал зеленым огнем. Термитотелу пришлось закрыться крыльями, а Лима тем временем сделала подсечку хвостом, но его не так-то просто повалить. Владыка схватил ее за хвост и приложил пару раз об скалу. Лима вырвалась, лишь выстрелив ему в плечо. Владыка еще не понимал их истинной цели. Он видел в руке беловолосой опасное оружие и не подозревал об отвлекающем маневре прощенных вампиров, пока не стало слишком поздно…
- Ты!.. – все, что смог выговорить термитотел, когда подобравшийся к нему желтоволосый юноша коснулся его.
Лима и Лорд отскочили как мячики, когда волна света едва не ослепила их. Им пришлось зажать уши, дабы не слышать ужасный рев термитотела. Они не видели, что произошло с владыкой, но стоять остался только желтоволосый брат «вурдалака». Он качался, казалось, краски покинули его и он истощен. Лима подхватила его до того, как юноша упал без сознания, а затем он исчез прямо из рук. Женщина поняла – его забрал брат.
- Вампиры, – резко втянул воздух Лорд.
После его слов последовал взрыв. Стоявшую на ногах Лиму отбросило на верхушку скалы, Марину наоборот прижало к земле. Олимпиада видела непонятный черный туман и приближающуюся черную фигуру. Но посмотреть и, уж тем более, помочь друзьям не дали – ей зажали рот и несколько крепких мужских рук потянули ее прочь от места событий. Лима, оглушенная взрывом, не смогла дать должного отпора.
Лорд хотел удрать, но понял, что не может пошевелиться. А черная фигура, окутанная туманом, приближалась. Сердце парня едва не опустилось в пятки. Пришел Каган, лично поприветствовать племянника, притом в четвертом облике. Лорд еще отчаяние дернулся раз, второй, но не мог сдвинуться хотя бы на сантиметр.
- Как тебе ловушка для вампира? Демас очень старалась, за что ей повысят звание. Эта стерва хорошо сегодня потрудилась, – посмеивался Каган, меняясь. Лорд впервые увидел его без капюшона и был очень удивлен. Однозначно недобрый знак. Белые волосы до плеча, серо-голубая кожа, лиловые глаза.
- Коготь! – воскликнула Марина в ужасе, узнавая его, хотя он выглядел намного бледнее и руки казались обычными без огромных когтей. Волосы не торчали во все стороны. Ноги в белых аккуратных сапогах, а не босые.

URL
2011-05-04 в 15:39 

Романчик Анастасия
- О, ты можешь звать меня Каган, но если тебе удобнее пользоваться вымышленным именным, что ж, это твое желание, пусть и последнее, – он ослепительно улыбнулся.
- Ты убил их, они тебе верили!!! – заорала она, поднимаясь.
- Мне много кто верил, – безразлично пожал плечами Каган-Коготь. – Я не настолько сентиментален, чтобы любить всех, кого-то же надо убивать, а то так можно захлебнуться в сентиментальных соплях.
Он недовольно осмотрелся и вздохнул тяжко:
- Опять сучка белобрысая сбежала, – констатировал факт. – Ну, ничего, зато у меня ее друзья, сама прибежит как миленькая, а не прибежит, перебью всех на хрен.
Марина вертела головой, не веря в открывшуюся перед ней истину. Все это время он находился так близко. Она с ним общалась, считала своим другом, как и других ребят из команды Вулкана. Это он перебил пятерых мужчин и даже не поморщился, а ведь они приняли его, верили ему. Коварная скотина! Он втерся в доверие, заставил поверить, что он друг, а потом без угрызения совести предал «друзей».
К Кагану приблизились Лиэн и Демор без капюшона. Демор – близнец Кагана, правда, в его лице присутствовала нечто слащавое, женоподобное, неприятное. И Демор смотрел презрительно в отличие от хладнокровного Кагана. Лиэн из этой троицы был самым неуверенным. Его взгляд бегал, ему явно хотелось куда-нибудь уйти.
- Рабы! – закричал Демор. Его голос был сладким как неразбавленный водой сироп и от его звучания по коже непроизвольно пробегали мурашки. – Отведите их в темницу, пока мы готовимся к празднику, – он расхохотался.
Рабы схватили всех присутствующих и понесли мимо сыновей владык. Каган еще сильнее посерел, когда мимо него проносили бесчувственную Огонек. Каган заставил рабов остановиться и долго с напряжением смотрел на рыжую женщину. Марина все-таки успела использовать два шприца, а третий она спрятала в сапоге, но этого никто не заметил.
- Лиэн, – зарычал Каган. – Поезжай в наш родовой замок и возьми меч отца, привези его мне. Эту сучку нужно прикончить и чем быстрее, тем лучше. Ты меня понял, Лиэн?
- Да, Каган, – склонил голову брат.
- Поторопись. А вы, – он посмотрел на рабов тяжелым взглядом, – закройте ее в черной клетке и оковы на руки не с красными надписями, а черными, перепутайте – выпотрошу! – прошипел гневно. – Эта стерва должна умереть сегодня!
- А что с термитотелами? – спросил Демор.
- Дурак сам нарвался, но как только мы закончим, он снова сможет командовать детишками, это уже не будет иметь значение. Если, разумеется, эти властолюбивые идиоты не перебьют друг друга раньше, чем он вернется.
Толпа рабов притащили пленников в город вампиров и направлялись к белому замку. Горожане тянули головы и пытались рассмотреть пленников, беспокойно перешептывались, но ничего не предпринимали. Адских вампиров боялись, и в конфликт никто не вступал, даже если была причина. А вскоре и вовсе вампиры поспешно стали покидать город. До них уже донесся слух, что к ним приедет сын владыки, он же адский капитан. Они боялись такого большого количества адских вампиров.
Никто не препятствовал обычным вампирам, поэтому город постепенно опустел, если не считать войска сына владыки. Они-то точно никуда не уйдут, и будут защищать господина ценой жизни, у них все равно нет другого выхода.
Лорд, едва посмотрев на белый замок среди высотных зданий, брезгливо сплюнул и проворчал:
- Пижон долбанутый!
Их повели по блестяще белым коридорам и лестницам, а затем бесцеремонно бросили в камеры. Камеры стояли плотно друг к другу и не имели стен, лишь решетки. В некоторых клетках уже кто-то сидел. Марина плюхнули на пол. Она умудрилась ногой кому-то заехать в нос. Раб выругался, но приказ все помнили и пленников поспешно закрыли на замок.
- Твари! – закричала Маринка и ударила по решетке кулаком. С тем же успехом можно молотить титановый сплав.
- Они знают, – проговорил Лорд, лежа на спине. Парень начал ногами бить по двери.
Кто-то рядом с Мариной кашлянул, молодая женщина повернулась и встретилась взглядом с чисто оранжевыми глазами юноши. Он слабо улыбался и тяжело дышал.
- Хак! – воскликнула удивленная Марина, приближаясь к нему, а потом ее осенило. – Так ты и есть тот прощенный!
Он кивнул.
- Ту все прощенные, – фыркнул Лорд, продолжая с упорством дятла молотить по двери.
- Не надо гнать, чернозубый! – пискляво кто-то воскликнул. – Я не вампир, мать вашу!
- О, блондинку и ту схватили, куда мир катится? – насмешливо проговорил сын Лиэна. – А кого поймали или ты тут одна такая?
- Всех схватили. Они мою биту сломали, сволочи, хотя бы одному фонарь подбила и то радость, – хмуро отозвалась блондинка. – Я не думала, что Скрепка вся такая белая и остроухая. Уже достали остроухие, сидят, перешептываюсь, слезами умываются и целуются. Подыхать, мля, собрались, я в шоке. Вон, Урт так пилит прутья злодейская морда, Ян и то клетку грызет, а эти лапки сложили как та лягушка безвременно утопшая!
- Наташа! – воскликнула Марина, узнавая одноклассницу.
Блондинку высунулась из клетки и заинтересованно посмотрела на брюнетку.
- О, блин, здорова, – отозвалась Наташка. – Сори, не могу в щечку чмокнуть – губы нечем вытереть.
Ее голос заглушил сильный удар ногами в клетку Лордом.
- Тебе это определенно нравится, – проговорила блондинка с улыбкой.
- Если бы я сдался, то стал бы таким, как они, – быстро дыша, говорил парень, через раз ударяя в дверь ногами. – А я не хочу стать таким же как отец.
- А кто твой отец? – поинтересовалась Маринка.
- Лиэн, брат Кагана.
- Ужас, сочувствую, – хмыкнула Марина. – А мать?
- Моя мать ариантка, – горько улыбнулся. – Ей все говорили, что меня нельзя рожать. Что я порождение зла и кровожадность победит во мне и зло завладеет моей душой. Но она не поверила им и не послушала. Мама ушла в изгнание вместе с семьей и мной. Мы жили в одиночестве, я никогда не видел других. Ариантская кровь ядовита для вампира, и я долгое время жил без жажды. А потом пришли они, и мир закончился. Мои родители погибли, а меня привезли в белый замок. Я прожил среди них пять лет. Самое страшное искушение – это искушение кровью и властью. Именно этим пытался привлечь меня Лиэн.
- Но ты не поддался.
- Я помнил, что говорила мне мать. Мне помогли сбежать старшие братья-арианты, и я бегал от вампиров долгие годы. Нет ничего хуже, чем снова вернуться к ним.
- Это, конечно, очень познавательно, – снова подала голос Наташка, – но как выбираться будем или ждем нашу Рембо в юбке и без краски на роже, чтобы она всех нас спасла?
- Что-то ты сегодня ехидная больше, чем обычно, – подозрительно заметил Рил, держа белую руку Скрепки в истинном облике.
- Не, нормально, я в плену у вампиров! – взвизгнула Наташа, повернувшись к нему. – Я для них закуска, каково мне ты думаешь?!
- Я тоже, между прочим, в числе закусок! – хмуро заметил Рил.
Спустя пару часов, когда пленники замолчали, уставшие от постоянных перебранок, к ним спустился Каган с красным кинжалом. Он деловито проверил остроту лезвия пальцем и отдал молчаливый приказ рабам адским вампирам. Недолго думая, рабы подхватили клетки и понесли куда-то через широкие коридоры. Лорд ударил по двери переносной тюрьмы, и его клетка перевернулась. Каган хмуро посмотрел на парня и достал из пол плаща черный кристалл.
- Знаешь, что это такое, племянник? – спросил задумчиво Каган.
Лорд молчал и с яростью смотрел на дядю.
- Раз в столетие мы приносим в жертву отважную душу, ребенка. Из их сердец получаются такие кристаллы, – продемонстрировал черный камень, – они способны пожирать гнев и ярость, увеличивать их многократно и передавать силу ярости хозяину кристалла, то есть мне.
- А я думал с их помощью вы вызываете адских псов, – ухмыльнулся едко Лорд.
- Это одна из его особенностей, он также способен давать новый яд. Для моих экспериментов они сослужили неплохо, но мне больше нравится впитывать ими гнев непокорных.
Каган приложил кристалл ко лбу племянника. Лорд зарычал и задергался, а вскоре безвольно упал на пол клетки и затих.
- Несите их всех в зал жертвоприношения, у меня еще много дел, – вздохнул Каган, покрутив кристалл в руке.
- И живых? – спросил раб.
Это последнее, что он спросил. Каган оторвал рабу голову, а остальные испуганно сжались, не решаясь поднять взгляд на сына владыки.
- Дурак, разумеется, всех! – прорычал Каган мертвому.
- Нас освободят! – отважно пропищала Наташка, дернув решетки.
- Будем ждать, – улыбнулся вампир, – будем ждать…

URL
2011-05-04 в 15:39 

Романчик Анастасия
Глава 46

Он с трудом проснулся, лежа на листве, но ее рядом с ним не оказалось. Мужчина недоуменно осматривался. Сколько же он проспал и как мог вновь упустить ее? Сколько ему нужно было сказать ей, сколько показать, но она снова куда-то исчезла, оставив его с носом.
Мужчина принюхался. Очень знакомый запах, и он приближался, пока из-за деревьев не показался верон с бордовыми волосами.
- Дикий, ты куда пропал?! – закричал он сразу. – Там твой брат рвет и мечет, девчонок вампиры поймали, а ты здесь лежишь, я же один не справлюсь с ними!..
- Я потерял память, – перебил напарника Каларин.
Рубин опешил. Он был удивлен услышанной новостью.
- А сейчас все вспомнил? – поинтересовался тревожно.
- Да, – ответил белый вампир, поднимаясь и одеваясь.
- Ты чем занимался? – подозрительно осведомился Рубин.
- Неважно, как схватили девчонок?
- Они не только девчонок схватили, но и Лорда. Орис уже вызвал отряд. Надо что-то делать.
- Идем, – потянул за плечо напарника Каларин.
- Ты куда собрался?
- В мир «Дракона».
- Ты спятил?! – заорал Рубин, но было уже поздно.
Каларин использовал какой-то артефакт. Они оказались внутри замка хранителей. Рубин хмурился и оглядывался, но на всех стенах и мебели висели плотные ткани.
- Откуда у тебя артефакт из хранилища охотников равновесия? Туда имеют доступ только командиры!
- Орис дал, сказал на всякий случай, – ответил белый вампир, пожав плечами.
Они пролезли в хранилище хранителей. Плотная темнота окружала их, и только меч виден во мраке, да и все внимание белого вампира обращено только на него. Каларин подошел к алтарю, на котором висел меч короля драконов. Его напарник беспокойно осматривался. Он уже жалел, что последовал вслед за Диким.
- Каларин, это воровство! Мы не имеем права здесь находиться! – прошипел Рубин.
Но вампир, словно не слышал и смотрел на прекрасное оружие хранителя. И завораживало оно глаз. Даже издали ощущалась древняя и могучая сила артефакта прародителя хранителей миров. Каларин не мог сказать точно, почему он решил взять именно это оружие. Они провалили задание, Лорда схватили, и все что им оставалось – это штурмовать замок Кагана, но, сколько охотников положат вампиры? Об этом не хотелось думать, ведь они могли и не победить Кагана в открытой схватке, а он честно сражаться не будет.
- Я верну, только позволь мне сразиться с ними на равных.
- Он оттяпает тебе кисть! – зарычал верон.
Внезапно меч схватила чья-то рука. Каларин повернулся. Перед ним стоял черноволосый подросток с невероятно голубыми глазами, в черном костюме подобном бархату. Голубые глаза смотрели сурово. Меч без вреда для подростка находился в его ладони. Каларин думал, что все, их сейчас выбросят на улицу, но к всеобщему удивлению подросток протянул меч белому вампиру рукояткой вперед.
- Он сам вернется, – прозвучал невероятно громкий голос подростка в полной тишине.
Каларин принял меч и развернулся, чтобы уйти. У самого входа он обернулся и сказал всего одно слово:
- Спасибо.
- И еще, Дикий, когда тебя спросят, ты дашь согласие, и тогда Лиэн падет. Сегодня он твой противник.
- Что спросят?
- Ты узнаешь, – он провел рукой перед лицом и Каларин исчез.
Рубин находился в легком шоке и смотрел на необычного подростка во все глаза. Он верил и не верил одновременно.
- Сообщи на базу, сегодня все решится, – произнес черноволосый паренек, прежде чем уйти.
- Так точно, – сглотнул верон и, спотыкаясь, удалился из хранилища…
Тем временем Лиэн стоял и никак не мог войти в портал. Он находился на большой глубине прямо под белым замком, расположенного в вампирском граде. Небольшая темная комнатка с порталом угнетала и давила на разум. Лиэн не любил их родовое гнездо, туда могли путешествовать только сыновья владыки. Только их не тронет многочисленная и ужасная стража, подчинявшаяся отцу всех вампиров.
Закрыв глаза, вампир сделал первый шаг и почувствовал, как его прощупывает защитное заклинание. Неприятное чувство, словно внутри тела шевелилась невидимая змея, готовая ужалить чужака в любой момент. За тысячелетия Лиэн так и не привык к отвратительному во всех отношениях защитному заклинанию. Вампир вздохнул с облегчением, когда вступил на потрескавшуюся от жара и пылающую землю. Вот он и дома, здесь он рос, здесь его воспитывали и… наказывали.
На стражей Лиэн лишь бросил взгляд, как бы предупреждая, чтобы не дергались. И снова белый замок. Каган имел особую страсть к белому цвету. Любил ли он глумиться над светом? Лиэн не знал. Он старался не пересекаться со старшим братом слишком часто.
Белые, словно ледяные ворота сами открылись перед ним. Легкие шаги вампира отдавались едва слышным эхом. Вот коридор, по которым они бегали, когда были мальчишками, а вот разбитая Лиэном статуя. Ее так и не убрали. Незаметно Лиэн вышел в зал, где хранился меч отца – главная реликвия их рода. Сожалел ли Лиэн о былом? Пожалуй, нет, прошло много тысячелетий, когда он последний раз о чем-то жалел. И то, что сегодня его сын умрет, Лиэна мало волновало.
Взгляд бордовых глаз наткнулся на пять портретов. Отец всех вампир был на первом месте, а затем по старшинству шли его сыновья: Каган, Демор, Лиэн и… и Каларин.
Лиэн не сдержался и подошел к портрету младшего брата. Портреты созданы магией, иначе давно бы рассыпались мелким прахом от старости. Вампир провел рукой по изображению улыбающегося брата.
- Глупец, ты мог жить, – проговорил он тихо, вздыхая.
Младший брат Каларин единственный о ком сожалел Лиэн. Они вместе росли, вместе играли, пока не появилась веронка. Лорд зарычал от воспоминаний. Если бы не она, ничего бы не произошло и Кагану не пришлось бы убивать младшего, но время не вернуть вспять, а висящий на стене портрет лишь отражение мертвого.
Присутствие постороннего Лиэн почувствовал сразу. Меч отца устремился в его руку, едва лорд об этом подумал. Он повернулся и посмотрел на белого вампира тяжелым взглядом. Стража не тронула его, хотя неудивительно, ведь в его венах текла кровь отца вампиров.
- Глупец, если ты думаешь, что я тебя помилую только потому, что ты потомок моего брата и его теска, то ты глубоко ошибаешься, – прорычал Лиэн и заметил меч короля драконов. – Хранитель сдох, а меч остался, какая жалость. Один порез тебе и ты умрешь, один порез мне и я умру, а кто окажется быстрее?
Каларин не ответил и стоял напротив лорда, глядя в его бордовые глаза. Он был готов к любому исходу.
- Знаешь, как умер твой предок, Каларин? – стал крутить меч в руке сын владыки и, не услышав ответа, продолжил говорить: – Каган хотел совершить ритуальное убийство. Поверь, его рука не дрогнула бы, несмотря на то, что это был наш младший брат. Как ни странно, Каган испытает к нам симпатию и некую слабость, наверное, именно поэтому он стольких убил из-за нас. Но Каларин – твой предок переступил черту и встал на сторону света.
- И что же остановило Кагана?
- О, ты решил со мной поговорить? – улыбнулся Лиэн.
- Мы никуда не торопимся.
- Свет его остановил – убил Каларина раньше, чем Каган.
- Не верю.
- Чего и следовало ожидать, – вампир прислонился к стене. – Его спросили, я не знаю о чем, и он с улыбкой ответил «да». А затем его фигуру окутало белое сияние, и брат исчез навсегда. Мы поняли, что он умер не сразу. Свет забрал его, не дождавшись, пока к нам пробьются хранители миров, а они, поверь, очень старались помешать нам. Глупо и неразумно, так же поступаешь сейчас ты.
Лиэн щелкнул пальцами и Каларин врезался в стену, проделав там приличную вмятину. Белый вампир не мог пошевелиться, и лишь вены вздувались на шее подобно канатам от напряжения.
- Что случилось? – насмешливо спросил Лиэн. – Трубы заржавели, двигательная функция отказала? Мальчик мой, ты забыл, сколько мне лет, как давно я живу? Твоя раса еще не зародилась, когда я появился. Ты сосунок по сравнению со мной, пусть ты трижды претендент на место хранителя.
- «Впусти меня, – услышал Каларин с удивлением, – впусти меня».
Белый вампир понял, что именно об этом моменте говорил мальчик и едва разжал рот, чтобы прохрипеть:
- Да.

URL
2011-05-04 в 15:40 

Романчик Анастасия
Лиэн нахмурился. Он почувствовал, что потерял контроль над белым вампиром, и того отпустило, но с ним стали твориться перемены. Лорд стоял как вкопанный и молча наблюдал за противником. Каларин преображался: изо лба показались два рога, состоящих из белого пламени. Глаза воспламенились тем же белым огнем, как и когти Каларина. Он больше походил на портрет предка, чем на самого себя.
- Каларин? Брат? – с суеверным ужасом спросил Лиэн.
Каларин кашлянул белым паром.
- Ты изменился с последней нашей встречи, Лиэн, – проговорил он, мягко улыбнувшись.
- Дурак! – заорал Лиэн, разъярившись. – Зачем ты это сделал?! Все было отлично! И на что ты сейчас рассчитываешь?! Что я зальюсь в сентиментальных соплях и кинусь тебя обнимать?!
- Все кончено, Лиэн, я сделал свой выбор, а ты свой, – проговорил тихо Каларин. – Я не позволю тебе его убить, ты это знаешь. Я не пущу тебя и не дам отнести меч отца Кагану.
- Ты мне не помешаешь! Я уничтожу тебя, если ты встанешь на моем пути!
- Да будет так, если бы ты знал, как я не хочу этого делать, ад не то место, куда следует стремиться, – Каларин сжал рукоять меча, а Лиэн напал первым…

URL
2011-05-04 в 15:40 

Романчик Анастасия
Глава 47

Сознание постепенно восстанавливалось после взрыва. Очевидно, Каган применил четвертый облик, о котором упоминал Лорд. Лима шевелилась как в замедленной съемке с легким опозданием. В глазах двоилось, но она все-таки увидела, куда же ее принесли. Ее положили на пол некой темной пещеры, с каменного потолка невыносимо медленно падала вода.
Олимпиада неспешно возвращалась в реальность и поднялась на ноги. Она ощущала на себе множество напряженных взглядов. Лима обернулась и увидела тех, кто ее держал. Их было достаточно много.
- Вампиры, – проговорила Олимпиада вслух, осторожно отступая на шаг назад.
- Прощенные, – кашлянув, поправил мужчина с каштановыми волосами и щетиной на лице. Его глаза имели желтый цвет. Все вампиры были в одинаковых одеждах защитного цвета, на вид уставшие. Больше всего они напоминали повстанцев, каждый держал оружие как огнестрельное, так и холодное. В глазах горела решимость.
- Я думала, Каган всех перебил, – ошеломленно проговорила Лима. – Он ведь охотился за прощенными.
- Мы очень долго скрывались, – пояснил мужчина коротко.
- Это вы искали меня у Быка? – осенило Олимпиаду. – Но зачем, что вы хотели от меня?
- Ты ученица Многоликой, а мы просто хотим быть свободными. Ее нет, но есть ты.
- Тогда почему вы сидите здесь и ждете, когда вас перебьют?
Никто ей не ответил. Присутствующие были запуганы темными вампирами и боялись расплаты, но все хотели избавиться от страха. Это Лима поняла особенно хорошо, она на своей шкуре испытала, что такое быть преследуемой адскими вампирами. Каган объявил самую настоящую охоту на прощенных, пусть об этом не знали обычные вампиры, но и лордов оказалось больше, чем достаточно.
Но сейчас голова Олимпиады болела по другому поводу. Каган схватил ее друзей, но самое страшное – он пленил Марину. Лима и представить не могла, что ждет ее подругу в лапах сына отца всех вампиров.
- «Я бросил клич, командуй», – услышала она голос начальника среди остальных «шушукающий» голосов. Женщина не сразу поняла его. Что он хотел этим сказать? Неужели ей нужно возглавить кучку воинственно настроенных прощенных вампиров, которые ранее вряд ли показывались из укрытия. Хотя смогли же они ее выдернуть прямо из-под носа Кагана, значит, не все потерянно.
- Зачем вы притащили меня сюда? – спросила Лима, внимательно вглядываясь в облик прощенного вампира. Она в уме подсчитала количество прощенных. Не густо, около двухсот. Каган и не почешется. Олимпиада еще не успела забыть, как ее размазал Лиэн, а ведь он младший брат, не старший.
- Мы хотим поднять восстание и нас должен возглавить лорд, – проговорила некая женщина.
- У вас все готово? – приподняла брови Олимпиада. – И что вы сделаете? Рогаткой Кагана не запугаешь.
- Мы готовились давно, поэтому мы тебя искали, – женщина говорила так вдохновенно, что других не слышала. – Ты лорд, ты можешь нас возглавить и повести против темных вампиров. Мы хотим положить конец властвованию Кагана, прекратить охоту, организованную им.
- Как вы меня нашли? – решила сменить тему Лима, поняв, что с женщиной бесполезно спорить – все равно не поймет.
- Вы прекрасно выступили в вампирском граде, а мы просматриваем местные новости, чтобы быть в курсе, – пожал плечами мужчина. – Это было сложно, но некий беловолосый мальчик подсказал нам, где тебя искать.
- Что ты собираешь делать? – спросил женщина. – С чего хочешь начать, мы тебя слушаем.
Лима просто не знала, что сказать. Она никогда не командовала людьми, всегда держалась в тени, а тут целая толпа прощенных вампиров, решивших будто она их «духовный» лидер. Олимпиада до недавнего времени и не подозревала, что их столько. Ее все убеждали, что прощенных вампиров не существует, а оказалось еще как существуют. Она хотела ответить, что не может возглавить их, как сзади раздался голос:
- Эльфов, гномов и веронов заказывали? – спросил кто-то весело.
Девушка обернулась и встретилась взглядом с незнакомым эльфом Афоэль. Позади него действительно стояли все перечисленные им расы. Многих Лима с удивлением узнала, она встречала их еще, когда путешествовала с Сиреной. Были и те, кто встретился уже после гибели воительницы. Особенно удивило наличие эльфов Дармагада.
- Зачем вы пришли? – удивленно обвела их взглядом Лима.
- Обидно, что ты решила воевать без нас. Когда нас позвал беловолосый пацан, мы решили, что это хороший повод дать в нос темным, – улыбнулся Холод, некогда игравший в команде Сирены в льюрмарк. – Всегда мечтал надрать зад самому лорду вурдалаков! – оскалился не хуже того вурдалака.
- Но вы же можете погибнуть!
- Топор царице! – рявкнул гном в рогатом шлеме, перебивая ее, и вручил пораженной Олимпиаде огромный двухсторонний топор. – Царице рулить и башку рубить верхушке вурдалачин! Царица вести гномов, гномы порубят вурдалачин!
- Какой план? Царица? – усмехнулся эльф Дармагада.
- Рубить!! Рубить!! – закричали гномы снизу. – Мы тараны привезли и катапульты, снесем городище вурдалачин!
- У меня есть идея получше, – донесся до весело галдящей компании мужской бас. – Взрывать!
Лима, как и все остальные, повернулась к говорившему. У нее едва не началась икота на нервной почве. Она усомнилась в здравости рассудка начальника. Миша явно «спятил», решил и ее заодно за собой утащить в бездну безумия. Быка увидеть, Олимпиада точно не ожидала. За спиной габаритного мужчины стояли люди с автоматами и внушительного вида орки с ящиками. Похоже, ее начальник собрал всех, кого только можно было собрать, но на что он только рассчитывал? Каган не тот адский вампир, которому можно подойти и дать подзатыльника, а потом, глупо посвистывая, удалиться восвояси.
- Взрывать гадов будем, – ухмыльнулся большими клыками орк, плюхнув на землю огромный ящик взрывчатки. – Кто желает поджаренную вурдалачину?
- Против нас лорды и сыновья владыки! – заговорила Лима, он все отчетливее слышала голоса. – Кто-нибудь провел разведку?
- Вокруг города суккубы установили кучу ловушек, – проговорил быстро эльф Афоэль. – В городе присутствуют только адские вампиры и существа из глубин.
- Ловушки можно как-нибудь нейтрализовать? – поинтересовалась Лима с нотками паники в голосе.
- Если туда попадется любой вампир, то можно. Ловушки установлены обычными суккубами, а не высшими, повторно они не смогут их использовать. Каждый суккуб способен создать лишь одну ловушку в день.
Лима вышла на улицу в сопровождении «войска». Она посмотрела в небо.
- Как будем действовать? – спросили ее.
Все ждали от нее ответа. А она не знала, что ответить. Олимпиада понимала, к чему толкал ее начальника. Сражаться, бороться до конца. Но что эта жалкая горстка вояк может сделать против матерых вампиров, если столкнется с ними в бою? Правильно, ничего. Думай, думай, Лима, думай! А если не сталкиваться с вампирами лоб в лоб, а атаковать незаметно, дабы понять не смогли, откуда удар пришел?
Женщина закрыла глаза и отдала мысленный приказ:
- «Идите ко мне!»
Голоса откликнулись на ее зов и вскоре к удивлению собравшихся мужчин и женщин из порталов начали вылетать лохматые белые существа. Лима и сама никогда не видела их, но знала, что это их голоса она слышала последнее время.
- Снезалы, – пошептал кто-то изумленно.
После снезалов к ним подбежали вурдалаки из самых низших уровней. Они урчали и с обожанием смотрели на лорда. А у Лимы в голове созрел план, пусть безрассудный, но все же лучше, чем ничего.
- Прощенные, – позвала она.
- Да.
- Вы сказали, что хорошо подготовились?
- Да.
- Сейчас я расскажу вам мой план, – сказала и порезала себе ладонь…
Аристократы и парочка лордов находились на окраине города и следили за пространством, когда прозвучали первые взрывы. Они послали вперед отряд рабов, они-то и наткнулись на беловолосую женщину. Один из лордов ее узнал и приказал захватить живой. Лима дождалась, когда они приблизятся, и расправила васильковые крылья, их-то они точно из виду не потеряют. Но что странно, она не взлетела, а создавала впереди себя ледяную дорожку, по которой ехала на коньках.
Рабы гнали Олимпиаду как стая волков, не отставая и прочно усевшись на хвост. Она быстро ехала на коньках, оказываясь на шаг впереди преследователей. В воздухе можно не показываться, ее сразу же схватят лорды. Рабы же служат лишь загонщиками, которые приведут ее в ловушку для вампиров, созданную суккубами. Но они не знали, что их ждал небольшой сюрприз.
Лима сделала гигантский прыжок. Вампиры слишком поздно поняли, что попали в западню. В широком проходе стояла едва заметная сетка, и, как только рабы-вампиры попрыгали вслед за Лимой, то сразу растворялись.
Но на этом представление не закончилось, отовсюду в вампиров полетели боевые снаряды. Едва они делали шаг, то нарывались на мины, взрывавшиеся как небольшой ядерный реактор.

URL
2011-05-04 в 15:40 

Романчик Анастасия
Вампиры были уверены, что сегодня при поддержке лордов и суккубов они без труда поймают прощенную девчонку, но неожиданно для себя наткнулся на яростное сопротивление. Она не убегала, а заманивал противника в ловко расставленные сети, либо доводила их до встречи с голодными снезалами, затаившимися возле пещер. А в ловушки суккубов были пущены катапультами необычные снаряды. Смекалистые эльфы нашли применение вурдалакам. Зная, что близко к ловушке не подойти, они установили катапульты и туда запускали призванных Лимой вурдалаков, а затем гномы прицельно катапультировали вурдалаков. Одураченные суккубки визжали от ярости, наблюдая как одна за другой их ловушки захлопываются на «халтурных» и слабых вурдалаках.
Охота превратилась в цирк, а загонщики в клоунов, над которыми потешались жертвы. Самое досадное, что жертвы хорошо подготовились и их нигде не видно. Запах гари и огонь перебивал вампирское чутье. Они не видели врага, когда как для противника они как на ладони.
С помощью крови Лима сделала прощенных «невидимыми» даже для лордов. Пусть новообращенные прощенные лорды и не до конца освоились с новыми возможностями, но они хорошо справлялись с поставленной задачей. Они отвлекали на себя внимание вампиров, так же как это делала Лима.
Каган наблюдал за безобразием с балкона и хмурился, позади него смотрел на разыгравшееся сражение Демор и скрипел зубами. Иногда Каган становился дымчатым и почти прозрачным, проступал четвертый облик от нетерпения. Он чего-то ждал.
- Меня эта баба достала, – проговорил Каган, брезгливо спихивая вниз катапультированного к ним вурдалака. – Демор, иди и оборви ей крылья. Постарайся притащить ее сюда, до того как я пущу на фарш ее подружку. Используй один из кристаллов, чтобы отыскать ее, девчонка зашла слишком далеко, пора ее заткнуть.
- Будет исполнено, брат, – покорно ответил Демор и на глазах преобразился. Его кожа покрылась черной кожей. Он слетел с балкона и устремился к беловолосой девчонке.
Лима заметила его слишком поздно. Она в сопровождении десяти прощенных вампиров направлялась в сторону замка, маневрируя между высоких зданий. Женщина боялась опоздать. Демор приземлись прямо перед ними, прощенные попытались его атаковать, но все десять разлетелись в разные стороны от одного взмаха руки сына владыки, проделав в зданиях приличные по размерам дыры.
На глазах Олимпиады вместо того, чтобы атаковать он принял истинную форму.
- Коготь?! Так ты и есть Каган!
- Нет, я Демор, хотя смысл это не меняет, мы с Каганом близнецы, – улыбнулся плотоядно Демор.
Лима отчаянно напала на него, но вампир ловко увернулся и сделал ей подножку, а затем нанизал женщину на выдернутый им из земли штырь. Олимпиада заорала от боли и схватилась за штырь, торчащий из ее грудной клетки.
- Вот и все, стоило ли рыпаться? – издевательски посмеивался Демор. – Ты сейчас похожа на бабочку, ее также протыкают коллекционеры, когда хотят поставить в рамку, – он поднял женщину над землей, и она повисла на штыре, но все еще пыталась снять себя с орудия. – А если так?
Олимпиада начала задыхаться, как если бы к ней вернулась астма. Женщина судорожно старалась дышать, сипло и с усилием.
- Ты изменилась, когда я тебя встретил впервые, ты не была настолько упряма, – продолжал посмеиваться Демор. – А знаешь, где мы впервые встретились? Нет? Нет, не в темном мире, где я вас преследовал. Все еще не припоминаешь?
Лима все еще пыталась дышать и с бессильным гневом смотрела на мучителя.
- Это ведь я блокировал у тебя страсть.
Олимпиада подавилась кровью, зрачки ее расширились.
- Вижу, ты удивлена. Да, это я тот старик. Мы с братом вытащили вас из закрытого мира с помощью того портала, на который вы неслучайно наткнулись. Твоя просьба меня очень удивила, об этом меня еще никто не просил, хотя всем я говорил одно и то же, с небольшим отклонением в сценарии, ведь способности у всех разные.
- За-чем? – прохрипела Лима, сплевывая кровь.
- Это весело – дурить мозги дуракам. Нам нужны были прощенные, вот и весь ответ, милая бабочка. Каган внедрился в команду Вулкана, чтобы следить за вами и за еще одним прощенным. Ведь это Каган рассказал про прощенных Вулкану, чтобы он заинтересовался. В наших планах была ты, а подружка являлась приманкой для похотливых мужиков – прикрытием для тебя. Каган незаметно следил бы за вами, но охотники за головами испортили наши планы. Я лично каждого из них посадил на кол и обезглавил, после того как они вдоволь намучились.
- Ты псих, – сипло произнесла Олимпиада.
- Не отрицаю. Мы поставили на поток производство прощенных, – он приблизил ее к себе и взял за волосы, – а потом мы их убивали и получали огромное количество энергии, но для ритуала нам не хватало только Лорда. Твоя Наташа ненадолго избежала участи остальных, чем чище кровь, тем лучше получается батарейка.
- Сволочь.
Демор снял ее со штыря и понес, без страха и опасений взяв ее за волосы. Лима упиралась до последнего, но с силой сына владыка ей не совладать. Демор периодически ударял женщину лицом об стену и скалился в злорадной улыбке. Она в панике звала начальника, но тот ее либо не слышал, либо игнорировал.
Вампир принес Олимпиаду в просторный зал с алтарями и красными рисунками на стенах, на потолке и на полу, именно в тот момент, когда Каган насильно поил черной кровью лорда связанную Марину. Как оказалось, специально для ритуала из прощенных вампиров делали лордов и только потом их убивали.
Каган улыбнулся, заметив брата и его пленницу.
- Ты успел, хвалю, – сказал он и взглядом показал, куда пристроить беловолосую женщину.
- Блин, нашу Рембо схапали, – с досадой проговорила Наташка из угла с дрожащими от страха пленными.
Лима оказалась поблизости от обнаженного до трусов Лорда, висящего над полом. Она попыталась его позвать, но юноша находился без сознания и повесил себе на грудь голову. Он не услышал ее.
- Вот мы и снова свиделись, – взялся за ее щеку Каган и провел по второй щеке красным кинжалом, – Не бойся, он сделан из цельного рубина, но кромсает он отлично то, что нам и надо.
- За мной придут, – прошипела Лима.
- Ты же уже, наверное, знаешь от моего племянника, что я обладаю четвертым обликом, мне нравится одна из его особенностей, – Каган приблизился, чтобы прошептать ей на ушко. – Он способен окружать хозяина мощнейшим щитом. Его не сломали в свое время хранители миров и твои помощники не сломают, а горстка охотников равновесия, тем более, ничего не сделают. Покончить с собой, не удаться, я и это предусмотрел.
- Бериан! – заорала Марина, когда в зал ввели ее бесчувственного мужа. Он был ранен. Маринка сильно опасалась, что его ранили адским оружием. Зачем он только пошел за ней?
- Кажется вся семья в сборе, – улыбнулся Каган, лизнув рубиновый кинжал.
- Ты же ребенок светлой женщины, ты метис, почему же в тебе столько ненависти? – воскликнула Марина в отчаянии, глядя на раненного мужа. – За что ты мучишь нас?!
- Ребенок отца вампиров – олицетворение зла, – ответил Каган без капли эмоций, но так казалось лишь на первый взгляд. – Сегодня я наконец-то освобожу отца и всех владык ада, а белые вампиры перестанут существовать.
Лима посмотрела по-другому на Кагана. Ее озарила внезапная догадка.
- А ведь ты не просто хочешь освободить папочку, – заговорила она. – В тебе говорит зависть. Ты метис, но свет не принял тебя. Ты остался порождением зла и тогда ты стал мстить. Но что же послужило причиной мести, неужели то, что темные вампиры могут стать светлыми?
- Близко, но не то, – присел рядом с беловолосой женщиной Коготь. – Кроме Лиэна и Демора у меня был еще один брат. Из-за него, как ты говоришь, я начал мстить свету. Они вмешались в дела моей семьи, забрали у меня брата. И я стал искать способ открыть ворота. Я долго не мог понять, что мы неправильно делаем, пока мне не подсказал мой собственный брат, который встал на сторону света. Только свет может открыть замки и освободить темных. Мой племянник, куча прощенных из разных народов парочка белых вампиров и, конечно же, прямой потомок моего брата, – он кивнул на Бериана. – Все вместе является ключом от ворот и оружием, вирусом, над которым я так долго трудился. Все что осталось мне – это завершить ритуал и перечеркнуть прощение.
Глаза девушки расширились от изумления, он кое-что поняла.
- Правильно, твой хахаль тоже прямой потомок моего брата, который был одним из первых прощенных вампиров. Он стал смертным, но он добился главного. Он смог стать прощенным, он смог дать жизнь, – Коготь коснулся живота девушки и погладил его. – И свет… не отвернулся от него.
- А ты не подумал, почему так произошло? Он хотел этого, а ты нет! Ты просто стал продолжением своего отца, а он захотел чего-то иного для себя и он это получил! А ты только завидовал и злобствовал!
- Это уже ничего не поменяет. Смирись, вы проиграли эту войну.
Вперевалочку к Кагану осторожно приблизился раб и что-то промямлил.
- Она рожает? Не вовремя. Ребенок подождет, – фыркнул сын владыки. Увидев, как округлились глаза Лимы, он улыбнулся. – Я частенько сентиментален, иначе бы давно остался один и перебил бы всех братьев, ведь я самый сильный из них. В отличие от них, я родился с четвертым обликом.
- И кто эта женщина, которая выносила для тебя?…

URL
2011-05-04 в 15:41 

Романчик Анастасия
- Двойню, – перебил ее Каган. – Ты знаешь древнюю темную расу дололов? Вижу по глазам, что не знаешь. Она отступница, мне отдал эту женщину ее собственный народ. Произошел конфликт интересов, один мальчик будет вампир, а второй – долол. Я разочарован в веронах, их кровь дала неожиданных эффект. Мой брат стал светлым благодаря этой проклятой крови. Дололы же темные.
До слуха Лимы донеслись отчаянные крики Наташки. Демор решил позабавиться с ней и прижал девушку к одному из алтарей. Она упиралась, но куда человеку до силы вампира?
- Пожалуй, я начну с пацаненка, – улыбнулся Каган и приблизился к прикованному к стене Урту.
- Нет!!! – закричала Лима, захрипев. Каган зарядил ей в живот энергетическим импульсом. От боли в глазах зарябило. – Урт! Нет!!
Мальчик отчаянно дернулся, когда вампир схватил его за волосы, но…
- Михаил! – с ужасом воскликнул Каган, когда Урт неожиданно коснулся его руки, порвав цепи, словно они были игрушечными. Вампир внезапно понял, кто же перед ним и этот кто-то уж точно не являлся маленьким мальчиком Уртом. Голубые глаза ребенка стали еще ярче, а волосы мгновенно побелели. Не стоило забывать об их способности менять облик и подстраиваться под чужую энергетику.
- Шах и мат Каган, ты проиграл, – прозвучал громкий голос.
Демор уже исчез во вспышке света. Наташка… вернее блондин с ошейников шипами наружу изгнал его.
- Ничего не кончено! Я все равно выберусь! – последнее, что прокричал Каган, прежде чем исчезнуть.
Оковы Лимы глухо щелкнули, она подбежала к шатающемуся Мише и не позволила ему упасть, присела себе на ноги. Начальник находился в истинном облике и выглядел истощенным. Вурдалак и вовсе лишился сознания.
- Кто ты? – осмелилась спросить Лима. – Он тебя знал, кто же ты?
- А ты еще не догадалась? – улыбнулся он уголком рта.
- Он хранитель миров Михаил, один из самых старших, – услышала Олимпиада голос Лорда. Его шатало, и он прислонился к стене, потирая запястья.
- У нас так звали ангела, – проговорила задумчиво Лима.
- Меня назвали в честь него, – ответил Миша.
- А кем же была Сирена? Только не говори, что ты не знаешь!
- Таким же чистокровным хранителем миров, как и я. Она обладает редким даже среди нас даром ясновидения. Она способна видеть генералов. Ей стерли память вынужденно, она помнила слишком много – это могло ее убить. Вначале Сирена неосознанно тебя обучала. Она увидела в тебе генерала. Затем генерала учат выполнять приказы, командовать, использовать силу и давать советы, а потом он обретает власть над всеми артефактами света и способность управлять снезалами. Сформированный генерал переходит под командование молодого неопытного хранителя. Снежинка на твоем лбу – знак генералов.
- Генерал – это я? – хмуро поинтересовалась Лима, без особого восторга. Она и генерал вещи, по ее разумению, несовместимые.
- Кагана сгубило то, что он так и не понял, по каким критериям мы выбираем генералов. Нам важна не сила, а способность воспринимать нашу энергию. Генералами становиться те, кто может слышать.
Рил и Скрепка смотрели на хранители из-за плеча Лимы как на чудо из чудес. Немногие могли похвастаться тем, что встретили хранителя миров в истинном облике. Это зрелище дорогого стоило.
- Ясно, – хмыкнула Олимпиада со вздохом. – Он и предположить не мог, что я и есть генерал, для него я слишком ничтожна, чтобы быть генералом. Он думал, что мне помогают.
- Вообще-то, так оно и было, Алекс и Дэрон не только приемные дети хранителей, они же генералы первого ранга, – пояснил Миша, снова превращаясь в ребенка. – Но, в общем, ты права. Он не подозревал, что ты генерал… Я устал, отнеси меня вниз. А ты, Лорд, уходи, скоро здесь будут охотники равновесия, тебе не следует с ними встречаться.
Рил без подсказки взял на руку пришедшего в себя желтоволосого хранителя. Желтоволосый принял облик ребенка. Эльф тихо матерился.
Марина же словно ничего не слышала, она наклонилась над Берианом и вколола ему весь шприц.
- Бериан, скажи, что ты жив, пожалуйста! – плакала молодая женщина, погладив его по щеке.
- Ну вот, едва копыта отбросил, так ты сразу в слезы, – проговорил он отчетливо с закрытыми глазами и насмешливо улыбнулся.
- Сволочь! Я вся извелась! – закричала на него жена и ударила по плечу.
- Ай, больно! – возмущенно приподнялся и заглянул в разгневанные зеленые очи жены. – Я за тобой, между прочим, пришел, а она меня еще и бьет!
- Кто тебя просил?!
- Никто, – он обхватил ее за шею и поцеловал в губы. – Тебе лучше?
- Намного.
- Эй, любовнички, нам пора выбираться, – сказал Рил, придерживая желтоволосого хранителя одной рукой. – Ты охотник и должен знать, где твои приятели.
- Они уже в замке, вместе с Каганом пропала и преграда, – ответил Бериан, вставая и обнимая жену за талию.
Всей большой группой они вышли к лестнице и стали спускаться. Внизу еще шел бой, но адские вампиры явно проигрывали без лидера, они превратились в кучку животных. Лима краем глаза заметила, что из дальней комнаты вышел усатый мужчина со свертком в руках. Его лицо – угрюмая маска.
- Орис! – закричала Марина.
Мужчина обратил на нее внимание и подошел к их группе. Он обвел всех суровым взглядом, но про исчезновение Кагана ничего не сказал. Видимо, он и так знал, что произошло.
- Что это? – осмелился спросить Бериан, нахмурившись и указывая на шевелящийся сверток.
- Еще один чистокровный вампир, – ответил глухо Орис, – от него только что отказалась родная мать. И я сейчас думаю, что с ним делать.
- Сын Кагана, – сильнее прижала к себе Мишу Лима.
После ее слов к слегка изумленному Орису подошла блондинка, судя по экстравагантному облику тоже хранитель миров. Откуда она взялась никто так и не смог сказать, а женщина без слов забрала малыша из рук Ориса и исчезла в неизвестном направлении.
- Вот эта кукла! – крякнула Скрепка, поперхнувшись. Остальные и вовсе языки «проглотили».
Тем временем Лорд бежал по другой лестнице, через черный ход. Он старательно избегал встреч с охотниками равновесия. Ему сейчас точно не улыбалось просидеть у них на базе пару дней и отвечать на их вопросы. Одежды юноша так и не нашел, поэтому бежал в чем был, а то есть в одних черных трусах. Недалеко от выхода он натолкнулся на длинноволосую женщину с двумя седыми прядями у висков. В руках у грозной во всех отношениях женщины находилась бита.
- Начальника, ну я прям в возмущении, – воскликнула она, нахмурив брови, – я тут пришла его спасать с битой, – помахала орудием, – ребята там вурдалакам последние клыки выбивают, а он тут в трусах щеголяет!
- Сирена, как я рад тебя видеть, голуба ты моя дорогая! – заулыбался Лорд счастливо.
- Не твоя, а государственная, впредь прошу помнить, – пригрозила пальчиком она, глаза изменили цвет на игривый зеленый. – Давай, начальника, хватай штаны и потопали! – кинула ему одежду прямо в руки.
Они побежали по коридору, Лорд во время бега умудрился надеть штаны и кофту. По дороге им встретилась Огонек, каким-то образом ей удалось выбраться из плена. Отмычки еще никто не отменял, особенно в ловких ручках они превращались в серьезную проблему.
Обе женщины застыли друг напротив друга.
- Мы знакомы? – подозрительно осведомилась Сирена.
- Не-а, но будем, – протягивает руку и улыбается Огонек.
- Тогда шевели ластами, рыжая! – хлопнула по раскрытой ладони.
На улице их ждал корабль, с которого свисала лестница. Возле лестницы стоял желтоглазик, и на каждом плече у него лежало по девушке.
- Рыжую «возлюбленную» Лиэна стырил? Златокудрую с золотыми глазами для начальника поймал? – насмешливо спросила Сирена у него.
Мужчина самодовольно хлопнул пятерней обеих девушек по попе и передал златокудрую Сирене. Теперь бесчувственная девушка валялась на крепком плече воительницы.
Они легко забрались на палубу, где уже отдавал приказы, прибывший самым первым Лорд. Летучий корабль тронулся с места и «поплыл» в противоположную сторону от города вампиров.

URL
2011-05-04 в 15:41 

Романчик Анастасия
Снизу на корабль удивленно смотрели охотники равновесия, Лима и Марина, выбежавшие на улицу, и даже уцелевшие адские вампиры.
- Это корабль Далака! – закричали со всех сторон. – Зеленая роза снова в воздухе!
Раздался громкий крик Сирены. Лима узнала его и обрадовалась. Сирена жива и, кажется, нашла новую команду, где удачно прижилась.
Открылся огромный портал и корабль направился в него.
«Удачи, ледяная гвоздика» - прозвучало в голове Лимы, прежде чем «Зеленая роза» скрылась.
- И тебе удачи, хранитель, – тихо прошептала.
- Тебе не кажется, что ты побывала в сказке? – спросила Марина, поворачиваясь к ней.
- Если только в страшной, – весело отвечала Лима.
- У меня столько к тебе вопросов, – захихикала Маринка.
- А у меня к тебе.
- Верни мою охотницу, паразит! – закричала в возмущении Аркалия, грозя кораблю кулаком. Но ее никто не слышал – корабль уже исчез в портале.
К Лиме подошел охотник равновесия с голубыми глазами и каштановыми волосами до плеча. Он осторожно забрал Мишу с ее рук.
- Спасибо, что спасли его, – произнес мужчина скупо и отошел к командиру Орису.
Олимпиада крякнула от изумления. Кто еще кого спасал, вопрос. По сути, Миша всех их спас. Неизвестно, чем бы закончилось их короткая история, если бы не его вмешательство. Лима ни разу не пожалела, что когда-то повстречала Сирену, и воительница уверенной поступью повела ее за «ручку» по тернистой дорожке света. Хранители миров – олицетворение не только света, но и стальной воли. Они никогда не свернут, и будут вести за собой других. Это Лима поняла особенно хорошо.
- Слышишь, а куда делились настоящие. Наташка и Урт? – отвлек Олимпиаду от раздумий Рил. Эльф сидел на карточках и гладил по гладкой шерсти Яна.
- Не знаю, но сейчас спрошу, может, их кто-нибудь видел.
Лима приблизилась к Орису и осторожно кашлянула. Он повернулся к ней и мягко улыбнулся.
- Простите, может, вы видели здесь блондинку задиристую в розовой одежде и маленького мальчика лорда.
- Видел, – усмехнулся и рукой показал направление.
Олимпиада с улыбкой заметила буянящую среди охотников Наташку с каской на голове и Урта, который следил, дабы блондинка не покалечилась. Все-таки у желтоволосого хранителя талант. Он смог полностью ее спародировать, что даже они не заметили подмены.
Наташа едва увидела Лиму, как кинулась к ней шею и повисла на ней грузом.
- И где вы были? – спросила подошедшая Скрепка, как только Наташа закончила ее и Рила тискать.
- Партизанили! – прогорланила Наташка. – Беловолосый начальник дал мне базуку!
Все трое, а это Рил, Скрепка и Лима ужаснулись, что и отразилось на их лицах.
- Чего вы так на меня смотрите? – не поняла блондинка. – Мы адских вампиров взрывали!
- А-а-а, – протянули все трое и благоразумно промолчали. Урт над взрослыми посмеивался, а Наташка надулась, оскорбленная.
До слуха донесся изумленной шепоток. Охотники расступались, пропуская кого-то. Лима так сильно поперхнулась, что ее пришлось долго и упорно бить по спине. Она узнала его. Это его женщина видела во сне, правда было что-то иное в его облике. Теперь Лима точно знала, где видела его раньше. «Мясник» на него очень похож.
- Каларин? – спросил с удивлением Бериан, разглядывая идущего к ним парня. Марина спряталась за спиной мужа и во все глаза смотрела на брата Бериана.
Вместо ответа белый вампир взял лицо Бериан в руки и ярко улыбнулся.
- Ты так похож на мою дочь.
- Ну… с девочкой меня еще не сравнивали, – вяло улыбнулся вампир, соображая кто же перед ним.
- И такое же чувство юмора, я очень рад тому, что могу видеть своих потомков. Вы моя гордость и радость.
- Вы…
- Да, Бериан, я ваш предок, – он протянул меч «окаменевшей» Аркалии со словами: – верни на место, я его ненадолго одолжил.
Затем мужчина подошел к ошеломленной Лиме.
- Я долго пробивался к нему, но нить проложила ты. Через тебя я смог пробраться к нему и сделать то, что должен был сделать давно. Лиэн не вернется из ада, теперь он рядом с нашим отцом. Скоро я должен покинуть тело потомка. Он все помнит и не хочет, чтобы ты уходила.
- Но…
- Я сейчас уйду, а он останется, поэтому не натвори глупостей и вот еще что, – он вложил в руку женщины светящуюся точку, – одно такое семя ты уже использовала, надеюсь, и это используешь мудро. Браво, генерал, и до свидания.
Белое пламя внезапно исчезло, и Каларин повалился прямо на Лиму. Она сумела его подхватить и оказалась с ним лицом к лицу. Он хмуро посмотрел на нее.
- Ты кусаться не будешь? – спросила скромно Лима.
- Это самый тупой вопрос, который мне когда-либо задавали, – ответил он, улыбаясь и обвивая ее талию руками.
- Правда?
- Крик, я… – хотел что-то сказать Каларин.
- Зови меня Лима, – перебила его девушка и прижалась к плечу мужчины, – если ты на мне не женишься, я тебя убью, воскрешу и потребую элементы.
Он рассмеялся и поцеловал ее в висок. Приблизившегося осторожно Урта Каларин без слов взял на руки и потрепал желтые волосы мальчика. Ребенок удивился, а потом заулыбался и повернулся к Рилу. Эльф насмешливо покачал головой.
- У ребенка радости на сто улыбок, – хихикнул Рил, – папа появился, круть.
Лиму заставил наклониться черноволосый мальчик с яркими голубыми глазами.
- Мама шлет привет снежной королеве – произнес он ей на ухо. – И передай Орису, что королева вернется. Он поймет. И назови лапочку-дочку Сиреной, это имя маме никогда не принадлежало, но оно ей нравилось.
Лима с удивлением посмотрела на его улыбающееся лицо. Разумеется, в нем присутствовали знакомые черты, и только одна женщина в открытых мирах знала, как ее обзывали одноклассники. Она улыбнулась, наблюдая, как мальчик уходит и берет за руку Грома. Вот потерянная семья Сирены. Значит, она не умерла, раз мальчик передал ее послание, значит, продолжает свое дело. На душе стало светло. Олимпиада погладила живот. Лапочка-дочка, у нее будет дочь и так приятно от этой мысли. У нее есть сын теперь же будет дочь.
Тем временем Каларин взглядом показал напарнику Рубину, чтобы он шел вперед.
После долгих часов ожидания вся большая группа, стоящая из освобожденных пленников, небольшой армии Лимы и охотников, наконец, оказалась на базе охотников равновесия. Лима рассматривала здание с легким недоумением, но предпочитала помалкивать на счет стеклянной мании. Она устала и хотела немножко отдохнуть. Ей не верилось, что ее больше не будут преследовать адские вампиры. Каган в аду и надолго там останется.
Охотники хохотали как малолетние пацаны и пили из бокалов голубое вино. Сегодня вряд кто-нибудь останется трезвым, если не считать эльфов.
Из толпы охотников вышел отправленный Каларином на базу Рубин. На руках охотник нес маленького мальчика с пушистыми крылышками и синими волосами. Серые глаза ребенка рассматривали мир подозрительно.
- Познакомься, наш сын, – прозвучал голос Каларина над ухом Олимпиады.
Женщина боялась прикоснуться к мальчику.
- У него синие волосы, – заплакала она, закрыв лицо руками.
- У нас в жилах течет веронская кровь, поэтому ничего удивительного, что у него синие волосы, – пояснил Каларин с улыбкой.
Лима бережно обняла мальчика и поцеловала в щечку. Она не могла поверить, что наконец-то держит его на руках. Ее сын, ее маленькая частичка. Женщина плакала и не сдерживала слез. Ей словно вернули душу.
- А как вы его назвали? – спросил Урт с улыбкой, гордо сидя на руках Каларина.
- Димочка! – встряла Маринка, ее голос потонул в громких и радостных криках охотников равновесия. А затем раздался возмущенный писк Марины – она увидела, как Лена повисла на шее Насмешника и поцеловала его в губы, у охотника аж уши зашевелились от неожиданности.
- Не смотри, – подсказал Бериан, пытаясь отвести «грозу».
- Я его убью!..
Через несколько дней, все собрались провожать Наташку и остальных выходцев из закрытого мира.
- Фотографии на память! – закричала Наташа, прицеливаясь фотоаппаратом. – Эй, усатик, не надо отлынивать, все равно поймаю! – схватила за плечо Ориса и поставила его в общий строй. Даже хмурый Карглос весело посмеивался, когда Наташа его буксировала. – Пока не сфотографирую всех, не успокоюсь!
- Моей и Мариной маме не забудь фотки скинуть, – попросила Лима, держа на руках посапывающего Димочку. Недавно она познакомилась с родителями Каларина, обе стороны остались довольны…
- Лады, давайте становитесь все рядом! – командовала Наташка и поставила фотик на автомат, быстро подбежала ко всем остальным и приняла сексуальную позу, обняв одной рукой Рубина в парадной форме. Он ей больше всех нравился, хотя верон и не ответил взаимностью.
Через пару секунд произошла вспышка, и Наташа продолжила бегать за всеми по базе охотников равновесия и фотографировать каждого встречного. Некоторые охотно позировали другие – упирались до последнего, но Наташа была на редкость упрямой девчонкой.
- Фотографии останутся у нее? – спросила Лима у Каларина, наблюдая за бегающей одноклассницей.
- А почему бы нет? – пожал плечами мужчина. – У нас нет секретов от закрытого мира, не мы виноваты, что они позабыли собственное прошлое. Так что, у нее будет, что вспомнить на досуге. Не каждый житель закрытого мира может похвастаться, что бывал на каникулах в открытых мирах.
- Да, каникулы были веселыми, – улыбнулась Лима.
Перед уходом Наташка долго обнимала Олимпиаду, Урта, Рила, Скрепку и Яна, и никак не могла отправиться домой. Скрепка рыдала и просила Наташу не забывать ее, подарила собственную сковородку и самодельный лук. Зоя, Женя, Петя и Денис удивленно смотрели на преобразившуюся блондинку. Наташа действительно сильно поменялась и уходила другим человеком и нисколько об этом не жалела. Она даже Марину чмокнула в обе щеки вполне искренне.
- Мы будем тебе писать! – говорила Лима, она лишь недавно узнала, что это вполне возможно – писать письма в закрытый мир.
- А я буду ждать, и писать в ответ! – отвечала Наташа и помахала на прощание рукой. – Ну бывайте, а я покепала!
- Давайте.
Люди вошли в портал и исчезли. Каникулы в открытых мирах они точно никогда не забудут.

URL
2011-05-04 в 15:42 

Романчик Анастасия
Эпилог

- Не опаздывай, сегодня крестим Сирену, – поторопил Лиму Каларин, заглянув к жене в комнату.
- Я помню, – сквозь зубы прошипела Олимпиада, стараясь застегнуть застежку не платье, – Блин, не влезаю!
Каларин усмехнулся уголком рта и резко застегнул застежку. Лима показалось, что ее лишили разом всего воздуха в легких.
- Спасибо, милый, я всегда знала, что на тебя можно положиться, – покряхтела жена, лишившись возможности согнуться.
На полу их дома храпел снезал, прижавшись к теплому боку томного Яна. Не так давно Миша подарил снезала Степку Лиме, сказав, что таким образом проходят посвящение генералы. До серьезных заданий еще долго не допустят, ведь для начала генералов обучают, и лишь потом генералу поручают молодого хранителя, всего-то две с половиной тысячи лет…
Когда изгнали владыку, термитотелы разбежались по своим мирам и больше не угрожали нападением. Несколько отцов погибли, не поделив власть. Адские вампиры лорды ушли в дальние миры, дабы зализать раны и «выползти» в самый неподходящий момент. В общем, все неплохо сложилось. Главное, прощенные вампиры больше могли не бояться преследования со стороны темных вампиров.
Лима и Каларин сыграли свадьбу. Они хорошо устроились в мире белых вампиров, благо вкусы у молодоженов совпали, не пришлось ничего мудрить с внешней обстановкой их домика.
Один раз, собравшись вместе, Лима и Марина с мужьями и с их родственниками навестили закрытый мир, дабы встретиться с родителями на пикнике. Белые вампиры две недели учили язык, чтобы понимать родственников, ведь в закрытых мирах не действовал общий язык. Чтобы не шокировать родню, Лима на один день перекрасила волосы Димочки на черные и заставила то же самое сделать Бэана, хотя он и упирался. Все-таки не так бросалось в глаза.
Илья, за время отсутствия Олимпиады, успел жениться, а отец развелся со второй женой и женился на третьей, но ее на пикнике не было. О том, что случилось с Викой и о том, что у родителей есть еще двое внуков клауурисов, Лима деликатно промолчала. Это было бы жестоко с ее стороны. Пусть лучше думают, что Вика просто сбежала в поисках лучшей доли.
Бериан травил родителям Марины анекдоты (выученные за пару дней) и полностью расположил к себе ее младшего брата. Каларин успел шокировать людей тем, что ногтем открыл консервы. Илья, увидев трюк, едва не подавился от потрясения. Отойдя от шока, к облегчению Лимы, ее брат попросил Каларина научить его открывать консервы ногтем.
Встреча прошла неплохо, хотя одна сторона и не подозревала, что их новые родственники из открытых миров и что к людям они имеют отношение отдаленное.
- В груди тесно, нужно расширять, – деловито проговорил белый вампир, поймав за крыло развоевавшегося сына и придирчиво рассматривая немного потолстевшую жену.
- Ну, папа! – запищал «реактивный» карапуз, повиснув над полом.
- Урта Орис отпустит? – спросила Лима, снова переодеваясь за ширмой. В тесном платье стоять на церемонии – удовольствие ниже среднего.
- Уже отпустил, я договорился.
К ним в комнату вошла Марина с маленькой девочкой на руках.
- Ну, куда ты ее тащишь с таким-то пузом! – возмутилась Лима, рассматривая себя в зеркало.
- Она легкая, мне не сложно, – проговорила Маринка, улыбнувшись и передавая ребенка матери. – Идемте, а то и, вправду, опоздаем.
На улице ждал Бериан и осторожно взял жену под локоть.
- Папа! – захихикал Димочка, когда Каларин его подбросил.
Глориан возле церкви ходила из стороны в стороны, причитая под нос, пока Бэан зевал в кулак и посматривал на время. Кроме белых вампиров присутствовали вероны, эльфы, люди и Рил со Скрепкой. Недавно Рил и Скрепка поженились, хотя и не без труда. Пришлось долго уговаривать как эльфов света, так и эльфов Афоэль, но все трудности были уже позади.
Также среди белых вампиров стояли Вулкан и Кларен, держа дочку за ручку. Кларен сошелся с женщиной таким же вирусным вампиром, как и он. Карглос взял его в свое отделение в качестве начинающего охотника.
Вулкан все-таки вернулся на родину вместе с Винтовкой и прошел обряд. Теперь у него три хвоста и прыти заметно поубавилось. Команду суар не распустил, но официально оформил все документы, чтобы в случае необходимости иметь поддержку от охотников равновесия. На церемонию Вулкан пришел с маленьким внуком на руках. Мужчина держал мальчика как маленького и злостного террориста.
- Не прошло и столетия! – взмахнула руками Глориан, когда заметила идущего к ним сына вместе с невесткой.
Каларин и Лима сразу же получили оплеуху.
- Расступитесь! – кричала во все горло женщина, решительно протискиваясь сквозь толпу белых вампиров. – Я самая главная здесь! Крестную мамочку еще никто не отменял!
- Сирена, – улыбнулась Олимпиада, заметив ее.
- Сирена из подгузников не выросла, а меня зовут по-другому, – шутливо произнесла воительница и взяла у Лимы младенца. – Пора запомнить, что я воскресла из мертвых не для того, чтобы снова называться чужим именем.
Стоящему священнику женщина бросила нелестный взгляд.
- Че встал, варежку развесил? Давай колдуй баба, колдуй дед, колдуй серенький медведь или словесный поток в одном известном месте заблудился?
- Дай покомандовать, не уймешь, – насмешливо проговорил спутник воительницы.
- Молчи, мужчина, не нервируй меня! Я сегодня самая важная персона на торжестве! Крестная мамочка! Так что, заткни фонтан и пыхти в сторонке!
- Вот так мы и живем, – добавил от себя мужчина, вздохнув. Хотя по лицу читалось, что он слушал бы свою воинственную женушку целую вечность.
- Как ты ее терпела? – спросила шепотом Марина у подруги.
- Благодаря ей, я такая какая есть. И если бы у меня был выбор, я бы снова повторила свой тяжелый путь вместе с ней. Она была моей опорой везде и всегда.
- Хватит болтать, клуши, пора делом заняться. А то у меня еще десять таких же крестников и все ждут крестную мамочку, чтобы она поцеловала их в пухлую щечку!
В общем, весело живем. Все хорошо, когда хорошо кончается.

URL
   

Другие миры - наше царство!

главная